Клерк.Ру

Что оппозиция знает про Мишустина-налоговика и думает о его премьерстве. Интервью Леонида Волкова для «Клерка»

Иллюстрация: Борис Мальцев/Клерк

На выходных оппозиционер, начальник штаба кандидата в президенты РФ Алексея Навального Леонид Волков опубликовал пост, развенчивающий миф о крутых успехах Мишустина. Волков ссылался на «Клерк», который годами рассказывает о внутренней кухне налоговой сферы и без прикрас передает температуру воды, в которой варятся бухгалтеры, юристы, налоговые консультанты и рядовые инспекторы. Мы задали Волкову еще несколько вопросов в продолжение темы.

— Леонид, предлагаю сначала про журналистов. На днях, наконец, «Дождь», наверняка по следам вашей публикации, сделал обзор Мифов о Мишустине. Но все-таки, почему другие боятся про премьера писать? Ведь власть критикуем не только мы. Почему про Мишустина и его сбой до сих пор говорили только мы? Просто смотрят на цифры собираемости и другое не заботит или «намеренная акция»?

— Я не думаю, что это «намеренная акция», это какой-то такой странный «культ эффективности». Или, может быть, эффект низкой базы. Все-таки мы склонны всегда во всем искать хорошего и ждать хорошего, а ушедший в отставку Медведев был на редкость одиозной фигурой: коррумпированным, вялым и непопулярным деятелем. Вот и хочется верить, что «новый будет лучше». И уже дальше в ход любые аргументы — реальные и выдуманные. Игры разума! Людям хочется верить в хорошее и они выискивают, прежде всего, хорошие новости, даже в ущерб фактам.

Вот и сложилась мгновенно легенда о «крайне эффективном» министре-цифровизаторе, который сделал ФНС России самой современной и эффективной службой правительства. Что, конечно, не так — как хорошо знает любой бухгалтер.

— Можно ли в принципе говорить о цифровых успехах ФНС в разрезе ее главы? Ведь мы все живем в эпоху цифровизации. Все и так 10 лет назад органично шло к онлайн платежам, онлайн записи в очередь и так далее. Не смешно ли хвалиться приложением для самозанятых, да кто их не делает в 2019? А тут в такую заслугу ставим программу и приложения ФНС, будто они нам всю жизнь изменили? Результаты борьбы с обналом тоже любят приписывать ФНС, но разве это не успех ЦБ?

— Ну да, это что-то из серии «Путин принял Россию с Nokia 3310, а оставил с IPhone 11» (а может и IPhone 21). Как будто есть страны, которые за последние 10 или 20 лет не реализовали сервисов электронного правительства, не научились разрабатывать приложения, внедрять большие ИТ-системы, делать удобные государственные услуги. И маленькие страны, такие как Грузия и Эстония, и большие-неповоротливые, такие как Великобритания или Канада, прошли огромный путь цифровизации — и это естественно.

Где-то Россия отстает, где-то опережает, в целом вполне прилично смотрится на мировом уровне, но чего-то такого прямо особенного и выдающегося в этой сфере в России нет.

— Как вы объективно оцениваете авторитет Мишустина: у вас широкий круг общения, наверняка ходят разные отзывы о человеке и, в том числе, положительные...

— Мишустин, безусловно, понимает в технологиях. Он вполне компьютерно грамотный товарищ, который знает, чего можно добиться внедрением современных ИТ-систем, какие они дают возможности, чего от них можно и (что еще важнее!) чего нельзя ожидать от них.

В то же время, у Мишустина есть устойчивая репутация коррумпированного, нечистоплотного чиновника — ходят легенды об аукционах по закупке техники (серверного оборудования) и в МНС, когда Мишустин еще работал замом Букаева по информатизации, и в РосОЭЗ, и по всем другим его местам работы. Доказывать сложно: это те времена, когда еще не было полностью прозрачных госзакупок.

