Павел Медведев

Центробанк облегчит условия реструктуризации розничных кредитов, чтобы не допустить обвала пирамиды. Об этом 24 декабря в ходе пресс-конференции на тему: «В Новый Год с долгами: Как решить проблему просроченной кредиторской задолженности?» сообщил финансовый омбудсмен России Павел Медведев. С места события передает корреспондент Клерк.Ру Сергей Васильев.

По статистике, каждый россиянин, включая инвалидов, стариков и детей, сегодня должен по кредиту в среднем 75 000 рублей. Россияне имеют около 9 миллионов просроченных кредитов, при этом почти каждый пятый заемщик не производил ни одного платежа по займу более трех месяцев подряд.

«Ситуация очень тяжелая, кризис ее сделал просто отчаянной, – заметил Павел Медведев. – Хотя предпосылки к этому были заложены в систему кредитования граждан еще до кризиса. Система была пирамидой с самого начала, очень многие люди брали следующий кредит для того, чтобы расплатиться с предыдущим. В конце концов, пирамида посыпалась. По моим расчетам, в середине прошлого года средний участник такой пирамиды приходил в банк за новым кредитом и одной рукой брал рубль в долг, а другой отдавал рубль шестьдесят в обслуживание предыдущих кредитов. Сейчас он в такой ситуации отдает уже два пятьдесят».

«Государство должно облегчить процесс реструктуризации долгов, – уверен финансовый омбудсмен. – Потому что если гражданин понимает, что он не может расплатиться, он перестает платить вообще. А с точки зрения экономики лучше, чтобы он не впадал в отчаяние. Массовый отказ от обслуживания долгов обрушит банковскую систему, и никакая полиция, даже если ее задействовать в полном составе, тут не поможет».

«Я работаю в качестве финансового омбудсмена уже пять лет, – продолжил Медведев, – и за это время накопилась недвусмысленная статистика обращений граждан ко мне. В самые первые три месяца люди в основном жаловались на суды. Потом поняли, что бесполезно, и первое место прочно и надолго заняли просьбы помочь с реструктуризацией долга. На втором месте – с разницей в 10-15 раз – просьбы проконсультировать. И на третьем месте – меньше еще в два-три раза – жалобы на коллекторов и банковские службы взыскания. То есть шум вокруг коллекторов несправедлив, они хотят стать респектабельными, и на мои обращения по жалобам реагируют очень быстро. Реструктуризация кредитов, как вы видите, интересует людей гораздо больше. Но в последнее время моя эффективность стала удручающе низкой, я могу помочь лишь в каждом десятом случае. Дело в том, что сегодня практически исчезли должники только одного банка, на каждом висит по пять-семь кредитов из разных учреждений. И ни один из кредиторов не соглашается на облегчение условий, потому что высвободившиеся у должника деньги перетекут его конкуренту».

Надежда, по словам Павла Медведева, есть. Госдума уже приняла в первом чтении закон о финансовом омбудсмене. Ко второму чтению Центральный банк предложил поправку, направленную на поощрение реструктуризации: если она проводится по определенной схеме, то банк сможет считать реструктуризированный кредит «хорошим», пока он нормально обслуживается. То есть под него не надо будет создавать резервы, и это должно повысить интерес банка к подобному развитию ситуации.

Финансовый омбудсмен Павел Медведев стал получать от граждан больше обращений, чем он способен обработать. Число поступающих к нему жалоб на финансовые организации примерно на треть превышает его возможности.

До весны 2015 года служба финансового уполномоченного успевала рассмотреть в течение месяца все поступившие за этот период обращения.

За первое полугодие 2015 года к финомбудсмену поступило на 60% больше жалоб, чем за аналогичный период 2014 года. Сейчас большинство поступающих обращений содержат просьбы о реструктуризации долга. Их примерно в 15 раз больше, чем просьб о консультации, второй по численности категории жалоб.

«Наша производительность труда – 700 обращений в месяц. По приблизительным оценкам, сейчас ежемесячно поступает около 1 тыс. жалоб. При этом хвост нерассмотренных обращений граждан с каждым месяцем растет. На текущий момент обращения рассматриваем уже с опозданием примерно в два месяца. В сложившейся ситуации остро встает вопрос о необходимости крайне оперативно принимать закон о финансовом омбудсмене. Иначе наша работа превращается в профанацию», – сообщил Павел Медведев.

Законопроект о финансовом омбудсмене был внесен в Госдуму в мае 2014 года и спустя два месяца принят в первом чтении. Дата второго чтения в настоящее время неизвестна, пишет газета «Известия».

