Клерк.Ру

Минкульт, адвокаты, фильм про Сталина: как у нас запрещают фильмы

24 июля 2019 года Адвокатское бюро «Бартолиус» подало от имени своего клиента, ООО «Чентромобиле-Пионер», жалобу в Конституционный Суд Российской Федерации о нарушении конституционных прав и свобод в связи с отзывом Минкультом прокатного удостоверения на фильм «Смерть Сталина».

Сюжет этого дела следующий. Минкульт выдал прокатчику, а затем отозвал прокатное удостоверение на фильм. При этом Минкульт сослался на письмо группы лиц, в котором фильм был охарактеризован как экстремистский. Тем не менее «Пионер» начал показ фильма в своем кинотеатре. Минкульт пресек показ и инициировал привлечение «Пионера» к административной ответственности в виде штрафа.

«Пионер» обжаловал в арбитражном суде решение Минкульта о запрете фильма, но безуспешно. Суды сослались на то, что прокатное удостоверение было отозвано у прокатчика, а «Пионер», как демонстратор, не имеет интереса в обжаловании запрета. Кроме того, суды признали, что Минкульт, запрещая фильм, действовал в рамках своих полномочий. Исследовать по существу фильм на экстремизм суды отказались.

📌 Реклама
Отключить

«Пионер» оспаривает конституционность тех норм законов, а также постановлений правительства, принятых в порядке делегированного регулирования (такие постановления подлежат конституционному нормоконтролю наряду с законами), которые были применены судами в его деле.

  • Заявитель оспаривает нормы законодательства о кинематографии и подзаконных актов, которые устанавливают систему выдачи и отзыва прокатного удостоверения на фильм. Эти нормы вводят систему предварительной и последующей цензуры, которая запрещена Конституцией. Действующая система цензуры фильмов нарушает права заявителя на распространение информации и его свободу предпринимательства. Эта система не может быть оправдана ссылкой на защиту других конституционно значимых ценностей, поскольку установленные ей меры являются непропорциональными и неприемлемыми в цивилизованном обществе.

    📌 Реклама
    Отключить

  • Заявитель оспаривает упомянутые судом нормы закона об экстремизме, поскольку они, в интерпретации суда, позволяют признать сатирическое высказывание на политическую тему «экстремистским», причем во внесудебном порядке. Это нарушает как свободу слова и предпринимательства, так и право заявителя на судебную защиту.

  • Заявитель оспаривает нормы процессуального закона, поскольку они, в интерпретации судов, не позволяют демонстратору фильма обжаловать запрет Минкультом этого фильма. Это нарушает конституционное право заявителя на судебную защиту.

«Вопросы цензуры и свободы творческого выражения касаются любого и каждого, так как каждый из нас может не снять ни одного фильма или не написать ни одной книги, но вряд ли есть хоть один человек не смотревший и не читавший плоды творчества! — подчеркнул управляющий партнер Адвокатского бюро „Бартолиус“ Юлий Тай. — Всё случайное неслучайно! Кто, если не „Пионер“ должен первенствовать в этом праведном походе против ползучей цензуры?! Потом может быть слишком поздно!!!»

📌 Реклама
Отключить

Фото: Постер фильма «Смерть Сталина»

Смерть Сталина и Пионер

Вероятно, многие помнят скандальную историю запрета в России комедийного фильма «Смерть Сталина».

Этот фильм, снятый известным британским режиссером Армандо Ианнуччи, хотя и не стал мировой сенсацией, но в целом получил благожелательные отзывы критиков, а также несколько десятков призов и номинаций на различных конкурсах и фестивалях.

Однако простые жители России этого фильма так и не увидели — во всяком случае, на широком экране. Минкульт запретил фильм к прокату в России, сославшись на некое письмо группы общественных деятелей, присутствовавших на спецпросмотре фильма в Минкульте.

