Клерк.Ру

Нефтяники уже умеют использовать ИИ и продвинутые технологические решения. Но скорее всего, перестанут

88

Во всем происходящем сейчас с нефтью есть еще такой момент, который кратко характеризуется наличием некой асимметрии при инвестиционном цикле в добыче нефти.

Многие наверняка слышали, что нефтяники в последнее время достаточно большой упор делали на так называемую диджитализацию, тратили деньги на массовое внедрение автоматизации производства, увлекались учетом и использованием биг-даты и т.д. Процесс, в целом, затратный и не быстрый. Причем затратный даже не с точки зрения денежных ресурсов, а с точки зрения выстраивания в компаниях новой для них культуры и связанном с этим трансформационным процессом и человеческим капиталом. Все это происходило ради увеличения дебитов и удешевления производства нефти и газа, помогало при оптимизации систем разработки и добычи нефти, прилично повышало общую эффективность деятельности. И в том числе привлекало в отрасль талантливую, горящую молодежь!

Как известно, экономика - как велосипед (это мы видим сейчас наглядно), но и нефтянка в чем-то тоже похожа на кривой велосипед, потому что как только вы пробурили и закончили скважину, а далее вывели ее на устоявшийся рабочий режим - дебит с этой скважины по нефти начинает постепенно падать. Конечно, бывают разные случаи и примеры, как в Саудовской Аравии, где, наверное, лучшая в мире геология, или же как сланцевые скважины, где добыча падает крайне быстро в первый год. Кстати, есть такое ощущение, что зачастую эти ежедневные рутинные вещи, такие как постоянная борьба с деклайном и неуемное стремление нарастить добычу по крупицам, в итоге складываются и, в том числе, приводят к глобальному перепроизводству нефти.

Но не суть. Инновации и внедрение - это не только не быстро, но и может быть не дешево. Характерные для отрасли инертность и масштабы требовали длительного цикла внедрения. Для системного изменения многих привычных бизнес-процессов, по оценкам, в среднем требуется по два года+. В 2019 одними известными консалтерами проводился опрос руководителей нефтегазовых компаний, и 94% опрошенных заявили, что за последние три года темпы технологических инноваций в их организациях значительно ускорились (безусловно, с упором в диджитализацию). Причем запрос на диджитал трансформацию в нефтянке преимущественно шел и идет сверху, хотя, по-хорошему, должен идти от пользователей. Поэтому часто то, что делается, не упрощает жизнь линейных пользователей и не адаптируется ими быстро и полноценно. При этом, по некоторым оценкам, до четверти расходов на информационные технологии и цифровизацию несут именно нефтяные компании (речь об РФ).

Оставим вообще в стороне вопрос, что собирая достаточно специфические данные по базисным сегментам нефтянки, их точности и полноты может оказаться в общем-то недостаточно для моделей больших данных (отсылка к недавнему фильму Дудя про долину), оно только в розовом мире примерно так. Тем не менее, к настоящему моменту нефтяники уже научились решать отдельные точечные задачи с использованием ИИ и продвинутых технологических решений. Уже сейчас дроны инспектируют морские нефтяные платформы, роботы чинят подводные газовые трубы, беспилотные машины тестируются на месторождениях и т.д. В трейдинге отдельными энергоресурсами блокчейн перестраивает процессы бэк-офиса и рутину с документооборотом, серьезно повышая эффективность и транспарентность операций. Алго ИИ на основании накопленных исторических данных предсказывает возможную коррозию металлических конструкций на нефтяных скважинах. Другие ИИ алгоритмы оптимизируют работу насосов, где аж на 1.5-2% без дополнительных вложений можно увеличить добычу нефти со скважины. Вообще говоря, оценочные приросты от внедрения предиктивной аналитики на этапе эксплуатации месторождения составляют, в лучшем случае, первые проценты, и с этим стоит смириться. Ведь нефтяники не создают много добавленной стоимости на этапах инноваций и маркетинга, это же не айфоны продавать, тут реальный тяжелый сектор.

И вот вся эта цифровая борьба за небольшие собственно приросты, сейчас попросту может сойти на нет. Ведь все равно стоит большой вопрос, что делать, когда перед вами стоит обратная задача и добычу надо сокращать, причем на продолжительный временной период. Очень многие новомодные примочки получаются практически бесполезны, они, вероятно, будут отложены в долгий ящик. Ломать не строить, конечно, но вот когда массового производственного опыта нет, аккуратно сломать (сократить) может и не получиться так, чтобы минимизировать возможные безвозвратные потери.

Это все безотносительно, кстати, страновых особенностей - это достаточно повсеместно будет происходит сейчас.