Клерк.Ру

Не все аудиторы одинаково полезны

Одна из важных новостей 2018 года - законодательно вмененная аудиторам обязанность информировать финразведку о подозрительных операциях бизнеса.

В конце 2018 года Росфинмониторинг выпустил подробнейшую методичку, в которой расписал аудиторам, как им выявлять у своих клиентов риски легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма (ОД/ФТ).

В трехдневный срок в даты выявления рисков, аудитор обязан проинформировать финразведку о подозрениях в отношении своих клиентов, о владельцах компаний, об их сомнительных контрагентах и странных операциях.

Еще один вызов бизнесу

Государство пытается переложить на бизнес часть своих фискальных функций.

До настоящего времени руководители и главные бухгалтеры воспринимали аудиторов как надежных помощников-консультантов, с которыми можно посоветоваться по любым вопросам учета и отчетности, исправить ошибки в отчетности и даже обсудить законные способы налоговой оптимизации.

Как изменится отношение с появлением у аудиторов контрольной функции – покажет время. Сложно сказать, сохранятся ли прежние доверительные отношения…

Конечно, для государственной фискальной системы это продуманный ход. Налоговые органы исполняют указание президента – не увеличивать количество проверок и не "кошмарить" бизнес. Но собираемость налогов в бюджет в условиях непростой российской экономики уменьшать никак нельзя. То есть проверки должны быть точечными, с четким прицелом и, конечно, максимально результативными.

Аудиторы – высокие профессионалы, глубоко понимающие как экономические процессы и явления, так и отлично разбирающиеся в нюансах документооборота, правилах учета и нормах законодательства. Это ценные агенты для фискальных служб.

Полностью согласна, что легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем, или финансирование терроризма - это неправильно, неприемлемо и порочно. Но где та грань, между законной оптимизацией структуры бизнеса или собственности и преступной легализацией и отмыванием? Например, займы от дружественных компаний или физических лиц – это законный способ финансирования бизнеса или схема? Вопросы риторические.

Признаки подозрительности

Основания в подозрении – а их предостаточно – описаны в методике. Под наблюдением - все бизнес-окружение организации - проверяемая компания, ее владельцы, партнеры и контрагенты.

Рисковые операции разделены по трем категориям : страновые риски, клиентские риски и операционные риски. И в каждой из категорий перечислены подозрительны признаки, которые должны насторожить проверяющих.

Это и необычная или сложная структура собственности компании или ее контрагентов; массовый адрес регистрации; частые и странные смены руководства; необъяснимо малое число сотрудников, не соответствующее размерам и характеру деятельности компании.

К «опасным» видам деятельности отнесены нерегулируемая некоммерческая деятельность, розничная торговля, общепит, торговля ГСМ, оружием, антиквариатом, автосалоны, строительство, туризм, консалтинговые услуги и еще ряд видов деятельности с интенсивным оборотом наличности.

Аудиторы должны проинформировать финразведку о странном и неадекватном поведении клиента , а именно : если он пытается ввести в заблуждение о деятельности компании, о структуре собственности или характере сделок. Если отказывает в доступе к объектам, документам, объектам информационных технологий, препятствует в доступе к ключевым должностным лицам, сотрудникам, контрагентам и иным лицам. Если клиент давит на аудиторов или запугивает их. Если руководство действует по указаниям третьих лиц, но их участие или присутствие не раскрывает. Долгое представление документов по запросу или нежелание их представлять – тоже подозрительный знак.

К странным и подозрительным также относятся:

  • трансграничные операции, связанные с возможным обналичиванием денежных средств,
  • сомнительные методы минимизации налогооблагаемой прибыли,
  • операции, приводящие к получению «на руки» крупных сумм наличности,
  • легкоконвертируемые активы -имеющие малый размер, высокую цену и высокий спрос - и операции с ними (например, бриллианты, облигации на предъявителя),
  • странные платежи от несвязанных контрагентов,
  • выплата вознаграждения наличными,
  • много операций с наличностью,
  • операции по обращению ценных бумаг, не имеющие очевидного экономического смысла,
  • перевод ценных бумаг в иностранные депозитарии,
  • короткий период операций купли-продажи ценных бумаг,
  • оплата за ценные бумаги или их продажа без фактической оплаты, а путем встречного представления (или получения) других активов или отсрочек,
  • связанные с возможным хищением, мошенничеством или преднамеренным банкротством,
  • инвестиции в недвижимость по завышенным или заниженным ценам,
  • завышение или занижение цен в счетах за товары и услуги,
  • многочисленные перепродажи товаров и услуг,
  • операции по движению денежных средств на расчетных счетах, при минимальной налоговой нагрузке,
  • совершение убыточных операций, а также операций, ведущих к росту обязательств, невозможных к погашению,
  • прощения долга по неисполненным обязательствам,
  • операции с аффилированным партнером по передаче имущества и денежных средств,
  • операции с находящимися под санкционным режимом лицами.

