Клерк.Ру

«Гонорар успеха»: можно ли учесть его сумму в составе налоговых расходов?

Просмотров: 

ФНС регулярно подводит итоги деятельности налоговых органов, размещая соответствующую информацию на своем официальном сайте. Согласно ей год от года происходит сокращение количества проведенных налоговых проверок. При этом результативность их растет. Так, за 2014 год службой зафиксировано снижение числа проверок на 13% при увеличении средних доначислений на одну из них с 6,9 до 8,3 млн руб. Согласитесь, суммы нешуточные.

Поэтому, очевидно, налогоплательщики прилагают немалые усилия для признания требований контролеров необоснованными. И если не удается отклонить их претензии на стадии досудебного урегулирования спора, налогоплательщикам приходится прибегать к судебной защите своих прав и интересов. В связи с этим они нередко обращаются за помощью к профессиональным юристам, услуги которых стоят недешево. Причем иногда цена данных услуг зависит от исхода дела – в случае его выигрыша юристам выплачивается так называемый «гонорар успеха». Поскольку эти выплаты явно связаны с участием организации в судебном процессе, они, по сути, должны являться судебными издержками, которые включаются во внереализационные расходы на основании пп. 10 п. 1 ст. 265 НК РФ[1]. Применима ли данная норма к «гонорару успеха»? Не так давно этот вопрос стал предметом судебного разбирательства.

Что такое «гонорар успеха»?

По общему правилу, закрепленному в ст. 421 ГК РФ, условия договора определяются по усмотрению сторон. При этом договор считается заключенным, если между участниками достигнуто соглашение по всем его существенным условиям (ч. 1 ст. 432 ГК РФ).

Из статьи 424 ГК РФ следует, что исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон. Между тем из названной нормы усматривается, что такое условие, как цена договора, существенным не является. Так, в ч. 3 упомянутой статьи сказано: если в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может быть определена исходя из его условий, исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги.

Хотя закон и позволяет заключать договоры без закрепления в них цены, на практике такой подход встречается нечасто. Как правило, стороны договора согласовывают цену, по которой он будет исполняться. Не являются исключением и договоры на оказание юридических услуг, предмет которых – представление интересов заказчика в судебных органах. Данные услуги могут оказываться как специализированными юридическими фирмами (коллегиями адвокатов), так частнопрактикующими юристами. Для удобства будем называть их всех юристами.

Отметим, что отличительной особенностью подобных договоров является способ определения цены договора. Зачастую по соглашению сторон стоимость услуг юристов состоит из двух частей:

  1. первая – за фактически выполненную работу (например, за подготовку и подачу искового заявления, жалоб, отзывов, ходатайств, за представление и защиту интересов заказчика в суде);
  2. вторая – премиальное вознаграждение за качество оказанных услуг.

Первая часть обязательств должна быть оплачена заказчиком в любом случае (вне зависимости от исхода процесса). А вот на премию юристы могут рассчитывать только в том случае, если по результатам разбирательства арбитры вынесут решение в пользу заказчика (полностью или в части). Данная премия, размер которой, по сути, поставлен в зависимость от вердикта судей, и именуется «гонораром успеха».

Принято считать, что названный гонорар устанавливается исключительно в процентном отношении от суммы, которую юристам удалось «отбить» в суде (то есть от сэкономленных денежных средств заказчика). Данную точку зрения разделяют некоторые суды. Например, в Постановлении АС ПО от 25.11.2014 №Ф06-17108/2013 по делу №А57-14295/2013 сделан вывод: «гонорар успеха» предполагает установление вознаграждения в процентном отношении от выигранной суммы по делу. Следовательно, премиальная выплата в фиксированном размере таковым не является.

Но, как показывает практика, нередко «гонорар успеха» согласовывается в конкретной сумме (см. постановления АС ВВО от 28.05.2015 №Ф01-1740/2015 по делу №А11-10581/2012, АС СКО от 03.03.2015 №Ф08-653/2015 по делу №А61-1199/2013, АС ЦО от 01.06.2015 №Ф10-3615/2012 по делу №А08-4584/2010).

Таким образом, сумма названного гонорара может быть известна уже на стадии заключения договора. Если же размер данной выплаты устанавливается в процентах от удовлетворенных судом требований организации, то конкретная ее величина будет определена только по окончании процесса. Но и в этом, и в другом случае «гонорар успеха» может быть выплачен юристу при условии, что суд примет решение в пользу представляемого им лица. Спросите, почему может быть?

