Проверки

Налоговые проверки

Раздел посвящен налоговым проверкам - камеральным, выездным, встречным.

Налоговики во время проверки могут проводить допросы свидетелей, выемку документов, осмотр помещений. По результатам проверки должен быть составлен акт и вынесено решение о привлечении к ответственности (если было найдено нарушение закона).

Все материалы

12323 осмотр

С 1 апреля 2020 года при недоимке свыше 1 миллиона рублей, налоговая пришлет к вам своего человека. Он будет вежлив и возжелает провести осмотр офисных, складских и других помещений. Его полномочия основаны на неисполнении вами решения о взыскании фискального долга (согласно ст. 92 НК в ред. от 01.04.2020 г.).

Вы сможете отказать – но будете обязаны предоставить документы об имуществе, имущественных правах и обязательствах компании (сейчас перечень всех данных дополняется и будет позднее утвержден ФНС).

Как избежать незваных гостей? Можно не доводить долги до миллиона – остановитесь на 999 тыс. рублей, но разумнее просто вовремя производить все необходимые отчисления в госбюджет, это все-таки ваша обязанность.

А что, если не пускать представителя ФНС? Вероятно, на первый раз он уйдет, но точно вернется, а вот с участковым или с группой поддержки в виде УЭБиПК – можете проверить сами, но на свой страх и риск, пугает проФНСный канал «Физики и Юрики».

1. С 1 апреля 2020 у налоговиков появится право проверить офис, склад компании, если недоимка составляет более 1 млн рублей, даже если компанию не проверяют. К вопросу о соответствии юридического и фактического адресов.

2. С 1 апреля перестанут быть налоговой тайной сведения о том, в отношении какого имущества ревизоры приняли обеспечительные меры.

3. Полетят смс от ФНС (или электронные письма) о долгах по налогам, пеням и штрафам. Не часто, раз в квартал, и если компания даст письменное согласие. А вот запрос документов и пояснений по смс – незаконно, изменений в этом вопросе нет.

4. Требования о недоимке менее 3 тыс. рублей отправляться не будут, но не стоит надеяться на то, что мелкую недоимку можно будет списать по истечении срока исковой давности.

5. Компании смогут зачесть переплату между любыми налогами с 1 октября 2020 года. За исключением страховых взносов – тут переплату можно вернуть или зачесть в счет будущих платежей.

6. Арест имущества можно будет заменить банковской гарантией. Банки за это, конечно же, возьмут плату, но компания в этом случает сможет продолжить пользоваться имуществом и продолжить работу. Но продать имущество нельзя.

Механику поиска незадекларированных доходов от теневого бизнеса раскрыли в письме № СА-4-7/8614@.

Задача инспектора ФНС доказать, что человек приложил усилия для систематического получения прибыли от сделок, в том числе задействовал хотя бы один вид ресурсов: оборудование, сырье, материалы, рабочую силу. Эти признаки могут говорить об осуществлении предпринимательской деятельности:

– Имущество, которое покупает физлицо, подходит только для бизнеса (не для частного использования);

– Проданное имущество ранее использовалось физлицом в бизнесе;

– Цель покупки или изготовления имущества –  получить прибыль;

– Физлицо ведёт учёт хозяйственных операций;

– Сделки в короткий период времени выстраиваются в логическую цепочку;

– Физлицо имеет устойчивые связи с несколькими продавцами, покупателями, контрагентами.

Но как ИФНС выявляет незаконный бизнес?

– Показания покупателей;

– Расписки в получении д/с;

– Выписки с банковского счета лица, привлекаемого к ответственности;

– Акты передачи товаров;

– Размещение рекламы в интернете и оффлайн;

– Заключение договоров аренды помещений.

В большинстве описанных ситуаций ФНС признаёт физлицо предпринимателем и доначисляет налог в одностороннем порядке.

24185 ФСБ

Сейчас нет утвержденной формы постановления руководителя ФСБ, на основании которого результаты оперативно-розыскной деятельности представляются налоговому органу, нет и ведомственного нормативного акта, предусматривающего порядок, в котором результаты оперативно-розыскной деятельности выдаются ФНС. Но они скоро появятся.

На портале для общественного обсуждения опубликован проект совместного приказа ФНС РФ и ФСБ РФ «О порядке представления органами федеральной службы безопасности результатов оперативно-розыскной деятельности налоговым органам». Делиться с налоговиками информацией, работники ФСБ смогут как по собственной инициативе, так и по мотивированному запросу от налоговиков.

