Новости

Конституционный Суд РФ признал статью 1 Закона Мурманской области «О патентной системе налогообложения на территории Мурманской области» и положения таблицы N 5 приложения к нему (в действующей редакции — статья 1 данного Закона и таблица N 4 приложения N 1 к нему) не соответствующими Конституции РФ.

Судьи сделали вывод, что из регионального закона о ПСН неясно, как определить обособленный объект (площадь) при установлении потенциально возможного годового дохода для ИП, сдающих в аренду (наем) помещения. Соответственно, не обеспечивается экономическая обоснованность взимания налога при применении индивидуальными предпринимателями данной системы налогообложения

Размер потенциально возможного к получению индивидуальным предпринимателем годового дохода по виду предпринимательской деятельности «Сдача в аренду (наем) жилых и нежилых помещений, дач, земельных участков, принадлежащих индивидуальному предпринимателю на праве собственности» установлен в зависимости от количества обособленных объектов (площадей):

  • при количестве обособленных объектов (площадей) до 1 включительно1 размер потенциально возможного к получению индивидуальным предпринимателем годового дохода составляет 600 000 рублей;
  • при количестве обособленных объектов (площадей) от 2 и более — 600 000 рублей в расчете на каждый обособленный объект (площадь), но не более 10 000 000 рублей.
1Законом Мурманской области от 8 октября 2015 года N 1902-01-ЗМО условие «при количестве обособленных объектов (площадей) до 1 включительно» изменено на условие «при 1 обособленном объекте (площади)».

Такая нормативная дифференциация размера потенциально годового дохода от сдачи в аренду помещений не позволяет однозначно установить, что рассматривается в качестве обособленного объекта.

До внесения изменений в региональный закон количество обособленных объектов (площадей) в указанных целях следует считать равным количеству объектов недвижимости, указанному в заявлении на патент.

Оспоренные же заявительницей нормы Налогового кодекса РФ (подпункт 3 пункта 8 статьи 346.43, статья 346.47 и пункт 1 статьи 346.48) не противоречат Конституции РФ. Они не подразумевают, что количество обособленных объектов (площадей) определяется исходя из количества договоров аренды (найма), заключенных ИП, без учета площади сдаваемых помещений.

Постановление № 22-П от 06.06.2019 опубликовано на сайте Конституционного суда.

Президент Владимир Путин издал Указ о внесении в Конституцию нового наименования Кемеровской области. Теперь она называется Кемеровская область — Кузбасс.

С идеей законодательно закрепить за Кемеровской областью название Кузбасс выступил в начале октября глава региона Сергей Цивилев, пишет РИА Новости. Тогда же он призвал местных жителей высказаться по этому поводу на его личном сайте и других интернет-площадках. В результате, по его словам, в поддержку инициативы выступили более 80 процентов участников опроса.

В конце декабря Совет народных депутатов Кемеровской области единогласно утвердил второе официальное название региона, а Цивилев обратился к президенту с просьбой внести соответствующее изменение в конституцию

Налогоплательщик вправе требовать использования для расчета налога на имущество сведений о кадастровой или рыночной стоимости, если в субъекте РФ ставки исчисляются еще по инвентаризационной стоимости. Такой вердикт вынес Конституционный суд. Постановление было оглашено сегодня, но пока не опубликовано на сайте КС.

В суд обратилась собственник дома на окраине Барнаула, мать троих малолетних детей. За 2016 год ей начисли налог на имущество исходя из инвентаризационной стоимости в размере 47, 6 тыс. руб. При этом если бы налог считался от кадастровой стоимости, то он составил бы всего 2 тыс. рублей. Добиться пересчета налога не удалось. Суды не нашли для этого оснований, поскольку в Алтайском крае не принято решение об определении налоговой базы на основе кадастровой стоимости объектов недвижимости.

Заявительница посчитала, что при равных обязанностях налоговая нагрузка на равноценное имущество не может многократно различаться лишь в зависимости от региона нахождения имущества. В связи с этим она просила признать статью 402 Налогового кодекса РФ не соответствующей Конституции РФ.

КС напомнил, что налогообложение должно быть основано на конституционном принципе равенства и экономической обоснованности. Целью внесенных в 2014 году в НК РФ изменений, регламентирующих уплату налога на имущество физических лиц, было приближение оценки недвижимости к рыночной стоимости и обеспечение более справедливого распределения налогового бремени

Законодатель правомерно установил переходный период до 2020 года для адаптации граждан к вносимым изменениям. Кроме того процедура кадастровой оценки сложная и затратная, поэтому властям регионов нужно время для её проведения.

Однако налог, рассчитанный по инвентаризационной стоимости недвижимости, не может быть существенно (в том числе, многократно) больше, чем рассчитанный по его кадастровой стоимости. Иначе налогоплательщики могут оказаться в неравном положении с собственниками аналогичного имущества в других регионах страны, где используется кадастровая стоимость.

Законодательство РФ не исключает определения кадастровой стоимости конкретного объекта недвижимости до завершения в субъекте РФ общей кадастровой оценки. Поэтому, чтобы избежать несправедливого налогообложения имущества граждан, для расчета налога может применяться уже установленная в субъекте РФ для этой недвижимости кадастровая стоимость, даже если она официально еще не используется в регионе для целей налогообложения. Если кадастровая стоимость объекта еще не определена, то по решению суда либо налогового органа для расчета налога возможно применение рыночной стоимости недвижимости, указал КС.

