Клерк.Ру

Не стоит стесняться признавать себя банкротом: об угрозе субсидиарной ответственности для директора компании

В каких случаях руководитель компании обязан подать в арбитражный суд заявление о признании возглавляемой им организации банкротом и насколько такое чистосердечное признание поможет ему в будущем? Разобраться в субсидиарной ответственной помогают специалисты Центра taxCoach.

Общие положения

Одним из популярных оснований привлечения руководителя (ликвидатора) должника к субсидиарной ответственности в рамках дела о банкротстве является неисполнение им обязанности по самостоятельной подаче заявления о банкротстве своей компании в установленный законом срок. 

Положительный момент для кредиторов и уполномоченных органов — им не нужно доказывать наличие причинной связи между неразумными и недобросовестными действиями руководителя и наступлением банкротства Общества, что на практике сделать довольно трудно.

По закону руководитель, придя к выводу о неплатежеспособности компании, обязан в течение месяца обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании её банкротом. Ликвидатор организации обязан сделать это в десятидневный срок. Обязанность введена с целью предотвращения более масштабных последствий, чтобы компания не могла принимать на себя дальнейшие невыполнимые денежные обязательства перед кредиторами.

Под финансовой неплатежеспособностью должника необходимо понимать состояние, не позволяющее ему удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, которые составляют не менее 300 000 руб. в течение 3-х месяцев с даты, когда они должны быть исполнены.
Просто направление кредитором претензии должнику об уплате задолженности и неисполнение ее в срок не является доказательством неплатежеспособности должника. При этом, как правило, суды учитывают тот факт, что обязательства не исполняются именно вследствие отсутствия каких-либо активов у Общества.

Вина руководителя должника и причинно-следственная связь по рассматриваемому основанию выражается в том, что из-за несвоевременной подачи им заявления в суд у Общества возникли дополнительные денежные обязательства, которые ввиду отсутствия у него имущества не могли быть исполнены и которых не было бы при подаче заявления в установленный срок.

Размер субсидиарной ответственности по этому основанию существенно ниже, чем по ст. 61.11 или 61.13 Закона о банкротстве. А иногда обязательства, по которым руководителя можно привлечь к субсидиарной ответственности, и вовсе отсутствуют.

Так, если был денежный долг, то заявителю нужно доказать, что руководитель, не подавший вовремя заявление, совершал иные сделки и/или у Общества возникли дополнительные обязательства.

Если уполномоченный орган хочет привлечь руководителя должника к субсидиарной ответственности в размере задолженности по обязательным платежам, то он должен доказать, что обязанность по уплате налога в такой величине возникла после истечения срока для подачи самостоятельного заявления должника о банкротстве. По этому основанию с руководителя должника нельзя взыскать любую задолженность по уплате налогов (страховых взносов) лишь по той причине, что она осталась непогашенной в связи с недостаточностью имущества должника.

Подробнее о сроках

Именно с первопричиной включения в законодательство этого основания ответственности связана ключевая ее особенность — привлечь руководителя к субсидиарной ответственности за несвоевременную подачу заявления должника можно далеко не по всем обязательствам, на удовлетворение которых не хватает имущества Общества. Он несет ответственность лишь по тем, которые возникли по истечению срока, отведенного для подачи такого заявления.

Таким образом, срок подачи самостоятельного заявления должника о банкротстве определяется в следующем порядке:

bankrotstvo.png

Итак, привлечь руководителя должника к субсидиарной ответственности по обязательству, которое послужило основанием для банкротства, не получится. При этом не имеет значения, какое обязательство не смог погасить должник: налоговое или денежное (возврат кредита (займа), оплата товаров (работ, услуг) в установленный договором срок). По этим обязательствам руководителя должника можно привлечь к субсидиарной ответственности только по другому основанию (ст. 61.11 и ст. 61.13 Закона о банкротстве), доказав, что он довел своими действиями Общество до банкротства/

Зато кредитор, обязательства перед которым возникли по истечению месяца с момента возникновения у компании признаков банкротства, может рассчитывать на исполнение обязательств перед ним за счет директора. В этот же ряд попадают процентные обязательства (пени), начисленные на сумму первоначального долга (налоговой недоимки), послужившей причиной банкротства Общества.

