Клерк.Ру

Принцип бумеранга: регрессные требования компании к работникам-водителям

Если неприятные ситуации происходят с водителем на служебном автотранспорте, в ходе осуществления им трудовой функции, последствия в виде штрафов ГИБДД ложатся на компанию-работодателя. Такое положение вещей следует из ст. 1068 ГК РФ, предусматривающей ответственность юридического лица или гражданина за вред, причиненный его работником. Обязанность по возмещению вреда, причиненного работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей (то есть оплата штрафных санкций) будет тоже являться обязанностью компании. Кроме того, обязанность по уплате административных штрафов может возлагаться на работодателя как на собственника транспортного средства (ч. 1 ст. 2.6.1 КоАП РФ).

И хотя компания-работодатель обязана отвечать за нарушения, допущенные ее водителями-сотрудниками, нести финансовое бремя штрафов целиком и полностью она не обязана. Исходя из положений п. 6 ч. 1 ст. 246 ТК РФ вред, причиненный юридическому лицу, возмещается работником в полном размере, то есть работодатель, в свою очередь, имеет право на основании статьи 1081 ГК РФ воспользоваться правом регресса (обратного требования), иными словами, обратиться за понесенными на уплату штрафов расходами к сотруднику, допустившему ДТП. Таким образом, срабатывает принцип бумеранга, когда, описав круг, он возвращается к тому, кем был запущен: работник нарушает ПДД, компания сначала оплачивает выставленные штрафы, возникшие по вине ее работника, а после, в порядке возмещения, предъявляет к нему финансовые требования. В случае отказа работника добровольно возместить материальный ущерб за допущенные им нарушения работодатель вправе обратиться в суд.

Так, постановлением судебной коллегии по гражданским делам Пермского краевого суда 09.12.2013 по делу № 33-11656 оставлено в силе решение о взыскании с ответчика ущерба на основании следующего.

ООО «Буровая компания «Евразия» обратилось в суд с исковым заявлением о взыскании с С. в порядке возмещения ущерба, причиненного работником в результате произошедшего ДТП, денежной суммы, ссылаясь в обоснование данных требований, на следующие обстоятельства.

02.09.2010 по вине водителя С., нарушившего пункт 9.10 ПДД, произошло ДТП. В результате получил механические повреждения автомобиль, принадлежащий ООО «Приборсервис-Пермь». Указанному обществу истец выплатил возмещение ущерба и судебных расходов по решению Арбитражного суда Пермского края.

Ответчик состоит в трудовых отношениях с ООО «Буровая компания «Евразия». Истцу по вине его работника причинен материальный ущерб, который в соответствии со ст. 238 и п. 6 ст. 243 ТК РФ С. обязан возместить в полном объеме, поскольку возникновение вреда связано с совершением административного правонарушения, установленного государственным органом.

Изложенные в решении суда первой инстанции выводы о необходимости удовлетворения требований истца основаны на материалах дела и согласуются с нормами ТК РФ. В соответствии со статьей 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб.

Таким образом, для взыскания с водителя суммы ущерба в порядке регресса необходимо наличие вины работника в совершении ДТП. Это следует из содержания ст. 233 ТК РФ в отношении работников по трудовому договору и ст. 1064 ГК РФ по гражданско-правовому договору.

Однако сам факт вины не является бесспорным основанием для взыскания с водителя всей суммы понесенного работодателем ущерба. Возникают ситуации, когда фактически работодатель может взыскать только часть понесенных им расходов. 

Так, судебной коллегией по гражданским делам Алтайского краевого суда в апелляционном определении от 08.10.2013 установлено:

Индивидуальный предприниматель Е.А. (по тексту — ИП Е.А., истец) обратился в суд с иском к В.Г., ссылаясь на то, что ответчик, управлявший принадлежащим истцу автобусом, постановлением Ленинского районного суда г. Барнаула Алтайского края признан виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 12.24 КоАП РФ, ему назначено наказание в виде штрафа. Данным постановлением установлена вина В.Г. в нарушении п. 10.1 Правил дорожного движения Российской Федерации (по тексту — ПДД). На момент ДТП В.Г. состоял в трудовых отношениях с ИП Е.А., в связи с чем денежные средства взысканы с последнего. 