Суд  постановил, что положения Налогового кодекса РФ должны применяться с учетом такого истолкования. То есть, налогоплательщик вправе требовать от налогового органа использования для расчета налога на имущество сведений о кадастровой или рыночной стоимости имущества и соответствующего размера налоговой ставки. Саму статью 402 НК РФ оставили без изменения.

Дело заявительницы должно быть пересмотрено в соответствии с постановлением Конституционного суда. Однако окажется ли она в выигрыше еще неизвестно. Поскольку пока кадастровой оценки её дома не проводилось, о чем сообщалось на открытом заседании по этому делу 17 января. Заявительница владеет домом в 282 кв.м. на берегу Оки, а рыночная цена таких домов составляет от 6 до 15 млн. рублей.

Ограничение конституционных прав граждан не может быть основано на чьих-то фобиях, считает судья Конституционного суда Константин Арановский. Он выступил с особым мнением по делу об ограничении участия иностранцев в российских СМИ, мнение опубликовано на сайте суда. С публикацией ознакомилась газета «Ведомости».

В январе Конституционный суд признал не соответствующими Основному закону положения закона о средствах массовой информации, не позволяющие точно установить круг субъектов корпоративных правоотношений, на которых распространяется ограничение доли иностранного капитала в российских СМИ на уровне 20%. Само по себе ограничение не противоречит Конституции, решил суд.

Однако Арановский не согласен с коллегами: решения, которые приводят к изъятиям в правах, мало обосновать лишь опасениями, настаивает он. По его мнению, во время процесса законодатель так и не смог представить доказательств существования реальной угрозы конституционным ценностям со стороны иностранных владельцев СМИ. Госдума просто не ответила ничего на просьбу сообщить общеизвестные факты или неочевидные обстоятельства, которые бы доказывали реальное существование угроз конституционным ценностям.

Совет Федерации представил справку, из которой следовало: за три года с момента вступления в силу спорной нормы с российского медийного рынка в тысячах случаев ушли или сократили участие в капиталах и редакциях СМИ финские, голландские, немецкие, британские и другие участники.

«Информация эта доказывает лишь то, что доступ к медийной свободе реально был ограничен», — констатирует судья. Однако законодательные решения, которые приводят к изъятиям в правах, мало обосновать лишь опасениями. «Эти эмоциональные состояния можно уважать, с тем, однако, что никто не обязан в них участвовать и тем более получать на их основании ограничения в правах», — подчеркивает Арановский.

Особое мнение судьи — это документ, который имеет не столько юридический, сколько научно-публицистический характер, так как не создает юридических последствий,

Арановский не первый раз высказывает мнение, не совпадающее с решением Конституционного суда. В 2017 году он был не согласен с мнением коллег по делу ЮКОСа. Тогда КС решил, что России необязательно выплачивать экс-акционерам почти €1,9 млрд по решению ЕСПЧ.

На сайте Конституционного суда опубликовано постановление № 8-П от 4 февраля 2019 года. Суд решил, что статья 15.332 КоАП не соответствует Конституции РФ в той мере в какой она, позволяет привлекать к административной ответственности как должностных лиц ИП, при том, что они ранее привлекались к ответственности по закону № 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования».

В суд обратилась предпринимательница из города Черкесска. Её дважды оштрафовали за одно и тоже нарушение - она сдала позже установленного срока СЗВ-М. Один штраф был назначен по закону 27-ФЗ как страхователю, а второй по статье 15.332 КоАП как должностному лицу. ИП пыталась оспорить административный штраф в суде, поскольку за одно и тоже нарушение нельзя оштрафовать дважды, однако это не удалось. Судьи посчитали, что административное наказание назначено ИП как должностному лицу, ответственному за свое предприятие и наемных работников.

Конституционный суд с мнением ИП согласился. И признал, что текст статьи 15.332 КоАП возможно истолковать так, что для целей привлечения к публичной ответственности «страхователь» (понятие, используемое для целей закона 27-ФЗ) и «должностное лицо»(термин, применяемый для целей КоАП) фактически совпадают в одном лице (субъекте правонарушения). Однако такого быть не должно. Как должностное лицо штрафовать должны только представителей юридических лиц.

Пи этом суд обратил внимание на то, что в главе 15 КоАП есть примечания, не позволяющие привлекать ИП дважды к ответственности, они касаются статьей 15.4–15.9 и 15.11. Глава 16 Налогового кодекса содержит ряд схожих составов с этими статьями КоАП.

Кроме того, КС указал на то, что двойная ответственность противоречит статье 50 Конституции РФ и ставит ИП в неравное положение по сравнению с другими страхователями. Федеральный законодатель должен внести изменения в КоАП, чтобы устранить нарушение прав индивидуальных предпринимателей.