Но среди профессионалов рынка репутация Мишустина как «откатчика» крайне устойчивая.

Реалии нашего времени таковы, что на софте и железе воруют почти все чиновники, которые имеют к ним отношение, в этом смысле Мишустин не является каким-то выдающимся примером. Но и примером для подражания его никто не считает«.

— Пошло выражение «дали, видимо, нормального премьера» (Илья Красильщик, журналист). Понимаю, что это совсем не ваш кандидат. Но скажите, Мишустин — это все-таки лучше, чем Кто или хуже, чем Кто, если исходить из возможных сценариев. Все-таки, наверняка, не единственный кандидат был у Путина? Кого еще могли посадить техническим премьером?

— Ну, вот это продолжение ответа на первый вопрос. Всем хочется хоть каких-то хороших новостей на фоне политической стагнации и безнадеги. Но, конечно, вопрос нельзя ставить в духе «кто был бы самым хорошим кандидатом». Нет хорошего кандидата. Путинская система власти, по истечении 20 лет монополии на власть, не предполагает наличия «хороших» или «плохих» чиновников. Вся власть сосредоточена не в их руках.

Все они винтики в системе — порочной и прогнившей.

У меня много друзей в разное время в последние 15 лет уходили «во власть» на региональном или федеральном уровне, и я всегда видел, что критический срок — 6 месяцев. Либо человек понимал, как все работает, и уходил, либо принимал правила игры, встраивался и мгновенно утрачивал человеческое лицо. Теряло всякий смысл говорить о нем как о «хорошем» или «плохом». Единственное правильное кадровое решение, которое может принять Владимир Путин, связано не с постом премьер-министра, а с постом президента — но именно это решение он никогда не примет.

— И еще вопрос как к опытному политику. Мишустин ушел из ФНС или нет? Тот факт, что он выходец из налоговой будет влиять на будущее службы (крышевать/курировать он ее будет?) и кабинета министров? Он скорее будет мыслить как премьер или как налоговик, когда сфера интересов вертится вокруг НДФЛ, налоговых льгот? Или как айтишник и что вообще тогда — тотальная маркировка/идентификация лиц для условной базы тех, кто ходит на митинги?

— Кажется нет, не ушел. Мы видим, что он в правительство перетянул на ключевые посты, в том числе, значительную часть своей ФНСовксой команды («Григоренко и Оверчук — замы Мишустина времен ФНС», — примеч. ред.). Все же в МНС/ФНС прошла почти вся его карьера, это накладывает большой отпечаток. Я думаю, что и задачи перед ним ставятся прежде всего не политические, а фискальные — перезапустить экономику, вернуть ее к росту, найти денег. Я думаю, он будет заниматься, прежде всего, этим (но вряд ли у него получится).

— Кстати говоря, вы на себе не ощущали давление со стороны налоговиков?

— Нет, не было. Я стою на учете в Твери как ИП (по месту регистрации). Там вполне милая и профессиональная ИФНС. Они мне иногда звонят, и говорят: слушайте, тут по вам очередной пришел запрос, мы не понимаем, что им от вас нужно, но мы сейчас опять вас полностью будем перепроверять, пришлите то-то и то-то. Я присылаю (через Контур). Они проверяют и отстают до следующего раза. То есть когда им говорят: «надо этого проверить», они выполняют, но специально чего-то незаконного не выдумывают«.

— Не все любят прогнозы, но ваши предположения по составу кабмина (финансовый и социальный блок).

— Я совсем не люблю прогнозы, и, главное, совершенно не умею. Ну и главное — прогнозировать можно что-то в системе рациональной, разумной, а тут она явно пошла вразнос. Как с премьер-министром не угадал вообще никто, так, рискну сказать, и с составом кабмина никто не угадает. («Это я написал до оглашения — и оказался прав!», — прим. Волкова).

Мероприятия

Разместить

Блоги компаний

Создать блог
📌 Реклама
Отключить