Так, суд привлек к субсидиарной ответственности руководителей должника в размере суммы долга перед кредиторами за поставку товаров, а также процентов за пользование чужими средствами (всего около 158 млн. рублей). Они не подали заявление о банкротстве в течение месяца с момента возникновения признаков неплатежеспособности (наличие задолженности более 3-х месяцев и отсутствие имущества для погашения задолженности). Суд выяснил, что признаки неплатежеспособности появились не позднее 05.01.2014 г., поскольку на эту дату у должника была 3-х месячная просрочка уплаты задолженности по уплате страховых взносов в размере более 300 000 руб. А значит руководитель должен был подать заявление должника до 05.02.2014 г. Задолженность, возникшая после этой даты, была взыскана с руководителей, в том числе бывших, в рамках привлечения к субсидиарной ответственности.

Правило установления даты подачи заявления имеет некоторые нюансы, если задолженность Общества перед кредиторами (уполномоченным органом) была предметом судебного разбирательства:

1. Первая ситуация — задолженность, числящаяся более трех месяцев, взыскивалась кредитором (уполномоченным органом) в судебном порядке. При этом факт ее наличия не оспаривался Обществом.

В таком случае месячный срок для подачи заявления должника начинает течь сразу после вступления в силу решения суда. Трехмесячный срок для погашения долга истек до подачи заявления в суд о взыскании долга и он не начинает исчисляться по-новому после принятия решения суда о взыскании долга. Именно с момента вступления решения суда в силу кредитор сможет без сомнения утверждать, что руководитель знал о финансовой неплатежеспособности организации.

В качестве примера приведем дело № А03-2834/2012.8 Суд, привлекая руководителя к субсидиарной ответственности, посчитал, что месячный срок для подачи заявления о банкротстве нужно считать с момента вступления в силу первого решения суда о взыскании долгов по кредиту. Эта дата достоверно устанавливает, что руководителю известно о наличии неплатежеспособности должника, поэтому суд решил использовать ее как «точку отчета».

2. Вторая ситуация — сам факт наличия/отсутствия у Общества задолженности перед кредиторами или уполномоченным органом стал предметом судебного спора.

Так в деле № А12-22933/2012 суд указал, что по истечении 3-х месячного срока с момента вступления в силу решения суда, установившего размер задолженности, руководитель должника может либо в течение следующего (по сути, четвертого) месяца погасить имеющийся долг, либо подать самостоятельное заявление о банкротстве, если у него отсутствует имущество для исполнения обязательств, определенных судом.

Если руководителей несколько, в том числе бывших

Исключение из полномочий одного из директоров обязанности подавать заявление о банкротстве ему никак не поможет — данное условие будет признано недействительным.Если в компании одновременно несколько единоличных исполнительных органов (директоров, управляющих и т.п.), то, по мнению ВС РФ, они все солидарно могут быть привлечены к субсидиарной ответственности за неподачу заявления о банкротстве.

При этом переживать за платежеспособность должника должны не только действующие руководители, но и бывшие. Если у компании было несколько директоров, сменявших друг друга, и ни один из них не подал заявление о банкротстве, то отвечать буду солидарно все, но за разные периоды времени. Самый первый будет отвечать за весь срок с момента истечения месяца после появления признаков неплатежеспособности. Другие — «со дня истечения увеличенного на один месяц разумного срока, необходимого для выявления ими как новыми руководителями обстоятельств, с которыми закон связывает возникновение обязанности по подаче заявления о банкротстве, и до дня возбуждения дела о банкротстве».

При этом у бывшего руководителя есть возможность избежать такой ответственности — для этого он должен публично сообщить о неплатежеспособности должника. По обязательствам, возникшим у должника с момента такого сообщения, бывший руководитель субсидарной ответственности не несет. Правда, как сделать такое публичное сообщение, закон не разъясняет.

Про объективное банкротство

Напомним, для руководителя установлен один месяц, а для ликвидатора — 10 дней для подачи заявления с момента наступления одного из перечисленных ниже обстоятельств (п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве). На практике все судебные споры привлечения руководителя (ликвидатора) должника к субсидиарной ответственности связаны с установлением даты возникновения обязанности по самостоятельной подаче заявления о банкротстве.