Выпуск параллельной валюты является преступлением, заявил финансовый омбудсмен Павел Медведев, комментируя планы платежной системы Qiwi по запуску собственной криптовалюты.

«Это абсолютно незаконно, такое техническое хулиганство абсолютно неправомерно. В Конституции написано, кто имеет право в России эмитировать деньги, это Центробанк. Единственной валютой в России является рубль. Все остальные деньги незаконны, и такого рода безобразие уголовно наказуемо. Беда в том, что уголовное право применяется через пень-колоду, когда совершают мелкое хулиганство, то сажают на 20 лет, а когда подрывается финансовая основа государства, долго думают, как к этому относиться»,

– сказал Павел Медведев в эфире радиостанции «Говорит Москва».

Ранее стало известно, что платежная система Qiwi планирует в 2016 году запустить в обращение виртуальную валюту под названием «битрубль».

Возглавить создаваемый совет по взаимодействию с кредиторами финансовых организаций с отозванной лицензией приглашен финансовый омбудсмен Павел Медведев.

План создания общественного совета уже утвержден гендиректором Агентства по страхованию вкладов Юрием Исаевым. До конца марта планируется утвердить положение о совете, определить его компетенцию, порядок формирования. В апреле состоится первое учредительное заседание совета.

В состав общественного совета будут приглашены представители вкладчиков и иных кредиторов, а также государственных органов (ЦБ РФ, Минфина, ФНС, Минэкономразвития, МВД, Роспотребнадзора и др.), общественных организаций. Также в совет войдут видные общественные деятели, юристы, журналисты, говорится в сообщении пресс-службы АСВ.

Напомним, решение о расширении взаимодействия с вкладчиками, в том числе о создании общественного совета, было принято в середине февраля 2014 года по результатам встречи руководства АСВ с инициативной группой вкладчиков восьми банков-банкротов.

Накануне, выступая на пресс-конференции в Москве, бывший финансовый омбудсмен Павел Медведев рассказал, что готовность сотрудничать с ним проявили 110 финансовых институтов. За 1,5 года существования института примирителя на финансовом рынке было рассмотрено более 4 тыс. жалоб граждан на 117 финансовых организаций, большая часть из которых – банки.

Павел Медведев рассказал журналистам и о характере жалоб населения, которые условно можно разделить на три группы. В первом случае граждане сетуют, что ввиду жизненных обстоятельств (потеря работы, болезнь) не могут погашать банковский кредит. В этом случае, как правило, омбудсмену удавалось договориться с банком или коллекторами о списании части долга проблемного заемщика.

Еще одна группа жалоб – жалобы, касающиеся займов, которые выдают сомнительные организации под огромные проценты. В этом случае, как отметил Медведев, помочь могут только поправки в закон, запрещающие выдавать такие займы.

И, наконец, еще одна группа жалоб - на решение суда, обязывающего вернуть кредит. В данном случае уже омбудсмен не может оказать гражданам содействия в решении их финансовых проблем.

Экс-омбудсмен отметил, что в целом 51% заявителей остались довольны итогами рассмотрения финансовым омбудсменом их жалоб, передает РБК. Он также указал на тот факт, что в России необходимо принять специальный закон, регулирующий деятельность института финансового омбудсмена.

Напомним, о необходимости проработать этот вопрос в марте заявлял президент РФ Дмитрий Медведев. Соответствующее поручение он дал правительству РФ, которое совместно с ЦБ должно подготовить свои предложения.

Финансовый омбудсмен Павел Медведев рассказал, что, по все вероятности, как и сообщалось в СМИ, он уйдет на работу в Центробанк, покинув свой пост примирителя на финансовом рынке. Однако пока этот вопрос окончательно не решен.

В ходе интервью «Российской газете» Павел Медведев прокомментировал ситуацию с микрофинансовыми организациями. Речь, в частности, идет о том, что некоторые из них выдают населению займы под баснословные проценты – 2800% годовых.

Финансовый омбудсмен отметил, что ставки необходимо законодательно ограничить. Но для этого нужно, в первую очередь, внести поправки в Гражданский кодекс. «В ГК есть два слова для обозначения денег: заем и кредит. Этим многие жулики пользуются. Такого безобразия нет ни в одной стране мира. А самое страшное, что такое безобразие небескорыстное. Когда я боролся с этими займами, я встретил такое сопротивление, как будто я из кармана пытался у кого-то деньги вытащить», - рассказал Медведев.