📌 Реклама
Отключить

Среди подписантов были Никита Михалков, Юрий Поляков, Владимир Бортко, Леонид Слуцкий, Игорь Угольников и другие.

По словам авторов письма, «Смерть Сталина» — это «пасквиль на историю нашей страны, злобная и абсолютно неуместная якобы „комедия“, очерняющая память о наших гражданах, победивших фашизм». Помимо свойственных художникам эмоций, письмо также содержало ряд правовых квалификаций. Подписанты полагают, что «фильм содержит информацию, которая может быть расценена как экстремистская, направленная на унижение достоинства российского (советского) человека, пропаганду неполноценности человека по признаку его социальной и национальной принадлежности».

Авторы письма призвали Минкульт отозвать ранее выданное прокатное удостоверение, что тот и сделал. Фильм был запрещен за два дня до премьеры в России, которая должна была состояться 25 января 2018 года.

📌 Реклама
Отключить

 

Несмотря на запрет, московский кинотеатр «Пионер» начал показ фильма в соответствии с расписанием. Однако уже на следующий день чиновники Минкульта пресекли это своеволие. На владельца кинотеатра (ООО «Чентромобиле-Пионер») были составлены три протокола об административном правонарушении, по числу проведенных сеансов. Показ фильма пришлось прекратить, вернув зрителям деньги за проданные билеты.

Впоследствии мировой суд на основании составленных чиновниками протоколов выписал кинотеатру довольно крупный штраф, значительно превышающий полученные от показа фильма сборы. Впрочем, кинотеатр еще легко отделался: если бы суд признал нарушение «повторным», деятельность кинотеатра могли бы вообще приостановить.

Любопытная юридическая подробность: несмотря на все усилия адвокатов, «Пионеру» так и не удалось в ходе судебного процесса истребовать у Минкульта копии спорного решения. По всей видимости, уполномоченный чиновник принял это решение мысленно, не утруждая себя его письменным оформлением, а тем более мотивировкой. В деле есть лишь уведомление прокатчика об отзыве.

 

Возмущенный таким ущемлением своей свободы слова и предпринимательства, «Пионер» обратился в арбитражный суд, требуя признать незаконным запрет фильма Минкультом. По мнению «Пионера», абсолютно никаких оснований для запрета комедии у Минкульта не было.

📌 Реклама
Отключить

Однако суды всех инстанций отказали заявителю.

Парадоксальным образом, суды объявили, что интересы «Пионера» не были затронуты запретом фильма, за показ которого его оштрафовали. Ведь прокатное удостоверение было выдано не кинотеатру, а прокатчику фильма (кинотеатры связаны с прокатчиками договорными отношениями), и у него же впоследствии отозвано. Кинотеатр, по мысли судов, тут вообще не при чем! Так что и рассматривать по существу его заявление нет необходимости.

Тем не менее суды определили, что Минкульт отозвал прокатное удостоверение в полном соответствии с действующим законодательством и подзаконными актами. По утвержденным правительством правилам, прокатное удостоверение может быть отозвано, если по результатам «публичной демонстрации» фильма в нем будет «выявлена» запрещенная законом информация. Суд указал, что законом запрещено распространение экстремистских материалов. А ведь именно экстремизм выявила в фильме вышеупомянутая группа общественников, приглашенных на спецпросмотр!

📌 Реклама
Отключить

Суды, впрочем, отказались исследовать по существу вопрос о том, действительно ли фильм был «экстремистским», ограничившись лишь констатацией, что Минкульт действовал в рамках своих полномочий.

В итоге, как уже было сказано, суды всех инстанций (включая судью Верховного Суда, отказавшую в передаче дела на рассмотрение по существу в коллегию ВС) отказали заявителю, обжаловавшему решение Минкульта об отзыве прокатного удостоверения.

 

Но «Пионер» отказался признать себя побежденным. Если его права ущемили в полном соответствии с законом, значит, что-то не в порядке с самим законом!