  • удовлетворение требований одних кредиторов приводит к невозможности исполнения других;
  • обращение взыскания на имущество должника существенно осложнит (сделает невозможной) хозяйственную деятельность должника;
  • есть непогашенная в течение 3-х месяцев задолженность перед работниками.
  • должник имеет признаки неплатежеспособности и (или) недостаточности имущества, определение которых раскрывается в абз. 35 и абз. 36 ст. 2 Закона о банкротстве:
Недостаточность имущества — превышение размера денежных обязательств и обязанностей по уплате обязательных платежей должника над стоимостью активов должника;
Неплатежеспособность — прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств. При этом действует презумпция недостаточности денежных средств, пока не доказано иное.
(абз. 35 и абз. 36 ст. 2 Закона о банкротстве).

По сути все перечисленные обстоятельства пересекаются друг с другом и на практике сводятся к доказыванию наличия у Общества признаков неплатежеспособности и недостаточности имущества. При этом из данных в Законе о банкротстве определений однозначно не следует, как устанавливать точную дату наступления неплатежеспособности и недостаточности имущества должника, с которой необходимо исчислять месяц или 10 дней для подачи заявления должником.

27 декабря 2017 года Пленум ВС РФ также дал разъяснения по этому вопросу. Высшая инстанция в своем постановлении ввела новое понятие — объективное банкротство.

То есть само по себе наличие признаков неплатежеспособности не приводит к возникновению обязанности подать заявление о банкротстве. Как справедливо указал ВС РФ, если руководитель, «несмотря на временные финансовые затруднения, добросовестно рассчитывал на их преодоление в разумный срок, приложил необходимые усилия для достижения такого результата, выполняя экономически обоснованный план, такой руководитель может быть освобожден от субсидиарной ответственности на тот период, пока выполнение его плана являлось разумным с точки зрения обычного руководителя, находящегося в сходных обстоятельствах».

Эта позиция ранее уже была сформулирована в отдельных решениях, в которых суды подчеркивали недопустимость формального подхода при определении даты возникновения признаков банкротства.

Сейчас эта установка стала определяющей в судебной практике.

«Объективное банкротство» заключается в том, что суды не должны подходить формально при определении даты, когда должника следует считать неплатежеспособным и начинает течь срок подачи заявления о собственном банкротстве. Необходимо выяснить реальное финансовое состояние должника, также необходимо оценить действия руководства по выходу из кризиса..

Так, например, в деле №А60-35836/2015 суды отказались привлекать директора к субсидиарной ответственности за несвоевременную неподачу заявления о банкротстве. Руководитель сумел доказать, суду, что его действия и намерения были разумными. Суд учел сезонный характер деятельности должника, поэтому наличие кредиторской задолженности в определенный период совсем не означал, что у Общества в этот момент были признаки банкротства. В другие периоды размер активов был достаточен для погашения задолженности.

В деле №А50-8807/2013 суды критически оценили разумность антикризисных мер. Руководитель был привлечен к субсидиарной ответственности, но срок, в течение которого возникали долги по «субсидиарке» для руководителя за неподачу заявления, был существенно сокращен. Арбитражный суд Уральского округа признал, что должник уже на 2011 год имел все признаки неплатежеспособности, однако были приняты антикризисные меры, которые признаны разумными на определенном этапе. Но к 01.10.2012 стало очевидно, что должник является банкротом. Именно по обязательствам, возникшим с этого момента, директора можно привлекать к субсидиарной ответственности.

Доказать отсутствие «объективного банкротства» при формальном наличии признаков банкротства должен руководитель. Например, в Постановлении Арбитражного суда Дальневосточного округа от 16.01.2018 N Ф03-5286/2017 по делу № А04-7254/2015 суд отметил, что директор не смог доказать, что наличие признаков неплатежеспособности в определенный момент времени не свидетельствовали о банкротном состоянии должника. В результате его привлекли к субсидиарной ответственности.

Таким образом, в любом случае для руководителя сохраняется высокий риск того, что он не сможет убедить суд, что принимаемые им меры могли вывести компанию из кризисного состояния. Тем не менее это реальный шанс как минимум снизить размер.

Важно! Список кандидатов для привлечения к субсидиарной ответственности по этому основанию не ограничивается директором.

С 30 июля 2017 года закон распространил ответственность за неподачу заявления от имени должника на иные контролирующие его лица (п. 3.1 ст. 9 ФЗ О банкротстве).

Верховный суд РФ конкретизировал положения закона16, определив условия, при совокупности которых этих «иных контролирующих лиц» можно привлечь к «субсидиарке» за неподачу заявления:

1) это лицо обладало полномочиями по созыву коллегиального органа должника, правомочного принимать решение о ликвидации, или само могло принять решение о ней либо о начале процедуры банкротства; [16 — п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве».

