Клерк.Ру

Даже если ваш контрагент - промышленное предприятие, спора с налоговой инспекцией не избежать

731

27 мая текущего года Красноярскому аффинажному заводу ОАО «Красцветмет» удалось добиться отмены судебных актов по налоговому спору о незаконном возмещении НДС на 2,6 млрд рублей. Верховный Суд, рассмотрев жалобу Красцветмета, определил вернуть дело на новое рассмотрение.

Красноярский завод цветных металлов им. В.Н. Гулидова — наследие советской эпохи. Предприятие было основано в 40-х годах XX века для аффинажа (очистки металлов от примесей) норильских и таймырских цветных металлов. В настоящее время предприятие аффинирует в промышленных масштабах драгоценные металлы, выпускает ювелирную продукцию, перерабатывает минеральное и вторичное сырье. В 2018 году выручка завода составила более 30 млрд рублей. Чистая прибыль — 745 млн рублей.

Дело Красцветмета — наглядный пример глобальной практики российских налоговых органов, которая сводится к перекладыванию на налогоплательщика ответственности за действия его контрагентов.

Межрегиональная ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам № 5 провела выездную проверку деятельности Красцветмета за 2012-2014 годы. По итогам проверки предприятию были доначислены недоимка по НДС, пени и штраф в общей сумме 2,6 млрд рублей. Инспекция обвинила завод в создании схемы уклонения от уплаты налогов в результате неправомерного принятия к вычету НДС посредством использования цепочки поставщиков, не уплачивающих НДС в бюджет.

Непосредственным поставщиком Красцветмета был Санкт-Петербургский ювелирный завод «Ювелиры Северной столицы» (ЮСС). Согласно открытым данным из Интернета (в т.ч. сайт uvelir.info) «Ювелиры Северной Столицы» — «один из крупнейших ювелирных заводов России, который более десяти лет производит высококачественные изделия из драгоценных материалов». Предприятие существовало с 2003 по 2018 годы, ликвидировано в результате банкротства. Выручка в 2014 году (когда работало с Красцветметом) составила 20 млрд руб., баланс — 5,7 млрд руб.

Описание схемы

Схема, обнаруженная налоговой инспекцией, заключалась в следующем: банки ООО «КБ Монолит» и АКБ «Стратегия» передавали по договорам займа без НДС золотые слитки организациям, подконтрольным заводу «Ювелиры Северной столицы» (контрагенты 3-го звена). Возврат займа, выданного золотом, производился погашением с металлических счетов заемщиков при зачислении на них золота, приобретённого без НДС.

При этом займы предоставлялись при наличии у этих организаций депозита драгоценных металлов, привлекаемого банком от самих клиентов. Изначально эти депозиты были проданы клиентам с зачислением на их обезличенный металлический счет в объеме, равном предоставляемому клиенту займу.

То есть, по существу, банк осуществлял реализацию золота, которая, в отличие от займа, облагается НДС. Арбитражные суды по другим делам, в которых заявителями в споре с налоговой выступали банки, установили этот факт и признали, что налоговая инспекция правильно изменила юридическую квалификацию сделок налогоплательщика с займа на продажу.

Далее через подконтрольные заводу «Ювелиры Северной столицы» технические компании (контрагенты 2-го звена) золото поступало в «Ювелиры Северной столицы», после чего было реализовано в Красцветмет с НДС. Красцветмет уже реализовывало готовую продукцию в адрес агентов, которые продавали ее зарубежным компаниям.

НДС в бюджет по цепочке поставщиков либо не уплачивался, либо уплачивался в минимальных размерах. На расчетных счетах технических компаний образовывалась дельта в виде неуплаченного в бюджет НДС, которая выводилась в адрес фирм-однодневок. Далее деньги обналичивались либо перечислялись на расчетные счета иностранных организаций, зарегистрированных в офшорных юрисдикциях.

Суд первой инстанции

Кроме того факта, что «Ювелиры Северной столицы» — реальное предприятие с многомиллиардными оборотами, суд первой инстанции обратил внимание на взаимозависимость «Ювелиров Северной столицы» со всеми участниками схемы, кроме Красцветмет: с банками, выдававшими займы золотом, перепродавцами 2-го и 3-го звена, агентами по реализации продукции Красцветмет на экспорт, иностранными компаниями-покупателями данной продукции.

Теперь самое важное! Суд первой инстанции в ходе разбирательства установил, что учредители ЮСС уже были признаны выгодоприобретателями «заемной» схемы. Это подтверждено материалами других выездных налоговых проверок, а также материалами арбитражных судебных споров по заявлениям ЮСС и банков-заимодавцев.

Важно также, что суд в своем решении упомянул дела Центррегионуголь и НПФ Технохим. По указанным делам Экономколлегия Верховного Суда напоминала своим коллегам из нижестоящих судов о важности установления выгодоприобретателя по налоговой схеме. Налоговая инспекция должна привести доводы и доказательства причастности налогоплательщика к созданию схемы и получению необоснованной налоговой выгоды, а судам необходимо уделять оценке таких доводов и доказательств должное внимание.

В деле НПФ Технохим (поставщик) были схожие обстоятельства. ИФНС № 27 по г. Москве доначислила НПФ Технохим налоговые платежи, притом что ИФНС № 10 по г. Москве доначислила налоговые платежи по той же самой схеме организации Электроснабсбыт, которая являлась покупателем товара НПФ Технохим. Товар реализовывался через посредника — ПромХимСнаб. При этом каждая из двух инспекций пришла к выводу, что контролирующим лицом ПромХимСнаб является ее проверяемый налогоплательщик.