«Пионер» оспорил в Конституционном Суде те нормы, на которые ссылались арбитражные суды, разрешая спор «Пионера» с Минкультом.

Прежде всего, «Пионер» оспаривает блок норм, устанавливающих правила выдачи и отзыва прокатных удостоверений на кинофильмы. Эти нормы, действующие в современном виде примерно с 2014 года, вводят систему жесткой цензуры предназначенных к коммерческому прокату фильмов. Основным органом цензуры является Минкульт. Он осуществляет как предварительную цензуру, по своему усмотрению разрешая или запрещая прокат фильмов, так и последующую карательную цензуру, привлекая к ответственности нарушителей запрета.

Эти нормы нарушают прямой конституционный запрет цензуры, конституционное право «Пионера» на распространение информации, а также его свободу предпринимательства.

«Пионер» также оспаривает нормы антиэкстремистского закона, на которые ссылался суд, признающие экстремизмом «пропаганду неполноценности человека». Собственно, возражения у «Пионера» вызывает не буква закона, а практика его применения судами, в соответствии с которой такой «пропагандой неполноценности» может признаваться сатирическое высказывание на политическую тему. Причем признаваться во внесудебном порядке, как в деле самого «Пионера».

Эти нормы, в их применении судами, также нарушают право «Пионера» на распространение информации и его свободу предпринимательства, а также его право на судебную защиту.

Наконец, «Пионер» оспаривает нормы процессуального закона, в соответствии с которыми суды признали, что он не может обжаловать запрет фильма. Опять же, возражения вызывает не буква процессуального кодекса, а его интерпретация судами. А именно, интерпретация, в соответствии с которой демонстратор фильма не является «заинтересованным лицом», имеющим право обжаловать решение об отзыве прокатного удостоверения на этот фильм.

Эти нормы, в их применении судами, нарушают конституционное право «Пионера» на судебную защиту.

 

📌 Реклама
Отключить

Хотите верьте, хотите нет, но цензура в России запрещена Конституцией.

Несомненно, деятельность Минкульта по селекции допускаемых к прокату фильмов по определению является предварительной цензурой. А деятельность по наказанию нарушителей запрета — последующей карательной цензурой.

Однако эта очевидная констатация еще не исчерпывает вопроса о конституционности действующих правил. Большинство конституционных норм, выглядящих как абсолютные запреты или абсолютные дозволения, на самом деле таковыми не являются. Почти любые конституционные права и свободы могут быть ограничены законом, если это необходимо для защиты каких-то других конституционных прав.

Основное содержание науки и практики конституционного права состоит именно в определении того, является ли то или иное ограничение конституционных прав и свобод «необходимым». Иначе говоря, соблюден ли баланс между конфликтующими конституционными ценностями при установлении властями ограничений конституционных прав и свобод. То, что ограничение введено законом, разумеется, еще ничего не говорит о том, соблюден ли такой баланс.

📌 Реклама
Отключить

Таким образом, ключевой вопрос этого дела в том, является ли действующая система цензуры кинофильмов «необходимой» в конституционном смысле. Иначе говоря, направлена ли она на защиту каких-либо конституционных интересов, а если направлена, то оправдан ли тот ущерб конституционным правам граждан, которые она наносит, теми выгодами, которые она предположительно дает обществу.

 

По мнению «Пионера» (и его адвокатов) действующая система цензуры кинофильмов, мягко говоря, не является конституционно необходимой, причем по целому ряду причин.

Во-первых, предварительная цензура вообще неуместна в демократическом обществе. Ни в одной цивилизованной стране нет предварительной цензуры коммерческих кинофильмов. Если и существуют какие-то аналоги прокатных удостоверений, они выдаются в уведомительном порядке.

Прокатчики и демонстраторы фильмов — это добропорядочные коммерсанты, отнюдь не заинтересованные в нарушении четко установленных законом запретов. Для соблюдения таких запретов вполне достаточно было бы системы последующих наказаний за их нарушение.