Истец считает, что вина В.Г. в совершении ДТП и причинении вреда подтверждается вступившим в законную силу постановлением, которым установлена вина В.Г., а также решением Центрального районного суда г. Барнаула Алтайского края по делу (...), в рамках которого проведена автотехническая экспертиза. Размер ущерба определен указанным судебным решением, в связи с чем, по мнению истца, усматриваются основания для взыскания денежной суммы в порядке регресса. 

Истец считает, что выплата сумм, взысканных решением суда г. Барнаула, в том числе и судебных расходов, находится в причинно-следственной связи между виновными действиями работника В.Г. и причинением ущерба А.А. 

Вывод суда об исключении судебных расходов из размера прямого действительного ущерба, причиненного работодателю, сделан без учета разъяснений, содержащихся в п. 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16.11.2006 года № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю».

Разрешая спор по существу, судом первой инстанции установлено, а апелляционным судом подтверждено, что требование работодателя Е.А. о взыскании в порядке регресса материального ущерба в виде выплаты потерпевшему компенсации морального вреда является правомерным и основано на положениях п. 6 ч. 1 ст. 243 ТК РФ. 

Что касается выплаты истцом потерпевшему материального ущерба в виде стоимости ремонтно-восстановительных работ транспортного средства, суд первой инстанции правильно исходил из того, что за указанные действия ответчик к административной ответственности не привлекался, а потому работник при наличии его виновных действий в причинении ущерба обязан возместить причиненный работодателю ущерб в пределах среднемесячного заработка.

Доводы апелляционной жалобы об обратном не могут быть приняты во внимание, так как постановлением судьи Ленинского районного суда г. Барнаула Алтайского края водитель привлечен к административной ответственности только за причинение вреда здоровью в результате нарушения п. 10.1 ПДД. За причинение вреда имуществу потерпевшего вследствие нарушения указанного пункта ПДД административная ответственность не установлена, что исключает право работодателя, возместившего потерпевшему материальный ущерб, причиненный работником, на взыскание выплаченных сумм в порядке регресса.

С учетом изложенного, вывод суда о том, что ответчик не был привлечен к административной ответственности за нарушение ПДД, которое состояло в причинно-следственной связи с причинением ущерба имуществу А.А., является правильным.

Таким образом, если работник стал участником ДТП, выяснению подлежат все обстоятельства по делу, по результатам такого исследование суд может прийти к решению об отказе в части исковых требований работодателя, как в рассмотренном выше примере. Также известны судебные решения об отказе суда в удовлетворении исковых требований работодателя к работнику о возмещении понесенной работодателем стоимости арендных платежей за транспортное средство в период ремонта указанного ТС, поскольку отсутствует причинно-следственная связь с ДТП (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда по делу № А50-20228/2013 от 22.07.2014). 

Естественно, такие решения не всегда способны в полной мере удовлетворить финансовые потери работодателя, т. к. получается, что фактически понесенные им расходы превышают взысканные судебными органами с работника. Известны случаи, когда стремясь к возмещению ущерба, работодатель стремится усилить ответственность работника заключением договора о полной материальной ответственности. Однако необходимо помнить, что положения такого договора будут работать, только если работник является лицом, с которым по закону может быть заключен такой договор. Перечень должностей, подразумевающих полную материальную ответственность, нашел свое отражение в постановлении Министерства труда и социального развития РФ от 31.12.2002 № 85. В противном случае, работодатель снова оказывается в ситуации, в которой его фактические расходы возмещаются частично в размерах среднего заработка работника.

Так, судебной коллегией по гражданским делам Белгородского областного суда определением от 19.06.2012 по делу № 33-1634, результатом рассмотрения установлено: Р. состоял в трудовых отношениях с ИП М. (истец) в должности торгового представителя, с ним заключен договор о полной материальной ответственности.