Дело ИП, обратившейся с заявлением, должно быть пересмотрено с учетом принятого постановления Конституционного суда

На сайте Конституционного суда опубликовано постановление № 8-П от 4 февраля 2019 года. Суд решил, что статья 15.332 КоАП не соответствует Конституции РФ в той мере в какой она, позволяет привлекать к административной ответственности как должностных лиц ИП, при том, что они ранее привлекались к ответственности по закону № 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования».

В суд обратилась предпринимательница из города Черкесска. Её дважды оштрафовали за одно и тоже нарушение - она сдала позже установленного срока СЗВ-М. Один штраф был назначен по закону 27-ФЗ как страхователю, а второй по статье 15.332 КоАП как должностному лицу. ИП пыталась оспорить административный штраф в суде, поскольку за одно и тоже нарушение нельзя оштрафовать дважды, однако это не удалось. Судьи посчитали, что административное наказание назначено ИП как должностному лицу, ответственному за свое предприятие и наемных работников.

Конституционный суд с мнением ИП согласился. И признал, что текст статьи 15.332 КоАП возможно истолковать так, что для целей привлечения к публичной ответственности «страхователь» (понятие, используемое для целей закона 27-ФЗ) и «должностное лицо»(термин, применяемый для целей КоАП) фактически совпадают в одном лице (субъекте правонарушения). Однако такого быть не должно. Как должностное лицо штрафовать должны только представителей юридических лиц.

Пи этом суд обратил внимание на то, что в главе 15 КоАП есть примечания, не позволяющие привлекать ИП дважды к ответственности, они касаются статьей 15.4–15.9 и 15.11. Глава 16 Налогового кодекса содержит ряд схожих составов с этими статьями КоАП.

Кроме того, КС указал на то, что двойная ответственность противоречит статье 50 Конституции РФ и ставит ИП в неравное положение по сравнению с другими страхователями. Федеральный законодатель должен внести изменения в КоАП, чтобы устранить нарушение прав индивидуальных предпринимателей.

Дело ИП, обратившейся с заявлением, должно быть пересмотрено с учетом принятого постановления Конституционного суда

Конституционный суд признал не соответствующим Конституции взимание алиментов с компенсации за использование личного имущества работника. Постановление № 7-П от 1 февраля 2019 года опубликовано на сайте суда.

В суд обратился работник технического сервиса, ему выплачивали компенсацию за использование личного автотранспорта. Организация при выплате этой компенсации удерживала алименты в пользу несовершеннолетних детей заявителя. Гражданин пытался оспорить такие удержания в суде, но безрезультатно.

Конституционный суд по итогам рассмотрения его жалобы решил: такие компенсационные выплаты нельзя считать доходом, из которого можно взыскать алименты, поскольку получатель реального дохода не имеет.

Деньги, полученные работником для возмещения понесенных им расходов, используются на поддержание личного имущества работника в состоянии, которое обеспечивает возможность его эффективного использования, указал суд.

«Данные выплаты не зависят от количества и качества труда, не несут работнику экономической выгоды вне зависимости от характеристик используемого имущества, и их расходование работником по своему усмотрению не предполагается», — указано в постановлении КС.

Исходя из этого КС признал неконституционным пункт утвержденного правительством «Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей». Правительству надлежит внести в перечень необходимые изменения, а дело заявителя подлежит пересмотру.

Председатель Госдумы Вячеслав Володин, усомнившийся в эффективности работы закреплённых в Конституции Российской Федерации норм, выступил с предложением обсудить их актуальность с «судьями КС, ведущими учёными в области конституционного права и экспертами». Позиция Администрации Президента по данному вопросу пока что не сформулирована, о чём сегодня сообщил Дмитрий Песков. По словам пресс-секретаря президента, над этим даже не ведут работу.

Свою позицию по данному вопросу в беседе с редакцией Клерк.ру выразил правозащитник Александр Хаминский – один из ведущих специалистов применения положений Конституции РФ в правоприменительной практике.

В декабрьском номере журнала «Закон» Дмитрий Медведев опубликовал статью «25 лет Конституции: баланс между свободой и ответственностью», в которой указал, что основной закон РФ – это «неизменные устои свободного сообщества свободных людей» и «поэтому Конституция в принципе должна быть вечной». Впрочем, он также затронул тему возможных изменений в основном законе, которые будут «направлены на актуализацию статуса органов власти, развитие тех или иных прав». Однако эти поправки не должны «снижать уровень защиты личности, подрывать основы демократического устройства страны», – отметил премьер-министр. Так что тема, затронутая Председателем Госдумы, не только крайне интересна сама по себе, но и, видимо, уже активно обсуждается в высших кругах.

Конечно, главное для всех нас, чтобы не трогали Главу 2 «Права и свободы человека и гражданина». Там всё прекрасно. Но и большинство вопросов, на фоне которых возникла идея трансформации документа, безусловно, можно снять, не меняя непосредственно самого текста Конституции.

