Клерк.Ру

Дмитрий Жданухин, президент Ассоциации корпоративного коллекторства, генеральный директор Центра развития коллекторства, к.ю.н. Фото предоставлено автором

VIP-коллекторство: как эффективно использовать угрозу банкротства физического лица

400

В период кризиса в агентства, специализирующиеся на корпоративном коллекторстве, поступает все больше обращений по долгам физических лиц, которые являются владельцами бизнесов, топ-менеджерами различного уровня или просто известными личностями (актерами, спортсменами и т.д.). При этом часто решение суда о взыскании долга уже имеется, но приставы не могут найти денежные средства у, казалось бы, преуспевающих людей. В результате все большее развитие получает VIP-коллекторство – взыскание долгов физических лиц, но с активным использованием методик корпоративного коллекторства, прежде всего, угрозы информационного (PR) сопровождения процесса решения долговой проблемы.

Стоит отметить, что VIP-коллекторство не актуально в отношении известных и скандальных должников, с которых большие суммы взыскивают сразу много кредиторов и часто уже запущена процедура банкротства физического лица. Такие примеры на слуху: Тельман Исмаилов, Владимир Кехман, а в каждом регионе есть свои громкие процессы. Попробуем выделить несколько типичных случаев, когда актуально именно VIP-коллекторство, а не просто запуск персонального банкротства:

  • сумма долга от 600 тысяч до 3 миллионов рублей заставляет задуматься о рентабельности банкротства (особенно, если уже долгое время в исполнительном производстве денег и имущества не нашли);
  • сумма долга существенная (от 3 до 50 миллионов рублей), но активы должника и часто он сам находится за рубежом и взыскание либо банкротство в иностранных юрисдикциях опять-таки может оказаться слишком затратным;
  • должник имеет существенный административный или иной ресурс для противодействия взысканию и воздействия на кредитора либо его представителей.

В самом общем виде, VIP-коллекторство в соединении с демонстрацией или запуском банкротства физического лица сводится к тому, чтобы показать должнику, что информация о его банкротстве и перспективах этого процесса может попасть к «ключевым точкам». «Ключевыми точками» в корпоративном коллекторстве называют лиц, которые могут негативно для должника прореагировать на информацию о наличии долга и последствиях его взыскания. К их числу можно отнести:

  • партнеров должника по бизнесу и иной деятельности (включая, политическую, общественную и т.д.);
  • представителей целевых для него аудиторий (избирателей, фанатов, болельщиков и т.д.);
  • объединения, где он состоит или к которым может иметь отношение (политические партии, национальные объединения, творческие союзы и т.д.);
  • контролирующие органы, включая правоохранительные.

Важной деталью является то, что возможность не простого, а системного и при необходимости публичного обращения к ключевым точкам необходимо правильно продемонстрировать. Чтобы воспользоваться народной мудростью «лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать», стоит отправлять оппонентам проекты соответствующих обращений, а в некоторых случаях запускать юридические и информационные процессы – собственно, подавать заявление о банкротстве, помогать журналистам готовить материал по интересным должникам.

Пример такой системной демонстрации в сложной ситуации показали недавно юристы ОАО «Русские самоцветы» из Екатеринбурга.  Мне ситуация представляется следующим образом: в рамках сложного многолетнего взыскания проблемного долга была эффективно использована не только возможность подать заявление о банкротстве физических лиц-оппонентов, которые, похоже, успешно долгие годы скрывали свои немалые активы от взыскания, но и PR-воздействие в самый подходящий момент. Вышла статья на местном популярном портале[1], обусловленная достаточной скандальностью и известностью, прежде всего, одного из должников – Николая Тимофеева. Этот материал, которые породил серию публикаций в других СМИ, помог мотивировать оппонентов к заключению мирового соглашения с небольшим дисконтом. Интересно, что мировое соглашение после подачи заявлений о банкротстве и до публикации обсуждалось, но должники пытались блефовать, что не боятся банкротства, т.к. контролируют активы через офшорные компании, и предлагать существенные дисконты.

