Клерк.Ру

Беспочвенные претензии налоговиков: 12 ситуаций

Мы собрали дюжину судебных решений, в которых арбитры однозначно встали на сторону организаций. Несостоятельными были признаны самые разные претензии налоговых инспекций: по вычетам НДС, расходам на сомнительных контрагентов, списанию просроченной «дебиторки», включению имущества в кадастровый перечень, предоставлению документов по запросу, по блокировке счетов, смене налогового режима, наложению штрафа и ряду других. Знание этих прецедентов поможет успешно оспорить аналогичные действия налоговиков.

Вычет по НДС: инспекция не может его лишить по выставленным счетам-фактурам

ИФНС по результатам камеральной проверки по НДС отказала в возмещении НДС в сумме 4,5 млн рублей.

Претензии инспекторов вызвал тот факт, что вычеты были заявлены на основании счетов-фактур, выставленных подрядчиками по работам в здании, являющимся объектом культурного наследия. Работы заключались в реставрации здания и приспособлению его для современного использования.

Между тем в силу пп. 15 п. 2 ст. 149 НК РФ они освобождены от обложения НДС.

Выходит, что счета-фактуры с выделенными суммами НДС не соответствуют п. 5 ст. 169 НК РФ, а потому не могут являться основанием для применения налоговых вычетов.

Компания с этим не согласилась и обратила внимание суда на существование в Кодексе п. 5 ст. 173.

Согласно данной норме, если поставщик или подрядчик выставляет поставщику или заказчику счет-фактуру с выделенной в нем суммой НДС, он должен уплатить ее в бюджет, даже если была реализована не облагаемая данным налогом операция.

Конституционный Суд РФ в Постановлении от 03.06.2014 № 17-П разъяснил, что из этого следует возникновение у покупателей и заказчиков зеркального права принять к вычету налог, уплаченный поставщику (подрядчику) по такому счету-фактуре.

Верховный Суд РФ согласился, что с учетом этих доводов лишение компании вычетов безосновательно.
Поскольку она приобрела у подрядных организаций названные работы и получила от них счета-фактуры с выделением суммы НДС, то она была вправе применить соответствующие налоговые вычеты, а подрядчики, в свою очередь, обязаны были уплатить НДС в бюджет.

Определение Верховного Суда РФ от 27.11.2017 № 307-КГ17-12461.

Расходы на субподрядчиков: ИФНС не вправе их снять, если все работы сделаны

ИФНС доначислила компании 3,6 млн рублей по налогу на прибыль плюс пени и штраф.

Объектом претензий налоговиков стало списание на расходы по налогу на прибыль затрат по взаимоотношениям с тремя субподрядчиками. Инспекторы заявили, что компания создала формальный документооборот по сделкам с ними в отсутствие реальных хозяйственных операций.

В обоснование данного вывода инспекция сослалась:

  •  на невозможность реального выполнения субподрядчиками спорных работ в связи с отсутствием у них необходимых условий: персонала, основных средств, складов, имущества, транспорта;
  •  на тот факт, что представленные компанией первичные документы были подписаны от имени контрагентов неустановленными лицами и содержали недостоверные сведения;
  •  на то обстоятельство, что у должностных лиц компании отсутствует какая-либо информация о спорных субподрядчиках и обстоятельствах заключения с ними сделок, что говорит о непроявлении организацией должной степени осмотрительности и осторожности при выборе контрагентов.
Суды признали претензии ИФНС недостаточными для того, чтобы лишить компанию права учесть расходы.

Главное, что последние были реально понесены и инспекция это даже не оспаривала.

Из статьи 252 НК РФ следует, что при решении вопроса о возможности принятия расходов в целях исчисления налога на прибыль необходимо исходить из реальности этих расходов, а также из их документального подтверждения.

