Клерк.Ру

Рабочие курьезы из личной практики адвоката Евсеев...

Источник: pravorub.ru

Скорее горький, чем забавный итог рассмотрения уголовного дела. Тем не менее…

В начале карьеры защищал в суде первой инстанции обвиняемого по ч.1 ст.131 УК РФ. Важный момент, изнасилование в середине мая. 

Подзащитный вину категорически не признает. Поясняет, что выпивал ночью в баре, подсела к нему незнакомая женщина, угостил ее, затем поехали кататься. Приехали на озеро, он разделся, несмотря на холодную воду, полез искупаться. Вышел на берег, спутницы рядом нет, также нет. Догнал, не удержался, ударил по лицу. Потерпевшая вырывалась, порвалась блузка и лямка бюстгальтера. Потерпевшая вела себя буйно, скинул ее в воду, чтобы она остепенилась. Затем увез в центр города, уехал домой. На следующий день его задержали.

Версия обвинения со слов потерпевшей. Привез на берег озера, решил со мной переспать. Я отказалась, он разозлился, разорвал на мне одежду, сбросил в озеро. Спрыгнул сам и минут 20 – 30 топил меня, вытащил за волосы на пирс, изнасиловал в миссионерской позе. Опять сбросил в воду, снова топил 20-30 минут, вытащил, и опять изнасиловал, но уже в коленно-локтевой позе. Вновь скинул, топил, вытащил и еще раз изнасиловал, каким образом и в какой позе не помнит. Завершены ли были половые акты с ней, не помнит. Но считает, что каждый акт длился не менее 10-15 минут. Спермы не ощущала, отсутствие или использование презерватива пояснить не смогла, сослалась на отсутствие достаточного сексуального опыта.

Отключить рекламу

Потерпевшей — 21 год. Образования, специальности не имеет. Ранее обучалась в коррекционной школе. Замужем, двое малолетних детей. Муж был ночью на работе, дети спали дома одни. Что делала ночью в баре, пояснить отказалась. Предъявила иск о моральном вреде.

Доказательства обвинения. Показания свидетеля, который был сторожем на лодочной станции на другом берегу, расположенной более чем в километре. С его слов он слышал ночью женский крик, но чей именно и о чем, показать не смог. Показания самой потерпевшей. Заключение СМЭ о наличии у нее синяка на лице и порванная верхняя одежда. Вот и все.

Доказательства защиты. Отсутствие разорванной одежды потерпевшей ниже пояса. Полное отсутствие каких-либо повреждений в области ее половых органов, как снаружи, так и изнутри. Отсутствие следов спермы. Подтверждение факта пропажи часов. И, самое главное, условия совершения преступления, которых не могло быть. Учитывая погоду, температуру воды, отсутствие признаков переохлаждения или последующих простудных или воспалительных заболеваний у обоих фигурантов. Не возможность выполнения мужской половой функции в заданных условиях, тем более такое быстрое восстановление организма и выполнение повторных актов. Осмотр пирса выявил, что он построен из не строганных досок, имеющих множество шероховатостей, неровностей и т.д. Вес подзащитного составлял более 120 кг. 

Отключить рекламу

Мы доказывали, что при таких позах потерпевшей и описываемом ей насилии, с учетом сведений о времени актов и месте их совершения, а также весе обвиняемого, у нее на теле должны были остаться множественные повреждения в виде ссадин, гематом, порезов, разрывов или потертостей кожи, следов волочения, древесных заноз или заусениц. Учитывая рассказ потерпевшей, данные повреждения должны были остаться у нее на теле в области спины, поясницы, ягодиц, колен, локтей, кистей и т.д.

Пирс осматривала защита, но следователь, а затем и суд отказались…

Вы спросите меня, какой был приговор. К сожалению, обвинительный. «Компромиссный». При санкции от 4 до 10 лет, суд назначил 2 года реального наказания. Доводы защиты посчитали не подтвержденными предположениями, к показаниям потерпевшей отнеслись положительно, так как у нее не было оснований оговаривать обвиняемого. Поскольку у доверителя было еще одно уголовное дело, где его вина доказывалась бесспорно, он принял решение ничего не обжаловать, а быстрее уйти в лагерь и заработать условно-досрочное освобождение. Любопытно, что и прокуратура приговор по мотивам мягкости не опротестовала.

Отключить рекламу

Вот такое правосудие… Как говорится, комментарии излишни…

— Рассматривали в 2009 г. апелляционную жалобу по делу об административном правонарушении по ст.12.15 ч.4 КРФ об АП – обгон транспортного средства с выездом на полосу встречного движения в зоне действия знака «3.20» ПДД. Заседали в кабинете судьи. Судья с 20-летним стажем, но автомобиль не водит, прав не имеет.

Обстоятельства дела заключаются в том, что на указанном инспектором километре установлено два таких знака с ограниченными зонами действия, а инспектор ДПС не указал в протоколе и схеме эти сведения. Налицо отсутствие доказательств самого события, так как не установлено в какой из зон действия знаков произошел обгон. Наша позиция разжевана в жалобе до мелочей, показываем и приобщаем фотографии с пояснениями, демонстрируем дислокацию установки знаков. 

Отключить рекламу

Судья явно не понимает того, что мы пытаемся ей доказать. Через полчаса безуспешных попыток происходит абсолютно неожиданный для нас ход… Не обращая ни на кого внимания, судья спокойно набирает домашний номер, и обращается к мужу, — «Витя, ты помнишь эту дорогу, там на таком-то километре обгонять машины можно?». 

Всё, занавес, отвисшие челюсти, немая сцена… Я уж не знаю, что именно он ей ответил, но дело мы выиграли. Правосудие у нас может зависеть от чего угодно, даже от мнения близких родственников судьи…

Отключить рекламу