Клерк.Ру

«Аврора» на ремонте. Можно расслабиться

Владимир Кашин, д.э.н., государственный советник налоговой службы II ранга, профессор Российского экономического университета им. Плеханова. Фото из личного архива В. Кашина

Нормальный чиновник реагирует на кризис только после первых залпов «Авроры». Но «Авроры» нет, ее предусмотрительно отправили на профилактический ремонт. Академические ученые замечают напряжение в обществе, когда их уже весело приглашают к трапу на очередной «философский» пароход. Политики же делятся на две категории: одни обладают необходимой интуицией - им потом ставят памятники на центральных площадях городов, у других же это качество отсутствует – и таких, в лучшем случае, быстро и прочно забывают.

Сейчас уже для всех очевидно, что сложившаяся ситуация в России и вокруг России требует чрезвычайных мер, а решение поставленной Президентом РФ задачи возрождения и подъема реального сектора экономики невозможно без перехода к немедленным действиям. Между тем правительство тратит время на подготовку трехлетнего бюджета и «основных направлений» развития налоговой системы тоже на трехлетний период – документы, которые, совершенно очевидно, потеряли актуальность уже на стадии их обсуждения.

Реально же сейчас можно планировать на период только максимум 3-6 месяцев (правительство само признает, что все будет зависеть от динамики мировых цен на нефть), поэтому диапазон планов и действий государственной власти следует ограничить одним кварталом (с соответствующим этому сроку бюджетом, планом действий и контролем результатов). При этом в таком чрезвычайном режиме краткосрочного управления необходимо сочетать как решение задач оперативного значения, так и формирование основ стратегического планирования.

В частности, настоятельно необходимые чрезвычайные меры должны быть сконцентрированы по следующим трем направлениям.

Первое – это радикальное сокращение налогового бремени в производительном секторе экономики. Сейчас на примере «образцового промышленного предприятии» (предложенного Минфином России) экспертами доказано, что налоговое бремя для такого предприятия в РФ в 7-8 раз выше, чем в США.

Константин Бабкин по просьбе Президента России сделал и представил расчеты, что его тракторный завод, получающий стабильные прибыли в Канаде, в РФ стал бы немедленным банкротом – и именно по причине налогов. А США и Канада по налогам далеко не образцы в мире и совсем не есть наши непосредственные конкуренты по любым основным позициям нашего производственного потенциала.

Интересно, что даже самые явные недостатки (радикально отличающие нашу налоговую систему от всех других стран) как-то даже и не воспринимаются как недостатки – и не только госорганами, но и самими налогоплательщиками. И все всегласно требуют «налоговой стабильности» - стабильности мертвой зоны для российской промышленности?

И пусть эти недостатки – «частные», но для российского предпринимательства их слишком много. К примеру, налог на имущество предприятий – нигде такого налога нет, а мы его до сих пор упорно «совершенствуем» и «администрируем». Во всех странах к налогообложению привлекаются любые доходы, любого происхождения, а у нас для доходов «темного происхождения» придуманы особые иммунитеты.

Налог на прибыль является очевидно вторым, дополнительным налогом на бизнес, и во всех странах эта «двукратность» налогообложения принимается во внимание: США вообще не применяют НДС, Япония взимает НДС по предельно низкой ставке, а в странах Европы налог на прибыль «сконструирован» таким образом, что предприятие, осуществляющее политику самофинансирования, его практически не замечает. В Эстонии, к примеру, этот налог совсем отменили; вместе него введен налог на выводимые (из оборота предприятия) доходы. 

И еще во всех странах установлен минимум необлагаемого дохода работников – в большинстве развитых странах на уровне примерно 1 тыс. дол. в месяц (примерно такой же минимум необложения доходов был и в СССР) – а у нас власти и с такой простой «новацией» смириться никак не могут.

