Проверки

Налоговые проверки

Раздел посвящен налоговым проверкам - камеральным, выездным, встречным.

Налоговики во время проверки могут проводить допросы свидетелей, выемку документов, осмотр помещений. По результатам проверки должен быть составлен акт и вынесено решение о привлечении к ответственности (если было найдено нарушение закона).

Все материалы

Инспекция провела выездную проверку и составила акт. Компания возразила на акт. ИФНС назначила дополнительные мероприятия налогового контроля.

В рамках этих мероприятий инспекция запросила больше 7000 документов:

– 4 168 счетов-фактур;

– 2 982 платежных поручений на прибытие и выбытие денежных средств.

А ещё — регистры бухгалтерского учета в виде анализа, в виде карточки счёта, в виде оборотов счёта, по оприходованию, движению, начислению амортизации, в виде доходов, в виде расходов и документы, отражающие количество фактически приготовленных блюд в соответствии с недельным планом меню.

Компания обратилась в суд, чтобы он признал незаконными требования инспекции. Суд поддержал компанию.

Вот сработавшие аргументы:

– когда проводятся дополнительные мероприятия налогового контроля, инспекция не может требовать у компании, какую угодно информацию.

Мероприятия назначаются, когда инспекция заявляет одно, а компания другое. Допмероприятия нужны, чтобы выяснить, кто прав. Поэтому в рамках допмероприятий инспекция может запрашивать только документы, которые относятся к противоречиям между позицией инспекции и компании.

Но в этом случае инспекция запросила информацию, которая вообще не относятся ни к противоречиям, ни к выездной проверке.

– Объём запрошенного – более 30000 листов формата А4.

«Если сотрудники налогового органа затратят на просмотр 1 страницы запрошенных документов 30 секунд (0,5 минуты), то для просмотра 30 000 страниц им потребуется: 30 000×0.5 = 15 000 минут или 15 000 : 60 = 250 часов (по 125 часов на человека). При 8-часовом рабочем дне и 5-дневной рабочей неделе это составит: 125 : 8 = 15,6 рабочих дня или 15,6 : 5 = 3,1 недели (при непрерывной работе). Т.е. просмотр документов должен при таких обстоятельствах закончиться не ранее 08.08.2019 года. т.е. за пределами установленного срока на проведение дополнительных мероприятий налогового контроля» — так сказал суд.

А значит, инспекция вообще не собиралась изучать запрошенные документы. Инспекция просто запросила по максимуму, рассчитывая на то, что компания не будет предоставить все документы, и инспекция сможет её оштрафовать.

«Вежливого, доброго, весеннего утра вам», – желает Сергей Кошелев, бывший глава УФНС по Владимирского области, а ныне налоговый консультант. В его руки попал очередной шедевр налоговиков – требование о представлении документов.

В документе вместо ссылок на нормы НК РФ, налоговики закидывают бухгалтеров показной вежливостью. Видимо, это последний элемент давления: как отказать, если инспектор почтительно и деликатно просит подать кучу документов:

– оборотно-сальдовую ведомость по всем счетам за год;

– оборотно-сальдовую ведомость по счетам 60,62,66,67,76 с обязательным указанием ИНН контрагентов;

– пояснительную записку, характеризующую суть хоз. операций;

– пояснение неординарных операций.

– Штатку, копию договора аренды помещения.

Инспектор напирает: есть же обычаи делового оборота, вот мы к вам уважительно, и вы – будьте добры.

«При этом заявлен не убыток, да и льгот нет... сумма к начислению и уплате... и не плохая. Зачем им столько документов? Кто их анализировать будет в таком объеме? Да и хранить где это всё наше добро?», – вопрошает Кошелев.

Инспекция очень любит допрашивать сотрудников проверяемой компании. Налоговая ведёт допрос так, чтобы полученные ответы можно было истолковать против налогоплательщика. Например, если сотрудник скажет, что не помнит какого-либо контрагента, то инспекция однозначно использует этот ответ как доказательство того, что контрагента и не было.

Хитрости с формулировками, вопросы о событиях трёхлетней давности, двусмысленные вопросы – это ещё не всё. Бывает, что инспекция умышленно задаёт сотрудникам компании вопросы, ответы на которых они знать не могут, потому что у них не те служебные функции. Упрощенно говоря, инспекция спрашивает бухгалтера об остатках товара на складе, а кладовщика – о том, как платили контрагенты.

