Клерк.Ру

Как товарно-транспортная накладная может привести к многомиллионным доначислениям

570

Инспекция любит сделки, в которых есть транспортировка товара. Ведь перевозка оставляет документальный cлед — товарно-транспортные накладные, из которых инспекция получает много информации. Кроме того, товар привозит водитель. Если инспекция подозревает, что сделка фиктивна, и никакой перевозки на самом деле не было, она тщательно проверяет сведения в ТТН касательно груза, транспортного средства и допрашивает водителя — перевозил ли он спорный груз? И конечно, инспекция склоняет водителя к ответу «нет».

Есть пример дела, когда инспекция заподозрила фиктивность сделки и перевозки товара. Инспекция провела выездную проверку, по результатам которой установила, что:

  • поставщик, который якобы поставил товар, не мог его поставить, потому что он сам этот товар не покупал и его контрагенты этот товар тоже не покупали. Инспекция выяснила это, проанализировав банковские выписки поставщика и его контрагентов;
  • по документам у поставщика первого звена (спорного поставщика) 51 поставщик. Но на допросе директор смог вспомнить только 2 поставщиков из этих 51. Что интересно, вспомнил он незначительных поставщиков, а тех, которые приносили его компании больше всего денег, он вспомнить не смог. Ни одного руководителя своих поставщиков он назвать тоже не смог.

Но это всё ладно. Мы хотим, чтобы вы обратили внимание на то, как инспекция доказывала, что в этой сделке на самом деле не было транспортировки товара налогоплательщику, хотя документы составлялись, как будто транспортировка была.

Как товарно-транспортные накладные помогли инспекции доказать фиктивность перевозки и сделки

По договору поставки товар должен был быть выбран на складе поставщика в транспорт покупателя или иной компании, с которой у покупателя заключён договор транспортно-экспедиционных услуг.

Но ни у самого налогоплательщика, ни у его поставщика не было транспорта, позволяющего перевезти товар со склада. Налогоплательщик мог бы нанять какую-либо компанию, которая перевезла бы товар. Но он этого не сделал. Во всяком случае, никаких подтверждающих это документов он не представил.

Директор налогоплательщика попытался возразить, заявив, что он из личных средств нанял грузовой транспорт, который привёз спорный товар. Ни налоговая, ни суды этому не поверили, потому что компания не компенсировала своему директору эти траты. Суды сказали:

оплата за свой счет расходов в интересах Общества его директором не согласуется с экономическими целями предпринимательской деятельности и с трудовыми отношениями, а также требованиями бухгалтерского и налогового учета.

Но самыми убойными аргументами налоговую снабдила товарно-транспортная накладная.

В ней было указано, что транспортировка осуществлялась на Volvo номер такой-то водителем таким-то (ФИО). Но согласно сведениям, которые есть в федеральном информационном ресурсе ФНС, этот номер принадлежал автомобилю марки «Тойота», и собственником её был совершенно другой человек.

Суды согласились с налоговой и оставили в силе доначисления на 16,5 млн руб.

Как ещё инспекция используют товарно-транспортные накладные, чтобы доказывать нереальность сделок?

В товарно-транспортной накладной указан водитель, который доставлял груз. Поэтому инспекция может вызвать его на допрос, что и делает при малейшем подозрении нереальности сделки.

На допросе инспекция задаёт такие вопросы и в таком количестве, чтобы в дальнейшем заявить «водитель не подтвердил факт перевозки». Например:

инспектор: вам знакома компания «Альфа»?

водитель: я не помню, я каждый месяц вожу разные товары в десятки разных компаний.

инспектор: ответьте, знакома или не знакома.

Если водитель отвечает, что не знакома, то инспектору только это и нужно. Если водитель отвечает, что знакома, инспектор начинает задавать уточняющие вопросы до тех пор, пока водитель не будет вынужден сказать, что он этого не помнит. Такой ответ будет истолкован как подтверждение нереальности перевозки.

В результате в протокол допроса заносится что-то вроде

«Компания Альфа мне незнакома, что-либо об этой компании сообщить не могу, какой груз и по какому адресу для этой компании возил, сказать не могу, добавить по этому поводу мне нечего».

Готово. У инспекции есть один аргумент в пользу нереальность сделки. Она будет собирать и другие аргументы.

Бывает, что предприниматели сами лажают, «рисуя» товарно-транспортные накладные. Например, по документам перевозились трубы длиной 8 метров, а длина кузова машины — 4 м. То есть груз банально не влезет в машину.

Или согласно товарно-транспортной накладной автомобиль перевозил груз намного больше массы, чем этот автомобиль в принципе может перевести. Например, грузоподъёмность газели — полторы тонны, а в ТТН сказано, что автомобиль перевозил груз весом 10 тонн. Для инспекции это — однозначный сигнал, что никакой перевозки не было.

Или происходит так, как получилось в описанном деле — указали номер совершенно другого автомобиля другой марки.

Выводы

Признать сделку фиктивной инспекция может через оспаривание перевозки груза.

Перевозка груза — это операция, которая оставляет документальный след и в которой участвует водитель. Это даёт инспекции возможность проанализировать ТТН и допросить водителя, выискивая противоречия с целью поставить сделку под сомнение.

На допросах инспекторы задают вопросы так, чтобы добиться ответа, который можно истолковать как «компания мне незнакома, груз не перевозил».

Случается, что бизнесмены, создавая фиктивные ТТН, допускают нелепые ошибки, из-за которых фиктивность ТТН становится очевидной.