В данном случае:

  •  работы, отраженные в документах с названными субподрядчиками, в действительности выполнены и в полном объеме переданы заказчикам, – обратного инспекция не доказала;
  •  допрошенные судом в качестве свидетелей лица, выполнявшие работы на объекте строительства, также подтвердили выполнение работ субподрядными организациями;
  •  инспекция за исключением ссылки на информацию от заказчиков не привела в своем решении ни одного доказательства выполнения компанией всего объема спорных работ своими силами, равно как и наличия у нее для этого достаточного числа квалифицированных работников и материальных ресурсов;
  •  в решении нет даже расчета производственных и трудовых затрат, необходимых для выполнения указанных работ, а также сведения о штатной численности работников компании, якобы использованных в них.
Таким образом, поскольку работы по договорам подряда выполнены субподрядчиками и сданы заказчикам, а инспекцией не представлены доказательства, опровергающие, что компания понесла реальные затраты, то ее налоговые обязательства по этим работам подлежат установлению налоговым органом с учетом понесенных затрат. Поэтому решение ИФНС недействительно.

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 01.02.2018 № Ф07-16187/2017.

Безнадежные долги списываются в любом случае, как только были обнаружены

Выездная проверка завершилась для компании начислением 36,5 млн рублей НДС и 27 млн рублей налога на прибыль. Плюс соответствующие суммы пеней и штрафов.

Причиной послужили претензии проверяющих к периоду списания компанией в состав расходов дебиторской задолженности в размере 127 млн рублей: фирма учла эту сумму в 2012 году, в то время как срок исковой давности для взыскания долгов истек в предыдущих налоговых периодах – 2009‒2011 годах. В связи с этим инспекторы пришли к выводу о неправомерности учета указанной суммы при исчислении налога за 2012 год.

Однако суд поддержал компанию и признал претензии налогового органа несостоятельными.

Арбитры исходили из того, что сам по себе факт несвоевременного списания безнадежной задолженности в более позднем налоговом периоде не говорит о наличии недоимки.

Ведь по общему правилу, закрепленному в абз. 2 п. 1 ст. 54 НК РФ, налогоплательщик вправе исправить допущенную им ошибку в исчислении налоговой базы прошлого налогового или отчетного периода в том налоговом периоде, в котором он ее выявил.

Наряду с данным правилом в абз. 3 той же нормы установлено право налогоплательщика произвести перерасчет налоговой базы и суммы налога за налоговый (отчетный) период, в котором ошибки (искажения) были выявлены, если они привели к излишней уплате налога.

В последнем случае ошибка в определении налоговой базы и суммы налога не приводит к нарушению интересов казны. Соответственно, исправление такого искажения не посредством подачи уточненной декларации за предыдущий налоговый период, а посредством отражения исправленных сведений в текущей налоговой декларации признается допустимым.

Таким образом, ошибка в налоговом учете, выразившаяся в несвоевременном отнесении безнадежной к взысканию задолженности в состав расходов, могла быть исправлена, в том числе путем отражения рассматриваемых расходов в регистрах налогового учета в налоговом периоде 2012 года, что фактически и было сделано налогоплательщиком.

Инспекция же, установив факт несвоевременного признания расходов в 2012 году, должна была учесть их за соответствующий налоговый период, охваченный налоговой проверкой, – 2010‒2011 годы, а не отказывать в учете данных расходов как таковых.

Следовательно, основания для доначисления налога на прибыль за 2012 год у ИФНС отсутствовали.

Определение Верховного Суда РФ от 19.01.2018 № 305-КГ17-14988.

Здание с кабинетами: это не повод включать его в кадастровый перечень

Московские власти включили принадлежащее ФГУП здание в перечень объектов, облагаемых налогом на имущество по кадастровой стоимости. Дело в том, что, по их мнению, более 20 процентов общей площади помещений используется для размещения офисов.

Учреждение с этим категорически не согласилось и обратилось в суд.

Там выяснилось, что каких-либо доказательств, подтверждающих правомерность включения в здания в этот перечень, у столичных властей нет.

Документальным поводом занести его в список послужил акт, составленный госинспекцией по контролю за использованием объектов недвижимости города Москвы.

Однако он был составлен лишь на основании:

а) внешнего осмотра здания;

б) с учетом технической документации.

Что касается осмотра, то на фотографиях был запечатлен фасад здания, на котором отсутствовали какие-либо рекламные вывески и указатели, что не давало оснований полагать, что в здании размещены офисы.

