Клерк.Ру

Дело, которое может вернуть судебную реконструкцию

340

Ситуация: компания создаёт формальный документооборот с фирмами-однодневками. По фиктивным документам она учитывает затраты по налогу на прибыль и вычеты по НДС. Однако якобы приобретаемый у проблемных контрагентов товар есть у компании в реальности.

До введения в действие статьи 54.1 НК РФ (август 2017 г.) по таким сделкам инспекция признавала расходы по налогу на прибыль, но в вычете НДС отказывала. Эта называлось налоговой реконструкцией и данный подход был основан на правовой позиции высших судов. Но после вступления в силу статьи 54.1 НК РФ инспекция стала отказывать и в вычетах по НДС и в праве на расходы.

Перед вами решение суда, которое может (и мы надеемся на это) задать новый тренд и вернуть в судебную практику справедливый подход.

Почему инспекция отказывает в признании расходов по статье 54.1 НК РФ?

Согласно ст.54.1 компания может уменьшить налоги (получить вычет по НДС и учесть расходы), если обязательство по сделке исполнено тем лицом, которое указано в документах.

То есть, говорит инспекция, если у вас в документе указан один поставщик, а на самом деле товар поставлен другим поставщиком, значит, требование статьи 54.1 не выполнено. Значит, не будет вам ни НДС, ни учёта расходов.

То есть инспекция не опровергает факт несения расходов: компания действительно купила товар. Однако инспекция утверждает, что спорный контрагент продать товар компании не мог (например, по причине что она не обладает техническими и кадровыми ресурсами, или по банковской выписке она не видит факт приобретения контрагентом этого товара). На основании разных доводов о невозможности контрагента выполнить условия сделки, инспекция отказывает в учете расходов, ссылаясь на формальное требование ст 54.1, приведённое чуть выше.

Что было в этом деле?

Все банально. Компания покупала сырое молоко напрямую у производителя, но по документам покупала якобы у посредников. Инспекция выявила эту фиктивность и доначислила:

  • НДС — 4,2 млн
  • налог на прибыль — 11,8 млн.

Но суд первой инстанции неожиданно для налоговой глубоко и системно проанализировал статью 54.1 и решил, что налог на прибыль инспекция доначислять не вправе.

Почему суд решил признать расходы?

Когда компания создаёт формальный документооборот с фиктивными поставщиками, а на самом деле сделка исполнена с другим поставщиком, инспекция должна:

  • проверить, были ли какие-то реальные операции под прикрытием фиктивных (в описываемом случае были — компания покупала сырое молоко у его производителей);
  • выявить действительный экономический смысл этих операций;
  • посчитать, сколько компания должна заплатить налогов с учётом действительного экономического смысла операций.

Так почему же инспекция отказывает в учёте совершенно реально понесённых расходов?

Представим ситуацию, — продолжает суд, — что компания вовсе не даст налоговой никаких документов по сделке. Что тогда? Инспекция применит расчётный метод, определит какой-то размер расходов и учтёт эти расходы для налога на прибыль. А если компания оформит фиктивный документооборот, то инспекция не глядя откажется принимать все расходы по сделке. Выходит, что компании, которые вообще не покажут никаких документов, ставятся в лучшее положение, чем те, которые покажут фиктивные документы.

Так что, выходит, лучше вообще не давать инспекции документы по сделке? Нет, такой подход никуда не годится; он не отвечает принципам справедливости и правовой определённости.

Конституционный и Верховный Суды сформулировали позиции, которые не изменились после вступления в силу ст 54.1, а именно:

Конституционный Суд РФ в определении от 04.07.2017 N 1440-О <> указал, что признание налоговой выгоды необоснованной предполагает доначисление суммы налогов и сборов, подлежащих уплате в бюджет так, как если бы налогоплательщик не злоупотреблял правом.

В развитие данной позиции Верховный Суд РФ в определении от 06.03.2018 N304-КГ17-8961 по делу NА27-25564/2015 указал, что выявление необоснованной налоговой выгоды предполагает доначисление суммы налога, подлежащей уплате в бюджет таким образом, как если бы налогоплательщик (налоговый агент) не злоупотреблял правом, а не применение дополнительной санкции в виде отказа в использовании надлежащей ставки налога (использования более высокой ставки).

Исходя из этого, суд делает вывод, что даже когда инспекция выявила недобросовестные (в том числе умышленные) действия, направленные на получение необоснованной налоговой выгоды, инспекция:

  • должна определить, сколько налогов компания должна заплатить, исходя из ситуации, которая была реально;
  • не может искажать реальный размер налога, например, не принимая по сделке расходы, но учитывая доходы, которые компания получила по операциям, связанным с этой сделкой (а то выходит, что компания переработала сырое молоко, произвела из него продукт, продала его, получила прибыль, и инспекция эту прибыль учтёт. А расходы на покупку этого сырого молока — нет. Но магии-то не существует);
  • не может наказывать компанию отказом в принятии расходов.

Следовательно, расходы должны быть приняты, решил суд первой инстанции и убрал доначисление 11,8 млн руб по налогу на прибыль, соответствующих пеней и штрафа.

Обратите внимание, что это решение пока ещё только суда первой инстанции. На момент написания этой статьи апелляция ещё не рассматривала дело; заседание назначено на 4 декабря 2019. Мы будем следить за ситуацией и расскажем вам о том, что с этим делом будет дальше.

Это дело — не просто рядовая победа компании. Это дело может изменить судебную практику

Отличие этого судебного разбирательства в том, что судья:

  • изучил и проанализировал письма ФНС России, написанные в качестве рекомендаций о том, как производить налоговые доначисления по ст. 54.1. Суд указал, что позиция ФНС, согласно которой компания не имеет права на признание расходов, не основана на законе и противоречит сложившейся судебной практике по реконструкции налоговых обязательств;
  • указал, что позиции Конституционного и Верховного Судов не претерпели изменений в связи со статьей 54.1 и, тем более, в связи с письмами налоговой, в связи с чем налоговая реконструкция (принятие затрат в случае реальности сделки) возможна и после вступления в действие ст. 54.1.

Выводы

После вступления в силу статьи 54.1 инспекция начала отказывать как в вычетах по НДС, так и в учёте расходов по налогу на прибыль, ссылаясь, что компании нарушают формальные требования этой статьи.

Суд первой инстанции обоснованно решил, что недостоверность документов не снимает с инспекции обязанности учесть реально понесенные расходы.

Возможно, это самое революционное и мотивированное решение с момента вступления в силу ст. 54.1 НК РФ. Дальнейшие решения судов по данному делу определят вектор по налоговым спорам в судах.