Естественно, при таких обстоятельствах Верховный Суд поставил под сомнение выводы судов нижестоящих инстанций и вернул дело на новое рассмотрение. В своем определении Верховный Суд указал, что налоговые органы, составляющие единую централизованную систему, не могут осуществлять противоположных оценок одной и той же деятельности в итоговых решениях по материалам различных налоговых проверок. На это необходимо обратить внимание суду первой инстанции при новом рассмотрении дела.

Апелляция и кассация

Итак, по делу Красцветмет суд установил взаимозависимость ЮСС со всеми участниками схемы, кроме Красцветмет, а также причастность учредителей ЮСС к созданию и контролю схемы. Помимо этого, судом было установлено, что деньги, полученные в ходе реализации схемы, расходовались на личные нужды учредителей и других сотрудников ЮСС: приобретение автомобиля, строительство загородных домов и др.

При таких обстоятельствах возникает резонный вопрос: какие сомнения могли возникнуть у судов апелляционной и кассационной инстанций в добросовестности Красцветмета?

Причина состоит в следующем. Суд апелляционной инстанции обратил внимание на один весьма интересный довод налоговой инспекции, указанный в итоговом решении по проверке.

В нем говорится о деловой переписке должностных лиц ЮСС и Красцветмета, в которой якобы обсуждаются схемы реализации золота на экспорт с подменой российской продукции на китайскую. Также в решении инспекции упоминается переписка по поводу покупки драгоценных металлов с НДС и без НДС, переписка по вопросу остатков на счетах иностранных компаний (подконтрольных ЮСС), использование должностными лицами Красцветмета и ЮСС в своих интересах денежных средств со счетов фирм-однодневок.

Также апелляционный суд заинтересовал допрос бывшего делового партнера учредителя ЮСС. В решении инспекции указано, что свидетель сообщил, как в его присутствии происходили встречи собственника ЮСС и руководителя Красцветмета, на которых «обсуждались вопросы механизмов незаконного возмещения (кражи) НДС при обороте драгоценных металлов».

Указанные обстоятельства, установленные инспекцией, перевесили чашу весов в пользу налогового органа. По итогам рассмотрения жалобы суд апелляционной инстанции отменил решение нижестоящего суда и отказал Красцветмету в удовлетворении его требований. Эту позицию поддержал суд кассационной инстанции.

Верховный Суд

Верховный Суд, однако, не согласился с мнением своих коллег и обратил внимание на следующие обстоятельства.

Аргументы налоговой инспекции, содержащиеся в ее решении по проверке, безусловно, заслуживают внимания. Суд первой инстанции необоснованно проигнорировал «компрометирующую» переписку Красцветмета и свидетельские показания. Однако вышестоящие инстанции также допустили грубое процессуальное нарушение.

В ходе рассмотрения жалобы они обязаны были непосредственно исследовать доказательства, на которые инспекция ссылается в своем решении. Вместо этого апелляционный суд ограничился простым цитированием решения инспекции, а кассационный суд не исправил эту ошибку.

В итоге Верховный Суд определил вернуть дело на новый круг рассмотрения, указав Арбитражному суду города Москвы исследовать доказательства, на которые ссылается налоговый орган (деловая переписка и протокол допроса свидетеля), дать оценку доводам налогового органа относительно указанных доказательств и возражениям налогоплательщика.

Как видно из данного дела, должная осмотрительность не всегда спасает от претензий со стороны налоговых органов. Работая несколько лет с контрагентом, который обладает всеми признаками реальной организации (финансовые показатели, сотрудники в штате, реальный руководитель, наличие материальных ресурсов и т.д.), можно в итоге получить налоговые доначисления.

Случается, что в долгосрочных проектах, предусматривающих длинную технологическую цепочку (закупка сырья, переработка, продажа, экспорт), контролирующим лицом цепочки является одно лицо (или группа компаний). Если при этом создается схема уклонения от уплаты налогов, участник цепочки, выполняющий лишь одну техническую функцию (например, переработку), и не преследующий цель обогатиться за счет бюджета, может стать слабым звеном и оказаться под угрозой доначисления налогов. Особенно в случаях, когда лицо, организовавшее схему, уже ликвидировалось, и взыскать с него недоимку, мягко говоря, затруднительно.

При этом дело Красцветмета — далеко не единственный случай подобного переложения ответственности с контрагента на проверяемого налогоплательщика. Практике известны и другие случаи аналогичной тактики налоговых органов.

Как мы видим из дела Красцветмета, слабым местом налогоплательщика стала деловая переписка и переговоры налогоплательщика со своим поставщиком.

Поэтому в работе с контрагентами, в том числе по долгосрочным проектам, стоит внимательно относиться к любой переписке и иным способам коммуникации с представителями контрагента. В любом деловом общении, которое может быть зафиксировано, рекомендуется избегать фраз и формулировок, которые в последующем могут быть неоднозначно истолкованы проверяющими органами. Не стоит забывать и о прослушке, когда речь идет о больших НДСных операциях.

Если вы уже оказались в споре с налоговой инспекцией, необходимо доказывать непричастность организации к созданию схемы. Такими доказательствами могут стать материалы налоговых проверок иных участников сделки, оперативно-розыскных мероприятий, арбитражных судебных дел и др.

Что касается дела Красцветмета, будем продолжать с интересом следить за ходом его рассмотрения. Теперь уже на втором круге разбирательства.

Пост написан пользователем
Это авторский материал. Мнение редакции «Клерка» может не совпадать с тем, что в нем написано.
Создайте свой блог, и аудитория «Клерка» о вас узнает
Создать блог