И все эти вопросы давно ждут своего решения. И пора уже что-то делать и для преодоления кризиса. Стандартная мера для любых либеральных или консервативных правительств в странах Запада в период кризиса – снижать налоги! Но сейчас у нас временной «лаг» для внесения изменений в налоговое законодательство составляет не менее 1,5-2 лет, поэтому единственный выход - принимать все необходимые решения в чрезвычайном режиме, т.е. - НЕМЕДЛЕННО.

Набор нужных мер известен, он включает снижение ставки НДС, применение «инновационных налоговых кредитов», амортизационные льготы и т.д. Конечная цель – максимальное наращивание национального производства, что равносильно такому же росту внутреннего налогового потенциала. А это – решение проблемы стабильности налоговых доходов бюджетной системы.

Но, может, мы ошибаемся, и задача была обратной - быстро сократить внутреннее производство в РФ (в соответствии с провозглашенной как-то концепцией «Великой энергетической державы»: нефть-газ есть, остальное – купим)? В таком случае все нормально и уже можно докладывать: задача выполнена.

Второе – это преодоление хаоса в денежной системе. Нынешняя ситуация, когда рубль постоянно падает, причем непредсказуемыми рывками, ставит крест на любой инвестиционной  инициативе в России, как со стороны внутренних, так и со стороны внешних инвесторов (арифметически окупаемость инвестиционного проекта просчитать можно, но такой расчет теряет всякий смысл, когда неизвестна будущая «цена» используемой расчетной единицы).

Меры по стабилизации внутренних цен и курса рубля хорошо известны, они давно опробованы в практике Германии, Японии, современного Китая, но денежно-финансовые власти РФ их игнорируют. Напротив, принят порядок регулирования, который прямо поощряет спекуляции на курсе рубля: обязательная продажа экспортерами валюты «на свободном рынке» - что неизбежно ведет к колебаниям «предложения» (поскольку основные продавцы – экспортеры нефти, то и рубль «трясет» от волатильности мировых цен на нефть) и постоянная «подпитка» Центробанком дополнительными рублевыми ресурсами коммерческих банков (которые не могут устоять перед искушением сделать «быстрые прибыли» именно на спекуляциях на валютном рынке).

Ни в одной стране мира такое «понуждение» к уничтожению национальной валюты не допускается. Не углубляясь далее в тему, отметим, что альтернативные меры лежат, что называется, «на самом виду»:

- перечисление в пользу государства непосредственно валютной выручки предприятий – экспортеров нефти,

- запрет банкам играть на валютном рынке «государственными деньгами» (с угрозой немедленного отзыва валютной лицензии),

- целевые государственные кредиты бизнесу с фиксированной маржей для банка-проводника (и с карательными штрафами в случае нецелевого использования выделенных средств).

Или, наконец, даже прямое разделение для банков-операторов (как в Китае) рынка национальной валюты и рынка иностранной валюты. Китай имеет также и вторую национальную валюту – гонконгский доллар, но его использование для спекуляций против юаня категорически исключено.

Но, может, мы опять ошибаемся, и задача была накапливать все инвестиционные ресурсы исключительно за пределами России? Тогда – все правильно: все, что у нас накапливается, и правительство, и бизнес (а по возможности - и мы с вами!) быстро переводит в доллары и надежно прячет за рубежом.

Третье – катастрофический результат от вступления России в ВТО. На самом деле, ВТО – вполне разумная организация, если разумно к ней относиться. Катастрофа же заключается в том, что Россию втянули в ВТО со статусом «развитой страны». А это, мало того, что не соответствует действительности (фактически – прямой обман и ВТО, и самого российского бизнес-сообщества), но еще неизбежно влечет за собой применение к нашей стране массы разного рода ограничений, доптребований и допусловий, которые лишают еще только возрождающийся производственный потенциал России надежды на льготный стартовый период. А не «набрав хода», практические любое новое предприятие в РФ обречено, оно не может выдержать конкуренции с иностранными производителями не только на внешнем, но и на внутреннем рынке.