Повышают риски дополнительные факторы. Такие как:

  • отсутствие информации о контрагентах в общедоступных источниках информации
  • внесение записи о недостоверности сведений о контрагенте в ЕГРЮЛ
  • услуги деловых посредников, с непонятной экономической целесообразностью
  • отсутствие централизованного управления деятельности в нескольких юрисдикциях
  • значительная недостача активов.

Приведенный в методике перечень рисков – не закрытый. Аудитор, опираясь на свой опыт, исходя из своей практики, должен выявить и, конечно, обязан проинформировать и об иных подозрительных явлениях или операциях, которые не вошли в этот список. Да уж, профессионализм аудиторов фискалам очень пригодится.

Прощай, аудиторская тайна?

Ответственность для аудиторов – очень серьезная. До лишения лицензии. Но всегда возникает вопрос – чтобы обвинить в нарушении или несоблюдении – прежде следует найти это нарушение и его доказать.

Как и каким образом будет организован контроль за аудитом? Кто эти контролеры, которые пойдут вслед за аудиторами выявлять их ошибки, обвиняя в отсутствии донесений? Кто будет проверять их действия и давать оценку правы/неправы? Как доказать, что аудитором не проявлена разумная уверенность?

Методикой Росфинмониторинга предусмотрено выявление рисков на основании профессионального суждения аудитора. А это субъективно. Кто его поставит под сомнение? Опровергнет? Приведет свое? Что за этим? Обвинение аудитора в некомпетентности? Или в преступном сговоре?

Руководитель проверяемой компании не будет знать о том, что аудитор в ходе проверки выявил риски и проинформировал о них. Методикой Росфинмониторинга предписано аудитору не предупреждать заподозренное лицо и не разглашать факт своего общения с финразведкой.

Как они это представляют? Аудиторская компания – коммерческая организация. По договору оказания аудиторских услуг она получает неплохие деньги. Ценника менее 2500 руб. за час я не видела. Выходит, что директор оплачивает часы работы аудитора, который «копает» под его компанию. А судя по перечню оснований для выявления рисков (см. выше), времени для этого потребуется немало. О как придумано! ХитрО!

А что с аудиторской тайной? А не признается нарушением аудиторской тайны факт уведомления Росфинмониторинга аудитором. Об этом пункт 5 статьи 7.1 закона №115-ФЗ. Н-да. Без комментариев.

Вместо заключения

Аудиторские фирмы оказались в непростой ситуации. И бизнес призадумался. Найдется немного клиентов, готовых запускать к себе «троянского коня» и платить за выявление у себя рисков ОД/ФТ и информирование финразведки.

Будет ли аудитор сообщать в Росфинмониторинг? Будет перестраховываться или нет? Ведь руководитель организации все равно не узнает? А если через некоторое время организация где-то попадется, привлекут ли аудитора «за компанию»? Много открытых вопросов, ответить на которые сможет только практика.

Не думаю, что аудиторы начнут рубить сук, на котором сидят. Будут осторожничать, присматриваться, изучать мнения аудиторского сообщества.

За спиной директора тоже, думаю, не будут действовать. В аудиторах бизнес видит своих союзников и не готов воспринимать их как фискалов. Но потерять доверие очень легко.

Советы: работайте с проверенными аудиторами. С теми, с которыми сложились доверительные отношения. С кем можно обсудить все (!!) вопросы, высказать опасения и получить поддержку. Как с добрыми партнерами. Чтобы вместе думать, как действовать, чтобы не навредить никому. Я работала только с такими. Желаю и вам.

С пожеланием спокойной и безопасной работы,

ваш консультант

Татьяна

Независимый налоговый консультант-практик. Советник налоговой службы Российской Федерации 3 ранга. Уже много лет я помогаю российским бизнесменам осмысленно и осознанно решать налоговые проблемы, преодолевать страхи и ограничения, вызванные общением с налоговыми органами. Охлаждать пыл и останавливать от опасных налоговых кульбитов. Уверенно, спокойно и с достоинством вести свой бизнес в непростых, а порой и опасных, российских условиях.