Клерк.Ру

Мнение Минфина для бюджетников: учредитель прощает всем, кому должен

Минфин России в письме от 11.10.2018 № 02-07-10/73166  дал довольно странные разъяснения об отражении в бюджетном (бухгалтерском) учете задолженности учредителя перед учреждением в случае недофинансирования субсидии на выполнение задания.

Суть запроса

Свое письмо Минфин подготовил в ответ на запрос об учете задолженности органа местного самоуправления (ОМСУ). Для вопрошающих данная тема, вероятно, очень актуальная. Понять их можно, так как задание для учреждений учредителем формируется перед началом отчетного периода (обычно в ноябре-декабре), а выделение финансового обеспечения на его выполнение производится в течение года из поступающих в местный бюджет средств. При этом нередко бюджет в отчетном периоде пополняется не так бодро, как планировалось. В результате учредитель не всегда может в полном объеме финансировать задание, которое сам дал учреждению.

Напомню, что в целях финансового обеспечения задания между учредителем и учреждением подписывается Соглашение о предоставлении соответствующей субсидии из бюджета. Объемы субсидии, указанный в таком документе, отражается в бухгалтерском и бюджетном учете и служат отправной точкой для планирования своей деятельности, как учредителем, так и учреждением. Поэтому в случае недофинансирования в учете возникают остатки по счетам, которые надо как-то урегулировать. В Инструкции по применению Единого плана счетов, утвержденной приказом Минфина от 01.12.2010 № 157н, порядок отражения учетных операций в такой ситуации не раскрыт.

 Смысл письма от 11.10.2018 N 02-07-10/73166 сводится к тому, что если учредитель на конец отчетного периода не профинансировал подведомственное ему учреждение в полном объеме, то в бюджетном учете учредителя на отчетную дату отражается кредиторская задолженность на счете 1 30241 000 «Расчеты по перечислениям государственным и муниципальным организациям». При этом в бухгалтерском учете учреждения на отчетную дату фиксируется дебиторская задолженность по счету 4 20581 000 «Расчеты с плательщиками прочих доходов» в размере недополученной субсидии. Вроде все понятно и логично. И было бы хорошо, если бы Минфин свое письмо на этом закончил. Но Минфин решил развить свою мысль дальше.

Полет мысли

Минфин в этом письме заявил, что в статье 47.2 БК РФ содержится исчерпывающий перечень случаев признания задолженности безнадежной к взысканию. И раз в этом перечне не указано основание, подходящее к описанию ситуации, содержащейся в запросе.

Отметим, что в статье 47.2 БК рассматриваются порядок принятие решения о признании безнадежной к взысканию задолженности по платежам в бюджет и о ее списании (восстановлении)! В указанной статье БК говорится о различных штрафах и платежах, возникающих на различных этапах судебных решений и т.п. Но учредитель при недофинансировании учреждения должен НЕ бюджету, а ИЗ бюджета отдать своему же «детищу», которое он создал для реализации своих функций и полномочий. Что имел в виду Минфин, ссылаясь на статью 47.2 БК в данной ситуации, осталось загадкой.

Далее Минфин, ссылаясь на стандарт «Концептуальные основы» (утв. Приказом Минфина от 31.12.2016 № 256н) сообщает, что (цитата): «кредиторская задолженность Учредителя перед учреждением (дебиторская задолженность Учредителя у учреждения), ранее принятая к учету, не соответствует критериям обязательства (актива), предусмотренным СГС Концептуальные основы». Для убедительности Минфин говорит, что согласно пункту 39 этого стандарта обязательством признается задолженность, возникшая в результате произошедших фактов хозяйственной жизни, погашение которой приведет к выбытию активов, заключающих в себе полезный потенциал или экономические выгоды.

А как же быть тогда с рекомендациями об учете задолженности на счетах 30241 и 20581, раз задолженности учредителя не имеет нужных признаков?