Определением старшего ИДПС 1-го БДПС ГИБДД УВД по Белгородской области от (…) установлена вина Р. в ДТП.

Истец просил взыскать с ответчика в порядке регресса материальный ущерб, стоимость услуг по оценке стоимости восстановительного ремонта (...) рублей, оценке рыночной стоимости автомобиля (...) рублей, судебные расходы по уплате государственной пошлины, оплату услуг представителя, а также командировочные расходы представителя.

Проверив материалы дела, судебной коллегией установлено: как усматривается из материалов дела, ответчик занимал должность торгового представителя, с передачей ему транспортного средства, принадлежащего истцу. Однако в Перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества, утвержденный постановлением Министерства труда и социального развития РФ от 31.12.2002 года № 85, должность, занимаемая ответчиком, равно как и работа, им выполняемая, не включены, а значит, договор о полной материальной ответственности не мог быть заключен с ответчиком.

Таким образом, взыскание в полной мере понесенных компанией-работодателем расходов, причиненных работником в результате ДТП, возможно при наличии следующих обстоятельств:

  • вины работника, установленной самим работником или судом (ч. 4 ст. 248 ТК РФ);
  • причинения ущерба в результате административного правонарушения (сумма штрафа может считаться прямым действительным ущербом (ч. 2 ст. 238 ТК РФ, абз. 5 письма Роструда от 19.10.2006 № 1746-6-1));
  • наличием причинно-следственной связи между действиями работника и причиненным ущербом.
Следует также различать ответственность работника за совершение ДТП и за нарушения им ПДД, не повлекшие дорожно-транспортных происшествий, то есть ответственность сотрудников в ситуациях, когда бремя расходов, вызванных штрафами, ложится на компанию-работодателя, в то время как для водителя административная ответственность не наступает, или случаи, когда действиями работника работодателю причинен ущерб от простоя транспортного средства.

В таких ситуациях следует понимать, что непривлечение водителя к административной ответственности не лишает работодателя права привлечь своего работника к дисциплинарной ответственности. 

Апелляционным определением судебной коллегией по гражданским делам Курского областного суда от 19.03.2013 по делу № 33-520/2013 установлено: распоряжением ОАО «О дисциплинарном взыскании» за нарушение п. 3.5п. 8.6 ПДД истец В. был привлечен к дисциплинарной ответственности, ему объявлено замечание и уменьшена премия.

Из распоряжения следует, что в свою смену водитель автомобиля при повороте на автодорогу неправильно выбрал угол поворота, вследствие чего автомобиль оказался на встречной полосе движения, имея крен в левую сторону. При движении автомобиля на вираже произошел разрыв левого цилиндра передней подвески. Устранение данной неисправности повлекло простой автомобиля в течение одной рабочей смены и невывоз запланированных объемов.

В. (истец) обратился с иском к ОАО с требованием об отмене дисциплинарного взыскания, взыскании компенсации морального вреда.

Судом первой инстанции установлено и судом апелляционной инстанции подтверждено: в связи с непризнанием В. своей вины в случившемся, ОАО была проведена проверка обстоятельств данного происшествия. Согласно акту о выходе из строя агрегата комиссия пришла к выводу о том, что причиной аварийного выхода из строя подвески является нарушение правил эксплуатации автосамосвала.

Согласно приказу о наложении на истца дисциплинарного взыскания, причиной возникновения аварийной ситуации стали неправильные действия истца, осуществившего поворот при выезде из пересечения проезжих частей с нарушением требований п. 8.6 ПДД, согласно которому поворот должен осуществляться таким образом, чтобы при выезде из пересечения проезжих частей транспортное средство не оказалось на стороне встречного движения.

Неправильные действия истца, осуществившего поворот при выезде из пересечения проезжих частей, повлекшие за собой выход из строя детали самосвала и, как следствие этому, простой самосвала в течение всей рабочей смены, свидетельствуют о ненадлежащем исполнении В. своих должностных обязанностей, что в силу ст. 192 ТК РФ признается совершением дисциплинарного проступка и служит основанием для применения к виновному лицу дисциплинарного взыскания.

