Клерк.Ру

Увод имущества должником в ходе исполнительного производства

На фото Александр Федоров, председатель совета директоров ОАО «Коллекторское агентство «Центр ЮСБ»

Области работы коллекторского агентства безграничны. Часто нам приходится взыскивать долги и при проведении исполнительного производства. Следует признать, что нормальным ходом вещей будет отсутствие у должника в ходе исполнительного производства желания расстаться со своим имуществом для целей погашения задолженности.

Ухищрения и уловки могут быть самыми различными – от элементарного затягивания исполнительного производства, до применения незаконных и псевдозаконных схем, связанных с выводом имущества должника из под обращения взыскания на него судебным приставом-исполнителем.

Анализируя опыт нашего агентства и складывающуюся судебную практику, я прихожу к выводу, что суды все чаще и чаще признают сделки по выводу имущества недействительными, и должнику все сложней и сложней уходить от взыскания.

Рассмотрим на конкретном примере, как нам удалось с помощью службы судебных приставов обратить взыскание на имущество должника, несмотря на его попытки уклониться от этого.

В ходе совершения исполнительных действий в отношении должника- юридического лица, назовем его ООО «Мостстрой», судебным приставом-исполнителем получена информация из ГИБДД о регистрации за должником автотранспортных средств. Однако должником судебному приставу-исполнителю представлены договоры купли продажи и акты приема передачи этого автотранспорта другому юридическому лицу, назовем его ООО «Мостстрой+».

В указанной ситуации судебный пристав-исполнитель пришел к выводу, что имущество должника находится у третьих лиц, и в соответствии со ст. 77 ФЗ «Об исполнительном производстве» обратился в суд с заявлением об обращении взыскания на имущество должника, находящееся у третьих лиц.

Дополнительно судебным приставом-исполнителем в заявлении указано, что договоры по продаже автотранспорта являются ничтожными, транспорт фактически находится у должника и перерегистрация автотранспорта не произведена в ГИБДД и в Ростехнадзоре ( спецтехника).

В ходе судебного заседания судебный пристав-исполнитель также пояснил, что спорная техника находится в нерабочем состоянии на территории должника и никогда не использовалась в работе ООО «Мостстрой+».

Как известно, требование о ничтожности сделки может быть заявлено любым заинтересованным лицом, в том числе и судебным приставом-исполнителем (часть 2 ст. 166 ГК РФ).

В качестве защиты должник пояснил суду, что перерегистрация транспортных средств не была произведена по причине отсутствия денежных средств  у предприятия. А отсутствие отражения хозяйственной операции по продаже техники на бухгалтерском балансе объясняется неграмотным ведением бухгалтерского учета на предприятии.

Суд согласился с требованиями судебного пристава-исполнителя и обратил взыскание на спорную технику, указав при этом следующее.

Согласно ст. 166, ч. 1 и ст. 170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна независимо от признания ее таковой судом.

Судом было установлено, что новый собственник в течение года не предпринял никаких действий по исполнению обязанностей по содержанию автотранспорта, не забрал имущество с территории должника, не произвел перерегистрации в органах ГИБДД и Гостехнадзора, не поставил на баланс предприятия в качестве основных средств и соответственно не уплачивал транспортный налог  в 2007 г и в 2008 г.

Суд признал несостоятельными доводы должника и нового собственника об отсутствии денежных средств на перерегистрацию транспортных средств.

Кроме того, в судебное заседание не было представлено доказательств об оплате транспортных средств ООО «Мосстрой+». Суд критически оценил акт сверки взаимозачетов, в качестве доказательства, подтверждающего оплату.

Кроме того, вызванная в качестве свидетеля бухгалтер ООО «Мостстрой» показала, что в период ее работы никаких договоров о продаже транспортных средств не заключалось, и она лично готовила и сдавала отчет по транспортному налогу за 2 квартал 2007 г, в которой указывала спорный автотранспорт, как принадлежащий должнику.

Оценивая в совокупности имеющиеся фактические данные, суд пришел к выводу, что сделки купли продажи являются ничтожными и не порождают никаких правовых последствий, кроме вытекающих из их недействительности и удовлетворил заявление судебного пристава-исполнителя.

Впоследствии данное имущество было реализовано и денежные средства пошли в счет удовлетворения требований нашего клиента.

Наиболее интересным, на мой взгляд, здесь процессуальная часть вопроса, когда судебные приставы-исполнители проявили креативность и решили вопрос о недействительности сделок в рамках рассмотрения вопроса об обращении взыскания на имущество, находящееся у третьих лиц в порядке ст. 77 ФЗ «Об исполнительном производстве».

Будем надеяться, что практика в данном вопросе не остановится и другие судебные приставы-исполнители возьмут на вооружение указанный способ эффективного исполнения требований исполнительного документа о взыскании денежных средств.