Клерк.Ру

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа: Постановление № А32-2471/2015 от 04.10.2016

Резолютивная часть постановления объявлена 27 сентября 2016 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 4 октября 2016 года.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Прокофьевой Т.В., судей Драбо Т.Н. и Черных Л.А., при участии в судебном заседании от заявителя - общества с ограниченной ответственностью "Море" (ИНН 2304059232, ОГРН 1112304000082) - Беньяш М.М. (доверенность от 01.03.2016), от заинтересованного лица - Инспекции Федеральной налоговой службы по городу-курорту Геленджику Краснодарского края (ИНН 2304015267, ОГРН 1042301880444) - Соколовой Г.Н. (доверенность от 11.01.2016), рассмотрев кассационные жалобы общества с ограниченной ответственностью "Море" и Инспекции Федеральной налоговой службы по городу-курорту Геленджику Краснодарского края на решение Арбитражного суда Краснодарского края от 30.03.2016 (судья Маркина Т.Г.) и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.07.2016 (судьи Сулименко Н.В., Герасименко А.Н., Емельянов Д.В.) по делу N А32-2471/2015, установил следующее.

ООО "Море" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с заявлением к Инспекции Федеральной налоговой службы по городу-курорту Геленджику Краснодарского края (далее - инспекция) о признании недействительным решения от 30.09.2014 N 4013 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решением суда от 27.05.2015, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 28.08.2015, заявленные требования удовлетворены. Судебные инстанции указали на невозможность возложения обязанности по восстановлению налога на добавленную стоимость (далее - НДС) на правопреемника, которому спорные суммы НДС из бюджета не возмещались; неправильность определения инспекцией размера НДС, подлежащего восстановлению; отсутствие у общества намерения получить необоснованную налоговую выгоду.

Суд кассационной инстанции постановлением от 18.12.2015 отменил решение суда от 27.05.2015 и постановление суда апелляционной инстанции от 28.08.2015, направил дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Краснодарского края.

Решением суда от 30.03.2016 в удовлетворении заявления отказано. Суд пришел к выводу, что взаимосвязанные действия взаимозависимых лиц направлены на получение необоснованной налоговой выгоды в виде уклонения от восстановления налога на добавленную стоимость в отношении объектов недвижимости, которые перестали использоваться в деятельности, подлежащей обложению НДС. Общество не представило контррасчет налога, подлежащего восстановлению, поэтому суд принял методику и соответствующий расчет инспекции.

Постановлением от 11.07.2016 суд апелляционной инстанции отменил решение суда от 30.03.2016 в части отказа в удовлетворении заявления о признании недействительным решения инспекции от 30.09.2014 N 4013 в части начисления 4 738 147 рублей 37 копеек НДС, соответствующих сумм пени и налоговых санкций; признал недействительным решение инспекции от 30.09.2014 N 4013 в указанной части. В остальной части решение суда от 30.03.2016 оставлено без изменения. С инспекции в пользу общества взыскано 5 500 рублей расходов по уплате государственной пошлины.

Суд апелляционной инстанции согласился с позицией суда первой инстанции о наличии оснований для восстановления НДС, однако пришел к выводу, что инспекция неправильно определила размер НДС, подлежащего восстановлению обществом.

Общество обратилось в Арбитражный суд Северо-Кавказского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение суда от 30.03.2016 и постановление суда апелляционной инстанции от 11.07.2016 в той его части, в которой обществу отказали в удовлетворении требований, принять по делу новое решение об удовлетворении требований общества в полном объеме. Заявитель жалобы считает, суд неправильно применил нормы материального и процессуального права, не установил все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора. Общество считает, что обязанность восстановить налог не передается при реорганизации в форме присоединения, инспекцией не доказан факт получения необоснованной налоговой выгоды. Отсутствие у общества обязанности восстанавливать НДС обусловлено прямым указанием закона. В рассматриваемом случае разделение бизнеса не свидетельствует о намерении организации получить необоснованную налоговую выгоду, а направлено исключительно на получение экономического результата.

