Клерк.Ру

Практика Конституционного Суда РФ по налогам за второе полугодие 2019

48


Общие вопросы

Определение от 19 декабря 2019 г. № 3531-О (ЗИС)

Основание для обращения: Оспариваемые законоположения допускают возможность повторного налогообложения.

Позиция Суда: Оспариваемые заявителем положения статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации направлены на установление основных начал законодательства о налогах и сборах, т.е. на создание надлежащей нормативной основы для исполнения налогоплательщиками конституционной обязанности по уплате налогов. Данные законоположения, определяя гарантии прав налогоплательщиков, сами по себе не допускают возможности доначисления налогоплательщику сумм налогов в размере большем, чем это установлено законом, притом что налоговые органы обязаны осуществлять контроль за соблюдением законодательства о налогах и сборах, в том числе в целях пресечения злоупотреблений налогоплательщиков, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды.

Налоговый контроль

Определение от 18 июля 2019 г. № 2116-О

Основание для обращения: оспариваемые положения позволяют лишать налогоплательщика возможности учесть в целях налогообложения вынужденные расходы на содержание имущества, переданного им муниципальным образованиям, в связи с отсутствием у последних необходимых для этого ресурсов, а также позволяют взыскивать с налогоплательщика пени и штраф за неуплату налога по результатам проведения выездной налоговой проверки, притом что решение о возврате (возмещении) налогов было принято самим налоговым органом по результатам камеральной налоговой проверки.

Позиция Суда: Камеральная налоговая проверка, по смыслу пункта 1 статьи 88 Налогового кодекса Российской Федерации, является формой текущего документального контроля за соблюдением налогового законодательства, который проводится на основе налоговых деклараций (расчетов) и документов, представленных налогоплательщиком, а также других документов о деятельности налогоплательщика, имеющихся у налогового органа. В отличие от выездной налоговой проверки она нацелена на своевременное выявление ошибок в налоговой отчетности и оперативное реагирование налоговых органов на обнаруженные нарушения, что позволяет смягчить для налогоплательщиков последствия от неправильного применения ими налогового закона.

В свою очередь, в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации выездная налоговая проверка, по общему правилу, проводится на территории (в помещении) налогоплательщика на основании решения руководителя (заместителя руководителя) налогового органа (пункт 1 статьи 89). Такая проверка ориентирована на выявление тех нарушений налогового законодательства, которые не всегда можно обнаружить в рамках камеральной налоговой проверки: для их выявления требуется углубленное изучение документов бухгалтерского и налогового учета, а также проведение ряда специальных мероприятий контроля, например осмотра, выемки документов и предметов, экспертизы, участия понятых и допроса свидетелей (статьи 90, 92, 94, 95 и 98). Как правило, именно в рамках выездных налоговых проверок и выявляются нарушения, обусловленные злоупотреблениями налогоплательщика в налоговой сфере, стремлением уклониться от налогообложения.

Указанные положения Налогового кодекса Российской Федерации не предполагают дублирования контрольных мероприятий, осуществляемых в рамках налоговых проверок указанных видов - выездных и камеральных. В связи с этим они не исключают выявление при проведении выездной налоговой проверки (как более углубленной формы налогового контроля) таких нарушений, которые не были обнаружены при проведении камеральной налоговой проверки.

Практика Конституционного Суда по налогам во 2-м полугодии 2019

Иная ответственность

Определение от 18 июля 2019 г. № 1896-О

Основание для обращения: Оспариваемые законоположения позволяют определять долю налогов, подлежащих перечислению в бюджет, без учета трехлетнего периода, указанного в этих нормах.

