Клерк.Ру

Предоставлять ли миноритарным акционерам информацию о деятельности компании?

На фото Дмитрий Дмитриев

845

О проекте информационного  письма Высшего арбитражного суда РФ «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации».

Проект вызвал массу споров и вопросов, прежде всего в связи с активной деятельностью миноритарных акционеров крупных публичных компаний, а также в связи с высказываниями менеджмента этих компаний, например, менеджмента ВТБ и "Норильского никеля" о недопустимости раскрытия информации о деятельности общества акционерам, владеющим незначительным пакетом акций.

1. В соответствии с п. 1 проекта, в предоставлении информации может быть отказано, если требования заявлены о предоставлении информации и документов, относящихся к прошлым периодам деятельности общества и явно не представляющих ценности с точки зрения их анализа (экономического, юридического (в том числе, по причине истечения сроков исковой давности  и т.д.)).

Данное положение, на мой взгляд, допускает двоякое  и очень субъективное толкование. Очень сложно оценить, насколько ценны документы для их юридического и экономического анализа, и каждый раз такие споры будут разрешаться разнонаправлено. Кроме того, по всем спорам о признании недействительными решений органов управления юридического лица, сделок общества, взыскания убытков, исключения из состава участников общества, сроки исковой давности начинают течь с того  момента, когда истец узнал или должен был узнать о нарушении его прав и законных интересов. Таким образом, определить, есть ли ценность в представляемых документах  с точки зрения юридического анализа или нет сложно, тем более,  что акционер или участник общества могут узнать о нарушенных правах именно из представленных документов.

На мой взгляд, есть определенные противоречия п.1 проекта с п. 5  в соответствии с которым, с одной стороны, объективно разъясняется об отсутствии запрета на получение информации  акционером и участником общества даже за тот период,  когда указанное лицо не были участником или акционером. С другой стороны, такая информация скорее всего не имеет ценности для юридического анализа, так как невозможно обжаловать в судебном порядке решения органов управления юридического лица и сделки за тот период, что истец не был акционером или участником этого юридического лица.

2. В п. 1 проекта  есть положение, которое предоставляет право суду отказать в удовлетворении иска участника или акционера к обществу при наличии в его действиях признаков злоупотребления правом. В качестве примера «правомерного интереса» участника или акционера общества к информации,  ВАС РФ приводит планирование продажи своих акций или доли, подготовку обращения в суд с требованием об оспаривании решения органа управления общества или хозяйственной сделки, подготовку иска о возмещении убытков обществу.

Очень странное положение проекта. Закон не ставит возможность получения информации в зависимость от каких-либо намерений акционера или участника, кроме того, я очень сомневаюсь, что общество предоставит акционеру информацию после того, как он укажет, что она ему требуется, чтобы оспорить сделку или решение органов управления общества. Возможно, некоторые компании будут самостоятельно определять, какие запросы о предоставлении информации являются злоупотреблением правом, а какие нет, хотя такую оценку действиям акционера или участника общества вправе поставить только суд.

Следует также учитывать, что именно намерение акционера или участника общества оспорить решение органов управления юридического лица либо сделку, может быть расценено судом как злоупотребление правом,  хотя на самом деле такое действие может им не являться.

3. Очень позитивно можно оценить пункт 4 проекта, в котором ВАС РФ разъясняет, что акционер не должен знать точные даты тех корпоративных документов, которые он хочет получить. Отсутствие такой информации у акционера и участника  очень часто было формальной причиной для отказа обществом в предоставлении документов.

4. В пункте 15 проекта достаточно четко разъясняется позиция ВАС РФ в отношении предоставления документов, которые носят конфиденциальный характер. Именно  этого боится топ-менеджмент российских компаний, выступающий против раскрытия всей информации акционерам. На самом деле обществу достаточно указать, что запрашиваемые документы содержат коммерческую тайну и взять с акционера или участника расписку о неразглашении содержащейся в них информации (главное на забыть, какие документы и в каком порядке могут быть отнесены к сведениям, составляющим коммерческую тайну).

Очень интересным в связи с этим является положение ст. 5 ФЗ «О коммерческой тайне», а именно, что сведения о нарушениях законодательства РФ не могут составлять коммерческую тайну. То есть,  если акционер или участник общества зафиксировал нарушение закона, исходя из  содержания корпоративных документов юридического лица, которые им были изучены, то он может придать их огласке.

Дмитрий Дмитриев

управляющий партнер юридической компании "Правовой Департамент"

Специально для Клерк.Ру

Мнение авторов материалов может не совпадать с мнением редакции.
Мнения
 
Люди которым это нравится