В отзыве на кассационную жалобу общества инспекция считает судебные акты в обжалуемой части законными и обоснованными и просит кассационную жалобу общества оставить без удовлетворения. Последовательная реорганизация юридических лиц и переход ресторанного комплекса от ООО "Эшфорд инвестмент" к ООО "Монерон" и далее к обществу фактически не изменила собственников имущества - супругов Рябцевых. Все участники правоотношений являются взаимозависимыми и подконтрольными лицами, а их действия носят согласованный характер. В данном случае совокупность факта передачи основных средств (факта реорганизации) и установленных по делу конкретных обстоятельств свидетельствует о преследовании необоснованной налоговой выгоды за счет злоупотребления.

Инспекция обратилась в Арбитражный суд Северо-Кавказского округа с кассационной жалобой и дополнением к ней, в которой просит отменить постановление суда апелляционной инстанции от 11.07.2016 в части признания недействительным решения инспекции от 30.03.2014 N 4013, оставить в силе решение суда от 30.03.2016. Инспекция указала, что при определении суммы НДС, подлежащей восстановлению, она использовала данные бухгалтерского и налогового учета, представленные самим обществом. По смыслу пункта 4 статьи 140 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс), статьи 262 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пункта 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 N 36 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции" суд апелляционной инстанции не вправе принимать во внимание новые доказательства в случае отсутствия оснований, предусмотренных частью 2 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Общество при новом рассмотрении не представило контррасчет, документы, его подтверждающие, а также не обосновало методику своего расчета, риск неблагоприятных последствий в этом случае должен быть возложен на него. Апелляционный суд в мотивировочной и резолютивной частях постановления сделал вывод в части доначисления налоговых санкций, однако инспекция не применяла штрафные санкции в отношении налогоплательщика. Апелляционная инстанция в нарушение последнего абзаца пункта 67 постановления Пленума Вас от 30.07.2013 N 57 "О некоторых вопросах. Возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации" возложила на инспекцию обязанность по возмещению судебных расходов.

В отзыве на кассационную жалобу инспекции общество считает постановление апелляционной инстанции в обжалуемой части законным и обоснованным и просит кассационную жалобу инспекции оставить без удовлетворения.

В судебном заседании представители общества и инспекции поддержали доводы, изложенные в кассационных жалобах и отзывах на них.

Изучив материалы дела, доводы кассационных жалоб, отзывов, выслушав представителей участвующих в деле лиц, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что постановление апелляционной инстанции надлежит изменить на основании следующего.

Как видно из материалов дела, в уточненной (корректирующей N 2) налоговой декларации по НДС за IV квартал 2013 года, представленной обществом 14.04.2014, общество отразило реализацию товаров (работ, услуг) в сумме 2 755 981 рубль, сумму налогового вычета - 30 665 рублей, сумму налога, подлежащего уплате в бюджет, - 465 412 рублей.

Инспекция провела камеральную налоговую проверку данной налоговой декларации по НДС за IV квартал 2013 года, по результатам которой составила акт проверки от 25.07.2014 N 845.

По результатам рассмотрения материалов проверки и проведения дополнительных мероприятий налогового контроля инспекция в порядке статьи 101 Кодекса приняла решение от 30.09.2014 N 4013 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, согласно которому обществу начислено 13 782 168 рублей НДС и 845 020 рублей 80 копеек пеней.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Краснодарскому краю от 29.12.2014 N 21-12-1197 оставлено без изменения решение инспекции от 30.09.2014 N 4013.

Общество обжаловало решение инспекции в арбитражный суд.

Отказывая обществу в удовлетворении требований, судебные инстанции пришли к выводу, что общество получило необоснованную налоговую выгоду, а потому у инспекции имелись основания для начисления ему НДС. При этом руководствовались следующим.

Согласно статье 172 Кодекса налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога. Вычетам подлежат, если иное не установлено данной статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных данной статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

Таким образом, условиями для принятия налоговых вычетов являются приобретение товаров (работ, услуг), принятие приобретенных товаров (работ, услуг) на учет и наличие у покупателя надлежаще оформленных первичных документов в подтверждение правомерности заявленных налоговых вычетов.