Что касается техдокументации, то на экспликации к поэтажному плану были обозначены такие помещения, как «кабинет» и «лаборатория». Их площадь составляла 31 процент здания. Данные помещения инспекторы и посчитали «офисными помещениями и сопутствующей инфраструктурой».

Но оснований для таких выводов без осмотра помещений не было. При этом в акте не было отмечено, что кто-либо чинил сотрудникам госинспекции препятствия для доступа в здание и осмотра нежилых помещений в нем и определения, в каком качестве они реально используются.

По смыслу же ст. 378.2 НК РФ помещения в здании, занятые службами, вовлеченными в производственный процесс, не являются офисами, наличие которых относит здания к объектам недвижимости, налоговая база которых исчисляется из их кадастровой стоимости.

Таким образом, спорное здание было включено в «кадастровый» перечень незаконно, поскольку 100 процентов общей площади здания, как и предназначено, использовалось для государственной деятельности.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 26.12.2017 № 5-АПГ17-124.

Выходные пособия при увольнении: в пределах 3 окладов точно не облагаются НДФЛ

Инспекция потребовала от компании перечислить 368 тыс. рублей НДФЛ, не удержанного с единовременных выплат четырем работникам при их увольнении по соглашению сторон.

Свои претензии налоговики объяснили очень просто: в п. 3 ст. 217 НК РФ сказано, что от налога освобождены все виды компенсационных выплат, установленных действующим законодательством.

Выплаты при увольнении по соглашению сторон законодательством не установлены. Это исключительно инициатива компании. Значит, под освобождение от налога эти выплаты не подпадают.

Однако ВС РФ признал подход ИФНС в корне ошибочным.

Выходные пособия как отдельный вид компенсаций в сфере труда установлены законодательством – ст. 178 ТК РФ. В ней предусмотрен ряд случаев выплаты выходного пособия, например, при ликвидации организации, сокращении численности или штата работников организации.

В последнем абзаце указанной статьи допускается возможность конкретизации случаев выплаты выходных пособий и их размеров в договорном порядке.

Таким образом, законодатель не преследовал цели дифференциации случаев выплаты таких компенсаций в зависимости от основания их увольнения. Напротив, он исходил из необходимости защиты работников от временной потери дохода в максимально большем числе случаев, что включает в себя освобождение от налогообложения выплат и при увольнении сотрудников по соглашению сторон.

Следовательно, определение конкретных случаев выплаты выходного пособия в результате соглашения, достигнутого между работодателем и работником, не исключает эти компенсационные выплаты из сферы законодательного установления и не означает, что на данные компенсации не распространяется освобождение от НДФЛ, предусмотренное п. 3 ст. 217 НК РФ.

Распространяется. Поэтому претензии ИФНС несостоятельны.

Определение Верховного Суда РФ от 16.06.2017 № 307-КГ16-19781.

Примечание редакции:

аналогичная позиция высказана в Определении ВС РФ от 20.12.2016 № 304-КГ16-12189.

С компенсациями при увольнении по соглашению сторон связан еще один вопрос: можно ли учитывать их в расходах по налогу на прибыль? И если да, то в каком размере?

Выгодный компаниям ответ на эти вопросы дан в Определении Верховного Суда РФ от 22.11.2017 № 305-КГ17-10287. В нем судьи пришли к выводу, что если размер компенсаций каждому работнику не превышает 6 (работницам, находящимся в декрете – 8) среднемесячных заработков, то это никакие не «золотые парашюты», а расходы, сопоставимые с обычными расходами работодателя при ликвидации компании или сокращении штата. Поэтому компенсации в таких размерах можно учесть в расходах на оплату труда.

Документы в рамках выездной проверки: слишком большой объем отменяет штраф

В ходе проведения выездной налоговой проверки компании было выставлено требование от 17.02.2015 о представлении в срок до 04.03.2015 документов в количестве 2 289 штук.

Ввиду столь значительного объема документации, а также учитывая незначительную численность работников общества, имеющих доступ к бухгалтерской документации (трех сотрудников), компания обратилась с ходатайством о продлении срока предоставления документов.

Оно было удовлетворено, и срок продлили до 19.03.2015.

Однако собрать всю документацию и к данному сроку организация не успела, за что была оштрафована по ч. 1 ст. 126 НК РФ на 458 тыс. рублей.