Позиция Суда: В силу статьи 226 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые агенты по общему правилу обязаны исчислить сумму налога на дату фактического получения дохода налогоплательщиком (пункт 3), удержать начисленную сумму налога непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической выплате (пункт 4), перечислить суммы исчисленного и удержанного налога не позднее дня, следующего за днем выплаты налогоплательщику дохода, а при выплате налогоплательщику доходов в виде пособий по временной нетрудоспособности (включая пособие по уходу за больным ребенком) и в виде оплаты отпусков налоговые агенты обязаны перечислить суммы исчисленного и удержанного налога не позднее последнего числа месяца, в котором производились такие выплаты (пункт 6). Таким образом, Налоговый кодекс Российской Федерации устанавливает определенные сроки, в которые должна быть исполнена обязанность налогового агента по исчислению, удержанию и перечислению сумм налога на доходы физических лиц. Следовательно, указанные сроки должны применяться и при разрешении вопроса о наличии в действиях налогового агента преступления, предусмотренного статьей 199.1 УК Российской Федерации. Если такое неисполнение обязанности налогового агента носит длящийся характер, то общая сумма неперечисленных налогов и их доля рассчитываются с учетом определенных статьей 226 Налогового кодекса Российской Федерации сроков исполнения обязанности именно налоговым агентом, периода ее фактического неисполнения, но в пределах трех финансовых лет подряд.

Постановление от 9 июля 2019 г. № 27-П (Алганова Д.Н.)

Основание для обращения: Положения, содержащиеся как в диспозиции статьи 199 УК Российской Федерации, так и в пункте 1 примечаний к ней, не соответствуют статье 54 (часть 2) Конституции Российской Федерации в той части, в которой они, закрепляя признаки уклонения от уплаты страховых взносов, подлежащих уплате организацией, по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой в системе действующего правового регулирования, лишают гражданина конституционного права на применение уголовного закона, имеющего обратную силу в соответствии со статьей 10 данного Кодекса.

Позиция Суда: Включение Федеральным законом от 29 июля 2017 года N 250-ФЗ страховых взносов, наряду с налогами и сборами, в число платежей, уклонение от уплаты которых влечет ответственность на основании статьи 199 УК Российской Федерации, а равно и дополнение страховыми взносами указанной в пункте 1 примечаний к данной статье совокупности подлежащих уплате платежей, от которой рассчитывается доля неуплаченных платежей при определении размера уклонения от их уплаты, свидетельствуют о том, что законодатель (который не был лишен возможности дополнить уголовный закон отдельной статьей об уклонении от уплаты страховых взносов, что предполагает самостоятельный расчет неуплаченных страховых взносов отдельно от налогов и сборов) для целей уголовно-правового регулирования рассматривает уплату законно установленных налогов, сборов и страховых взносов как консолидированную обязанность публично-правового характера, неисполнение которой влечет публичную ответственность.

Включение страховых взносов в общую сумму подлежащих уплате организацией платежей при исчислении размера уклонения от их уплаты может улучшить положение лица, привлеченного к уголовной ответственности за совершенное до вступления в силу Федерального закона от 29 июля 2017 года N 250-ФЗ уклонение от уплаты налогов и (или) сборов, но обеспечившего при этом уплату организацией страховых взносов за тот период, за который исчислена сумма неуплаченных налогов и (или) сборов. Тем самым не исключается и возможность изменения квалификации уклонения от уплаты налогов и (или) сборов с учетом объема исполнения обязанности по уплате страховых взносов за те периоды, в которых неуплата (уклонение от уплаты) таких взносов влекла для плательщика хотя и не уголовную, но публично-правовую ответственность.

Отсутствуют препятствия для придания обратной силы применяемым в нормативном единстве с частью первой статьи 10 УК Российской Федерации положениям статьи 199 данного Кодекса в действующей редакции, изложенной Федеральным законом от 29 июля 2017 года N 250-ФЗ, в части включения страховых взносов в состав платежей, учитываемых для целей квалификации уклонения от уплаты налогов и (или) сборов с организации, совершенного до вступления в силу данного Федерального закона, если включение суммы страховых взносов в состав суммы подлежащих уплате платежей (помимо ранее включенных в нее налогов и сборов) означает такое увеличение базы, от которой определяется необходимая для привлечения к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов и (или) сборов либо для установления признаков квалифицированного состава этого преступления доля неуплаченных платежей в процентном отношении к подлежащим уплате в совокупности, и, как следствие, такое уменьшение самой доли, от которой зависит уголовно-правовая квалификация деяния, что, с учетом объема исполнения налогоплательщиком обязанности по уплате страховых взносов за соответствующий период, это будет означать улучшение положения лица в отношении возможности его привлечения к уголовной ответственности либо квалификации содеянного.