В силу пункта 4 статьи 58 Гражданского кодекса Российской Федерации при выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц к каждому из них переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица, в соответствии с передаточным актом.

Согласно пункту 1 статьи 50 Кодекса обязанность по уплате налогов реорганизованного юридического лица исполняется его правопреемником, но при этом пунктом 8 статьи 50 Кодекса установлено, что при выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц правопреемства по отношению к реорганизованному юридическому лицу в части исполнения его обязанностей по уплате налогов не возникает.

В этой связи при реорганизации в форме выделения реорганизуемое лицо должно исполнять в полном объеме обязанность по уплате налогов, сложившуюся на момент государственной регистрации выделенной из его состава компании. Вместе с тем, если в результате выделения из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц налогоплательщик не имеет возможности исполнить в полном объеме обязанность по уплате налогов (пеней, штрафов) и такая реорганизация направлена на неисполнение обязанности по уплате налогов (пеней, штрафов), то по решению суда выделившиеся юридические лица могут солидарно исполнять обязанность по уплате налогов (пеней, штрафов) реорганизованного лица (пункт 8 статьи 50 Кодекса).

В силу пункта 5 статьи 50 Кодекса при присоединении одного юридического лица к другому юридическому лицу правопреемником присоединенного юридического лица в части исполнения обязанности по уплате налогов признается присоединившее их юридическое лицо.

Исходя из положений пункта 8 статьи 162.1 Кодекса при передаче правопреемнику (правопреемникам) товаров (работ, услуг, имущественных прав), в том числе основных средств и нематериальных активов, при приобретении (ввозе) которых суммы налога были приняты реорганизованной (реорганизуемой) организацией к вычету в порядке, предусмотренном главой 21 Кодекса, соответствующие суммы налога не подлежат восстановлению и уплате в бюджет реорганизованной (реорганизуемой) организацией. То есть суммы НДС, правомерно принятые к вычету реорганизуемой организацией по приобретенному имуществу, не подлежат восстановлению при передаче данного имущества правопреемнику.

Сам по себе факт реорганизации не является основанием для восстановления НДС правопреемником при передаче имущества от правопредшественника (подпункт 2 пункта 3 статьи 39 Кодекса). Однако из указанных нормативных положений не следует, что НДС не может быть восстановлен при наличии других (не связанных с реорганизацией) оснований, предусмотренных нормами главы 21 Кодекса.

Пунктом 3 статьи 170 Кодекса предусмотрено, что суммы налога, принятые к вычету налогоплательщиком по товарам (работам, услугам), в том числе по основным средствам и нематериальным активам, имущественным правам в порядке, предусмотренном данной главой, подлежат восстановлению налогоплательщиком в случаях:

1) передачи имущества, нематериальных активов и имущественных прав в качестве вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственных обществ и товариществ или паевых взносов в паевые фонды кооперативов;

2) дальнейшего использования таких товаров (работ, услуг), в том числе основных средств и нематериальных активов, и имущественных прав для осуществления операций, указанных в пункте 2 данной статьи, за исключением операции, предусмотренной подпунктом 1 указанного пункта, и передачи основных средств, нематериальных активов и(или) иного имущества, имущественных прав правопреемнику (правопреемникам) при реорганизации юридических лиц и передачи имущества участнику договора простого товарищества (договора о совместной деятельности) или его правопреемнику в случае выдела его доли из имущества, находящегося в общей собственности участников договора, или раздела такого имущества;

3) в случае перечисления покупателем сумм оплаты, частичной оплаты в счет предстоящих поставок товаров (выполнения работ, оказания услуг), передачи имущественных прав.

Данный перечень конкретных случаев восстановления НДС носит исчерпывающий характер.

Суды установили, что на внеочередном собрании ООО "Эшфорд инвестмент" (участником которого с долей участия 93,06% являлся Рябцев М.М.) от 27.11.2012 принято решение о реорганизации данного общества путем выделения из него ООО "Монерон" с уставным капиталом 100 тыс. рублей.