Как ещё инспекция хитрит, допрашивали сотрудников компании? На практике встречаются такие ситуации:

– инспекция опрашивает сотрудников, которые не были на объекте, который строил контрагент. А тех сотрудников, которые были на этом объекте – не допрашивает;

– задает вопросы о работе с контрагентами тем сотрудникам, которые в силу служебных функций не могут этого знать;

– допрашивает сотрудников, которые пропустили большой промежуток времени, когда компания работала со спорным контрагентом. Они могли пропустить его из-за болезни или находясь в отпуске;

– инспекция допрашивает бывших сотрудников компании, которые были уволены со скандалом. При этом инспекция рассчитывает, что бывший сотрудник, желая отомстить компании, даст показания против неё;

– во время допроса свидетель не смог назвать ни одного из подрядчиков, в том числе тех, сотрудничество с которыми инспекция не оспаривает. Следовательно, показаниям этого сотрудника нельзя доверять, потому что он явно не владеет информацией.

Конечно, о таких действиях инспекции нужно заявлять в суде. Есть ряд судебных решений, где отмечено, что инспекция допрашивала сотрудников, которые в силу служебных функций не могли ответить на её вопросы.

Инспекция проводила иные мероприятия налогового контроля в отношении акционерного общества «БМК». В рамках этих мероприятий инспекция затребовала у «Мечел-энерго» документы, касающиеся деятельности «БМК»: счета-фактуры, товарные и товарно-транспортные накладные, платежные документы, договор с актами выполненных работ. Инспекция ссылалась на ст. 93.1 НК.

Инспекцию интересовали документы за 3 месяца. То есть не документы по конкретной сделке, а документы за период. Но статья 93.1 говорит о возможности затребовать документы именно по конкретной сделке, а не за период.

«Мечел-энерго» отказалась предоставлять информацию, ссылаясь на то, что у инспекции нет права эту информацию требовать. Согласно пункту 2 статьи 93.1. НК инспекция может затребовать документы в рамках иных мероприятий налогового контроля, но только документы, касающиеся конкретной сделки, а не за период. Суды поддержали компанию.

Однако в целом по делам, касающимся истребования документов, инспекция выигрывает чаще, чем бизнес. Налоговая победит, если в требовании о предоставлении документов есть любая информация, позволяющая идентифицировать сделку или сделки. Суды становятся на сторону инспекции, если:

– указаны реквизиты договора, заключенного с контрагентом;

– перечислены счета-фактуры от контрагента;

– указан период сделок, которые интересуют инспекцию даже без реквизитов документов по этим сделкам;

– инспекция требует документы не по одной сделке, а по нескольким.

Иными словами, суды трактуют право инспекции требовать документы по сделке вне рамок налоговой проверки максимально широко. Впрочем, ничего нового.

Реквизиты дела: Постановление Арбитражного суда Уральского округа № Ф09-9127/19 от 16 января 2020 г. по делу № А76-15894/2019. 

Компания Юргамышский лесхоз получила акт налоговой проверки. Большую часть собранных доказательств (допросы свидетелей, встречки) налоговый орган к акту не приложил.

Компания напомнила об этом проверяющих, те – проигнорировали. Пришлось идти в суд.

Там проверяющие стали оправдываться  – мол, мы эти документы и не использовали вовсе, не имеют они правового значения. Но суды признали незаконным бездействие налогового органа.

 «НК РФ не содержит прямых указаний на объем вручаемых документов и порядок ознакомления налогоплательщика с материалами выездной налоговой проверки. Предоставление права на ознакомление со всеми материалами проверки служит гарантией соблюдения прав налогоплательщика».

Без анализа всех документов невозможно подготовить качественные возражения, значит  – право на защиту нарушено.

Дело №А34-8929/2017.

Налоговая разъяснила, в каких случаях может запросить информацию о поступлениях на счета физлица.

Да, банки давно передают сведения в налоговую. Об открытии счетов, о наличии вкладов, об остатках денег на них, об операциях по счетам. В ФНС уходит даже информация о счетах, открытых в драгметаллах. А с 1 апреля 2020 года к списку добавятся электронные кошельки (Федеральный закон от 29.09.2019 № 325-ФЗ).

Но налоговики не имеют прямого доступа к счетам и не могут контролировать движение средств по ним без проведения проверок. Запрашивают информацию у банка они только, если ведут проверку конкретного физлица или его контрагента. И с санкции руководителя регионального Управления ФНС, руководителя или зама ФНС России. Например, в инспекцию поступила информация, что физлицо нелегально занимается предпринимательством. В этом случае его могут пригласить в налоговую инспекцию для дачи пояснений, и если будут установлены факты недекларирования доходов, предложить уточнить налоговые обязательства.

А вот сообщения о повсеместном вызове на допросы владельцев карт, о начислении налогов и штрафов за все невыясненные поступления на карты граждан и что это связано с поправками в законодательство, вступающими в силу с 1 июля 2020 года, ФНС опровергает.

«Клерк» тоже писал, что вновь поднявшаяся тема о тотальном контроле карт физлиц – фейк.