НДС

Постановление от 19 декабря 2019 г. № 41-П (Арбитражный суд Центрального округа)

Основание для обращения: Имеется неопределенность в вопросе о конституционности подпункта 15 пункта 2 статьи 146 Налогового кодекса Российской Федерации, который подлежит применению в указанном деле, и просит Конституционный Суд Российской Федерации проверить эту норму на соответствие статьям 1, 8, 19, 34, 35, 55 и 57 Конституции Российской Федерации в той мере, в какой она исключает из числа объектов обложения налогом на добавленную стоимость операции по реализации продукции, изготовленной в процессе текущей хозяйственной деятельности организациями, признанными банкротами, и не позволяет покупателю такой продукции применять налоговые вычеты в отношении сумм налога на добавленную стоимость, которые были ему предъявлены продавцом-банкротом.

Позиция Суда: Само по себе исключение операций должников, признанных банкротами, по реализации имущества из облагаемых налогом на добавленную стоимость с лишением права на налоговый вычет не представляется избыточным ограничением прав покупателя этого имущества, для которого отсутствие возможности применить вычет компенсируется собственно предполагаемым отсутствием его суммы в цене реализуемого ему имущества, хотя и может создать ему неудобства в хозяйственной деятельности. Однако покупатель ставится в уязвимую с точки зрения налоговых последствий ситуацию, если должники-банкроты, реализуя продукцию, изготовленную в процессе текущей хозяйственной деятельности, выделяют налог на добавленную стоимость в счетах-фактурах, а покупатель, произведя оплату продукции с учетом этих сумм, рассматривается налоговым органом как не имеющий права на получение вычета, несмотря на то что счет-фактура с выделенной в нем суммой налога на добавленную стоимость, по общему правилу, является специальным документом, дающим такое право.

Следовательно, покупатель фактически несет бремя налога на добавленную стоимость как при оплате приобретенной продукции (безотносительно к тому, поступают ли далее суммы этого налога в бюджет от продавца), так и при последующей реализации своей продукции (поскольку не может воспользоваться вычетом, предусмотренным в таких случаях по общему правилу), что ведет к двойному налогообложению, а значит, к нарушению принципов равенства и экономической обоснованности налогообложения - вопреки статьям 19 (части 1 и 2) и 57 Конституции Российской Федерации. При этом покупатель в ситуации банкротства продавца может быть лишен возможности истребовать у него соответствующую сумму как необоснованно выставленную в счете-фактуре и тем более истребовать ее из бюджета.

ТОП-10 Налоговых споров за 2019 год

НДФЛ

Определение от 19 декабря 2019 г. № 3576-О (Иванова А.С.)

Основание для обращения: Оспариваемые законоположения позволяют произвольно определять размер среднедушевого дохода семьи адвоката.

Позиция Суда: Оспариваемые взаимосвязанные положения Налогового кодекса Российской Федерации и Федерального закона "О ежемесячных выплатах семьям, имеющим детей" в силу их буквального содержания, поскольку не предусмотрено иное, предполагают определение доходов для целей получения соответствующей ежемесячной выплаты исходя из налогооблагаемого дохода (с учетом уменьшения доходов налогоплательщика на сумму профессиональных налоговых вычетов), но до вычета налогов. Следовательно, сами по себе оспариваемые законоположения не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявительницы в указанном в жалобе аспекте.

Определение от 18 июля 2019 г. № 2171-О (Стрельцов П.Н.)

Основание для обращения: Оспариваемые законоположения препятствуют получению адвокатом профессионального налогового вычета в размере расходов, произведенных им на содержание жилого помещения, используемого под адвокатский кабинет.