8 июля 2013 года инспекция приняла решение N 656 о государственной регистрации юридического лица - ООО "Монерон", создаваемого путем реорганизации в форме выделения.

Согласно разделительному балансу ООО "Эшфорд инвестмент" передало, а ООО "Монерон" приняло активы: основные средства на 78 548 284 рубля 72 копейки; прочие оборотные активы на 48 744 рубля 31 копейку; товарно-материальные ценности, учитываемые на забалансовых счетах, на 2 938 778 рублей.

21 августа 2013 года уставный капитал ООО "Монерон" увеличен до 500 тыс. рублей за счет взноса нового участника Рябцева М.М., с учетом этого доля участия Рябцева М.М. составила 80%, а ООО "Эшфорд инвестмент" - 20%.

Инспекция установила, что с 01.01.2014 ООО "Эшфорд инвестмент" и ООО "Монерон" перешли на упрощенную систему налогообложения (далее - УСН) в результате подачи ими соответствующих заявлений.

На внеочередном собрании участников общества от 13.05.2014 принято решение о реорганизации данного общества путем присоединения к нему ООО "Монерон".

25 августа 2014 года ООО "Монерон" реорганизовано в форме присоединения к обществу, которое в январе 2011 года учреждено Рябцевой Ю.Ю. (супруга Рябцева М.М.) и с момента создания применяло УСН по деятельности ресторана, для чего с 01.01.2012 арендовало ресторанный комплекс "Сант-Мишель" у ООО "Эшфорд инвестмент", а затем с 01.08.2013 у ООО "Монерон".

Согласно передаточному акту, утвержденному протоколом от 06.05.2014 N 4 общего собрания участников, при присоединении ООО "Монерон" к обществу, к последнему перешли все права и обязанности присоединенного лица, в том числе: имущественные и неимущественные права, и обязанности в отношении всех кредиторов и должников, включая и обязательства, оспариваемые сторонами, налоговые обязательства, а также включая суммы штрафных санкций, наложенные на ООО "Монерон" за совершение налоговых правонарушений до завершения его реорганизации.

Как видно из материалов дела и установлено судебными инстанциями, основанием для принятия обжалуемого решения послужил вывод инспекции о том, что согласованные действия по последовательной реорганизации юридических лиц и переходу ресторанного комплекса от ООО "Эшфорд инвестмент" к ООО "Монерон" и далее к обществу фактически не изменили собственников имущества - супругов Рябцевых. Все участники правоотношений являются взаимозависимыми и подконтрольными лицами, а их действия носят согласованный характер. В данном случае совокупность факта передачи основных средств (факт реорганизации) и установленных по делу конкретных обстоятельств, свидетельствует о преследовании необоснованной налоговой выгоды за счет злоупотребления. Состоявшиеся реорганизации направлены на неисполнение обязанности по восстановлению в силу подпункта 2 пункта 3 статьи 170 Кодекса и уплате в бюджет НДС за IV квартал 2013 года; взаимосвязанные действия взаимозависимых лиц направлены на получение необоснованной налоговой выгоды в виде уклонения от восстановления налога в отношении объектов недвижимости, которые перестали использоваться в деятельности, подлежащей обложению НДС.

Оценив представленные в материалы дела доказательства, свидетельствующие о направленности последовательных реорганизаций на уклонение от восстановления принятого к вычету НДС, заявленного по ресторанному комплексу, при дальнейшем использовании такого комплекса для осуществления операций, указанных в пункте 2 статьи 170 Кодекса, суды поддержали позицию инспекции.

В обоснование правомерности начисления НДС инспекция доказала совершение учредителями и руководителями ООО "Эшфорд инвестмент", ООО "Монерон" и общества согласованных действий по реорганизации названных обществ, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды и снижение налоговой нагрузки в виде получения вычета по НДС и дальнейшего перехода на упрощенную систему налогообложения.