Оказывается, условие договора о выплате «гонорара успеха» можно не исполнять

Давние споры

Очевидно, что, вступая в судебную тяжбу (в том числе с налоговыми органами), хозяйствующий субъект ставит перед собой цель – сохранить (а иногда и приумножить) свое имущество, денежные средства, деловую репутацию, наконец. В связи с этим он готов нести соответствующие расходы, включая оплату недешевых услуг профессиональных юристов.

Мотивируя последних на достижение той же цели, заказчик услуг берет на себя обязательства (закрепляя их в договоре) по выплате дополнительного вознаграждения в случае благоприятного исхода спора. Но, как показывает практика, получив желаемое, зачастую он не спешит данные обязательства исполнять, а иногда даже старается признать недействительным условие договора о выплате «гонорара успеха». А все дело в том, что судебные органы не раз пытались объявить «гонорар успеха» вне закона.

Так, еще в далеком 1999 году Президиум ВАС в п. 2 Информационного письма от 29.09.1999 №48 констатировал: требование исполнителя о выплате вознаграждения, если данное требование истец обосновывает условием договора, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем, удовлетворению не подлежит. В этом случае размер вознаграждения должен определяться в порядке, предусмотренном ст. 424 ГК РФ, с учетом фактически совершенных исполнителем действий (фактически осуществленной деятельности).

Впоследствии аналогичные выводы сделал КС РФ в рамках проверки конституционности положений п. 1 ст. 779 и п. 1 ст. 781 ГК РФ. В Постановлении КС РФ от 23.01.2007 №1-П (далее – Постановление КС РФ №1-П) отмечено: включение в текст договора о возмездном оказании правовых услуг условия о выплате вознаграждения (то есть «гонорара успеха») в зависимости от самого факта принятия положительного для истца решения суда расходится с основными началами гражданского законодательства, допускающими свободу сторон в определении любых условий договора, если они не противоречат законодательству (п. 2 ст. 1 ГК РФ), поскольку в данном случае это означает введение иного, не предусмотренного законом, предмета договора. Кроме того, в такой ситуации не учитывается, что по смыслу п. 1 ст. 423 ГК РФ плата по договору за оказание правовых услуг, как и по всякому возмездному договору, производится за исполнение соответствующих обязанностей.

Если перевести данные аргументы судей на доступный язык, получится следующее. Плата по договору об оказании услуг производится за выполнение исполнителем возложенных на него обязанностей, а не за получение результата. При этом правовая природа отношений, возникающих из договора возмездного оказания услуг, не предполагает обязанность заказчика оплатить услуги в зависимости от решения суда, которое будет принято в будущем. Ведь законодатель не включил в понятие предмета названного договора достижение результата, ради которого он заключается. Иными словами, все дело в законе.

Однако многие, исходя из упомянутых судебных актов, сделали совсем другие выводы. Может показаться, что высшие судьи высказались за то, что возможность получения юристом «гонорара успеха» зависит не столько от его профессиональных действий по сбору доказательной базы и донесению ее до суда, сколько от волеизъявления судебных органов, принимающих решение по делу. Но разве это волеизъявление произвольно? Разве оно не должно опираться на соответствующие нормы права и материалы спора? Получается, что принятие судом доводов организации, чьи интересы отстаивал юрист, не говорит о том, что последний на надлежащем уровне исполнил возложенные на него обязанности. Оказывается, выигрыш дела – исключительно заслуга арбитров. Хотя что, как не итог разбирательства, характеризует качество проделанной работы.

Реалии сегодняшнего дня[2]

Вероятно, руководствуясь подобными рассуждениями, некоторые арбитры, не соглашаясь с вышеприведенными выводами высших судей, удовлетворяют требования юристов о выплате им «гонорара успеха». Но и противоположная практика тоже имеет место. Мы проанализировали некоторые судебные решения 2015 года по рассматриваемой теме. Результат этого анализа представлен в таблице.

Реквизиты судебного акта

Выводы арбитров

В пользу юристов – получателей «гонорара успеха»

Постановление АС МО от 13.03.2015 № Ф05-1220/ 2015 по делу № А40-90654/ 14‑98‑7942

Независимо от того, поставлена ли выплата вознаграждения по договору оказания услуг в зависимость от исхода дела, данный факт не является безусловным обстоятельством для отказа во взыскании судебных расходов, так как представитель (то есть юрист) имеет право на вознаграждение в сумме, определенной согласно ч. 3 ст. 424 ГК РФ.