Во-первых, конечно, следует разобраться с вопросом распределения полномочий, который сейчас ставится, как «локомотив» темы возможного внесения изменений в основной закон России. Но простите, они у нас и так отлично распределены! Половина министров подчиняется президенту, за ним же закреплено право формировать структуру федеральных органов исполнительной власти, которым он воспользовался на практике ещё в 2004 году. Так что не так? Система не работает? Ну так а разве кто-то освободил эти органы от несвойственных им компетенций? Почему-то министерства, например МЧС и МВД, у нас наделены, помимо нормотворческих функцией, ещё и надзорной. Почему-то ФНС занимается нормотворчеством. Это ведь в целом противоречит разделению принципа нормирования и надзора. Так что для уточнения этих неопределённостей менять Конституцию РФ совсем не нужно. Они возникли непосредственно в правоприменении, а вовсе не в конституционном процессе.

Во-вторых, ещё один немаловажный момент: Конституция является не только основным законом страны, но и законом прямого действия. Это значит, что применять её положения и в административном, и в судебном порядке необходимо прямо и непосредственно. Проще всего это было бы сделать, издав обзор практики по вопросам применения Конституции и её отдельных положений Верховным судом. Много проблем удалось бы решить буквально за раз.

Ну а в-третьих, неплохо бы сделать отдельную коллегию Конституционного суда, которая бы занималась непосредственно рассмотрением вопросов, связанных с ограничением граждан в реализации их конституционных прав, гарантом которых выступает лично президент РФ Владимир Путин.

И, разумеется, услышать официальную позицию самого главы государства по этому вопросу. Хотя бы в Новом году.

Премьер-министр Дмитрий Медведев в декабрьском номере журнала «Закон» опубликовал статью «25 лет Конституции: баланс между свободой и ответственностью», в которой затронул тему возможных изменений в Основном законе. Об этом пишет РБК.

«Периодически слышны голоса, призывающие решительно изменить текст Конституции или даже принять новый Основной закон. Конечно, такие изменения могут быть обусловлены вызовами времени, сама Конституция предусматривает четкий порядок ее корректировки. Наши отцы-основатели предусмотрели такой механизм, но также нельзя забывать и об их замысле, словах о том, что фундаментальные права человека, упорядоченная власть, правосудие, то есть все то, что раскрывает предназначение Конституции, не политика и не идеология», — написал премьер.

По его словам, основной закон — это «неизменные устои свободного сообщества свободных людей». «И поэтому Конституция в принципе должна быть вечной», — считает Медведев.

В то же время он допустил, что в текст Конституции могут вноситься изменения, которые «направлены на актуализацию статуса органов власти, развитие тех или иных прав», однако эти поправки не должны «снижать уровень защиты личности, подрывать основы демократического устройства страны».

«Мне самому довелось представить предложения, направленные на совершенствование системы органов власти, — признал Медведев, — но эти изменения были точечными и не затрагивали права личности».

«Мы должны беречь Конституцию. <...> Уверен, что наша жизнь будет защищена правом. Что наше государство будет справедливым», — резюмировал премьер.​​​

31 декабря 2008 года, в первый год президентства Дмитрия Медведева, вступили в действие поправки в Конституцию, которые продлили на два года срок полномочий президента России (до шести лет), на год срок полномочий Госдумы (до пяти лет), а также дополнили полномочия парламента «заслушиванием ежегодных отчетов правительства Российской Федерации о результатах его деятельности, в том числе по вопросам, поставленным Государственной думой».

Конституционный суд запретил ограничивать право работника на компенсацию за неиспользованные отпуска при увольнении. Постановление №38-П от 25 октября 2018 года опубликовано и вступило в силу с даты публикации

Проводом для дела послужила жалоба четырех граждан на неконституционность части первой статьи 127 и части первой статьи 392 Трудового кодекса. Всем им не выплатили полностью компенсации за неиспользованные отпуска за много лет работы.  Защитить свои права в суде бывшие работники не смогли, поскольку судьи решили, что по требованиям о взыскании такой компенсации срок обращения в суд составляет 21 месяц с момента окончания того года, за который работнику должен был быть предоставлен отпуск.

Предельный срок предоставления неиспользованного отпуска, предусмотренный статьей 9 Конвенцией Международной организации труда № 132 «Об оплачиваемых отпусках» - 18 месяцев. Еще три месяца – срок для обращения за судебной защитой, установленный ч. 1 ст. 392 Трудового кодекса. А это значит, что истцы могли обратиться в суд в течение трех месяцев со дня истечения 18-месячного периода, в течение которого у них было право на предоставление неиспользованного отпуска.

Доводы истцов, полагавших, что положения Конвенции МОТ № 132 в данном случае не подлежат применению, поскольку нормами национального права, а именно статьей 127 Трудового кодекса РФ, установлен более высокий уровень гарантий в части реализации работником права на отпуск при увольнении, судами признавались необоснованными.

Конституционный суд не стал признавать указанные статьи Трудового кодекса неконституционными, однако указал на то, что норма конвенции, которая устанавливает 18-месячный срок, в течение которого работнику во всяком случае должна быть предоставлена оставшаяся часть не использованного своевременно отпуска, по своему характеру является гарантийной нормой. Она предназначена для обеспечения права на отпуск путем его использования лишь для тех работников, которые продолжают трудиться, и «по своему буквальному смыслу не рассчитана на применение к увольняющимся или уже уволенным работникам». Истечение 18-месячного срока не может влечь за собой прекращение права уволенных работников на соответствующую часть отпуска и невозможность получения денежной компенсации взамен неиспользованных дней отпуска.