При этом инспекция доказала взаимозависимость вновь созданных юридических лиц; занятие одними и теми же лицами руководящих должностей в ООО "Эшфорд инвестмент", ООО "Монерон" и обществе, нахождение по одному и тому же адресу; обслуживание в одном и том же банке; начало реорганизации ООО "Эшфорд инвестмент" сразу после получения налоговых вычетов по ресторанному комплексу при том, что это имущество с 01.01.2012 арендовало и использовало в своей деятельности взаимозависимое лицо, применяющее УСН.

Инспекция установила, что гражданин Рябцев М.М. создал аффилированные и подконтрольные юридические лица, применяющие различные системы налогообложения, с целью совершения притворных сделок по передаче имущественного комплекса, в отношении которого ранее получены вычеты по НДС, и уклонения от обязанности по восстановлению данного налога, а также увеличивал убытки общества в результате значительных расходов общества по аренде ресторанного комплекса.

Проверив довод общества о его добросовестности со ссылкой на аудиторское заключение аудитора, члена саморегулируемой организации аудиторов некоммерческого партнерства "Московская аудиторская палата" Белой Н.Г. от 08.02.2016, суд правомерно указал, что заключение аудитора содержит анализ расходов и чистой прибыли общества за 2012-2014 годы, то есть за период, когда предприятие, осуществляя деятельность в сфере ресторанного бизнеса, арендовало помещения и оборудование и несло значительные расходы на аренду. Таким образом, как следует из аудиторского заключения, общество несло убытки, которые сложились в основном за счет арендных платежей взаимозависимым лицам. Однако, как правильно указал суд первой инстанции, устранение обязанности платить за аренду взаимозависимому лицу с момента перехода ресторанного комплекса в собственность общества после присоединения ООО "Монерон" не свидетельствует о том, что стороны не преследовали цель получения необоснованной налоговой выгоды при реорганизации юридических лиц и передаче обществу объекта недвижимости и оборудования.

Кроме того, о совершении спланированных и одновременно согласованных действий, направленных на формальный уход от восстановления ранее полученного НДС, свидетельствует тот факт, что ООО "Эшфорд инвестмент" передало основные средства ООО "Монерон" только после получения ООО "Эшфорд инвестмент" вычета по этим объектам; объекты переданы тем же лицам, которые их передали, то есть самим себе. В разделительном балансе никакие обязательства не переданы ООО "Монерон", находящемуся на общей системе налогообложения; передача состоялась до перехода ООО "Монерон" на УСН; последующий переход ООО "Эшфорд инвестмент" на УСН, не предполагающую обложение деятельности НДС; переход ООО "Монерон" также на УСН, что в отсутствие передачи каких-либо обязательств при реорганизации формально исключало обязанность по восстановлению НДС.

Отклоняя доводы общества, судебные инстанции учли, что все три предприятия: ООО "Эшфорд Инвестмент", ООО "Монерон" и общество, являясь аффилированными лицами, от обязанности восстановить НДС уклонились; наличие специальных норм (абзац 5 подпункта 2 пункта 3 статьи 170, пункт 2 статьи 346.11 Кодекса), а также фактические обстоятельства дела позволяют сделать вывод, что правопреемник (ООО "Монерон"), перешедший на режим УСН, не признается налогоплательщиком НДС и с учетом абзаца 5 подпункта 2 пункта 3 статьи 170 Кодекса суммы налога, ранее правомерно принятые к вычету реорганизованной организацией по имуществу, переданному правопреемнику для использования в операциях, по которым исчисление НДС не производится, подлежат восстановлению и уплате в бюджет правопреемником.

Суды обоснованно приняли во внимание, что нормы главы 21 Кодекса не освобождают организацию от восстановления НДС при переходе на УСН исключительно по мотиву того, что перед переходом на УСН юридическое лицо провело реорганизацию. Иное толкование вышеперечисленных норм главы 21 Кодекса означало бы, что в целях исключения восстановления НДС при переходе на специальный налоговый режим (УСН) налогоплательщику достаточно провести реорганизацию, например, путем преобразования.