Важный нюанс: акт приемки услуг подписан заказчиком без замечаний, следовательно, документально подтвержден факт оказания услуг и их стоимость (включая «гонорар успеха»). При этом последний не доказал чрезмерность предусмотренной договором стоимости услуг по сравнению с ценами, обычно взимаемыми за аналогичные услуги

Постановление АС МО от 24.03.2015 по делу № А40-90658/14

Согласно ст. 309 ГК РФ обязательство должно исполняться надлежащим образом. Односторонний отказ от его исполнения и одностороннее изменение его условий в силу ст. 310 ГК РФ не допускаются.

Важный нюанс: заказчиком подписан акт оказанных услуг, в том числе на сумму вознаграждения, выплата которого производится в случае вступления в силу судебного акта, удовлетворяющего его интересы

Постановление АС МО от 29.07.2015 № Ф05-8658/2015 по делу № А40-84044/14

Из буквального толкования положений ст. 167, 168, п. 1 ст. 779, п. 1 ст. 781 ГК РФ вытекает не общий запрет условий об оплате услуг за выигрыш дела, а лишь ограничение возможностей по принудительному взысканию расходов на выплату таких вознаграждений с проигравшей стороны. В рассматриваемом случае размер вознаграждения определен в твердой сумме и является не усмотрением заказчика, а его обязательством.

Важный нюанс: заказчик оплатил предусмотренную договором стоимость услуг (в том числе «гонорар успеха»), что является подтверждением факта оказания услуг. В связи с этим нет оснований для признания недействительным условия договора о выплате «гонорара успеха»

В пользу заказчиков – получателей услуг

Определение ВС Республики Башкортостан от 14.04.2015 по делу № 33-5968/2015

С учетом правовой позиции, изложенной в Постановлении КС РФ № 1-П, требование о выплате вознаграждения, если данное требование истец обосновывает условием договора, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда, которое будет принято в будущем, не подлежит удовлетворению.

Доводы о том, что включение в договор на оказание услуг условия о выплате «гонорара успеха» не нарушает положений ГК РФ ввиду того, что стороны свободны в заключении договора, являются несостоятельными, поскольку основаны на неверном толковании норм материального права

Постановление АС ЦО от 29.05.2015 № Ф10-983/2015 по делу № А08-4514/2014

Из буквального толкования соответствующего пункта договора следует, что заказчик обязан выплатить вознаграждение юридической фирме только в случае вынесения судебного акта в его пользу. Таким образом, положение данного пункта является условием договора, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда, которое будет принято в будущем. С учетом правовой позиции, изложенной в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 29.09.1999 № 48, требование о выплате подобного вознаграждения удовлетворению не подлежит.

Доказательств того, что вознаграждение является возмещением расходов, понесенных исполнителем услуг в связи с рассмотрением спора в суде, в материалы дела не представлено

Апелляционное определение Хабаровского краевого суда от 03.06.2015 по делу № 33-3680/2015

При заключении спорного договора стороны, установив условие о стоимости услуг в процентном отношении от суммы удовлетворенных требований, поставили исполнение обязательств по договору в зависимость от результата решения суда, которое будет принято в будущем, а не от фактически совершенных исполнителем действий, что противоречит положениям ст. 779 и 781 ГК РФ.

Важный нюанс: в материалы дела не представлен акт, подтверждающий факт оказания услуг

Как видим, несмотря ни на что, институт «гонорара успеха» активно применяется при заключении договоров на оказание правовых услуг. С переменным успехом юристам удается понуждать заказчиков исполнять принятые на себя обязательства (конечно, если они не исполнили их добровольно). В свою очередь, последние как могут сопротивляются, ведь с недавнего времени шансы взыскать расходы по выплате «гонорара успеха» с проигравшей стороны процесса практически сошли на нет[3].

К сведению

Верховный суд в определениях от 26.02.2015 № 309-ЭС14-3167 по делу №А60-11353/2013, от 25.05.2015 № 302-КГ15-2312 по делу №А78-5912/2013 сформулировал правовую позицию относительно взыскания «гонорара успеха» в качестве судебных расходов с проигравшей стороны процесса в рамках ст. 110 АПК РФ.

По мнению высших арбитров, названная выплата поставлена в зависимость исключительно от положительного итога рассмотрения дела и, следовательно, не обусловлена оказанием новых услуг помимо тех, которые учтены в иных пунктах договора. «Гонорар успеха» по своей сути является вознаграждением, выплачиваемым за уже оказанные и оплаченные услуги представительства и только в случае, если они привели к удовлетворению заявленных требований. Это условное вознаграждение не подразумевает совершения юристами каких-либо дополнительных действий, оказания дополнительных услуг либо осуществления иного встречного предоставления в рамках договора на оказание юридической помощи, то есть по существу оно является своего рода премированием последних.

