Клерк.Ру

Дмитрий Жданухин, президент Ассоциации корпоративного коллекторства, генеральный директор Центра развития коллекторства, к.ю.н. Фото предоставлено автором

Воздействие на должника через СМИ: демонстрация важнее реализации

503

Эта заметка посвящена тому, что некоторые креативные кредиторы и коллекторы считают необычной возможностью мотивировать должника к возврату денег. Речь пойдет о воздействии через СМИ на отдельных людей или их группы, но воздействии необычном – не связанном с выборами, рекламой и т.д. Автор использует такое воздействие, прежде всего, для взыскания долгов и разрешения конфликтов.

Возможность через сообщения СМИ мотивации к определенным действиям тех или иных лиц, по моему мнению, достаточно сильно мифологизирована и преувеличена. Редко когда появление статьи на новостном портале вызывает именно ту реакцию, которую желал получить инициатор воздействия.

Более того, в наиболее действенном виде текст, скорее всего, просто не получится запустить в публичную плоскость. Этому будут противодействовать законы функционирования СМИ, где заказные статьи без пометки «реклама» воспринимаются весьма негативно, даже если действующее законодательство при этом не нарушается.

Использование мотивирующего, а не фонового или маркетингового эффекта сообщений СМИ встречается достаточно редко.

Иногда обращение к PR выступает как «фол последней надежды», когда юридические перспективы печальны, а решимость «громко стукнуть дверью» имеется. При этом применение силы «четвертой власти» происходит достаточно прямолинейно и не технологично. Идет лобовая атака вместо стратегии непрямых действий, которая даже в воинском искусстве считается более эффективной.

Например, в одном крупном областном центре группа обманутых дольщиков-предпринимателей решила воздействовать на застройщика, который, по их мнению, не исполнил обязательства, взятые при получении проекта на достройку.

Уважаемые региональные СМИ заинтересовались темой, но, естественно, взяли комментарии оппонентов и контролирующих органов. Представители застройщика обозначили четкую правовую позицию – в первоначальном соглашении речь шла о другом объекте и теперь в спорной ситуации разбирается суд. Контролирующие и правоохранительные органы отметили, что суд еще не завершен.

Таким образом, PR-акция не дала необходимого эффекта.

Мог ли быть иной результат? Думаю, да. Если бы целью воздействия выбрали суд и само воздействие осуществлялось через распространение положительного для застройщиков заключения ученого-юриста, который уважаем судейским сообществом (часто из-за того, что являлся учителем некоторых судей).

В большом количестве дел мы видим, как информационное воздействие пытаются осуществлять, пренебрегая этапом демонстрации оппонентам возможности выхода материалов. Нередко, но не всегда, демонстрация дала бы возможность решить проблему. Но ее считают неэтичной и иногда даже незаконной. Забывая, что шантажом является только угроза распространения позорящих и иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких (ст. 163 УК РФ «Вымогательство» и др.).

Если же распространением сведений вред может быть причинен незаконным интересам, желанию сохранить в тайне правонарушения или недобросовестность, то угроза совершения таких действий не может считаться преступной, даже если она используется для мотивации к определенным действиям. Более того, использование необычных информационным методов вполне соответствует ч. 2 ст. 45 Конституции России, где записано, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами не запрещенными законом. Подчеркнем – не запрещенными, а не расписанными в законе как судебная защита или исполнительное производство.

Рассмотрим пример, где демонстрация могла бы смягчить достаточно конфликтную ситуацию и не помешала бы достижению целей информационной атаки.

В 2014 году глава Федеральной службы судебных приставов (ФССП) РФ Артур Парфенчиков выступил с заявлением, что среди членов Совета Федерации Федерального собрания РФ есть должники, информация о которых попала в базу исполнительных производств ФССП РФ.  Соответственно, на месте специалистов ФССП РФ я бы за 3-4 недели до выступления директора службы направил сенаторам уведомление о том, что в ФССП РФ прорабатывается вопрос состояния исполнительных производств в отношении сенаторов/депутатов и возможны публичные выступления по этому поводу. В уведомлении бы предлагалось (как в стандартном уведомлении о начале взыскания методами корпоративного коллекторства) назначить ответственное лицо для комментирования в СМИ развития событий. Затем можно было бы отправить сводную таблицу по результатам мониторинга долгов сенаторов (как бы повторное предупреждение). Мне кажется, что некоторые парламентарии воспользовались бы предоставленной возможность исправить ситуацию и с благодарностью отнеслись бы к предупреждению от приставов.

Подобные ситуации нередки и в бизнесе, поэтому, как мне кажется, перед распространением информации в СМИ, стоит, представив себя на месте оппонентов, оценить – а может ли демонстрация проекта пресс-релиза по ситуации ее изменить? Иногда такое предупреждение неуместно, т.к. оппоненты могут подготовиться – разместить большое количество позитивных и нейтральных новостей для «замыливания» негатива, но такая профессиональная PR-реакция достаточно редка.

Со стороны журналистов распространение информации о конфликтах, особенно сугубо коммерческих с возможной предварительной демонстрацией, иногда оценивается негативно.

Получается, что «четвертую власть» пытаются использовать в частных целях для воздействия.

На одной из пресс-конференций на обвинение «Вы хотите нас использовать» - мне пришлось ответить – «Да», но точно также, как «использует» полицейского человек, подвергающийся нападению. Правда у полицейского обязанность реагировать прописана в законе, а у журналиста такой обязанности нет, но функции СМИ, привязанные к публичному интересу, вполне могут находить отражение в частных ситуациях. Часто помощь в отдельной ситуации имеет общий профилактический эффект.

В основе эффективной демонстрации, как показывает опыт корпоративного коллекторства (внесудебного взыскания проблемных долгов организаций), лежит не только умение встать на место противников, но и умение системно описывать ситуацию, в которой участвуют оппоненты и связанные с ними лица. Также важно освоение типовых методик, которые включают расширенную претензионную переписку, в которой негативные последствия описываются и демонстрируются для различных «ключевых точек», т.е. тех, чья реакция может изменить ситуацию в нужную сторону. Кроме того, актуально умение использовать такие форматы публичного информационного воздействия как пресс-конференции / «круглые столы», создание сайтов о проблеме и их продвижение в социальных сетях и через контекстную рекламу и т.д.

Вполне возможно, что в будущем эта PR-компетенция станет неотъемлемой частью профессиональных умений юристов. Дело в том, что именно юристам поручают разрешать конфликтные ситуации. Одновременно, давление со стороны IT-систем, которые максимально автоматически справляются с рутинной юридической работой (обычной претензионной перепиской, исковым и исполнительным делопроизводством), заставит юристов доказывать свою полезность, в том числе, с помощью расширения спектра умений.

Мне кажется, что чем лучше техники влияния через демонстрацию возможности публичного информационного воздействия будут осваиваться коммерческими организациями и государственными органами, тем сложнее будет недобросовестным лицам реализовывать свои планы. Чаще хорошие люди смогут успешно противостоять плохим. 

Дмитрий Жданухин

Президент Ассоциации корпоративного коллекторства, генеральный директор Центра развития коллекторства, к.ю.н

Специально для Клерк.Ру

Мнение авторов материалов может не совпадать с мнением редакции.
Мнения
 
Аватар

Аноним, Вы писали:

А сколько стоит публикация в центральной газете фио должника? Наверное большеиего долга

 вот тут есть фамилии и это не стоило ни копейки 

Люди которым это нравится