Компания посчитала санкции несправедливыми и в иске в суд обратила внимание на следующее:

  •  это было уже не первое требование инспекции в рамках данной проверки;
  •  по выставленным требованиям документы налоговому органу были представлены;
  •  значительная часть этого требования направлена на истребование той же самой информации;
Принимая во внимание изложенное, суды пришли к выводу о том, что нарушение сроков представления документов было вызвано объективной невозможностью выполнения требования налогового органа в установленный срок, в связи с чем оснований для привлечения компании к ответственности у инспекции не имелось.

Кроме того, суды учли, что исходя из анализа п. 1 ст. 126 НК РФ ответственность по данной статье наступает за непредставление тех документов, которые предусмотрены Кодексом или иными актами о налогах и сборах в качестве необходимых для исчисления и уплаты налогов.

Между тем в данном случае значительная часть документов, на непредставление которых инспекция ссылалась, к необходимым для исчисления и уплаты налогов, не относилась.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 25.07.2016 № Ф05-10096/2016.

Примечание редакции:

необоснованными являются также претензии налоговиков, если они требуют документы, не зная их точного количества, но в случае их непредставления накладывают штраф исходя из приблизительного количества.

Судьи признали эту практику незаконной. Они указали, что ИФНС не вправе определять размера штрафа, если не уверена и может лишь предполагать о наличии у налогоплательщика хотя бы одного документа из числа запрошенных. Таким образом, был отменен штраф в размере 140 тыс. рублей.

Доводы инспекции о том, что на момент выставления требования о представлении документов она располагала только представленными компанией декларациями, содержащими исключительно числовые данные, соответственно, была лишена возможности определить число документов, которыми эти данные подтверждаются, а также точные реквизиты указанных документов, был признан судами несостоятельным (Определение Верховного Суда РФ от 04.02.2016 № 302-КГ15-19180).

Документы в рамках камеральной проверки: пониженную ставку подтверждать не нужно

Организация подала декларацию по налогу на имущество, указав в ней пониженную налоговую ставку в отношении линий энергопередачи (п. 3 ст. 380 НК РФ).

ИФНС при проведении камеральной проверки выставила требование о предоставлении документов. По мнению инспекторов, дифференцированная ставка представляет собой льготу, право на применение которой необходимо подтвердить.

Компания представила пояснения о том, что отказывается представлять документацию, поскольку пониженная ставка не является льготой, поэтому подтверждать право на ее применение в рамках камеральной проверки не требуется.

Тогда ИФНС оштрафовала компанию по п. 1 ст. 126 НК РФ за непредставление документов.

Суды сочли претензии инспекции необоснованными нормами НК РФ и отменили штраф, пояснив следующее.

Из положений ст. 17, 23, 31, 56, 88 НК РФ вытекает, что, в отличие от налоговой льготы, от применения которой налогоплательщик вправе отказаться, изменить подлежащий применению размер налоговой ставки в большую или меньшую сторону налогоплательщик не вправе.

То же самое следует из правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении от 15.05.2007 № 372-О-П: выбор конкретной ставки, в отличие от налоговой льготы, не может быть обусловлен волеизъявлением налогоплательщика.

Таким образом, любая установленная НК РФ налоговая ставка – это обязательный элемент налогообложения, который подлежит безусловному применению.

Следовательно, она не является налоговой льготой в смысле ст. 17 и 56 НК РФ и не обуславливает возможность истребования налоговым органом на основании п. 6 ст. 88 НК РФ дополнительных документов у налогоплательщика в подтверждение обоснованности ее применения.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 07.12.2017 № Ф05-17691/2017.

Примечание редакции:

изложенная позиция суд поддержана на уровне высшей судебной инстанции.

В пункте 14 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.05.2014 № 33 применительно к НДС указано, что действие п. 6 ст. 88 НК РФ о праве налоговиков истребовать при проведении камеральной проверки документы, подтверждающие право на налоговые льготы, не распространяется на операции, не являющиеся объектом налогообложения или освобождаемые от налогообложения, когда такое освобождение не имеет своей целью предоставление определенной категории лиц преимуществ по сравнению с другими лицами, совершающими такие же операции, а представляет собой специальные правила налогообложения соответствующих операций.