И как быть учреждению, которое на основании доведенных в начале отчетного периода объемов начислял заработную плату, формировал планы-графики закупок, заключал контракты с поставщиками? Ведь учреждение приняло на себя эти обязательства, основываясь на соглашении, заключенным с учредителем, задолженность которого теперь «не соответствует критериям»! Интересно как на это отреагируют работники учреждения, поставщики и подрядчики, если им сказать: ребята, денег нет, но вот держите столы, стулья, стены – бартером возьмете? Ведь «Концептуальные основы» распространяется не только на учредителей, но и на учреждения, и в случае возникновения задолженности перед кредиторами, им придется ее гасить активами заключающими в себе полезный потенциал или экономические выгоды.

К сожалению, Минфин отчего-то не привел еще одну фразу из пункта 39 СГС «Концептуальные основы» о том, что обязательства, принимаемые к бухгалтерскому учету, возникают в силу закона, иного нормативного правового акта, муниципального акта или договора (контракта, соглашения). А обязательства учредителя перед учреждением в случае недофинансирования возникают на основании соответствующего соглашения. Кроме того, учредитель погашает свою задолженность перед учреждением в результате выбытия активов, то есть денежных средств, со счетов бюджета. О том, что наличные и безналичные денежные средства относятся к активам, указано в пункте 36 СГС «Концептуальные основы».

Полет мысли у Минфина заканчивается советом о том, что (цитата): «для учета сумм, не предъявленных кредиторами, требований, вытекающих из условий договора, контракта, в том числе сумм кредиторской задолженности, не подтвержденных по результатам инвентаризации кредитором, предназначен счет 20 "Задолженность, не востребованная кредиторами"». То есть учредитель на счете 20 должен учитывать свою кредиторскую задолженность перед подведомственным учреждением, как невостребованную? А если обделенное учреждение захочет истребовать должок, тогда учредителю нужно переквалифицировать долг и восстановить в своем балансе?... Все-таки, когда учредитель что-то не додал учреждению это является обязательством, подлежащим учету? Вопросов много, ответов нет.

Успокоительное

Читая письма Минфина, надо помнить, что они не являются нормативными актами. То есть, если в них написано что-то дельное, то это можно принять к сведению, а остальное лучше сразу забыть.

В письме от 11.10.2018 N 02-07-10/73166 Минфин ссылается на нормы Федерального закона от 12.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» и Федерального закона от 03.11.2006 № 174-ФЗ «Об автономных учреждениях», согласно которым уменьшение объема субсидии на выполнение государственного (муниципального) задания в течение срока его выполнения осуществляется только при соответствующем изменении (уменьшении) государственного (муниципального) задания. Если по каким-то причинам учредитель решил изменить задание и уменьшить объем финансового обеспечения его выполнения, следует внести изменение в заключенное ранее соответствующее Соглашение.

Совсем недавно Минфин России приказом от 06.06.2018 № 128н внес изменения в приказ Минфина от 31.10.2016 № 198н «Об утверждении Типовой формы соглашения о предоставлении субсидии из федерального бюджета федеральному бюджетному или автономному учреждению на финансовое обеспечение выполнения государственного задания на оказание государственных услуг (выполнение работ)» (Зарегистрировано в Минюсте РФ 23 июля 2018 г. Регистрационный № 51658). Теперь Типовая форма соглашения дополнена Приложением № 4 «Дополнительное соглашение о расторжении соглашения о предоставлении субсидии из федерального бюджета федеральному бюджетному или автономному учреждению на финансовое обеспечение выполнения государственного задания на оказание государственных услуг (выполнение работ)». И в пункте 3 этого доп. соглашения указывается, что стороны взаимных претензий друг к другу не имеют, следовательно, никто никому ничего не должен. Таким образом, учредитель должен в письменном виде урегулировать с учреждением свои финансовые обязательства.

Так же не стоит забывать, что существует многочисленная судебная практика, согласно которой доводы учреждений на отсутствие или недостаток бюджетного финансирования не рассматриваются судами как основание для освобождения их от исполнения денежных обязательств. Кроме того, учредители нередко привлекаются судебными органами при рассмотрении споров, как третья сторона. Поэтому к словам Минфина о том, что задолженность учредителя не соответствует критериям актива, не стоит относиться серьезно. Но тенденция настораживает.