Фото Евгения Смирнова, Кублог

Сколько стоит арбитражный управляющий? Как регулируется банкротство. Часть 2

Просмотров: 

«Финансовая газета» завершает публикацию статьи Владимира Рождественского, арбитражного управляющего, руководителя партнерской группы Некоммерческого партнерства «Саморегулируемая организация независимых арбитражных управляющих «Дело» по Свердловской и Челябинской областям, посвященную правовому статусу, уровню ответственности и оплаты арбитражных управляющих.

Сколько стоит арбитражный управляющий? Как регулируется банкротство. Часть 1

Налогообложение

Остановимся на проблеме, возникающей при налогообложении вознаграждения арбитражных управляющих.

Проблема возникла вследствие того, что формулировка п. 1 ст. 20 Федерального закона от 26.10.02 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон № 127-ФЗ) была изменена, в результате арбитражных управляющих из статуса предпринимателей перевели в статус субъектов профессиональной деятельности. А в Налоговый кодекс РФ, которым в России регулируются все вопросы налогообложения, забыли или не смогли внести изменения в части запрета арбитражным управляющим применять упрощенную систему налогообложения (УСН), как это прямо прописано по отношению к адвокатам и нотариусам, в силу того что Закон № 127-ФЗ не запрещает арбитражным управляющим заниматься иными видами профессиональной и предпринимательской деятельности, а для адвокатов и нотариусов установлен прямой запрет. В 2012—2013 гг. в арбитражных судах арбитражным управляющим удалось отстоять право на применение УСН. Однако Верховный суд в лице судебной коллегии по административным делам Определением от 21.01.15 г. по делу № 87-КГ14-1 поддержал в полном объеме позицию налогового органа о том, что арбитражные управляющие, являясь субъектами профессиональной деятельности, не вправе использовать УСН при налогообложении полученного им вознаграждения и обязаны уплачивать налог на доходы физических лиц. Далее эта позиция налоговых органов и Верховного суда РФ была закреплена в обзоре судебной практики Верховного суда № 2 за 2015 год. Таким образом, Верховный суд РФ своим актом административной коллегии, по сути второй кассации, через внесение этого судебного акта в обзор и последующее формальное утверждение Президиумом фактически перечеркнул судебный акт, имеющий более высокую юридическую силу, — постановление Президиума ВАС РФ от 4.03.14 г. № 17283/13, которым руководствовались до этого арбитражные управляющие и суды.

Но впоследствии вдруг случилось чудо. Так, Определением той же коллегии по экономическим спорам Верховного суда РФ от 14.09.15 г. по делу № 301-КГ15-5301 тем предпринимателям-арбитражным управляющим, которые ранее применяли УСН, и в дальнейшем фактически разрешили ее применение. Верховный суд, подтвердив ранее высказанную позицию о недопустимости использования арбитражными управляющими УСН, определил, что руководствуясь ст. 54 Конституции РФ, недопустимо придание обратной силы правовым нормам, ухудшающим положение лиц, на которых распространяется их действие, и недопустимость ухудшения положения арбитражных управляющих как налогоплательщиков, являющихся подчиненной (слабой) стороной в публичных правоотношениях.

Ранее высказанная нами в многочисленных заседаниях арбитражных судов позиция о том, что Закон № 127-ФЗ не может порождать налоговые нормы, так как для этого есть закон прямого применения — Налоговый кодекс РФ; адвокаты и нотариусы не применяют УСН только потому, что это им прямо запрещено налоговым законодательством; кроме арбитражных управляющих достаточно много иных субъектов профессиональной деятельности, применяющих в своей хозяйственной деятельности УСН, — даже не была, по сути, предметом рассмотрения.

Обязательный «Коммерсант»

Много нареканий к арбитражным управляющим поступает по поводу якобы высоких текущих финансовых издержек в процедурах банкротства, что, безусловно, уменьшает величину погашенных реестровых требований кредиторов.

Но мы видим, что существенными издержками в конкурсном производстве является также необходимость многочисленных публикаций в газете «Коммерсант», и текущие налоговые притязания, а не вознаграждение арбитражного управляющего и оплата привлекаемых им лиц, или компенсация реально понесенных расходов. Довольно странной, по нашему мнению, выглядит позиция, направленная на экономию через снижение оплаты вознаграждения арбитражному управляющему и его команде.

В Государственной Думе не так давно рассматривался законопроект, отменяющий обязанность публикации сообщений в газете «Коммерсант». Лица, внесшие этот законопроект, как и все сообщество арбитражных управляющих, считают, что для широкого ознакомления неопределенного количества лиц в России, в том числе и по примененным к должникам процедурам банкротства, и по проводимым торгам имуществом банкротных предприятий, достаточно публиковать сообщение в специально созданном электронном СМИ — Едином федеральном реестре сообщений о банкротстве (ЕФРСБ). Стоимость публикаций в газете «Коммерсант», по нашему мнению, неразумна, а оплата часто осуществляется не из конкурсной массы предприятия-банкрота, а из кармана арбитражного управляющего, и не всегда эти затраты впоследствии можно компенсировать из конкурсной массы. Однако Государственная Дума уже в первом чтении этот законопроект отклонила, мотивировав свое решение тем, что «…газета „Коммерсант“ доступна во всех, даже самых глухих уголках России, а Интернет не везде есть». Думаю, что не только я, а и большинство граждан России не видели человека, читающего субботнюю «толстушку» — газету «Коммерсант» с объявлениями о банкротстве, кроме людей, обязанных на этот труд в связи со служебными полномочиями, или по иным основаниям, в том числе не всегда законным. Такая позиция законодателей, находящаяся далеко за гранью здравого смысла, вызывает не только удивление, а и осознание беспомощности перед лицом лоббистских структур от СМИ, вставших на защиту своих меркантильных интересов.

