Клерк.Ру

Владимир Кашин

Сразу скажу, я – за монетизацию. За монетизацию по-американски – когда IRS (СВД) в канун Рождества от имени правительства США переводит на банковские счета налогоплательщиков по 1 тыс. дол. каждому. То есть, если в семье два налогоплательщика – то она получает 2 тыс. дол., если три – то 3 тыс. дол. Поскольку плательщиков подоходного налога в США примерно 100 миллионов, то в экономику единовременно «впрыскивается» по 100 млрд дол.
Реальные доходы населения у нас падают второй год подряд, нам нечего предложить мировому рынку, кроме сырья, и, следуя рекомендациям МВФ и ВТО, мы продолжаем закрывать наши «неэффективные предприятия».
В связи с моей прошлой статьей: не уверен, что нужны еще какие-то пояснения, но, однако, должен открыть одну страшную тайну (прямо сейчас – пока меня не уличили бдительные читатели). Пока скажу, что среди проявивших внимание к судьбе России респондентов выявились две, скажем так, фокус-группы. Одни пишут: «Ну, да, все правильно. А что из этого? Все равно, пиши-не-пиши – ничего не сдвинется и ничего не изменится!» Другие счастливы показать, что у них есть компьютер.
Сейчас ситуация складывается для России сверхкритическая. Россию официально признали международным агрессором; основополагающая норма международного права – право народов на самоопределение – объявлена недействительной для русского народа; против сотен российских граждан и компаний ввели беспрецедентные санкции; от руководства России требуют отказаться от защиты жизней наших бывших сограждан, оказавшихся вне России против своего желания.
Сейчас уже все начали дружно критиковать экономическую и финансовую политику правительства.
Кризис-упадок-кризис: как выйти из этого порочного круга? Настоящая причина нашего кризиса – в выборе неправильной экономической модели.
Может ли рыночная экономика функционировать без капитала? Может – считают наши реформаторы. И уж без «промышленного капитала» - это точно. Капитал «качательный», «копательный», и другой «добывательный» капитал, этот - нужен. И «финансовый капитал» - тоже нужен. А всякий другой – уже нет. И они не просто так «считают», они доказывают это делом.
Центробанк квалифицированно валит рубль (видна школа Сороса!), другие банки дружно рекрутируются в иностранные агенты. Правда, пока – только в налоговые, и пока – только для казны США. Но Сорос все же валил «чужой», британский фунт и после этого еще долго предпочитал объезжать Великобританию «кривыми» маршрутами. А казна, напомним, есть еще примерно у 200 стран мира.
Нормальный чиновник реагирует на кризис только после первых залпов «Авроры». Но «Авроры» нет, ее предусмотрительно отправили на профилактический ремонт. Академические ученые замечают напряжение в обществе, когда их уже весело приглашают к трапу на очередной «философский» пароход.
Есть и еще один «частный» недостаток в нашей налоговой системе, это – налог на прибыль предприятий и организаций.
В целом у нас с налогами все, конечно, хорошо – как нам постоянно сообщают разного уровня чиновники. Разве что есть, возможно, отдельные недостатки.
Во-первых, он один заменяет множество разных косвенных налогов на разные товары и услуги, вместо множества разных налогов, налоговых режимов, налоговых ставок, льгот, он устанавливает один налоговый режим и одну налоговую ставку. Во-вторых, он вводит один единый режим таможенного регулирования, при котором таможенные пошлины в принципе уже не нужны. В-третьих, он консолидирует подоходное налогообложение, устанавливая единую ставку и единый режим налогообложения.
Что такое «банки»? Чем они занимаются? В чем их «правда жизни»? В учебниках и в законодательных актах об этом много говорится, в них утверждается, что банки «помогают развитию», что они мобилизуют «праздно лежащие» капиталы на финансирование полезных проектов, что банки надо постоянно и щедро «капитализировать», что без использования расчетного обслуживания банков «сразу все встанет», и т.д.
У Салтыкова-Щедрина один солдат прокормил сразу двух генералов. А четырех – слабо? А ну как - шестерых? Хотя бы попробовать? Но такое даже сам Салтыков со всем своим «щедринством» просто и представить себе никак бы не смог.
«Мальчик, конфету хочешь?» - «Хочу!» - «А нету…» - примерно так у нас власти понимают налоговое стимулирование.
В раннем детстве мы знали, что не ошибается только мама. Позднее мы стали шире смотреть на вещи и узнали, что вне подозрений жена Цезаря и налоговый инспектор. И даже злодей Брут, зарезавший папу (приемного), до самой своей смерти (тоже насильственной и тоже скорой), о маме (приемной) не рискнул сказать ничего плохого. И только англичане осмелились замахнуться на святое: они признали, что налоговый инспектор может ошибаться.