Так, например, для АО и ООО помимо директора созвать внеочередное собрание вправе:

  • совет директоров;
  • ревизионная комиссия (ревизор);
  • аудитор;
  • участники/акционеры, владеющие не менее чем 10% долей/акций.
Что касается коллегиальных органов, то полагаем, что суды по аналогии с ответственностью членов ликвидационной комиссии будут рассматривать действия каждого члена в отдельности и освобождать от субсидиарной ответсвенности тех лиц, «которые действовали добросовестно, приняв все зависящие от них меры, необходимые для подачи комиссией заявления о банкротстве (в частности, требовали созыва собрания членов комиссии, голосовали за принятие соответствующего решения и т.д.), однако их позиция не была поддержана другими членами».

Также суд позволяет объединить нескольких миноритариев, владеющих менее 10% акций/долей, и привлечь их солидарно к «субсидиарке» в случае, если будет доказана их аффилированность между собой и хотя бы один из них знал о финансовом состоянии компании.

2) это лицо должно быть контролирующим по отношению к должнику либо выгодоприобретателем по незаконным сделкам.

3) оно не могло не знать о неплатежеспособности должника.

4) оно не совершило необходимых действий для начала ликвидации или банкротства должника.

Итоговый перечень лиц, которых можно привлечь к ответственности за неподачу заявления о банкротстве конкретного должника, будет различаться в зависимости от ситуации. Очевидно, что помимо единоличных исполнительных органов риски ответственности появляются в первую очередь у мажоритарных участников/акционеров, ревизоров и ключевых членов совета директоров.

Такое контролирующее лицо в течение 10 дней с момента, когда узнало или должно было узнать о том, что руководитель (ликвидатор) не исполнил свою обязанность по обращению в суд с заявлением о «самобанкротстве» в зависимости от своих полномочий должно:

  • начать процедуру созыва, подготовки и проведения заседания коллегиального органа (общего собрания, совета директоров или ревизионной комиссии) по вопросу об обращении в суд с соответствующим заявлением;

  • самостоятельно принять решение об обращении в суд.

Если этого не будет сделано, то контролирующее лицо может быть привлечено к «субсидиарке» по обязательствам, возникшим в период после истечения предельных сроков на совершение указанных выше действий, солидарно с руководителем.

Практика по привлечению участников должника за неподачу заявления о банкротстве уже начинает формироваться.

Так, в деле № А50-980/2015 по долгам, возникшим после появления признаков несостоятельности, наряду с директором солидарно к субсидиарной ответственности были привлечены учредители ООО-банкрота. Конкурсный управляющий и сам директор доказали, что учредители были в курсе финансового состояния должника и на все просьбы руководителя собраться и решить проблему фактически отвечали отказом.

Итак, теперь следить за сроками должны не только директора, но и учредители юридических лиц, поскольку вопрос о ликвидации компании, как правило, относится к их компетенции.

Таким образом, если компания не подала заявление о признании себя банкротом (в случае возникновения этой обязанности), то ее действующие и бывшие руководители, а также ликвидатор, могут быть привлечены к субсидиарной ответственности по тем ее долгам, возникшим после истечения установленных сроков для подачи такого заявления.

Одновременно у них есть шанс доказать, что неплатежеспособность носила временный характер и предпринимаемых мер должно было хватить для вывода компании из затруднений. Однако что-то пошло не так.

Тем не менее, это основание для привлечения к «субсидиарке» во многом остается формальным: простое неисполнение обязанности по обращению в суд за банкротством, независимо от причин неплатежеспособности, позволяет возложить ответственность на руководителя.

Поэтому лучше не пренебрегать возможностью подачи такого заявления в суд в целях минимизации личных рисков,.

Эта рекомендация будет актуальна и для «иных контролирующих компанию лиц», прежде всего учредителей, членов Совета директоров. С 30.07.2017 года в законе появилась возможность привлечения их к ответственности по этому основанию, то есть минуя необходимость доказывания виновных действий по доведению компании до банкротства.

Мнения

Вот это удача! Да это же отличный шанс стать первым, кто прокомментирует этот материал!

Упс, комментировать могут только зарегистрированные пользователи. Пожалуйста, .