Клерк.Ру

Добросовестность и разумность директора: статья для корпоративных юристов

406

Добросовестность и разумность – основополагающие начала гражданско-правовых отношений. С точки зрения правоприменительной практики эти два принципа представляют особый интерес относительно поведения директора хозяйственного общества, ведь именно директор наделен наибольшим объемом полномочий. Для лиц, осуществляющих управление организацией, соответствие данным принципам является своего рода гарантией соблюдения интересов общества. От добросовестного и разумного исполнения обязанностей руководителем будет зависеть успех деятельности той или иной организации.

Как правило, вопрос о разумности и добросовестности возникает тогда, когда появляется необходимость привлечения к ответственности руководителя. Отсутствие четкого законодательного закрепления определения разумности и добросовестности при осуществлении обязанностей директора не позволяют выявить однообразного подхода судебной практики к решению данного вопроса.

Взгляд теории

Стоит сказать, что в правовой науке сформировалось два подхода к пониманию добросовестности – субъективный и объективный. С точки зрения первого добросовестность – некое внутреннее восприятие того или иного лица, знание или незнание каких-либо обстоятельств, с которыми закон связывает определенные правовые последствия.  С точки зрения объективного подхода  добросовестность – некое внешнее выражение, которое принимается во внимание законом. Отметим, что понимание добросовестности как «внешнего мерила» использовалось в Древнем Риме, поскольку судье следовало рассматривать дела ex fide bona (по чистой совести), а участники гражданских правоотношений должны были руководствоваться принципом «ut inter bonos bene agier oportet», что означало «как следует поступать по-доброму между добрыми мужами». Иными словами, российское законодательство, взявшее за основу римское право, сохранило эти начала, отразив их в тех или иных нормативных актах.

Что касается добросовестности в субъективном смысле, то достаточно ярким примером является положение Швейцарского уложения 1907 г. ст. 3, абз. 2 «Никто не может ссылаться на свою добросовестность, если она несовместна с внимательностью, какой обстоятельства позволяли требовать от данного лица». Полагаем, что такой подход в Российском законодательстве был бы весьма уместен, являясь весьма эластичным с точки зрения правоприменителя.

С точки зрения судебной практики

Судебная практика выразила свое понимание добросовестности и разумности. Нельзя сказать, что она четко придерживается того или иного подхода теории, скорее есть те или иные критерии, которые приближены к объективному или же субъективному подходу. Выделим следующие критерии, которыми руководствуется суд при рассмотрении данных споров:

1. Добросовестность и разумность определяется через исполнение обязанностей директором общества, выраженном «в принятии им необходимых и достаточных мер для достижения целей деятельности, ради которых создано юридическое лицо, в том числе в надлежащем исполнении публично-правовых обязанностей, возлагаемых на юридическое лицо действующим законодательством».

Данный вывод был сделан Президиумом ВАС в Постановлении от 12.04.2011 № 15201/10 по делу № А76-41499/2009-15-756/129. ООО «Медицинский центр «Симилия» обратилось с иском к Терентьевой Н. Г., которая ранее была директором общества,  о взыскании убытков, причиненных организации.  Терентьева, пытаясь уйти от ответственности, привела доводы о том, что в определенный период она не осуществляла функции главного бухгалтера и не несла полной материальной ответственности за те нарушения, которые выявила аудиторская проверка. Однако, суд указал на то, что ответственность за организацию бухгалтерского учета несут именно руководители организаций. В данном случае при осуществлении обязанностей директора общества имело место нарушение принципов добросовестности и разумности.

2. Еще одним критерием, закрепленным судебной практикой, является факт выбора представителей, контрагентов по договорам, работников организации и контроля за их действиями, в том числе нарушение процедур выбора и контроля. Суд также обязан установить факт уклонения директором хозяйственного общества от ответственности путем привлечения третьих лиц для исполнения обязанностей, принимая обычную деловую практику и масштаб деятельности юридического лица. Так в Постановлении Восьмого арбитражного апелляционного суда от 14.07.2015 № 08АП-5460/2015 по делу № А46-8444/2014 о взыскании убытков с руководителя организации указано на то, что факт выдачи доверенности не освобождает руководителя от ответственности.

3. Весьма очевидным и близким к субъективному подходу к пониманию добросовестности является позиция суда, основанная на том, что при наличии конфликта интересов директора и общества факт недобросовестности является доказанным. Однако здесь существует исключение из правил: если директор раскрыл информацию о конфликте интересов перед участниками общества и получил на это одобрение. 

4.Совершение сделки без одобрения соответствующего органа, а также сокрытие информациио совершенной сделке также признается нарушением принципа добросовестности и разумности. Он также может уклоняться от передачи документов юридическому лицу, зная о неблагоприятных последствиях.

Процессуальные моменты

Невозможно при рассмотрении судебной практики упускать из виду сам судебный процесс, поскольку, порой, процессуальные моменты помогают выиграть там, где материальное право бессильно. Стоит выделить следующие процессуальные особенности при разрешении судами споров, связанных с добросовестным и разумным поведением директора организации:

1. Срок исковой давности. Немаловажное значение в данном вопросе имеет такой процессуальный момент, как срок исковой давности, который исчисляется не с момента нарушения, а с момента, когда общество получило возможность узнать о нем, либо, когда о нарушении узнал или должен был узнать контролирующий участник, который не был аффилирован с директором и мог прекратить его полномочия. Так, в Определении Верховного Суда РФ от 10.09.2014 № 305-ЭС14-585 по делу № А40-93477/2012 были взысканы убытки с директора общества, спустя три года. Суд отклонил довод о том, что истцом пропущен срок исковой давности, указав на то, что нарушения могли быть выявлены лишь посредством принятого протокола внеочередного собрания участников общества, таким образом, срок должен исчисляться именно с момента проведения данного собрания.

2. Оценка действий директора судом. При определении добросовестности и разумности в действиях директора хозяйственного общества суду необходимо принимать во внимание характер предпринимательской деятельности организации. Суд не должен оценивать экономическую целесообразность тех или иных решений органов юридического лица, но при этом суд должен сделать вывод о том, выходили ли действия за рамки обычного предпринимательского риска, иначе взыскать убытки не представится возможным даже при достаточно крупных имущественных потерях. 

3. Возможность взыскания. Стоит заметить, что для суда не имеет значения, возможно ли взыскать убытки с помощью тех или иных способов защиты гражданских прав, например, посредством реституции, признав ту или иную сделку хозяйственного общества недействительной. Однако, в случае, когда реституция уже состоялась, убытки не могут быть взысканы с директора хозяйственного общества.

Выводы

Подводя итоги, можно сделать вывод о том, степень добросовестности и разумности в каждой ситуации определяется исходя из обстоятельств, в связи с которыми у общества возникли убытки. Стоит отметить, что не только для суда, но и для самих участников гражданского оборота данные принципы играют немаловажную роль.

Поэтому четкое законодательное закрепление на основе наиболее встречающихся на практике споров, помогло понять границы возможного поведения руководителя хозяйственного общества.

Александра Маркова

юрист Патентно-адвокатского бюро «Гардиум»

Специально для Клерк.Ру

Мнение авторов материалов может не совпадать с мнением редакции.
Мнения
 
Люди которым это нравится