«...положения конвенции не затрагивают право работника на получение денежной компенсации за все неиспользованные отпуска при увольнении и не ограничивают срок, в течение которого работник может обратиться в суд с требованием о ее взыскании», – указано в постановлении Конституционного суда.

При этом КС обратил внимание на то, что в случае судебных разбирательств судьи должны исследовать всю совокупность обстоятельств конкретного дела, включая причины, по которым работник своевременно не воспользовался своим правом на ежегодный оплачиваемый отпуск. Компенсация - это не замена отпуска и не способ накопления, указал КС. Поэтому необходимо выявить наличие либо отсутствие нарушения права на отпуск со стороны работодателя, специфику правового статуса работника, его место и роль в механизме управления трудом у конкретного работодателя, возможность как злоупотребления влиянием на документальное оформление решений о предоставлении работнику ежегодного оплачиваемого отпуска, так и фактического использования отпусков, формально ему не предоставленных в установленном порядке, и т.д.

Таким образом, споры о том, за сколько лет можно выплатить компенсацию за неотгуленный отпуск при увольнении, можно считать законченными. Но на всякий случай напоминаем, что срок обращения в суд при трудовых спорах очень короткий - три месяца с даты расторжения трудового договора.

Глава Конституционного суда Валерий Зорькин предложил реформировать политическую и правовую системы и внести изменения в Конституцию. Своё мнение по этому вопросу он изложил в статье «Буква и дух Конституции» в «Российской газете».

Основный идеи Зорькина кратко изложили в РБК.

  • Нужны «точечные изменения» (радикальная реформа опасна) Конституции для исправления ее недостатков.
  • Недостатки — отсутствие баланса в системе сдержек и противовесов, крен в пользу исполнительной ветви власти, недостаточная четкость в распределении полномочий между президентом и правительством, в определении статуса администрации президента и полномочий прокуратуры, в разграничении предметов ведения и полномочий между Федерацией и ее субъектами.
  • Главный источник «напряженностей» в России — нерешенность социально-экономических проблем, разрыв между богатыми и бедными, социальная несправедливость.
  • Население устало от экономических реформ. Несправедливая приватизация привела к нынешним социальным проблемам, массовой бедности.
  • Нужна правовая система, основанная на идеях русской философии XIX — нач. XX века. — добавление идей солидаризма, соборности, ответственности каждого не только за себя, но и за других к доминирующему в мире «либерально-индивидуалистическому подходу к правопониманию». «Нужна правовая теория, синтезирующая в рамках понятия права идеи индивидуальной свободы и социальной солидарности. Такой подход к правопониманию в наибольшей степени соответствует ментальности российского народа, его правовому и нравственному сознанию».
  • «Конкуренция в парадигме «правящее большинство — парламентская оппозиция» предотвращает политическую систему от застоя и загнивания».
  • Россия еще не выработала стратегию развития, отвечающую ожиданиям российского общества и его представлениям о справедливости и новому месту России в мире.
  • «Доктрина конституционной идентичности» выделит принципы, которыми государство поступаться не может, в том числе по требованию наднациональных органов, например ЕСПЧ.
Конституция была принята в декабре 1993 года. Изменения в нее вносились несколько раз. Так,​ с 31 декабря 2008 года вступили в силу поправки, увеличивающие срок полномочий президента и Госдумы, а также обязывающие правительство ежегодно отчитываться перед парламентом. В феврале 2014 года из Конституции было исключено упоминание Высшего арбитражного суда, а также расширены полномочия президента по назначению прокуроров, внесены изменения о назначении президентом дополн

В Госдуму поступил законопроект №469250-7, который предусматривает внесение поправок в Конституцию РФ.

Автор поправок - Парламент Чечни.

Сейчас на основании ч.3 ст.81 Конституции одно и то же лицо не может занимать должность Президента РФ более двух сроков подряд.

Проектом предлагается установить три срока вместо двух.

В пояснительной записке к проекту отмечается, что это обусловлено достигнутой социально-политической стабильностью и необходимостью ее сохранения.

На фоне сложившейся сложной внешней политической обстановки важно сохранить преемственность государственной власти.

При этом авторы проекта отмечают, что данная поправка не умаляет демократические основы государства и дает возможность народу самим определить будущее России.

Пресс-служба ФНС  рассказала о том, что Конституционный Суд РФ определением от 13.03.2018 № 580-О отказал в рассмотрении жалобы гражданина, который оспаривал конституционность подпункта «ф» пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей». Речь шла о временном запрете на создание новых юрлиц и на участие в управлении уже существующими для граждан, которые проявили недобросовестность при ликвидации или банкротстве организаций.

Гражданина назначили ликвидатором ООО. Еще до подачи документов в регистрирующий орган он был участником и ликвидатором других недействующих компаний с долгами, в чем и проявилась его недобросовестность. Так как к дате подачи документов в инспекцию о ликвидации ООО трехлетний срок с момента исключения из ЕГРЮЛ тех организаций еще не истек, ему отказали в участии в ликвидации ООО. Инспекция обосновала свое решение подпунктом «ф» пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

Гражданин, не согласившись с инспекцией, обратился в суд. Суды оставили решение налогового органа в силе.