Запросы о результатах ОРД направляются в ФСБ РФ при наличии у налоговиков подозрений о преступлениях в налоговой сфере, а также в сферах банкротства и госрегистрации. Налоговики будут отчитываться перед ФСБ об использовании сведений. Говорят, что информация нужна для проведения предпроверочного анализа, в ходе налоговых проверок – отсутствие ФСБэшных улик влияет на качество и результативность контрольной работы налоговых, а так же на результаты рассмотрения судами исков налогоплательщиков, оспаривающих правомерность привлечения к ответственности по результатам налоговых проверок.

1. Отсутствие ведения реальной коммерческой деятельности. У фиктивной компании отсутствуют трудовые, материальные и нематериальные ресурсы. Налоговики собирают сведения из разных источников: оценка финансово-хозяйственной деятельности, через информационные ресурсы, международные запросы, обмен данными между российскими и международными налоговыми органами.

2. У компании имеются признаки несамостоятельной деятельности иностранного контрагента. Сомнение появляется, если основная деятельность компании заключается в инвестировании и финансировании холдингов и аффилированных им предприятий. И вот совершенно конкретные признаки:

  • прибыль формируется за счет полученных доходов на территории РФ;
  • полученный доход перечисляется по цепочке;
  • отсутствуют коммерческие риски;
  • основной доход составляют дивиденды.
3. Доходы компании перечисляются третьим лицам. Если у иностранного контрагента отсутствуют полномочия по самостоятельному распоряжению полученным доходом – это может свидетельствовать о перечислении денежных средств на счета резидентов офшорных зон. Налогоплательщик рискует лишиться льгот, если в ходе проверки будет выявлено, что фактическим получателем дохода выступает промежуточное звено (посредник), а спорный доход перечисляется на счет организации-резидента одной из офшорных зон, у которой нет подписанного международного соглашения об избежании налогообложения с РФ.

Риски: использование таких компаний несет риск потери налоговых льгот – это минимум, а максимум – уголовное преследование.

Компания покупала лесоматериалы у разных контрагентов. Дальше все было как всегда: выездная, якобы недобросовестность 5-ти контрагентов, доначисления — 52 млн руб.

Инспекция основывала свои претензии на следующем:

  • сопроводительных документов на транспортировку древесины нет;
  • контрагенты не находятся по адресу регистрации;
  • кто-то из контрагентов исключен из ЕГРЮЛ, кто-то присоединился к другой компании, которая потом обанкротилась;
  • в интернете нет ничего о деятельности контрагентов;
  • массовые руководители и нет никаких ресурсов (ни людей, ни техники) для ведения деятельности;
  • расходов, характерных для ведения деятельности, нет;
  • налоги платятся минимально;
  • руководители компаний не владеют информацией о деятельности контрагентов;
  • компании не подтвердили, что они арендуют участки леса.
Казалось бы, с такими аргументами инспекции налогоплательщик обречён. Но нет! Суды встали на сторону бизнеса, и компания сохранила 52 млн руб. Вот что сказали суды:

  • лесоматериалы реально были поставлены, оприходованы, использованы в производственной деятельности. Готовая продукция продана, налоги уплачены;
  • есть детализация телефонных переговоров. Видно, что перед поставкой товаров сотрудники компаний созванивались;
  • бизнес не несёт ответственность за действия его контрагентов. Инспекция не доказала, что компания владели информацией, которую установила инспекция в ходе выездной;
  • инспекция не доказала согласованности действий налогоплательщика и его контрагентов на получение необоснованной налоговой выгоды;
  • взаимозависимости нет;
  • обнал и схема кругового движения средств не установлены;
  • директора контрагентов подтвердили, что работали с налогоплательщиком. Они назвали место нахождения своих компаний и указали своих поставщиков лесоматериалов. Они не смогли назвать места погрузки материала и лиц, которые этим непосредственно занимались, но это не говорит о недобросовестности налогоплательщика;
  • доля вычетов НДС по этим контрагентам у налогоплательщика в 2015 году — 14,5%, в 2014 — 27,6%. Это незначительно, сказали суды.

Инспекция провела выездную проверку и доначислила. Среди доказательств налоговых нарушений были протоколы осмотра помещений, предметов, документов.

Но эти протоколы были нечитаемы или плохо читаемы. Компания настаивала на том, что инспекция не может на них ссылаться. Но суды решили, что может.

Ведь до суда компания не заявляла о нечитаемости документов и не требовала изготовить их повторно. Кроме того, материалы из протоколов используются в акте проверки, а в нём-то все отлично читается.

Компания могла возражать на акт, но этого тоже не сделала. Как нечитаемая информация попала из протокола осмотра в акт, где чудесным образом стала читаемой – вопрос. Надеемся, произошедшая история не перерастёт в тренд. Иначе возможно такое:

– Акт по проверке нечитаем!