При принятии решения суды обоснованно указали, что последующая реорганизация ООО "Монерон" путем присоединения к обществу, имевшему тех же руководителей (Ульяновы) и учредителей (Рябцевы), произведена в период налоговой проверки, установившей налоговые нарушения; выяснили цели этих действий с учетом того, что переданные основные активы постоянно оставались во владении одних и тех же лиц.

С учетом взаимосвязанных положений абзацев 4, 5 подпункта 2 пункта 3 статьи 170 и пункта 2 статьи 346.11 главы 26.2 Кодекса, согласно которым квалифицирующим признаком, свидетельствующим о возникновении обязанности по восстановлению ранее правомерно принятого НДС, непосредственно у того налогоплательщика, который получил и начинает использовать основные средства (объекты недвижимости) в предпринимательской деятельности при специальном налоговом режиме УСН, нет оснований считать невозможным возложение обязанности по восстановлению НДС на общество.

На основании изложенного является правильным вывод судебных инстанций о том, что взаимосвязанные действия взаимозависимых лиц направлены на получение необоснованной налоговой выгоды в виде уклонения от восстановления налога в отношении объектов недвижимости, которые перестали использоваться в деятельности, подлежащей обложению НДС.

Суды проверили и признали обоснованным довод инспекции о том, что схема получения необоснованной налоговой выгоды заключается в том, что реорганизованное лицо - ООО "Эшфорд инвестмент" в целях уклонения от исполнения своей прямой обязанности, предусмотренной абзацем пятым подпункта 2 пункта 3 статьи 170 Кодекса, направленной на восстановление НДС, ранее правомерно принятого к вычету по основным средствам, в налоговом периоде 4 квартал 2013 года, предшествующем переходу с 01.01.2014 на специальный налоговый режим (УСН), в порядке выделения создало ООО "Монерон", наделило его своими активами (основными средствами, прочими оборотными активами и товарно-материальными ценностями), которое в порядке присоединения реорганизовано в общество, при этом все указанные участники правоотношений являются взаимозависимыми и подконтрольными лицами, а их действия носят согласованный характер.

Суд исследовал и установил отсутствие деловой цели в такой реорганизации при наличии факта получения ООО "Эшфорд инвестмент" налогового вычета по НДС, невосстановления его при переходе на УСН в результате процедуры дробления бизнеса в форме реорганизации и фактическом управлении всеми обществами одними и теми же лицами.

В нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации общество не доказало, что дробление бизнеса, связанное с передачей активов, имущества и вида деятельности ООО "Монерон" и далее обществу, имело бизнес-ориентированные цели. Ссылка общества на необходимость проведения реорганизационных мероприятий с передачей имущества от одного лица к другому в целях достижения экономического эффекта, не подтверждена экономически обоснованным расчетом. Общество не обосновало и не доказало, что экономический эффект, полученный в результате последовательной реорганизации юридических лиц, сопоставим с налоговой выгодой, полученной в результате согласованных действий взаимозависимых лиц. Исследованные судом документы свидетельствуют о том, что, в любом случае, реорганизация юридических лиц имела приоритетной целью получение налоговой выгоды, а в результате действий взаимозависимых лиц собственниками бизнеса получена преимущественно налоговая выгода, нежели положительный экономический результат.

Принимая во внимание установленные по делу обстоятельства, правильно применив нормы материального и процессуального права, судебные инстанции пришли к правомерному выводу о том, что общество получило необоснованную налоговую выгоду, а потому у инспекции имелись основания для начисления ему НДС.

Выводы судебных инстанции в этой части не опровергнуты ссылками на конкретные доказательства, имеющиеся в материалах дела. Доводы кассационной жалобы общества подлежат отклонению как направленные на переоценку выводов судов об обстоятельствах дела.

Вместе с тем, отменяя решение суда первой инстанции и признавая недействительным решение инспекции от 30.09.2014 N 4013 в части начисления 4 738 147 рублей 37 копеек НДС, соответствующих пеней и налоговых санкций, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о неверном определении инспекцией размера НДС, подлежащего восстановлению. При этом суд апелляционной инстанции руководствовался следующим.