Позиция Суда: Положения статьи 221 НК РФ во взаимосвязи с положениями главы 25 указанного Кодекса не исключают возможности учета затрат на содержание помещения, используемого адвокатом в профессиональной деятельности, но при условии их обоснованности, документальной подтвержденности и связи с осуществляемой им профессиональной деятельностью.

Определение от 19 декабря 2019 г. № 3524-О (Мельников Д.А.)

Основание для обращения: Оспариваемые положения Налогового кодекса Российской Федерации, устанавливая ограничения (в пределах трехкратного размера среднего месячного заработка) для освобождения от уплаты налога на доходы физических лиц, не учитывают, что федеральному государственному гражданскому служащему полагается выплата компенсации в большем размере; кроме того, лица, уволенные из организаций (органов власти), расположенных на территории закрытого административно-территориального образования, с точки зрения применения налоговой льготы находятся в худшем положении по сравнению с лицами, уволенными из организаций, расположенных в районах Крайнего Севера (у них освобождается от налогообложения шестикратный размер среднего месячного заработка).

Позиция Суда: При установлении налога на доходы физических лиц (глава 23 Налогового кодекса Российской Федерации) федеральный законодатель, в том числе с учетом провозглашенных Конституцией Российской Федерации целей социальной политики в Российской Федерации, реализация которых является одной из основных конституционных обязанностей государства при осуществлении присущих ему функций, включая фискальные, определил в статье 217 Налогового кодекса Российской Федерации доходы, не подлежащие налогообложению. В частности, пункт 1 данной статьи относит к таким доходам государственные пособия (кроме пособия по временной нетрудоспособности, в том числе по уходу за больным ребенком), включая пособия по безработице, беременности и родам, а также иные выплаты и компенсации, выплачиваемые в соответствии с действующим законодательством, а пункт 3 той же статьи отдельно выделяет круг компенсационных выплат, в том числе связанных с увольнением работников. Как ранее отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, то обстоятельство, что при увольнении размер освобождаемого от налогообложения дохода ограничен шестикратным размером среднего месячного заработка для работников, уволенных из организаций, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а для остальных категорий работников - трехкратным размером среднего месячного заработка, не влечет нарушения конституционных прав граждан, поскольку согласуется с правовым подходом к регулированию отношений по льготному обложению налогом на доходы физических лиц, учитывая дискрецию законодателя в данном вопросе (Определение от 20 ноября 2014 года N 2623-О).

Комментарий к налоговым спорам за февраль 2020

Определение от 24 октября 2019 г. № 2908-О (Мустаев С.С.)

Основание для обращения: Оспариваемая норма возлагает на граждан обязанность уплачивать налог на доходы физических лиц в повышенном размере с дохода, который реально не был получен; ставит налогоплательщиков - граждан в худшее положение по сравнению с иными категориями налогоплательщиков. Кроме того, как отмечает заявитель, данное законоположение было принято с нарушением установленной процедуры ввиду отсутствия заключения Правительства Российской Федерации на законопроект.

Позиция Суда: Налоговый кодекс Российской Федерации предусматривает, что при определении налоговой базы по налогу на доходы физических лиц учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды (статья 210). При этом налоговая база по доходам от продажи недвижимого имущества определяется с учетом особенностей, установленных в том числе пунктом 5 статьи 217.1 данного Кодекса, предписывающей с целью определения налоговой базы по налогу на доходы физических лиц - в случае, когда полученный от продажи объекта недвижимого имущества доход меньше его кадастровой стоимости по состоянию на 1 января года, в котором осуществлена государственная регистрация перехода права собственности на продаваемый объект недвижимого имущества, умноженной на понижающий коэффициент 0,7, - руководствоваться сведениями о такой кадастровой стоимости. Указанное законоположение, как отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, направлено на предотвращение злоупотребления налогоплательщиками своими правами путем занижения действительной стоимости недвижимого имущества при его отчуждении с целью уклонения от уплаты налога (Определение от 2 июля 2019 года N 1833-О).