– Ну и что. Вы же можете на него возражать.

– Но решение по проверке тоже нечитаемо!

– Это не лишает вас конституционного права на судебную защиту.

– Но решение суда тоже нечитаемо…

– Вы что, не доверяете судебной системе России?! И вообще, судьи у нас не несут ответственности за принятые решения.

Первый заместитель Председателя Правительства РФ — глава Минфина Антон Силуанов утвердил директивы № 11528п-П13 о переходе на налоговый мониторинг компаний с госучастием. Они касаются акционерных обществ и их дочерних компаний, включенных в специальный перечень, утвержденный Распоряжением Правительства от 23.01.2003 № 91-р.

Директивы предписывают представителям интересов РФ в советах директоров акционерных обществ в 10-дневный срок инициировать проведение заседаний с включением в повестку дня вопроса «О возможности перехода акционерного общества на налоговый контроль в форме налогового мониторинга».

При принятии положительного решения госкомпаниям необходимо разработать и согласовать с ФНС «дорожную карту» на 2021-2025 годы.

«По поручению Дмитрия Медведева мы совместно с Минэкономразвития России провели серьезную работу по распространению налогового мониторинга на компании с госучастием. Выход директив регламентирует сроки перехода госкомпаний на такую форму взаимодействия.

Переход госкомпаний на онлайн-взаимодействие с налоговыми органами обеспечит правильное и своевременное исчисление и уплату налогов и сборов в бюджет Российской Федерации, а также повысит точность прогнозирования налоговых поступлений», — подчеркнул руководитель ФНС Михаил Мишустин.

Напомним, на сегодняшний день налоговый мониторинг уже проводится в отношении 16 компаний с госучастием (Ростех, РЖД, Аэрофлот, ИнтерРАО, Банк ВТБ, НКЦ и др.).

С 2020 года на налоговый мониторинг переходят 32 компании с госучастием. Среди них Сбербанк, Росатом, Ростелеком, Россети, Федеральная Сетевая Компания, РусГидро, аэропорт Шереметьево, Федеральная пассажирская компания, Федеральная грузовая компания, Совкомфлот, СКФ Шельф, ВТБ лизинг, Дом.РФ и Банк Дом.РФ и др.

С 2020 года налоговый мониторинг будет проводиться в отношении 95 компаний, которые обеспечивают 30 % поступлений в федеральный бюджет.

По квартирам должников за различные услуги прошлись судебные приставы и налоговая. Оказалось, что там живут посторонние люди, которые незаконно снимают жильё.

Рейд прошёл в одном из районов Красноярска. Приставы рассказали, что многие горожане, имеющие задолженности по различным категориям, не спешат их оплачивать. За раз так проверили более двух десятков адресов должников.

«В процессе взыскания задолженности судебные приставы нередко оказываются в квартирах, где должники имеют только регистрацию. Сама жилплощадь сдается в аренду. При этом арендаторы вмиг „забывают“ номера телефонов собственников, а договор аренды, который требуют представители Службы, как правило, в этот момент „куда-то пропадает“. Сотрудник налоговой службы вручил квартиросъемщикам повестки о явке в налоговый орган собственников сдаваемого в аренду жилья с целью проверки декларирования доходов арендодателей и их возможного сокрытия», — рассказали в службе судебных приставов по Красноярскому краю.

Мероприятие дало результат, отметили проверяющие органы, на следующее утро в отдел судебных приставов явились двое должников, сдающих свои квартиры в аренду.

Компания провела несколько сделок с контрагентами, но инспекция заподозрила, что сделки фиктивны. Все как обычно: расходов на канцелярию, ЖКХ, аренду и интернет нет, налоги платятся по минимуму, зато через счета компаний проходят крупные суммы. К тому же, один из контрагентов получил заказ от налогоплательщика на 60 млн рублей, едва зарегистрировавшись.

Инспекция назначила выездную, собрала доказательства своей правоты и начислила компании 40,8 млн рублей налогов, пеней и штрафов.

В этом деле есть один интересный момент, выделяющий его из множества подобных дел: когда директор продолжал настаивать, что он знаком с руководителем контрагентов лично, инспекторы представили ему фото директора одного из этих контрагентов. Директор не узнал на фото женщину, с которой он, по его словам, был лично знаком.

Важный момент: фото было со страницы Вконтакте. Но как инспекторы узнали, что страница принадлежит именно директору спорного контрагента? По дате рождения и по тому факту, что на одном из фото женщина держала в руках торт с логотипом компании. Суды поддержали инспекцию.

Вот статья о том, что инспекция смотрит аккаунты руководителей и учредителей компания в соцсетях. Описанная выше практика — ещё одно тому подтверждение.