Согласно абзацу второму подпункта 1 пункта 3 статьи 170 Кодекса налог, подлежащий восстановлению, в отношении основных средств и нематериальных активов рассчитывается пропорционально остаточной (балансовой) стоимости.

В нарушение указанной нормы инспекция начислила обществу 13 782 168 рублей НДС из расчета 18% от остаточной стоимости объекта недвижимости.

Однако суд апелляционной инстанции установил, что при создании основных средств, переданных в процессе реорганизации ООО "Монерон", а в дальнейшем обществу, принимали участие юридические лица (ООО "Море дверей-Юг", ООО "Альтернатива", ООО "Агентство недвижимости "Приоритет") и индивидуальные предприниматели (ИП Сафонова О.В., ИП Волошин В.В.), находящиеся на специальных налоговых режимах и не выставлявшие в адрес ООО "Эшфорд Инвестмент" счета-фактуры, НДС по ним не заявлялся к вычету и не возмещался из бюджета.

Первоначальная стоимость основного средства (объекта недвижимости), в дальнейшем последовательно переданного взаимозависимым лицам, составляла 86 881 479 рублей 75 копеек. На момент его передачи ООО "Монерон" остаточная стоимость составляла 78 218 144 рубля 52 копейки, с учетом амортизации на 31.12.2013 остаточная стоимость - 76 567 598 рублей 37 копеек.

Однако предъявленный к вычету НДС при создании данного основного средства - всего 10 301 669 рублей 89 копеек (с учетом поставщиков товаров (работ, услуг), находящихся на специальных налоговых режимах), поэтому в соответствии с положениями абзаца второго подпункта 1 пункта 3 статьи 170 Кодекса восстановлению в разрезе конкретных переданных объектов подлежал налог только в сумме 9 044 020 рублей 63 копейки, что подтверждено пообъектной справкой - расчетом к акту сверки суммы НДС, подлежащей восстановлению, от 04.07.2016 (т. 9, л.д. 1-5).

Доводы инспекции о том, что суд апелляционной инстанции необоснованно в нарушение положений статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации позволил обществу заявить новые доводы и представить новые доказательства, отклоняются.

Общество оспаривало некорректность определения суммы налога последовательно на всех стадиях судебного процесса наряду с основным своим доводом об отсутствии у него обязанности восстанавливать НДС. В этой связи инспекция в дополнительных возражениях от 18.01.2016 N 03-15/00390 (т. 6, л.д. 81-86), представленных в суд первой инстанции, привела все эпизоды возмещения ООО "Эшфорд Инвестмент" НДС относительно переданного обществу ресторанного комплекса, который по ее расчетам составил всего 10 914 036 рублей, что значительно меньше размера восстановленного ею налога.

Суд первой инстанции не оценил данные обстоятельства и не устранил имеющиеся противоречия.

В целях устранения непоследовательности позиции инспекции и противоречий в суммах суд апелляционной инстанции приобщил к материалам дела акт сверки и приложенные к нему документы.

Инспекция не учитывает, что в соответствии с разъяснениями, изложенными в абзаце 5 пункта 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 N 36 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции", само по себе принятие дополнительных доказательств судом апелляционной инстанции не может служить основанием для отмены постановления суда апелляционной инстанции.

Кроме того, исходя из правовой позиции, изложенной в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 12.07.2006 N 267-О, налогоплательщик в рамках судопроизводства в арбитражном суде, во всяком случае, не может быть лишен права представлять документы, независимо от того, были ли эти документы истребованы и исследованы налоговым органом при проверке, а суд обязан исследовать соответствующие документы.

Следовательно, непредставление доказательств в ходе налоговой проверки не исключает возможности их представления в суд для оценки в совокупности с другими доказательствами по правилам статьи 66 - 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в постановлении Пленума от 30.07.2013 N 57 "О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации" (далее - постановление N 57) указал, что по общему правилу сбор и раскрытие доказательств осуществляются как налоговым органом, так и налогоплательщиком на стадии проведения мероприятий налогового контроля и в ходе досудебного разрешения спора (абзац 3 пункта 78 постановления N 57). При этом налогоплательщики вправе представить такие документы в ходе судебного разбирательства, а суд вправе их принять.