Во-вторых, рассматриваемое ограничение конституционных прав не является достаточно четко установленным. Заявленной целью запрета фильма было недопущение распространение запрещенной законом информации. Однако о каком именно законе идет речь, осталось неясным.

Было ли это антиэкстремистское законодательство? Или это была статья УК о «возбуждении ненависти» и «унижении достоинства»? Или еще какой-то закон? Кто и как установил факт нарушения этих законов? Неужели группа «обществеников» на спецпросмотре?

А неопределенность ограничения конституционного права означает, что это ограничение не является «необходимым» в конституционном смысле, поскольку не обеспечивает должного баланса конституционных ценностей.

В-третьих, действующая система цензуры дает широчайшие возможности для злоупотреблений со стороны чиновников. Они могут разрешить или запретить любой фильм по своему свободному усмотрению, не утруждая себя даже мотивировкой запрета.

Так, в данном деле нет никаких признаков того, что Минкульт намеревался защитить какие-либо конституционно значимые интересы путем запрета фильма. Минкульт не пытался установить наличие или отсутствие в фильме незаконной информации в судебном или хотя бы экспертном порядке. Невозможно принять всерьез ссылку Минкульта на письмо группы «общественников», которое ни к чему Минкульт не обязывает. По-видимому, речь просто идет о том, что чиновники Минкульта сами придерживаются высказанных в письме мнений.

Иначе говоря, чиновники по своему произволу запретили фильм, содержащий острое сатирическое высказывание на политическую тему, с которым чиновники не согласны.

Это именно тот результат, который авторы Конституции намеревались предотвратить, вводя в нее положение о запрете цензуры!

 

📌 Реклама
Отключить

Отдельно стоит сказать о нарушении конституционного права «Пионера» на судебную защиту.

Как уже говорилось, Минкульт не проверял в судебном порядке, существуют ли основания для запрета фильма. Не было и какой-либо квазисудебной публичной процедуры оценки фильма (спецпоказ в Минкульте, разумеется, не в счет).

Более того, «Пионеру» не удалось добиться судебной проверки фильма и постфактум. Суды отказались исследовать этот вопрос под абсурдным предлогом, что права «Пионера» не затронуты запретом демонстрируемого им фильма. Суды также отказались по существу исследовать обоснованность действий Минкульта, сославшись на то, что тот действовал в рамках своих полномочий.

А это и есть отказ в судебной защите!

«Смерть Сталина» — это всего лишь комедия на историческую тему. Она никого не «унижает» и не пропагандирует ничьей «неполноценности». За исключением, быть может, персонажей фильма: покойного тоталитарного диктатора и его приближенных. Неужели именно на их защиту встал Минкульт?

Нет оснований сомневаться в том, что фильм и в самом деле показался обидным представителям определенного политического направления. Однако это не является конституционно оправданным поводом для запрета фильма. Ведь запрет обижать сторонников тех или иных политических партий приведет к удушению политической дискуссии и последующей политической деградации общества.

Свобода слова распространяется в том числе и на шокирующие или даже оскорбительные для кого-то слова!

Проблеме защиты острых политических высказываний, а прежде всего политической сатиры, от запретов со стороны государства, посвящены бесчисленные решения конституционных и верховных судов различных стран, а также международных судов по правам человека.

Увы, практика Конституционного Суда РФ по вопросам свободы слова и информации пока что довольно скромная, а по вопросам цензуры и вовсе отсутствует. Сторонний наблюдатель может даже подумать, что такой проблемы у нас нет.

А она есть. Настоящее дело — кристально чистый пример произвольного ущемления государственными чиновниками свободы слова, а также свободы предпринимательства, по политическим мотивам.

Конституционный Суд имеет блестящую возможность принять эпохальное решение по этому делу, сделав важный шаг в развитии российского конституционного права и в целом в продвижении идей свободы и демократии в России.

Источник: Закон.ру

Подборка полезных мероприятий

Разместить
📌 Реклама
Отключить