Штраф за неуплату налога не налагается, если в декларации указана верная сумма

Компания подала декларацию по налогу на имущество с суммой к уплате в размере 281 тыс. рублей. Данная сумма была перечислена в бюджет.

ИФНС по результатам проверки отчетности выявила, что налог был занижен на 4,7 млн рублей, так как организация неверно определила налоговую базу: взяла для расчета среднегодовую, в то время как ее здание включено в кадастровый перечень. В связи с этим компании выписали штраф по ст. 122 НК РФ в размере 934 тыс. рублей.

Компания согласилась с ошибкой и подала уточненную декларацию, пересчитав в ней налог по кадастровой стоимости и уплатив его.

При этом со штрафом компания не согласилась. По ее мнению, претензии налоговиков в неуплате налога лишены оснований, поскольку со стороны организации имело место нарушения порядка исчисления налога. При этом сумма, указанная в декларации, была полностью перечислена в бюджет. А затем при корректировке декларации налог был доплачен.

Судьи поддержали организацию, указав, что положения п. 1 ст. 122 НК РФ действительно были применены налоговой инспекцией неправильно.

Согласно буквальному изложению данной нормы основанием для привлечения налогоплательщика к ответственности в виде штрафа является неуплата или неполная уплата сумм налога в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога или других неправомерных действий (бездействия).

В соответствии с правовой позицией ВАС РФ, изложенной в п. 19 Постановления Пленума от 30.07.2013 № 57, при применении данной нормы следует исходить из того, что бездействие налогоплательщика, выразившееся исключительно в неперечислении в бюджет указанной в налоговой декларации или налоговом уведомлении суммы налога, не образует состава правонарушения по этой статье.

Таким образом, при неполной уплате либо неуплате налога на момент подачи налоговой декларации организация не может быть привлечена к ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ.

В данном случае допущенная обществом ошибка в определении налоговой базы по налогу на имущество не повлекла за собой возникновение недоимки и, следовательно, основания для привлечения компании к ответственности у ИФНС отсутствовали.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 07.12.2017 № Ф05-17711/2017.

Блокировка счета не налагается при просрочке подачи квартальных расчетов по прибыли

ИФНС приостанавливала операции компании по счетам из-за не представленных вовремя деклараций по налогу на прибыль за I квартал и полугодие.

Компания не согласилась с тем, что в таких ситуациях у ИФНС есть право блокировать счет. В соответствии с п. 17 и 23 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 57 инспекция не может принимать решения по ст. 76 НК РФ в связи с непредставлением квартальных и полугодовых деклараций (расчетов) по налогу на прибыль, так как они по существу представляют собой не налоговые декларации, а расчеты авансовых платежей.

В связи с этим компания обратилась в суд с требованием признать решения ИФНС о приостановлении операций по счетам недействительными, а также взыскать с инспекции причиненные ей убытки в размере около полумиллиона рублей.

Судьи согласились с организацией.

В пункте 17 названного постановления действительно разъяснено, что из положений п. 3 ст. 58 НК РФ вытекают существенные различия между налогом и авансовым платежом, то есть предварительным платежом по налогу, который в отличие от налога уплачивается не по итогам, а в течение налогового периода.

Соответственно, из взаимосвязанного толкования указанной нормы и п. 1 ст. 80 НК РФ следует разграничение двух самостоятельных документов – налоговой декларации, представляемой по итогам налогового периода, и расчета авансового платежа, представляемого по итогам отчетного периода.

В связи с этим ответственностью за несвоевременное представление налоговой декларации не охватываются деяния, выразившиеся в непредставлении либо в несвоевременном представлении по итогам отчетного периода расчета авансовых платежей, вне зависимости от того, как поименован этот документ в той или иной главе части второй НК РФ.

В связи с тем, что квартальные (полугодовые) расчеты по налогу на прибыль не входят в перечень документов, приведенный в п. 3 ст. 76 НК РФ, нарушение налогоплательщиком сроков их представления не порождает право ИФНС на приостановление операций по счетам в банке.

Таким образом, решения инспекции о приостановлении операций по счетам были приняты незаконно (в части взыскания убытков дело было направлено на пересмотр).