Налогоплательщик обратился с жалобой в Конституционный Суд РФ. Он посчитал, что новая норма распространяется на отношения, возникшие с 1 января 2016 года, и обратной силы не имеет. Исключение из ЕГРЮЛ юридических лиц произошло до вступления в силу изменений 129-ФЗ. Гражданин посчитал решение об отказе в государственной регистрации из-за временного запрета противоречащим Конституции РФ.

Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что дополнительная гарантия обеспечения достоверности сведений в ЕГРЮЛ не является чрезмерной, так как затрагивает только недобросовестных лиц и устанавливается на определенный срок. Ссылку гражданина на статью 54 Конституции РФ, по которой закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет, суд отклонил. По статье 55 права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом для защиты прав и законных интересов других лиц. Временный запрет обеспечивает актуальность сведений в ЕГРЮЛ и защиту прав третьих лиц, поэтому оспариваемая норма соответствует Конституции РФ, так как ограничивает лиц, которые проявили недобросовестность как до 1 января 2016 года, так и после.

Конституционный Суд РФ в определении от 13.03.2018 № 592-О отказал в рассмотрении жалобы организации, которая оспаривала конституционность отдельных положений НК РФ. Об этом написала пресс-служба ФНС РФ.

Речь шла о праве применять вычет по акцизу за алкогольную и (или) подакцизную спиртосодержащую продукцию при возврате покупателем подакцизных товаров.

Налогоплательщик представил в инспекцию декларацию, в которой заявил вычет уплаченного акциза по возвращенной продукции. По НК РФ производитель алкогольной и (или) подакцизной спиртосодержащей продукции не имеет права на вычет уже уплаченного акциза в случае ее возврата. Налогоплательщик посчитал, что, если он уплатит акциз при повторной реализации возвращенной ему продукции, возникнет двойное налогообложение.

По результатам камеральной проверки инспекция отказала в вычете, оштрафовала производителя за неполную уплату акцизов, доначислила акциз и пени.

Налогоплательщик, не согласившись с инспекцией, обратился в суд. Суды оставили решение налогового органа в силе. Они указали, что налогоплательщик имеет право на вычет по акцизу в случае возврата покупателем подакцизных товаров за исключением алкогольной и (или) подакцизной спиртосодержащей продукции.

Налогоплательщик обратился с жалобой в Конституционный Суд РФ. Он ссылался на двойное налогообложение и нарушение принципа равенства производителей алкогольной и (или) подакцизной спиртосодержащей продукции по сравнению с другими плательщиками акциза.

Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что оспариваемые нормы НК РФ не нарушают конституционные права налогоплательщиков. Конституционный Суд РФ отметил, что объектом обложения акцизами является реализация, а не сам товар. Каждая операция по реализации алкогольной и (или) подакцизной спиртосодержащей продукции ее производителями подлежит обложению акцизом – независимо от того, осуществляется ли реализация вновь произведенного товара или же ранее возвращенного покупателем. Таким образом, двойного налогообложения не возникает.

Налоговый агент, допустивший просрочку в уплате налога на доходы физических лиц, но устранивший нарушения до её обнаружения налоговыми органами, не должен лишаться права на освобождение от налоговой ответственности, говорится в постановлении Конституционного суда РФ № 6-П, опубликованном в среду.

Проверка конституционности пункта 4 статьи 81 и статьи 123 Налогового кодекса РФ была проведена в связи с жалобой ОАО «ТАИФ», пишет РАПСИ. Решение было принято без проведения слушаний и основано на ранее вынесенных правовых позициях суда.

Как следует из материалов дела, «Таиф» было оштрафовано налоговой инспекцией за несвоевременное перечисление в бюджет налога на доходы физических лиц. При этом ОАО устранило нарушения самостоятельно, представило расчет по налогу без ошибок, но не уточнило его впоследствии.

По мнению юристов «Таиф», закон освобождает налогоплательщика от ответственности за неполную уплату налога в срок, если он до обнаружения налоговиками ошибки уплатит недостающую сумму налога и соответствующие пени и представит в налоговую уточненную декларацию, и оспорили штраф. Но суды согласились с налоговым органом, и «Таиф» обратилось в Конституционный суд, чтобы признать нормы, позволяющие освобождать налогового агента от ответственности за несвоевременное перечисление в бюджет НДФЛ только при наличии уточненного отчета, неконституционными. В жалобе ОАО говорится, что при изначально правильно составленной отчетности подать уточненную декларацию невозможно, и освобождением от ответственности могут пользоваться только те, кто представил недостоверную отчетность.  

В решении КС отметил, что налоговый агент имеет основания полагать, что именно неуплата налога и пеней влечет отказ в освобождении от налоговой ответственности. А просрочка платежей может появиться «в результате упущений организационно-технического характера».

«Налоговый агент может быть освобожден от ответственности в том случае, если компания уплатила всю недостающую сумму налога и соответствующие ей пени до обнаружения налоговым органом факта несвоевременного перечисления удержанного налога и при отсутствии доказательств, указывающих на то, что несвоевременное перечисление налога носило преднамеренный характер, а не было результатом технической или иной ошибки», — сказано в постановлении Конституционного суда.