По своему смыслу данное регулирование исходит из того, что установленная по результатам государственной кадастровой оценки кадастровая стоимость имущества не должна в значительной мере отклоняться от среднего уровня его рыночной стоимости, а потому может выступать в качестве вмененного налогоплательщику дохода при определении налоговой базы по налогу на доходы физических лиц (с учетом понижающего коэффициента). Такой механизм налогообложения дохода физических лиц по сделкам от продажи объектов недвижимого имущества - принимая во внимание установленные процедуры оспаривания результатов определения кадастровой стоимости - не предполагает взимания с граждан налога в повышенном размере, в том числе по отношению к размеру налоговой обязанности иных категорий налогоплательщиков, на которых действие оспариваемой нормы не распространяется, учитывая, что в любом случае взимание налога должно соотноситься с принципами определения дохода для целей налогообложения (статья 41 Налогового кодекса Российской Федерации). Таким образом, оспариваемый пункт 5 статьи 217.1 данного Кодекса, предусматривающий особенности налогообложения доходов физических лиц от продажи недвижимого имущества, сам по себе не может рассматриваться как нарушающий конституционные права заявителя.

Определение от 2 июля 2019 г. № 1833-О (Коврина В.В.)

Основание для обращения: Оспариваемое законоположение противоречит статье 35 Конституции Российской Федерации в той мере, в какой оно не допускает применения для целей обложения налогом на доходы физических лиц сведений о кадастровой стоимости объекта недвижимого имущества, установленной в размере рыночной по решению комиссии по рассмотрению споров о результатах определения кадастровой стоимости или суда, в том же налоговом периоде, в котором налогоплательщиком совершена сделка по отчуждению этого имущества.

Позиция Суда: Оспариваемая заявительницей часть 4 статьи 18 Федерального закона "О государственной кадастровой оценке", действующая в системном единстве с иными нормами, в том числе указанным положением Налогового кодекса Российской Федерации и с учетом части 3 статьи 4 Федерального закона от 29 ноября 2014 года N 382-ФЗ, определяющей пределы действия данного положения во времени, не лишает граждан - плательщиков налога на доходы физических лиц права требовать установления кадастровой стоимости отчуждаемого недвижимого имущества в размере, равном его рыночной стоимости, в том числе с целью определения экономически обоснованного размера налоговой базы в текущем и последующем налоговых периодах.

Определение от 18 июля 2019 г. № 2168-О (Лунев А.М.)

Основание для обращения: Оспариваемое законоположение позволяет произвольно определять сумму налога на доходы физических лиц при продаже земельного участка.

Позиция Суда: Часть 4 статьи 18 Федерального закона "О государственной кадастровой оценке", действующая в системном единстве с иными нормами, в том числе с указанным положением Налогового кодекса Российской Федерации и с учетом части 3 статьи 4 Федерального закона от 29 ноября 2014 года N 382-ФЗ, определяющей пределы действия данного положения во времени, не лишает граждан - плательщиков налога на доходы физических лиц права требовать установления кадастровой стоимости отчуждаемого недвижимого имущества в размере равном его рыночной стоимости, в том числе с целью определения экономически обоснованного размера налоговой базы в текущем и последующем налоговых периодах.

Страховые взносы

Постановление от 31 октября 2019 г. № 32-П (Верховный Суд РФ)

Основание для обращения: Оспариваемое регулирование лишает плательщика страховых взносов, относящихся к периодам до 1 января 2017 года, возможности распорядиться своим имуществом - переплатой по страховым взносам в силу одного лишь факта разнесения (учета) сведений о них по индивидуальным лицевым счетам застрахованных лиц, безотносительно к тому, способен ли возврат излишне уплаченных страховых взносов в действительности привести к нарушению прав и законных интересов данных лиц.