Стоит отметить, что угроза скандала не всегда эффективна, т.к. многие ВИПы имеют весьма неоднозначный и скандальный имидж. Ведь, как говорят, плохой новостью для них является только некролог. Вот тут необходимо вспомнить о важнейшей части подготовки программы взыскания, а именно, о моделировании поведения должника и связанных с ним лиц. Иными словами, мы должны представить себя на месте должника и понять, сможет ли он при массовом распространении информации обернуть ее себе на пользу или нет, а также смотреть, может ли должник просто «закопать» негативные новости о себе среди положительных. Например, мы вели взыскание с лидера одного областного отделения ЛДПР и так получилось, что реализация угроз информационного воздействия пришлась на время парламентских выборов. В результате, абсолютно правдивая негативная информация о долговых проблемах этого политика не оказала особого воздействия, т.к. в период выборов появляется «иммунитет» к любому компромату (однако потом во время политического затишья этот должник стал фигурантом нашей пресс-конференции «Долги и коррупция»).

Если долговой скандал будет нашим оппонентам полезен, то надо искать варианты для точечного информирования (массовый скандал - полезен, а вот воздействие на партнеров с демонстрацией, как их «притягивание» к скандалу, может помешать бизнесу – нет). Кстати, исходя из моделирования поведения должника, такие известные из зарубежной практики методы, как сопровождение должника в публичных местах актером в костюме дьявола, могут не сработать, точнее, они могут сработать с известным бизнесменом, но не с буйным исполнителем в стиле панк.

VIP-коллекторство предполагает также особый подход к консультированию должников, которые готовы искать компромиссные варианты решения проблемы. Ведь бывают ситуации, когда должник некредитоспособен из-за того, что ему самому задолжали. В этих случаях выстраивается многоуровневая программа взыскания, отдельные этапы которой носят характер VIP-коллекторства, а на других используются стандартные технологии корпоративного коллекторства или медиации (урегулирования споров с использованием посредника).

Во многих случаях стоит искать варианты отчасти неденежного урегулирования долговой проблемы как в ситуации, где Нижегородская епархия Русской православной церкви по мировому соглашению обязалась при прощении примерно половины долга молиться за руководство компании-истца. Обычно речь идет не о молитвах, но в одном из наших взысканий должнику-актеру предлагается предоставить кредитору контрамарки на свои представления и записать несколько информационных роликов.

Отдельно коротко остановимся на правилах безопасности при VIP-коллекторстве, ведь понятно, что «непростые» люди часто обладают большими коррупционными и иными ресурсами. Основные моменты, обеспечивающие безопасность, просты: всегда идет предупреждение о последующих действиях и демонстрируется возможность компромисса, показывается, что любое противодействие станет еще одним информационным поводом, проводится тщательнейшая юридическая экспертиза, чтобы избежать обвинений в клевете и шантаже. Основные правила тут просты: чтобы избежать обвинений в клевете или причинении вреда деловой репутации используйте или факты, которые можете доказать, или формулируйте сообщения как мнение, вопрос. В отношении шантажа надо помнить, что им является угроза распространения позорящих и иных сведений, которые могут причинить вред правам и законным интересам потерпевшего. При этом желание сохранить в тайне реальное правонарушение, информацию о наличии долга и запущенном или возможном банкротстве – это не охраняемый законом интерес в большинстве случаев.

Появление с октября 2015 года реальной процедуры банкротства физических лиц улучшило защиту прав кредиторов как в судебном, так и во внесудебном порядке. Дело в том, что в рамках проектов VIP-коллекторства подача заявления о банкротстве (часто даже не оплаченного госпошлиной, чтобы иметь время для переговоров) это более серьезная демонстрация серьезности намерений и возможности наступления негативных последствий, чем просто обращение в суд, запуск и сопровождение исполнительного производства. А VIP-коллекторство дает возможность для достижения результата не проводить в развернутом виде весьма затратную процедуру банкротства физического лица.

В будущем мы увидим немало скандалов, связанных с банкротством известных лиц. Возможно, благодаря VIP-коллекторству часть таких долговых проблем не выйдет в публичную плоскость, т.е. должники найдут компромисс с кредиторами на стадии демонстрации тревожного юридического и репутационного будущего.


[1] «В стене завода прорубили дыру, людей выгнали на улицу» В Екатеринбурге может быть признан банкротом бывший директор крупного предприятия // Znak.com: https://www.znak.com/2015-12-21/sud_prosyat_priznat_bankrotom_biznesmena_nikolaya_timofeeva

Дмитрий Жданухин

Президент Ассоциации корпоративного коллекторства, генеральный директор Центра развития коллекторства, к.ю.н

Специально для Клерк.Ру

Мнение авторов материалов может не совпадать с мнением редакции.
Мнения
 
Люди которым это нравится