Сумма указанной премии зависит от достигнутого сторонами договора оказания юридических услуг соглашения. Поэтому результат такого соглашения клиента и представителя («гонорар успеха») не может быть взыскан в качестве судебных расходов с процессуального оппонента клиента, который стороной этого соглашения не является.

«Гонорар успеха» в целях налогообложения не учитывается

Мы не зря так подробно рассмотрели юридические вопросы законности включения в договор на оказание юридических услуг условия о выплате «гонорара успеха» и его взыскания с проигравшего участника спора в рамках арбитражного судопроизводства. Дело в том, что правовая природа названного вознаграждения обуславливает невозможность его включения в состав расходов, уменьшающих облагаемую базу по налогу на прибыль. К такому выводу пришли арбитры Поволжского округа в Постановлении от 23.01.2015 №Ф06-19062/2013 по делу №А65-9814/2014. А Верховный суд не нашел оснований для признания этого вывода неправомерным (см. Определение от 09.06.2015 № 306-КГ15-4120). Проанализируем данное дело.

Итак, организация заключила договор с юридическим агентством на оказание консультационных услуг юридического характера. Агентство обязалось подготовить и предъявить в суд дополнение к ранее поданному обществом иску, а также представлять его интересы во всех судебных инстанциях. Отметим, что общество оспаривало штраф, наложенный на него ФАС РФ, в сумме 147,8 млн руб.

По условиям договора за выполнение перечисленных обязанностей агентству полагалось вознаграждение в сумме 150 000 руб. Помимо этого, в цену договора входила премия («гонорар успеха») в размере 7% от суммы требований, удовлетворенных судом в пользу общества.

То есть при заключении договора стороны исходили из того, что при оказании услуг подлежат оплате не только сами юридические действия по защите, восстановлению и удовлетворению имущественных прав общества, но и тот специфический результат, для достижения которого заключался договор, – уменьшение штрафа, подлежащего уплате в бюджет.

Согласно акту выполненных работ «гонорар успеха» составил 10,3 млн руб. В этом деле общество не стало жадничать и выплатило агентству данную сумму. Но учесть ее в расходах не позволили проверяющие. А суды всех инстанций (включая ВС РФ) их поддержали. Вот какие аргументы привели арбитры в обоснование своей позиции.

В силу положений ст. 779 и 781 ГК РФ предметом договора возмездного оказания услуг признается совершение определенных действий или осуществление определенной деятельности. Достижение же конкретного результата, ради которого заключается договор, в предмет договора возмездного оказания услуг не входит, что является его отличительной особенностью от схожих договоров (например, договора подряда, предмет которого – достижение определенного результата, имеющего материальное воплощение).

Между тем такая цель договора, как вынесение благоприятного судебного решения, не отвечает требованиям, вытекающим из положений гл. 39 ГК РФ. На это указано в Постановлении КС РФ № 1-П: включение в договор о возмездном оказании правовых услуг условия о выплате вознаграждения в зависимости от самого факта принятия в пользу заказчика положительного для него решения суда нарушает основы конституционного строя и публичного правопорядка, принципы самостоятельности и независимости судебной власти, которая не может быть предметом частноправового регулирования.

Кроме того, арбитры сослались на п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16, в котором разъяснено следующее. Действительно, ГК РФ не содержит прямого ограничения на включение в договор о возмездном оказании услуг условия о выплате «гонорара успеха». Но, исходя из необходимости защиты особо значимых охраняемых законом публичных интересов в сфере осуществления правосудия, отсутствие в гражданском законодательстве явно выраженного запрета необходимо расценивать как императивное требование о недопустимости установления «гонорара успеха».

Руководствуясь приведенными выводами КС РФ и ВАС РФ, суды трех инстанций констатировали следующее.

Вывод суда

Спорный договор в части, в которой оплата услуг юридического агентства поставлена в зависимость от принятия арбитражными судами благоприятного для общества решения, является недействительным. А с учетом того, что уменьшение налоговой базы на расходы, определенные по недействительной сделке, противоречит закону, выводы налогового органа о доначислении налога на прибыль применительно к размеру выплаченного «гонорара успеха» правомерны и обоснованны.

Кроме того, судьи отклонили возражения общества, касающиеся необходимости осуществления проверяющими оценки стоимости юридических услуг на основании ч. 3 ст. 424 ГК РФ, поскольку в спорном договоре нет неопределенности в установлении стоимости названных услуг.