Определение Верховного Суда РФ от 27.03.2017 № 305-КГ16-16245.

Примечание редакции:

выводы из этого решения были включены в письмо ФНС РФ от 17.04.2017 № СА-4-7/7288@ «О направлении для использования в работе обзора правовых позиций, отраженных в судебных актах Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации, принятых в I квартале 2017 года, принятых по вопросам налогообложения».

Смена налогового режима: компания вправе отказаться от УСН и без подачи уведомления

ИФНС заблокировала счет компании после того, как не дождалась от нее декларации по УСН за 2015 год.

По мнению инспекции, фирма обязана была ее подать, поскольку при регистрации в феврале 2015 года подала уведомление о переходе на данный спецрежим. Более того, она запросила в ИФНС и получила от нее подтверждение о праве применять УСН.

Однако по факту компания в течение года применяла общий режим налогообложения:

  •  подавала декларации по НДС за I‒IV кварталы 2015 года;
  •  подавала декларации по налогу на прибыль за I квартал, полугодие, 9 месяцев и годовую;
  •  подавала бухгалтерский баланс за 2015 год;
  •  уплачивала налоги по общей системе налогообложения.
Налоговые декларации инспекцией были приняты, решения по ним не вынесены.

С учетом данных обстоятельств суды пришли к следующим выводам.

В соответствии с п. 6 ст. 346.13 НК РФ налогоплательщик, применяющий УСН, вправе перейти на иной режим налогообложения с начала календарного года, уведомив об этом налоговый орган не позднее 15 января года, в котором он предполагает перейти на иной режим налогообложения.

Вместе с тем если налогоплательщик не соблюдает эту норму, то это не является основанием для признания незаконным применения им общей системы налогообложения. НК РФ таких последствий нарушения п. 6 ст. 346.13 НК РФ не предусматривает.

Напротив, в соответствии с Кодексом переход налогоплательщиков на УСН и на возврат к иным режимам налогообложения носит добровольный характер. Поэтому в случае несоблюдения условий перехода с УСН на общий режим у инспекции не имеется оснований выносить решение об отказе в таком переходе.

Кроме того, повторное начисление единого налога по УСН на объекты, на которые уже начислен налог по иной системе налогообложения, НК РФ не предусмотрено.

Таким образом, обязанность представлять декларацию по УСН за 2015 год суд у компании отсутствовала. Поэтому оснований для блокировки счета у ИФНС не имелось.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 29.06.2017 № Ф05-8889/2017.

Обособленные подразделения: штраф за непостановку их на учет в Кодексе не существует

В ходе выездной проверки инспекция обнаружила, что компания не поставила на учет несколько своих обособленных подразделений. За это на нее был наложен штраф по п. 2 ст. 116 НК РФ в размере около 12 млн рублей.

Суд счел действия налоговиков незаконными.

Арбитры объяснили, что взаимосвязанные положения пп. 2 п. 1 и пп. 3 п. 2 ст. 23 НК РФ позволяют сделать вывод о том, что законодатель различает:

а) обязанность налогоплательщика встать на учет в налоговых органах;

б) обязанность сообщить в налоговый орган обо всех обособленных подразделениях.

Встать на учет компания должна только по месту своего нахождения.

О создании обособленных подразделений компания должна только проинформировать налоговый орган. Он, в свою очередь, на основании полученного сообщения обязан самостоятельно поставить их на налоговый учет.

Если компания не направила в инспекцию такое сообщение, на нее может быть наложен штраф по ст. 126 НК РФ: непредставление налоговому органу сведений, необходимых для осуществления налогового контроля, – штраф 200 рублей.

Пункт 2 ст. 116 НК РФ в данном случае неприменим. Тем более, что эта норма предусматривает изъятие соответствующей части дохода у организации или ИП, что сопряжено с отсутствием у ИФНС возможности идентифицировать налогоплательщика в рамках налогового контроля и, соответственно, определить, какие налоги и в каком размере он должен уплатить в связи с ведением сокрытой от налогообложения деятельности.

В рассматриваемом же случае компания не скрывает от инспекции наличие у нее обособленных подразделений.