Более того, непредставление налогоплательщиком документов в ходе налоговой проверки не исключает возможность их представления в суд для их оценки в совокупности с другими доказательствами по делу по правилам статей 66 - 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Другая сторона спора при этом может обратиться к суду с ходатайством о предоставлении возможности ознакомиться с указанными документами и представить опровергающие доказательства (абзац 4 пункта 78 постановления N 57).

На основании изложенного апелляционная инстанция пришла к правильному выводу, что по итогам камеральной налоговой проверки инспекция, завысив сумму ранее возмещенного налога, неправомерно начислила обществу 4 738 147 рублей 37 копеек НДС (13 782 168 рублей - 9 044 020 рублей 63 копейки), а также соответствующие суммы пени.

При таких обстоятельствах являются правомерными выводы суда апелляционной инстанции о признании недействительным решения инспекции от 30.09.2014 N 4013 в указанной части.

Выводы суда апелляционной инстанции в этой части не опровергнуты ссылками на конкретные доказательства, имеющиеся в материалах дела. Доводы кассационной жалобы инспекции в этой части подлежат отклонению как направленные на переоценку выводов суда апелляционной инстанции об обстоятельствах дела.

Вместе с тем, отменяя решение суда в части, суд апелляционной инстанции допустил ошибку, указав на признание недействительным решения инспекции в части налоговых санкций, соответствующих сумме 4 738 147 рублям 37 копейкам НДС. Как следует из решения инспекции, штрафные санкции обществу не начислялись, поэтому постановление апелляционной инстанции в этой части надлежит изменить.

Кроме того, суд апелляционной инстанции не учел следующее.

Из абзаца 5 пункта 78 постановления N 57 следует, что суды могут принять дополнительные доказательства независимо от причин их непредставления налоговым органам, однако в этом случае судебные расходы могут быть возложены на налогоплательщика независимо от исхода дела.

Довод инспекции о том, что общество при проведении проверки не выполнило требование о представлении документов, подтверждающих размер подлежащего восстановлению НДС, соответствует материалам дела и не опровергнут судом апелляционной инстанции, принявшим документы общества. С учетом установленной судами взаимозависимости общество имело реальную возможность своевременно получить соответствующие документы у ООО "Эшфорд Инвестмент". В этом случае применительно к части 1 статьи 111 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации на общество относятся судебные расходы по делу независимо от результатов его рассмотрения.

Апелляционная инстанция в нарушение последнего абзаца пункта 67 и последнего абзаца пункта 78 постановления N 57 возложила на инспекцию обязанность по возмещению судебных расходов общества, поэтому постановление апелляционной инстанции в этой части также надлежит изменить.

Иных нарушений норм процессуального права, являющихся основанием для отмены судебного постановления апелляционной инстанции (статья 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), кассационной инстанции не установлено.

Руководствуясь статьями 274, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

 

постановил:

 

постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.07.2016 по делу N А32-2471/2015 изменить, изложив в следующей редакции:

"Решение Арбитражного суда Краснодарского края от 30.03.2016 по делу N А32-2471/2015 отменить в части отказа в удовлетворении заявления о признании недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по городу-курорту Геленджику Краснодарского края от 30.09.2014 N 4013 в части начисления 4 738 147 рублей 37 копеек НДС, соответствующих сумм пени.

Признать недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по городу-курорту Геленджику Краснодарского края от 30.09.2014 N 4013 в части начисления 4 738 147 рублей 37 копеек НДС, соответствующих сумм пени.

В остальной части решение Арбитражного суда Краснодарского края от 30.03.2016 по делу оставить без изменения.".

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий

Т.В.ПРОКОФЬЕВА

 

Судьи

Т.Н.ДРАБО

Л.А.ЧЕРНЫХ

 


Читайте подробнее: Липовая реорганизация не помогла собственникам бизнеса уйти от восстановления НДС при переходе на УСН