Риски арбитражного управляющего

Количество требований и прочих обязанностей арбитражного управляющего, безусловное выполнение которых обязательно, а их незначительные нарушения подлежат наказанию в административном и даже уголовном порядке, несравнимо с ответственностью отстраненного руководителя, или любого иного специального субъекта, как адвоката, нотариуса или чиновников, часто требующих, в том числе и на собраниях кредиторов, заведомо противозаконных действий под угрозой, для арбитражного управляющего, негативных последствий, так как точно знают, что им ничего или почти ничего не угрожает.

Недавно Правительство РФ внесло в Государственную Думу законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон „О несостоятельности (банкротстве)“ и КоАП РФ (в части усиления ответственности арбитражных управляющих)». Предлагается призывать к ответственности не только по основаниям нарушений, истекающих из норм Закона № 127-ФЗ, но и из иных нормативных актов, устанавливающих ответственность для руководителя предприятия. Никаких скидок на то, что предприятие находится в процессе банкротства, что соблюдение трудовых, социальных, иных норм и правил в банкротстве неосуществимо, да и неразумно. При установлении вины арбитражного управляющего теперь предполагается руководствоваться исключительно оценочным мнением лица, рассматривающего правонарушение. Но как возможно арбитражному управляющему руководствоваться принципами разумности и добросовестности одновременно по отношению и к кредиторам, и к должнику, и к обществу? Интересы всех перечисленных субъектов явно не совпадают, они часто противоположны, но у всех есть право подать жалобу. И по формальным основаниям, руководствуясь, по нашему мнению, исключительно личным мнением судьи, часто сформированным эмоциями, симпатией к какой-либо стороне, или, напротив, антипатиями, чаще всего жалоба на незаконные действия или равно бездействие, будет удовлетворена, что впоследствии станет «железным» основанием для предъявления к арбитражному управляющему и удовлетворению гражданского иска в части возмещения убытков.

Предполагается, что арбитражный управляющий знает все, так как специально обучен; умеет все, так как прошел стажировку; сам все должен успеть сделать и исполнить, включая исполнение даже тех полномочий, возложенных на руководителя должника, которые до банкротства исполнялись часто избыточным с наших позиций штатом работников-специалистов, которые еще до банкротства либо разбежались, либо уволились, а единицы оставшихся к выполнению задач в конкурсном производстве не способны. Часто оказывается, что именно по их вине предприятие оказалось в таком тяжелом финансовом состоянии. В соответствии со сформированной в России судебной практикой и сложившимся сторонним, часто дилетантским, мнением арбитражный управляющий — такой своеобразный «человек-оркестр», которого можно эксплуатировать за 30 тыс. руб. вознаграждения в месяц без восполнения ему фактических затрат в полном объеме, с учетом не только им фактически понесенных, но в том числе связанных с эксплуатацией в интересах должника и кредиторов его личного имущества: автомобиля, офиса, оргтехники, средств связи и коммуникаций.

В действующем в настоящее время КоАП РФ в п. 3 ст. 14.13 содержится норма, устанавливающая штраф в размере от 25 тыс. до 50 тыс. руб., либо дисквалификацию на срок от 6 месяцев до трех лет за любое нарушение законодательства о банкротстве. Это видится мне, как если бы за нарушение правил дорожного движения за любое правонарушение судом устанавливалась бы водителям санкция от пятисот рублей до лишения права управления транспортным средством. Любой разумный человек, полагаю, скажет, что такое невозможно. В банкротстве такое возможно, и законно.

Вносимый правительством законопроект предлагает еще более ужесточить норму в части неправомерных действий при банкротстве, а также распространить ее действие и на иные должностные и юридические лица в части правонарушений, в том числе в предшествии банкротства, установив штрафы от 10 тыс. до 100 тыс. руб., или дисквалификацию от шести месяцев до трех лет, а на юридических лиц — штраф от 200 тыс. до 250 тыс. руб.

Но не только Закон о несостоятельности (Закон № 127-ФЗ) или практика его правоприменения толкают арбитражных управляющих к договоренностям, компромиссам, иным не совсем законным действиям. Естественно, что в таких условиях также сформировалась и практика «зарабатывания» третьими лицами на написании и подаче жалоб на действия или бездействие арбитражных управляющих. Участились реальные случаи своеобразного «наезда», суть которых: «Дай денег, и жалобу не подадим, или отзовем».

Таким образом мы стоим перед реальной угрозой потери самых опытных, квалифицированных и законопослушных арбитражных управляющих, ухода их из профессии из-за высоких рисков наложения дисциплинарной, гражданско-правовой, административной и уголовной ответственности и при этом необоснованно низкого уровня вознаграждения.

Особый цинизм, я считаю, под прикрытием «бремени несения социальной ответственности» был проявлен при установлении оплаты труда арбитражного управляющего в части банкротства физических лиц — 10 тыс. руб. за всю процедуру.

В народе говорят так: «Овчинка выделки не стоит».

Владимир Рождественский

арбитражный управляющий, руководитель партнерской группы Некоммерческого партнерства «Саморегулируемая организация независимых арбитражных управляющих «Дело»

Источник: «Финансовая газета»

Все статьи источника

Мнение авторов материалов может не совпадать с мнением редакции.
Люди которым это нравится
Подпишитесь на материалы Клерк.Ру
Рассылка будет приходить вам на почту каждый день