Конституционный суд опубликовал свое постановление № 3-П от 17.01.2017 г., в котором рассмотрел вопрос о том, как же должны штрафовать за несвоевременную сдачу отчетности по страховым взносам, исчисленным за периоды до 1 января 2017 года.

Проблема возникла из-за того, что Федеральный закон 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования» утратил свою силу с этой даты, а с ним и утратила силу статья 46 этого закона, в соответствии с которой страхователей штрафовали за несвоевременное представление РСВ-1.

В КС обратилось общество, которое было оштрафовано в январе 2017 года по статье 46 закона 212-ФЗ. Заявитель посчитал это нарушением Конституции, поскольку, по его мнению, штрафовать должны были по статье 119 Налогового кодекса. Разница между этими двумя статьями значительная - по ст атье 46 штраф считали от начисленных взносов за определенный период, а в статье 119 речь идет о не уплаченных в установленный срок взносах.

Так же в суд был направлен запрос от Арбитражного суда города Москвы, в производстве которого находится похожее дело о штрафе.

В результате Конституционный суд решил, что с 1 января 2017 года к деяниям, совершенным до этой даты, применение статьи 46 закона 212-ФЗ допустимо только в том случае, если исчисленный в соответствии с ним размер штрафа меньше или равен размеру штрафа, исчисленному в соответствии с п. 1 ст. 119 НК. В ином случае применению к соответствующим деяниям подлежит п. 1 ст. 119 НК.

Взыскание причиненного недоимками вреда с физических лиц, обвиняемых в совершении налогового преступления, возможно только после ликвидации компании или признания ее судом фактически недействующей. Такой вывод содержится в постановлении Конституционного суда, которое обнародовано сегодня. Подробно о заседании, проводившемся месяц назад, мы писали в материале «КС РФ решит, могут ли налоговики взыскивать долги в обход закона».

Судьи рассматривали дело о проверке конституционности ряда положений Гражданского кодекса РФ, подпункта 14 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса РФ, статьи 199.2 УК РФ и части первой статьи 54 УПК РФ.

С заявлениями в суд обратились бывший бухгалтер и два бывших руководителя организаций. С них были взыскан ущерб, причиненный ими при совершении преступлений (уклонение от уплаты налогов и сокрытие денежных средств либо имущества организации). Заявители указали, что оспариваемые ими нормы позволяют суду по искам налоговых органов взыскивать с физических лиц, привлеченных к уголовной ответственности за совершение налоговых преступлений, вред, причиненный государству неуплатой налогов не ими, а организациями, должностными лицами которых они являлись. А также в силу неопределенности содержащегося в законодательстве понятия «вред», позволяют приравнивать сумму неуплаченных организацией налогов к вреду, причиненному физическим лицом.

Положения статей 15, 1064 ГК РФ и подпункта 14 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса РФ в их нормативном единстве не противоречат Конституции, указали судьи.

Они предполагают возможность взыскания с физических лиц по искам прокуроров и налоговых органов вреда, причиненного налоговыми преступлениями, в размере не поступивших в соответствующий бюджет от организации-налогоплательщика налоговых недоимок и пени. С указанных физических лиц нельзя взыскивать штрафы, наложенные на организацию-налогоплательщика.

Сам факт прекращения по нереабилитирующим обстоятельствам уголовного дела в отношении этих лиц, так же, как и обвинительный приговор за совершение налоговых преступлений, не может расцениваться судом как безусловно подтверждающий их виновность в причинении имущественного вреда.

Исключено взыскание причиненного недоимками вреда с физических лиц, обвиняемых в совершении налогового преступления, до внесения в ЕГРЮЛ сведений о прекращении организации-налогоплательщика либо до того, как судом будет установлено, что данная организация является фактически недействующей и взыскание с нее долгов невозможно. Кроме случаев, когда судом установлено, что юридическое лицо служит лишь «прикрытием» для действий контролирующего его физического лица.

При определении ответственности физического лица суд вправе учитывать его имущественное положение, факт обогащения в результате совершения налогового преступления, степень вины, назначенное ему уголовное наказание, а также иные существенные обстоятельства.

Конституционный суд отправил дела заявителей на пересмотр.

Конституционный суд (КС) постановил, что Минфин и ФНС должны давать четкие разъяснения по применению налогового законодательства даже в тех случаях, когда толкование узкоспециальных вопросов не входит в компетенцию налоговых и финансовых органов.

Минфин должен самостоятельно обращаться за разъяснениями к другим ведомствам, а не перекладывать эту обязанность на налогоплательщика, следует из постановления суда.

Такое решение КС вынес, рассматривая жалобу АО «Флот Новороссийского морского торгового порта» по спору с налоговой о доначислении НДС, пишет РБК. Спор возник из-за неясности формулировок в законодательстве, которые определяют, какие именно услуги портов облагаются НДС по льготной ставке 0%.

