Клерк.Ру

Вместо создания качественных дорог - бюрократические уловки

На фото Юрий Дмитриев

495

По давно сложившейся в нашей стране традиции, недовольство чем-либо, высказанное на самом высоком уровне, вызывает бурный приступ активности  нижестоящих структур,  тут же начинающих работу по принципу «кто быстрее доложит». 

Сегодня я бы хотел поговорить о Техническом регламенте безопасности колесных транспортных средств, утвержденном Постановлением Правительства РФ от 10 сентября 2009 г.  N 720. Никто не собирается отрицать необходимости принятия подобного документа,  тем более  что работа над его проектом  шла  достаточно давно. Однако толчком к ускорению его появления стало справедливое возмущение Президента РФ целой чередой массовых аварий на российских дорогах и большим  числом погибших в них граждан.

В силу  большого объема названного документа и технических сложностей понимания отдельных его норм,  обратимся лишь к  отдельным его аспектам.  Итак, в статье 1 Регламента определяется предмет его правового регулирования: защита жизни и здоровья граждан, охрана окружающей среды, защита имущества физических и юридических лиц,  государственного и муниципального имущества и предупреждение действий,  вводящих в заблуждение приобретателей колесных транспортных средств.  Сразу же возникает целый ряд вопросов. Во-первых, основными приобретателями колесных транспортных средств  в  нашей  стране являются граждане – физические лица, участники гражданского оборота. Таким образом, приобретаемые  ими  колесные  транспортные  средства  являются объектами частной собственности. Почему же в перечне форм собственности, подлежащих защите в соответствии с настоящим регламентом,  отсутствует этот тип собственности?

Во-вторых, в  тексте  этой  нормы не определяется перечень участников регулируемых общественных отношений. В последующих статьях Регламента появляется один из участников этих отношений – изготовитель или его официальный представитель (ст.  5). Причем речь идет о контроле безопасности колесных средств  независимо от места их изготовления. Поскольку отечественный автопром явно доживает последние дни, большинство находящихся в эксплуатации в России автомашин импортного производства. Как предполагается контакт с ним российских контролирующих служб? Кто вправе выступать его официальным  представителем в нашей стране: торгующая организация, владелец транспортного средства (особенно если оно приобретено им до вступления в силу Регламента) или иное лицо? На эти важнейшие вопросы Регламент ответа не дает.

В следующей статье 4 определяется  перечень  объектов,  на которые не распространяется действие регламента. В их число попали транспортные средства, принадлежащие организациям, пользующимся привилегиями и иммунитетами в соответствии с нормами международного права и международными договорами Российской  Федерации (дипломатические,  консульские, международные и подобные организации). Действительно, в  соответствии с Венской конвенцией о дипломатических отношениях эти транспортные средства не  подлежат досмотру и проверке с позиций нарушения прав находящихся в них лиц, но при этом эти средства не перестают быть источниками повышенной опасности, а также объектами контроля их технического состояния. Тем более что и эти автомобили могут передаваться в пользование по нотариально оформленной доверенности.

Регламент содержит ряд технических терминов, в отношении которых предпринимается  попытка определить их с позиций права. Это абсолютно необходимо в случае возникновения судебного спора между сторонами. Автор не претендует на оценку правильности определения таких понятий как «комбинированные огни», «корректор света фар», «исходная ось» и ряд других.  Но есть ряд понятий, которые даже на взгляд обывателя вызывают двусмысленное понимание. Например, «подтекание» – появление жидкости на поверхности деталей герметических систем транспортного средства,  воспринимаемое на ощупь (ст. 5). Какой жидкости? Что значит на ощупь?

Или целый ряд других понятий,  определяющих существо конструкции транспортного средства: «эффективное действие тормозной системы», «эффективное действие рулевого управления», «минимизация травмирующих воздействий»,  «минимизация физического воздействия на других участников движения» и т.д.  Эти расплывчатые, оценочные понятия явно рассчитаны на получение  коррупциогенного эффекта. Кто призван оценить существо этих «эффективных действий»? Разумеется, чиновник.  Со всеми вытекающим для него материальными выгодами.

Еще один любопытный момент. Регламент запрещает устанавливать на транспортные средства,  включая  транспортные  средства повышенной проходимости, выступающих вперед частей конструкции, крепящихся к бамперу или другим элементам передней части транспортных средств, изготавливаемых из стали (ст. 6). Понятно, что авторы этой нормы имели в виду так называемые  «кенгурятники», устанавливаемые на  джипы,  используемые  в городских условиях.

Очевидно, что это явное излишество. Но ведь речь идет о «транспортных средствах повышенной проходимости»,  в том числе и оборудованных лебедками для движения  по  труднопроходимой  местности. Какая же тут забота о защите жизни и здоровья граждан,  продекларированная в ст. 1 Регламента?

И, наконец, самое главное.  Цель Регламента – одобрение типа транспортного средства, то есть оценка транспортного средства на  соответствие требованиям рассматриваемого технического регламента (ст.  5).  Эту функцию осуществляет,  по мысли авторов, Федеральное  агентство по техническому регулированию и метрологии. Таким образом, человека, рядового гражданина опять загнали в число  участников спора, стороной которого он не должен быть по причине своей некомпетентности.  Человек, находящийся за рулем, не обязан знать, к какому типу относится его транспортное средство и соответствует ли оно выдуманным российскими бюрократами стандартам. И самое главное: как это влияет на состоянии безопасности участников дорожного движения?

Представляется, что появление подобного  рода  нормативных актов лишний раз подтверждает правоту сторонников концепции замены государственных технических осмотров (читай: формы легального вымогательства  нелегитимных  платежей)  диалогом  станции технического обслуживания с уполномоченными контролирующими государственными структурами. По крайней мере, этот диалог может вестись на профессиональном языке.  Также, на наш взгляд, целесообразно подключить Общероссийское общественное движение «Движение автомобилистов России» во главе с В.В. Похмелкиным к профессиональному анализу  данного Регламента на предмет его конституционности и  коррупциогенности.  Примечательно,  что  столь важный для большинства граждан документ вводится в действие решением Правительства,  без предварительного обсуждения  и  экспертной оценки.  Поэтому хотя бы те двенадцать месяцев, которые установило Правительство на введение  Регламента  в  действие, нельзя потерять напрасно.

Юрий Дмитриев

доктор юридических наук, академик РАЕН, почетный профессор Европейского университета, член-корреспондент РАО

Специально для Клерк.Ру

Мнение авторов материалов может не совпадать с мнением редакции.
Мнения
 
ermakov4 , не смешите, приезжайте в Приморский край и посмотрите какие здесь дороги и для многих уголков нашего края лебедки - это просто необходимость.
В этом регламенте уже недвусмысленно намекают на запрет правого руля. На Дальнем же Востоке праворульных машин около 90%. О чем это говорит?
Да все о том же, наше уважаемое Правительство как ставило народ раком, так и ставит, никакие акции и митинги не помогают, они все пытаются поднять свой любимый ВАЗ, уже ввалило в него такое количество денег, на которое можно было как минимум один регион обеспечить безопасными дорогами.
Аватар
Авто пром давно умер! Аминь! И не надо его воскрешать! Такие деньги тратятся... Лучше б вон школы реставрировали! А то рушаться каждый день!
Аватар

А многие не сидят в выходные дни дома ,а активно отдыхают и месят грязь.Без кенгурятника там делать нечего.Жаль   что некоторые не понимают,ну а человеку увечия любой машиной,мало не покажется.

Люди которым это нравится