С учетом и положений Инструкции по охране труда ОАО для водителя автомобиля и рабочей инструкции, доводы апелляционной жалобы истца о том, что ответственность за техническое состояние автотранспортного средства должна быть возложена на работодателя, а не на истца, состоятельными не являются.

Согласно заключению эксперта, повышенная нагрузка возникла из-за повышенного крена самосвала в результате неправильного выбора траектории поворота. В решении суда экспертным заключениям дана подробная оценка, с которой соглашается судебная коллегия, указаны причины, по которым суд считает выводы заключения эксперта верными, соответствующими другим представленным доказательствам.

Ссылка истца в апелляционной жалобе на то, что он не был привлечен к административной ответственности за нарушение ПДД, не может являться основанием для признания незаконным распоряжения, поскольку, как следует из распоряжения № (...) от (...), основанием для наложения на истца дисциплинарного взыскания явилось несоблюдение им правил, повлекшее за собой поломку автомобиля, принадлежащего ответчику, простой автомобиля в течение одной рабочей смены и невывоз запланированных объемов.

Судом проверялось соблюдение ответчиком порядка применения дисциплинарного взыскания, предусмотренного ст. 192 ТК РФ, а также учета тяжести совершенного проступка и обстоятельств, при которых он был совершен, нарушений — не установлено. Распоряжение о привлечении истца к дисциплинарной ответственности издано уполномоченным на то лицом. Порядок и сроки наложения дисциплинарного взыскания работодателем нарушены не были.

Не установлено таких нарушений со стороны работодателя и Государственной инспекцией труда, которой была проведена проверка по заявлению истца.

При изложенных обстоятельствах полагать, что истец был привлечен к дисциплинарной ответственности незаконно, и распоряжение об объявлении ему замечанию подлежит отмене, правовых оснований нет.

Не имеется правовых оснований и для удовлетворения исковых требований В. о признании незаконным распоряжения в части лишения его премии.

Лишение премии не является мерой дисциплинарного воздействия. Порядок начисления, лишения и размер выплат стимулирующего характера определяются Трудовым кодексом и локальными нормативными актами работодателя.

Статья 191 ТК РФ определяет, что работодатель поощряет работников, добросовестно исполняющих трудовые обязанности (объявляет благодарность, выдает премию, награждает ценным подарком, почетной грамотой, представляет к званию лучшего по профессии).

Таким образом, действующее трудовое законодательство не содержит каких-либо ограничений в отношении премирования или депремирования работников и не устанавливает минимального или максимального размера премии. Порядок назначения и выплаты премии определяется работодателем самостоятельно на основании локального нормативного акта.

Резюмируя вышесказанное, можно отметить, что в случае, если нарушение работником ПДД не связано с ДТП, компания-работодатель по своему выбору вправе либо привлечь такого работника к дисциплинарной ответственности, либо воспользоваться правом на отказ от взыскания ущерба с работника. В первом случае необходимо соблюсти порядок наложения такого взыскания, установленный ТК РФ, в том числе убедиться, что сотрудник ознакомлен со всеми существующими в компании нормативными актами, регулирующими его деятельность, и правилами внутреннего распорядка, что ответственность возлагается в установленные для привлечения работника сроки. Соблюдение указанных условий необходимо для того, чтобы суд не отменил наложенное дисциплинарное взыскание по процессуальным основаниям, как это произошло в ходе разбирательств по делу № 33-5708/2012 от 10.10.2012, когда судебная коллегия по гражданским делам Оренбургского областного суда согласилась с выводами суда первой инстанции «о том, что обжалуемый истцом приказ о привлечении к дисциплинарной ответственности незаконен, поскольку с рабочей инструкцией истец ознакомлен не был». 

Если же работник добровольно не возмещает причиненный работодателю ущерб, а компания-работодатель не привлекает сотрудника к дисциплинарной ответственности, отсутствует судебное решение о взыскании с работника ущерба, то имущественной обязанности перед работодателем не возникает.