Позиция Суда: До наступления у застрахованного лица страхового случая отсутствуют препятствия для возврата излишне уплаченных сумм страховых взносов безотносительно к тому, были ли они начислены по индивидуальной или солидарной части тарифа. Что касается солидарной части тарифа, то, поскольку на индивидуальном лицевом счете застрахованного лица уплаченная по ней сумма взносов не отражается, корректировка ее размера не может приводить к нарушению прав и законных интересов застрахованных лиц и после наступления страхового случая.

Обзор налоговых новостей за март 2020

Налог на имущество

Определение от 24 октября 2019 г. № 2916-О (ЛЕВИСОМА ТРЕЙДИНГ ЛИМИТЕД)

Определение от 24 октября 2019 г. № 2915-О (ПИАНКОНЕРО ИНВЕСТМЕНТС ЛИМИТЕД)

Определение от 2 октября 2019 г. № 2672-О (МЕРВИТА ХОЛДИНГЗ ЛИМИТЕД)

Определение от 2 октября 2019 г. № 2595-О (ЦОРТИС ЛИМИТЕД)

Определение от 2 июля 2019 г. № 1831-О (Северный Автовокзал)

Определение от 2 июля 2019 г. № 1832-О (КИТ ЕКАТЕРИНБУРГ)

Основание для обращения: Оспариваемое законоположение позволяет лишать налогоплательщика права на использование льготы по налогу на имущество организаций.

Позиция Суда: Определение классов энергетической эффективности в отношении нежилых зданий не предусмотрено ни действующим законодательством, ни техническими регламентами, которые изложены в актуальных сводах правил и на этом основании подлежат применению, а значит, и налоговое освобождение, закрепленное оспариваемым законоположением, нельзя считать установленным в отношении нежилых зданий.

Определение от 30 сентября 2019 г. № 2604-О (Институт Стекла)

Основание для обращения: Оспариваемые положения допускают увеличение кадастровой стоимости объекта недвижимости на сумму налога на добавленную стоимость, при этом оспариваемые нормы препятствуют арбитражному суду при рассмотрении налогового спора применить кадастровую стоимость имущества без учета включенного в нее налога на добавленную стоимость.

Позиция Суда: Проверка конституционности ведомственных нормативных правовых актов, к которым относится оспариваемый заявителем Федеральный стандарт оценки "Определение кадастровой стоимости (ФСО N 4)", не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, определенную в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Дайджест налоговых новостей за март 2020

Земельный налог

Определение от 24 октября 2019 г. № 2914-О (Тамбовский пороховой завод)

Основание для обращения: Оспариваемое законоположение позволяет правоприменительным органам произвольно (не на основании сведений, содержащихся в Едином государственном реестре недвижимости) определять кадастровую стоимость, подлежащую учету при исчислении и уплате земельного налога.

Позиция Суда: Вопрос о конституционности положений, регулирующих вопрос определения налоговой базы по земельному налогу, уже становился предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации, который в Постановлении от 28 февраля 2019 года N 13-П пришел к выводу, что положения пункта 3 статьи 391 Налогового кодекса Российской Федерации, определяющие налоговую базу для налогоплательщиков-организаций как кадастровую стоимость земельного участка, указанную в Едином государственном реестре недвижимости на 1 января года, являющегося налоговым периодом, не предполагают возможности возложения на налогоплательщика-организацию, добросовестно осуществившего исчисление и уплату земельного налога на основании сведений Единого государственного реестра недвижимости (государственного кадастра недвижимости), предоставленных ему публичным субъектом с учетом решения комиссии по рассмотрению споров о результатах определения кадастровой стоимости, определившего кадастровую стоимость земельного участка в размере рыночной, неблагоприятных последствий в виде взыскания недоимки и пени по земельному налогу, связанных с применением данных о кадастровой стоимости, полученных в связи с проведением очередной государственной кадастровой оценки, сведения о которой отсутствовали в названном реестре по состоянию на 1 января соответствующего налогового периода.