Такая ставка применяется к агентским, снабженческим и обследовательским услугам портов по обслуживанию судов. «Флот НМТП» предоставлял услуги по бонированию — установке бонов (специальные ограждения, которые препятствуют разливу нефтепродуктов во время их загрузки на судно). ФНС, арбитражные суды и Верховный суд пришли к выводу, что услуга бонирования не относится к обслуживанию судов, а потому не подпадает под льготу. Компания же настаивала, что ранее, на протяжении восьми лет, налоговые органы соглашались с применением льготы по НДС в отношении этой услуги. Также «Флот НМТП» указывал, что такой подход соответствует письменным разъяснениям Минтранса, куда компания обратилась по рекомендации Минфина. Суды отказались учитывать разъяснения Минтранса, так как «данное ведомство не уполномочено разъяснять законодательство» о налогах и сборах.

КС встал на сторону «Флота НМТП» и постановил, что бонирование судов подпадает под действие нулевой ставки НДС. Отдельно в решении суда указывается, что положения НК не предполагают уклонение от дачи по запросам налогоплательщиков письменных разъяснений по вопросам применения законодательства. И госорганы, уполномоченные разъяснять налоговое законодательство (эта функция закреплена за Минфином), должны самостоятельно обращаться в иные госорганы за разъяснениями и дополнительными сведениями, если эти сведения могут повлиять на размер уплачиваемых налогов.

Повлияет ли постановление КС № 34-П от 28.11.2017 года на дальнейшую работу Минфина? Эксперты в этом сомневаются, а само министерство на запрос РБК ответило, что решения судов они не комментируют.

Букмекерские конторы и тотализаторы запрещено размещать в зданиях, где расположены детские, образовательные, медицинские, санаторно-курортные учреждения. Такое решение принял Конституционный Суд в своем определении от 28.09.2017 № 1852-О. Таким образом, прекращена практика неоднозначного трактования понятия «учреждение», которая складывалась до сих пор.

Организаторы азартных игр в букмекерских конторах и тотализаторах в судах утверждали, что понятие «учреждение» является указанием на конкретную организационно-правовую форму юридического лица, то есть это должна быть бюджетная организация. Налоговые органы же считали, что букмекерские конторы и тотализаторы запрещено размещать в любых детских, образовательных, медицинских, санаторно-курортных учреждениях независимо от их организационно-правовой формы.

Теперь Конституционный Суд устранил неопределенность в этом вопросе, что сократит количество судебных споров, уверены в ФНС.

Можно ли взыскать недоимку по налогам компании с ее директора или бухгалтера как гражданско-правовой ущерб, если нет приговора, который устанавливает их вину?  Об этом станет известно примерно через месяц - тогда, когда Конституционный суд огласит свой вердикт.

Конституционный суд 7 ноября. рассмотрел жалобы бывшего бухгалтера и двух директоров компаний, с которых взыскали налоги в гражданско-правовом порядке. Они пожаловались, что это обход закона: он предусматривает другую процедуру взыскания недоимок через уголовное судопроизводство. Именно его задача – уличить конкретного сотрудника в таком преступлении, как неуплата налогов.

В частности, с двух заявителей, являющихся пенсионерами, было взыскано 2,7 и 8,2 млн руб. недоимок их организаций-банкротов, при том что личная вина экс-бухгалтера и директора судом не установлена – их уголовные дела прекращены по амнистии.

О том, что происходило на заседании рассказал портал "Право.Ru".  Партнер адвокатской фирмы «Юстина» Дмитрий Шубин, который представлял интересы экс-бухгалтера ООО "Темп" Ахмадеевой, заявил, что ФНС придумала новый незаконный способ взыскания налоговых долгов для упрощения своей работы, а суды его легализовали.

Ведомство называет такой порядок «универсальным», но фактически оно заменяет налоговые нормы гражданскими без разрешения законодателя, жаловался Шубин. По его словам, при таком подходе налоговое право вообще не нужно, а гражданский суд, по сути, устанавливает вину в уголовном преступлении. Шубин также выразил опасение, что при подходе ФНС возможно двойное взыскание налогов. Закон не предусматривает механизма, который мог бы помочь Ахмадеевой компенсировать суммы, которые она заплатит в счет погашения налоговых долгов «Темпа».

По мнению начальника управления обеспечения процедур банкротств ФНС Константина Чекмышева, механизм законный. Все заявители вышли за пределы налоговых правоотношений. С них можно взыскать ущерб, потому что в результате именно их действий бюджет недосчитался налогов. По мнению чиновника, нельзя говорить и о двойном взыскании. Ведь решение суда – одно, а его исполнение – это совсем другое. Эту точку зрения поддержали представители обеих палат Парламента. Они также обратили внимание, что амнистия – это нереабилитирующее основание прекращения уголовного дела и применяется по согласию обвиняемого, который больше не желает доказывать свою невиновность. Нарушений закона не нашел и представитель Президента Михаил Кротов. Он подчеркнул, что с работников взыскивается ущерб, который причинили они сами, а недоимку требуют с организации.

Но не все представители госорганов разделили эту точку зрения. Полномочный представитель Правительства Михаил Барщевский поддержал заявителей. По его мнению, преступные действия сотрудника может установить только приговор суда. Если его нет, то любые претензии по недоимке можно предъявлять лишь к организации, заявил Барщевский.

Конституционный суд, выслушав стороны, объявил, что примет решение в закрытом совещании. Обычно на это уходит около месяца.