Из буквального толкования условий договора следует, что вознаграждением в сумме 150 000 руб. охватывается весь объем определенных договором услуг, что подтверждается отчетом агентства о выполненной работе. Данный отчет был принят заказчиком путем подписания акта об оказании услуг, в котором зафиксировано, что стороны выполнили все условия договора, взаимные претензии друг к другу отсутствуют.

В свою очередь, на сумму «гонорара успеха» был оформлен отдельный акт оказания услуг, из которого усматривается, что выплата данного вознаграждения обусловлена исключительно принятием решения суда в пользу заказчика и не связана с осуществлением агентством каких-либо иных дополнительных юридических действий.

Об этом, сочли судьи, свидетельствует и тот факт, что сумма 150 000 руб. была перечислена агентству в течение пяти дней после подписания договора, тогда как «гонорар успеха» выплачен только после вступления в силу судебного акта. Между тем дополнительного соглашения об урегулировании разногласий относительно объема оказанных услуг (в частности, предоставление услуг в большем размере) стороны не заключали.

Отметим, что суды отклонили и довод общества относительно уникальности дела по причине значительной цены иска, поскольку объем совершаемых действий не зависит от этого обстоятельства. Ни цена иска, ни квалификация юристов, по мнению арбитров, не могут оправдывать установление «гонорара успеха». При этом определенный договором размер вознаграждения в сумме 150 000 руб. нельзя признать крайне низким и недостойным.

И еще. Судья ВС РФ, куда обратился налогоплательщик, не согласившись с таким исходом дела, признал правильной позицию нижестоящих инстанций, акцентировав внимание на следующем: уменьшение налоговой базы на размер расходов, определенных по недействительной сделке, не соответствует нормам ст. 252 НК РФ.

* * *

Подведем итоги, весьма неутешительные для налогоплательщиков. Судебные органы препятствуют и установлению в договоре об оказании юридических услуг условия о выплате «гонорара успеха», и взысканию его с проигравшей стороны, и учету в составе налоговых расходов.

Получается, что на стадии заключения договора обе стороны заинтересованы во включении в него упомянутого условия. Юристы, желая побольше заработать, усерднее выполняют взятые на себя обязательства и всеми возможными и невозможными способами пытаются отстоять имущественные интересы заказчиков, которые в этом кровно заинтересованы. Но вот после получения желаемого результата и у тех, и у других начинаются проблемы. Первые могут не получить обещанное вознаграждение. Вторые же, выплатив «гонорар успеха», рискуют не только тем, что эти расходы не удастся взыскать с проигравшей стороны дела, но и возможностью уменьшения на данную сумму облагаемой базы по налогу на прибыль. То есть фактически для них источником выплаты «гонорара успеха» является чистая прибыль. Это, безусловно, может быть оправдано только в том случае, если цена иска, от которой зависит сумма сэкономленных средств, очень велика.

А ведь причина всех несчастий – отсутствие в ГК РФ соответствующих правовых норм. Не зря в упоминавшемся выше Постановлении КС РФ № 1-П отмечено, что с учетом конкретных условий развития правовой системы и исходя из конституционных принципов правосудия у федерального законодателя есть право пре­дусмотреть возможность иного правового регулирования рассмотренных отношений, в частности, в рамках специального законодательства о порядке и условиях реализации права на квалифицированную юридическую помощь.


[1] Подробнее об учете судебных расходов читайте в статье Г. П. Антоновой «Судебные расходы организации: нюансы признания в налоговом учете» в этом номере журнала.

[2] Определением ВС РФ от 10.06.2015 № 305-ЭС15-6405 отказано в передаче данного дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для пересмотра в порядке кассационного производства.

[3] В правоприменительной практике есть судебные решения, в которых арбитры пришли к выводу, что «гонорар успеха» может быть взыскан в качестве судебных издержек с проигравшей стороны спора (см. постановления АС ЗСО от 30.01.2015 № Ф04-12728/2014 по делу № А75-8899/2013, АС МО от 13.10.2014 № Ф05-13745/2013 по делу № А41-49217/2012, ФАС УО от 15.05.2013 № Ф09-3710/13 по делу № А71-16442/2011).

Источник: Журнал "Налог на прибыль: учет доходов и расходов"

Н. В. Никифорова

эксперт журнала «Актуальные вопросы бухгалтерского учета и налогообложения»

Мнение авторов материалов может не совпадать с мнением редакции.
Люди которым это нравится
Подпишитесь на материалы Клерк.Ру
Рассылка будет приходить вам на почту каждый день