Клерк.Ру

О, Дарвин!

Надеюсь, вам посчастливилось посмотреть фильм «Other People's Money» («Чужие деньги», 1991год). Главный герой фильма — Ларри Ликвидатор — бизнесмен, которого играет Дени Де Вито, так формулировал причину своего успеха: Survival of the fittest (выживание наиболее приспособленных).

Эта идея не оригинальна — 150 лет назад Чарльз Дарвин указал на естественный отбор как на главную движущую силу эволюции. В природе естественный отбор позволяет выживать тем организмам, которые лучше приспособлены для жизни в данном окружении. Так же и в бизнесе — лучше других себя чувствуют те компании, которые быстро и точно оценивают рыночные возможности и пользуются ими.

Давайте вспомним недавнее прошлое — 2005–2007 годы. Рынок капитала благосклонно относился к российским компаниям, позволял им занимать много и дешево. Наиболее приспособившиеся к этим условиям использовали открывающуюся возможность по максимуму, ведь изобилие денег позволяло развивать высочайший темп роста. В каждой индустрии можно выделить своих чемпионов — тех, кто лучше своих конкурентов играл по этим правилам.

В области IT — группа IBS, демонстрировавшая кратный рост оборотов год за годом, смелые M&A-сделки, экспоненциально растущие котировки акций, ажиотажный интерес инвесторов.

В девелопменте — группа «ПИК» с крупнейшим IPO в области недвижимости во всей Европе, многомиллиардными кредитами и сверхмасштабными проектами.

В медиа — РБК, за десять лет прошедшая путь от популярного веб-сайта до медиа-холдинга, выпускающего газету, журнал, телевизионный канал, организующего конференции и выставки. Во многом эта деятельность велась, конечно же, на заемные деньги, обеспеченные бурно растущими акциями компании.

Среди банков СНГ можно выделить казахстанские банки, которые использовали преимущества высокого рейтинга Казахстана для того, чтобы привлекать инвесторов. В результате активы одного из крупнейших казахстанских банков — БТА — превысили 20 млрд долларов, что делало его соразмерным российскому Альфа-Банку.

Чемпионом среди российских банков по адаптации к условиям 2006–2007 года я бы назвал «Тинкофф. Кредитные Системы» — банк-монолайнер, построенный вокруг одного продукта с отличной перспективой роста, нацеленный на доминирование на рынке. Успешный выпуск евробондов должен был обеспечить ТКС достаточные средства для выдачи сотен тысяч кредитов, а победоносная реализация бизнес-плана — великолепное IPO.

Ставки в этой игре были миллиардные, и неудивительно, что компании-лидеры позволяли себе «срезать углы» на пути к цели. Оценки портфеля перспективных проектов были неоправданно оптимистичны, существенная часть бизнеса оставалась непрозрачной для инвесторов, компании были крайне неэффективны, а основатели бизнесов оставались их мажоритарными акционерами и одновременно руководителями, провоцируя конфликт интересов. Но это были лучшие компании тех времен, с наибольшим влиянием на рынок и наибольшей пользой для экономики. Почему лучшие? Да просто потому, что многие в тех условиях захотели бы стать их акционерами.

Повторюсь, что «чемпионы 2007 года» — это компании, великолепно адаптировавшиеся к экономическим условиям 2007 года. Главным из этих условий была возможность практически неограниченного внешнего финансирования. И когда в августе 2008 года нашим компаниям стали недоступны американский и европейский рынки капитала, финансовые стратегии компаний-чемпионов «сложились», как карточные домики. Отток инвесторов обрушил котировки (и ПИК, и РБК потеряли 90–97% капитализации), используемые займы оказались необеспеченными, а нехватка устойчивых и прибыльных проектов лишила компании возможности исполнять свои обязательства перед кредиторами.

Торможение оказалось столь же стремительным, как и рост. В отношении одних чемпионов недавнего прошлого мы слышим о судебных исках по истребованию задолженностей, видим переход управления в руки кредиторов. Другие компании, которые не успели нагрузить себя долгом, констатируют провал прежних бизнес-планов, сворачивают агрессивное наступление и едва ли не полностью исчезают из информационных сообщений.

Означает ли все вышеописанное, что бизнес-дарвинизм не оправдывает себя в качестве идеологии? Можем ли мы объяснить, за что «наказаны» чемпионы? Какой вывод из произошедшего должны сделать зрители и участники этих событий?

Я склонен искать причину неудач там же, где увидел и формулу успеха. В финале фильма «Other People's Money» антагонист Ларри Ликвидатора — красотка-адвокат Кейт поправляет его, говоря: «That isn't survival of the fittest, it's survival of the fattest» («Это не выживание наиболее приспособленных, это выживание самых жирных»).

В фильме эта фраза звучит лишь как забавная игра слов и выпад в сторону нехудого героя Дени Де Вито. Но есть в такой постановке вопроса и философская правда. Когда к бизнесу приходит громкий успех, он может «ожиреть», причем практически буквально. Раздуваются штаты, появляется огромный офис, избыточные и непродуктивные расходы. И самое опасное — в компанию проникает дух слепой уверенности в своей правоте. Проходят считанные месяцы и прекрасно работавшие органы «зрения» и «слуха», которые позволили компании увидеть рыночную ситуацию и открывающиеся возможности, отмирают. С этой потерей у компании уходит шанс адаптироваться к внешним условиям, и в полном соответствии с вышеописанными законами бизнес-дарвинизма компания сходит с пьедестала или даже со сцены.

Если бы компании-чемпионы внимательно смотрели на изменение бизнес-ландшафта, то они не пропустили бы крах Bear Sterns в мае 2007 года и последовавшее за ним бегство инвесторов с развивающихся рынков. Если бы российские компании-чемпионы осенью 2007 года прислушались к вестям из того же Казахстана, где финансовый кризис разразился на год раньше российского, то они могли бы заблаговременно продумать антикризисные меры и не были бы столь растеряны осенью 2008 года.

Суть естественного отбора в том и заключается, что организм, остановившийся в своем развитии и не соответствующий условиям внешней среды, выбывает из «игры», именуемой жизнью. Как в природе, так и в бизнесе.

P.S. Об этом же говорит в фильме Ларри Ликвидатор, он же Дени Де Вито (ролик можно найти в YouTube). Означает ли все вышеописанное, что бизнес-дарвинизм не оправдывает себя в качестве идеологии? Можем ли мы объяснить, за что «наказаны» чемпионы? 

Подписывайтесь на главное от «Клерка» на Яндекс.Дзен. Самый умиротворяющий бухгалтерский сервис.

Читайте ещё

Мнения
Люди которым это нравится