Поэтому те меры, которые мы могли бы предпринимать в защиту национального производителя, и которые разрешены всякой развивающейся стране, нам, как стране «развитой», правилами ВТО сейчас категорически запрещены (и это как раз вполне понятно: развитая страна потому так и называется, что имеет «развитую», конкурентную на мировом рынке промышленность).

А теперь для нас выход один – необходимо требовать перевода РФ в ВТО со статуса «развитой страны» на статус «развивающейся страны». Для сравнения: Китай в свое время фактически выдвинул ультиматум: либо он идет в ВТО в статусе «развивающейся страны», либо он вообще туда не вступает.

Но, может, мы снова ошибаемся, и задача была – исключить всякие шансы на возрождение промышленности России? Тогда – все верно, теперь уже никто и не рискует создавать в РФ новые производства или вкладывать деньги в модернизацию уже действующих мощностей.

И последнее. Во всей современной истории нет ни одного примера успешного экономического развития какой-либо страны при столь хаотически плавающей валюте и столь высоком уровне налогового бремени для производящего сектора, какие они  есть сейчас в РФ. А если же говорить о рывке в экономическом развитии – а именно рывок нужен сейчас России, так как сохранившаяся от прошлого  производственная база все свои возможности уже исчерпала - то единственная формула, гарантирующая успех, это «диктатура в политике плюс свобода в экономике».

Полное единовластие в политической жизни гарантирует, что принятые решения будут исполняться – без всяких партийных и электоральных экивоков. А максимум свободы в экономической жизни даст шанс частному предпринимательству поднять производство и совершить рывок к инновациям (просто ради высочайшей прибыли) в самый кратчайший срок.

Примеры – Германия, Япония, Южная Корея, позднее – Сингапур, Малайзия, Китай. При этом следует заметить, что все эти страны изначально ставили перед собой цель производства именно на экспорт, на экспансию на внешних рынках – что сразу гарантировало и валютные ресурсы для модернизации производства, и производство продукции на высококачественном уровне, и свободу от ограничений спроса на внутреннем рынке.

«Импортзамещение», которое сейчас всячески пропагандируется российскими властями – дорога в никуда, и наши предприниматели это уже хорошо поняли. Да, сейчас они вложат средства в развитие производства в ориентире на внутренний рынок, а завтра санкции отменят – и куда им будет деваться с массой продукции, неконкурентной против поставок по вновь открывшемуся импорту?

В заключение и в целом можно с уверенностью утверждать, что без применения вышеуказанной формулы сочетания «политики-экономики» максимум, на что может надеяться Россия – это опять борьба за выживание, через постоянные кризисы, и с колебаниями постоянно на грани распада и самоуничтожения.

И еще одно, может быть, самое важное – такая угроза вовсе не есть нечто отдаленное и невероятное. Давайте просто вспомним: в одном 14-м году Россия уже воевала – в Германии и Франции. В другом 14-м году Россия опять воевала – в Галиции, в Польше и Померании. А в нынешнем 14-году воюют уже в Донбассе, и НАТО уже разминает свои мускулы в Прибалтике – до Питера можно добраться и пешком, а до Москвы – несколько часов езды. И во всех трех прошлых войнах Россия либо побеждала, либо была в союзе со странами-победительницами.

А итог? Разве это не чудо? И не забывайте, «Аврору» к нынешнему 17-году должны отремонтировать и вернуть на место.

И все же чудеса должны быть!  Это - то, чем мы должны радовать в праздники наших родных и близких, наших детей и внуков. Это то, что мы им можем пожелать и обещать (и, конечно, потом непременно  исполнять эти наши обещания!). Это то, что они, наши дети и внуки, сами представляют для нас – даже может быть и не зная об этом! И пусть они всегда радуют нас - просто тем, что они есть, что они здоровы, и пусть они подольше верят в нас и в наши способности творить чудеса!

А что же касается экономической политики, то на чудеса, конечно, можно надеяться, но строить на них реальные планы – исключено категорически. А «Аврора» пусть и дальше остается только музеем.