Определение Верховного Суда РФ от 23.10.2017 № 304-КГ17-8872.

Примечание редакции:

несколькими месяцами ранее аналогичная позиция была изложена в Определении Верховного Суда РФ от 26.06.2017 № 303-КГ17-2377.

Проблема с банком: компания не обязана мониторить весь Интернет в поисках информации

ИФНС отказалась признавать, что бизнесмен заплатил налог в сумме 258 тыс. рублей.

Претензии налоговиков вызвал тот факт, что из-за отзыва лицензии у банка деньги в бюджет не поступили.

При этом предприниматель сдал платежные поручения за 3 недели до этого события.

Однако, по мнению инспекции, он должен был знать о том, что банк уже в то время испытывал трудности. Информация об этом была размещена в сети Интернет. В частности, такие публикации были на специализированном сайте Банки.ру.

Судьи сочли аргументы инспекции неубедительными и признали налог уплаченным.

ВС РФ отметил, что обязанность по уплате налога может признаваться неисполненной только в том случае, если к моменту предъявления соответствующего платежного поручения плательщик знал (не мог не знать) о неспособности кредитного учреждения обеспечить перечисление налогов в бюджет.

Об этом факте налогоплательщику – владельцу банковского счета должны свидетельствовать (либо-либо):

1. Прямые доказательства его осведомленности.

Например, наличие ранее не исполненных банком платежных поручений клиента.

2. Достаточная совокупность косвенных доказательств.

Прежде всего это не получившее разумного объяснения несоответствие поведения налогоплательщика при направлении платежных поручений его собственному предшествующему поведению при перечислении налогов и поведению любого иного плательщика, ожидаемому в сравнимой ситуации:

  •  формирование остатка денежных средств на счете путем совершения внутрибанковских операций, не являвшихся обычными для налогоплательщика;
  •  направление имевшихся на счете клиента денежных средств только на уплату налогов при одновременном осуществлении расчетов с иными кредиторами через счет в другом банке и т.п.
Само же по себе высказывание в узкоспециализированных СМИ, не направленных на массового потребителя (в данном случае на интернет-портале Банки.ру), предположений о техническом сбое в работе банка, при отсутствии ограничений на проведение платежей в банке со стороны органа банковского надзора и при отсутствии иной информации о проведении контрольных мероприятий в банке, не может служить основанием для вывода о недобросовестности налогоплательщика.

Ведь клиенты кредитной организации, не являющиеся профессиональными участниками банковского сектора, как правило, не имеют сведений о возникновении проблем в банковском учреждении до того, как проблема приобрела общеизвестный характер.

Именно по причине того, что такие субъекты не являются профессиональными участниками банковского сектора, возложение на них бремени отслеживания неофициальной, не ставшей общеизвестной информации о проблемах в банковском учреждении, необоснованно.

В данном случае:

  •  счет в том банке у ИП был открыт с 2004 года и являлся единственным;
  •  по данному счету совершалось большое число операций, помимо уплаты налогов;
  •  при предъявлении платежных поручений картотека неисполненных распоряжений ИП о перечислении средств с его счета отсутствовала. Напротив, средства, использованные им при перечислении спорных сумм налога, поступили на его счет за 5 дней до этого от контрагента в качестве оплаты за выполненные работы, то есть они прошли через корреспондентский счет банка;
  •  на момент предъявления спорных платежек Банк России не принял меры по отзыву лицензии у банка, в связи с чем ИП был вправе исходить из того, что банк находится в платежеспособном состоянии и будет в состоянии обеспечить перечисление средств в бюджет.
В свою очередь, ИФНС не представила доказательства осведомленности ИП о наличии у банка каких-либо трудностей при проведении расчетов по налогам и недобросовестном поведении бизнесмена.

Таким образом, его обязанность по уплате налога следует признать исполненной, – подытожили судьи.

Определение Верховного Суда РФ от 26.09.2017 № 305-КГ17-6981.

Читайте ещё

Мнения
Аватар
Вдохновляющая подборка. Налоговики совсем обнаглели конечно. Нужно больше кейсов про должную осмотрительность, особенно про то прокатывает ли в суде выписки из систем проверок контрагентов, спарка например.
Люди которым это нравится