Клерк.Ру

Когда приставы бессильны: о списании «дебиторки»

Законодательство позволяет снижать налогооблагаемую прибыль на суммы безнадежных долгов, хоть как-то компенсируя полученные убытки. Однако на практике реализация этого права может оказаться проблематичной и вызвать ряд вопросов.

Согласно Налоговому Кодексу РФ в состав убытков, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль, включаются безнадежные долги (ст.266 НК РФ), которыми признаются:

1) долги, по которым истек установленный срок исковой давности;

2) долги, по которым в соответствии с гражданским законодательством обязательство прекращено вследствие невозможности взыскания долга, на основании акта государственного органа или ликвидации организации.

По другим основаниям, кроме перечисленных выше, дебиторская задолженность в целях налогообложения прибыли безнадежной не признается и в составе расходов не учитывается (письмо Минфина России от 21.03.2008 № 03-03-06/1/199).

Ситуация, когда нерадивый должник не рассчитывается вовремя, к сожалению, не является редкостью. Как правило, в таком случае дело заканчивается судебным процессом. На практике даже наличие положительного решения суда и исполнительного листа не всегда гарантирует погашение задолженности. Именно в такой ситуации у налогоплательщика-кредитора возникает вопрос: сохраняется ли у него возможность списания на убытки в целях налогообложения присужденных судом сумм долга, если возврата от должника так и не удалось добиться даже через службу судебных приставов? При этом поскольку кредитором реализовано право на судебную защиту по иску, признание данной задолженности в связи с истечением срока исковой давности невозможно.

Налоговый Кодекс данный вопрос еще не урегулировал, а позиции контролирующих органов и арбитражных судов подчас неоднозначны и противоречивы. Однако обо всем по порядку.

Позиция налоговых органов

Налоговики в своем Письме от 06.09.2010 N ШС-37-3/10674  утверждали, что ни одно из положений п. 2 ст. 266 НК РФ в данном случае неприменимо, так как в нем говорится про три случая, в каждом из которых основным условием для признания расходов для целей налогообложения является факт прекращения самих гражданских обязательств:

  • вследствие невозможности его исполнения;
  • на основании акта государственного органа;
  • в связи с ликвидацией организации-должника.
При этом имеются в виду случаи, когда прекращение таких обязательств обусловлено исключительно нормами ст. ст. 216, 217 и 219 ГК РФ, а не оценкой кредитором или иными лицами способности должника погасить долг.

Поэтому, по их мнению, даже если можно рассматривать акт судебного пристава об окончании исполнительного производства в качестве акта государственного органа (что, по их мнению, еще не является безусловным фактом), то для подтверждения правомерности уменьшения налоговой базы по налогу на прибыль этого недостаточно. Для прекращения обязательства между сторонами необходимо, чтобы такой акт государственного органа являлся основанием, предусмотренным ГК РФ

Позиция Минфина России

Минфин России много лет настаивал на том, что решение судебного пристава о невозможности взыскания долга не может служить основанием для списания этого долга на убытки, уменьшающие налоговую базу по налогу на прибыль. Однако в конце 2008 года эта позиция была скорректирована, причем практика арбитражных судов оказала далеко не последнее влияние.

В письме Минфина России от 25.11.2008 № 03-03-06/2/158 указано следующее. Одним из оснований признания дебиторской задолженности безнадежной является  невозможность исполнения на основании акта государственного органа. Служба судебных приставов и ее территориальные подразделения являются федеральными органами исполнительной власти Российской Федерации. В соответствии с подп.4 п.1 ст.46 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» в случае, если у должника отсутствует имущество, на которое может быть обращено взыскание, и все принятые судебным приставом-исполнителем допустимые законом меры по отысканию его имущества оказались безрезультатными, исполнительный документ возвращается взыскателю, о чем судебным приставом-исполнителем составляется акт, который утверждается старшим судебным приставом. При этом судебный пристав-исполнитель выносит постановление об окончании исполнительного производства и о возвращении взыскателю исполнительного документа.

Учитывая приведенные выше нормы законодательства, а также правовую позицию ВАС РФ, изложенную в Определении от 07.03.2008 № 2727/08(1), финансисты пришли к выводу о том, что дебиторская задолженность, в отношении которой судебным приставом-исполнителем вынесено постановление об окончании исполнительного производства, признается безнадежной для целей налогообложения прибыли.

В течение 2009 года Минфин неоднократно подтверждал неизменность этой позиции (Письма  от 21.04.2009 № 03-03-06/1/271, от 30.03.2009 № 03-03-06/1/199).

Сложившаяся в последние годы арбитражная практика является достаточно многочисленной и  положительной для налогоплательщиков (см., например, Постановления ФАС Московского округа от 26.03.2010 N КА-А40/2553-10, ФАС Уральского округа от 07.12.2005 N Ф09-5552/05-С7, ФАС Северо-Кавказского округа от 29.03.2007 N Ф08-1550/2007-629А, Постановление ФАС  Восточно-Сибирского округа от 11.01.2009 N А33-16180/06-Ф02-6655/08 по делу N А33-16180/06). Как правило, победу в споре налогоплательщикам приносила именно ссылка на акт судебного пристава о невозможности взыскания долга, как официальное подтверждение факта невозможности (нереальности) исполнения обязательства.

Кроме того, на необходимость уточнения порядка признания убытков в виде безнадежных долгов для целей налогообложения прибыли говорится в Основных направлениях налоговой политики Российской Федерации на 2012 год и на плановый период 2013 и 2014 годов: «необходимо внесение изменения в статью 266 Кодекса в части уточнения, что безнадежными долгами признаются долги, невозможность взыскания которых подтверждена постановлением судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства, вынесенным в порядке, установленном Федеральным законом от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», в случаях:

- если невозможно установить местонахождение должника, его имущества либо получить сведения о наличии принадлежащих ему денежных средств и иных ценностей, находящихся на счетах, во вкладах или на хранении в банках или иных кредитных организациях;

- если у должника отсутствует имущество, на которое может быть обращено взыскание, и все принятые судебным приставом-исполнителем допустимые законом меры по отысканию его имущества оказались безрезультатными».

Поэтому в настоящее время организация может, не опасаясь спора с налоговым органом, признавать задолженность, в отношении которой судебным приставом-исполнителем вынесено постановление с указанием соответствующей причины невозможности взыскания и постановление об окончании исполнительного производства, безнадежной и включать ее в состав внереализационных расходов.

(1) В данном Определении высказана правовая позиция суда, которая сводится к следующему: руководствуясь п. 2 ст. 266 НК РФ, положениями Федерального закона «Об исполнительном производстве», а также, принимая во внимание основания прекращения исполнительного производства, судом сделан вывод об обоснованном включении обществом суммы долга в состав внереализационных расходов при исчислении налогооблагаемой прибыли.