Клерк.Ру

Бывший руководитель НТВ стал продавать марихуану

Иллюстрация: Борис Мальцев / Клерк

Сергей Васильев, председатель совета директоров инвестгруппы «Русские фонды», в своем блоге на Facebook рассуждает про новость об успешном IPO на канадской бирже компании Curaleaf, занимающейся распространением марихуаны.

Компания привлекла на бирже 400 мил $ и это, безусловно — большой личный успех Бориса Йордана (вот про него статья в Википедии — Прим. ред.), основателя компании, который и тут показал свой незаурядный инвестиционный талант.

Но этот его личный успех означает одновременно и еще один, к сожалению, печальный тренд — русская эмиграция махнула рукой на Россию и пошла опять на Запад.

Борис — один из самых ярких людей, потомков старой русской эмиграции, которым суждено было вернуться в Россию, о которой вспоминали и которую лелеяли в своих мечтах его предки.

Борис Йордан был самым заметным и успешным инвестиционным банкиром новой России в 90-х.

На него с завистью смотрели даже акулы западного банковского мира, ведь он мог легко разговаривать и с нью-йоркскими финансовыми домами, и с российской верхушкой, и с новоявленными олигархами.

Он разговаривал со всеми на одном языке.

Это был редкий случай, когда в человеке сплелось классическое американское образование, русские корни и азарт возрождающейся новой России.

Тех сделок, что делал тогда «Ренессанс капитал», не мог бы сделать никто, ни на Западе, далеком от наших реалий, ни в молодой России, с ее еще советским восприятием жизни.

На Бориса с восхищением смотрела вся диаспора старой русской эмиграции, с ее восторженными и мечтательными идеями о возращении на Родину. Многие из них хотели тогда вернуться в Россию, о которой они только читали в книжках и что-то слышали от родителей. Но при этом еще и хотели вернуться с успехом, с триумфом, чтобы такое возвращение было ярким и значительным, достойным их корней, достойным тех идей, которые они бережно хранили в своих семейных архивах.

И таким самым ярким кам бэком в 90-х был пример Бориса Йордана.

Он создал тогда новый и самый успешный инвестиционный банк — «Ренессанс капитал» и делал самые крутые сделки на рынке. Именно с ним советовались и консультировались младореформаторы тех лет, как проводить большие приватизационные сделки и как привлекать свежие западные деньги на российский рынок.

Он был мостом между возрождающейся Россией и западным миром.

Кроме чисто финансового аспекта тех сделок, было в этом что-то поистине историческое, объединительное и поучительное.

Молодой потомок старой русской эмиграции, чьи родители были выкинуты революцией из советской России, возвращается домой не для того, чтобы ругаться или искать виновных в старых бедах, а возвращается с деньгами, западным образование, со связями в Лондоне и Нью-Йорке, чтобы вместе со вчерашними советскими людьми строить новую Россию.

Это впечатляло и завораживало! За ним потянулись многие другие.

Но дальше пошли череда кризисов, приход Путина, всеобщее огосударствление и постепенная усталость от бесконечных наших метаний, бесконечных поисков мостов между Россией и Западом.

И хотя Борис, никогда не уходил в тень, продолжал вести большие дела и даже брался за публичные проекты, типа руководство НТВ, но былая восторженность ушла.

Российскую поляну методично и неуклонно занимают местные, «государственные». Им уже не нужны чужие советы и опыт.

Страна вроде бы полностью открыта и есть все возможности для бизнеса и дел, но интерес и азарт пропал, и люди потянулись опять на Запад.

Печально, ведь у нас ещё столько неустроенности, столько дел и задач, которые нужно решать.

Что-то все-таки не так в нашем государстве, если такие люди уходят на Запад... торговать марихуаной, хоть и на канадской бирже.