Данный вывод Конституционного Суда Российской Федерации в полной мере относится к случаям, когда исчисление и уплату земельного налога налогоплательщик осуществил на основании сведений Единого государственного реестра недвижимости, предоставленных ему публичным субъектом с учетом решения суда, определившего кадастровую стоимость земельного участка в размере рыночной. Поэтому правоприменительные органы при разрешении такого рода дел впредь должны исходить из указанного конституционно-правового смысла пункта 3 статьи 391 Налогового кодекса Российской Федерации, выявленного Конституционным Судом Российской Федерации.

Определение от 18 июля 2019 г. № 2178-О (Сычев Е.И.)

Основание для обращения: оспариваемые законоположения позволяют правоприменительным органам произвольно, т.е. не на основании сведений, содержащихся в Едином государственном реестре недвижимости (государственном кадастре недвижимости), определять кадастровую стоимость, подлежащую учету при исчислении и уплате земельного налога.

Позиция Суда: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 28 февраля 2019 года N 13-П сохраняет свою силу, а выявленный в нем конституционно-правовой смысл положений статьи 391 Налогового кодекса Российской Федерации, определяющих порядок исчисления и уплаты земельного налога, является обязательным для всех правоприменительных органов, что исключает возможность такого их истолкования, которое, в частности, допускало бы неблагоприятные последствия для физических лиц в виде взыскания недоимки и пени по земельному налогу, связанных с применением данных о кадастровой стоимости, полученных в связи с проведением очередной государственной кадастровой оценки, сведения о которой отсутствовали в названном реестре по состоянию на 1 января соответствующего налогового периода.

Определение от 18 июля 2019 г. № 2001-О (Сычев Е.И.)

Основание для обращения: Оспариваемые позволяют организации, уполномоченной на ведение государственного кадастра недвижимости, при получении нескольких официальных документов, содержащих разные сведения о кадастровой стоимости земельных участков, учитывать в качестве актуальных сведения, указанные в документе, поступившем последним по времени, без анализа содержания этих документов и без оценки действительной актуальности вносимых сведений, тем самым допускают предоставление государственными органами гражданам недостоверной информации о налоговой базе по земельному налогу и лишают граждан возможности ознакомиться с документами и материалами, затрагивающими их права и свободы.

Позиция Суда: Данный Федеральный закон также исходит из того, что Единый государственный реестр недвижимости (имеющий в своем составе кадастр недвижимости) является сводом достоверных систематизированных сведений об учтенном в соответствии с данным Федеральным законом недвижимом имуществе (часть 2 статьи 1); сведения, содержащиеся в Едином государственном реестре недвижимости и предоставленные на основании запроса о предоставлении сведений, являются актуальными (действительными) на момент выдачи органом регистрации прав или многофункциональным центром сведений, содержащихся в Едином государственном реестре недвижимости (часть 4 статьи 62).

Что касается налоговой базы по земельному налогу в отношении земельных участков, принадлежащих Е.И. Сычеву, то, согласно определению судьи Верховного Суда Российской Федерации об отказе в передаче его кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации, заявитель не лишен права на защиту своих интересов в установленном порядке, путем оспаривания налогового уведомления, принимая во внимание правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, выраженную в Постановлении от 28 февраля 2019 года N 13-П.

Определение от 24 октября 2019 г. № 2909-О (Новисов А.Б.)

Основание для обращения: Оспариваемое законоположение позволяет налоговому органу определять налоговую базу по земельному налогу на основании недостоверных сведений о кадастровой стоимости объекта налогообложения.

Позиция Суда: Пункта 4 статьи 391 Налогового кодекса Российской Федерации лишь закрепляет порядок определения налоговой базы по земельному налогу для физических лиц, не препятствуя налогоплательщикам в реализации их законного права на оспаривание в установленном порядке результатов определения кадастровой стоимости.

При обнаружении ошибок просьба сообщать по адресу: maxymv1985@gmail.com. Анализ отдельных Актов Вы можете посмотреть на канале Юзвака М.В. на YouTube: https://www.youtube.com/c/МаксимЮзвак