Примиритель на финансовом рынке Павел Медведев получил предложение стать советником главы ЦБ Сергея Игнатьева. В этой связи он больше не сможет занимать пост финансового омбудсмена, так как такое совмещение невозможно.

Глава АРБ Гарегин Тосунян посетовал, что найти Медведеву замену будет непросто. «Павел Алексеевич подошел для этой роли почти идеально — человек с большим авторитетом и опытом работы в банковском комитете Думы и, что очень важно, высоких человеческих качеств», - отметил глава АРБ.

Временно исполнять обязанности омбудсмена будет сам Тосунян несмотря на конфликт интересов – ведь президент АРБ защищает и лоббирует интересы банков, а омбудсмен — их клиентов, пишет газета «Ведомости».

Напомним, институт финансового омбудсмена появился в России октябре 2010 года. До недавнего времени с жалобами на кредитные организации могли обратиться лишь те клиенты, претензии которых не превышали 300 тыс. рублей. Однако в конце прошлого года это ограничение было снято. Ежемесячно к услугам финансового омбудсмена прибегают около 250 заявителей. С октября 2010 года по 31 января 2012 года к Медведеву обратилось 3829 граждан с просьбой разрешить их конфликты с финансовыми организациями.

Несмотря на усилившееся нормативное регулирование, микрофинансовые организации продолжают оставаться для определенных слоев населения источником повышенной опасности. Об этом 23 сентября в ходе конференции "Потребительское кредитование: вызовы времени и современные стандарты" заявил депутат Госдумы, финансовый омбудсмен Павел Медведев. С места события передает корреспондент Клерк.Ру Сергей Васильев.

"Соответствующая статья Гражданского Кодекса сформулирована неудачно, по причине чего выдавать займы у нас сегодня может кто угодно, - отметил Павел Медведев. - Вступивший в силу в январе этого года закон о микрофинансовых организациях не перекрывает нормы ГК, так что регулирование со стороны государства можно назвать лишь условным". Медведев назвал закон о МФО "замечательной провокацией" и заметил, что, начиная с весны, московские газеты наводнены предложениями "перехватить несколько тысяч до зарплаты". "К счастью, ведутся на это в сотни раз реже, чем в 1990-е годы", - заметил омбудсмен. Действительно, подобные предложения таят в себе немалую опасность - ведь средняя ставка по ним составляет ни много ни мало 2% в день.

По словам Павла Медведева, ни один из людей, чью жалобы он рассматривает как омбудсмен, не захотел написать официального заявления с указанием своего имени, что дает ему повод заподозрить их кредиторов в нелегальных методах воздействия на должников.

В свою очередь, президент Российского микрофинансового центра Михаил Мамута заявил, что микрофинансовые организации в массовом сознании напрасно ассоциируются с подобными "займами до зарплаты". По его словам, займы со ставкой в 1-3% в день составляют не более 5% всего микрофинансового рынка, а подавляющее большинство займов представляется под 30% в год. При этом около 70% микрозаймов в 2010 году были выданы в малых городах и сельской местности.

Классический PDL (per day loan) в России - это 3000 рублей сроком на 5 дней, считает Мамута. К возврату, таким образом, причитается 3150 или 3300 рублей, что не является для заемщика большим бременем. От себя заметим лишь, что клиенты подобных организаций, пожалуй, слишком редко берут деньги взаймы для того, чтобы вернуть их уже через 5 дней.

Банковское сообщество дружно выступило против законопроекта "О саморегулировании в банковской сфере", предложенного комитетом Госдумы по финансовому рынку. Это стало главным итогом заседания Комиссии РСПП по банкам и банковской деятельности, состоявшегося 22 сентября. С места события передает корреспондент Клерк.Ру Сергей Васильев.

Законопроект о банковских СРО успел стать без преувеличения скандальным. Как заметил исполнительный вице-президент РСПП Александр Мурычев, абсолютное большинство кредитных организаций, в которые текст законопроекта был разослан на ознакомление, дали на него отрицательный отзыв. Немногочисленные положительные оценки исходили разве что от юристов, которые по поручению своего руководства анализировали формальный аспект документа. В неприятии законопроекта объединились не только АРБ и ассоциация "Россия", но и, что более важно, Минфин и Банк России.

Это не удивительно. Законопроект предполагает, что любая кредитная организация под угрозой лишения лицензии должна вступить в СРО. В свою очередь, количественные параметры СРО определены такими: не менее 300 участников, совокупный размер капитала которых составляет не менее 35% от размера капитала всех действующих кредитных организаций.

При этом, по данным на 1 июля, капитал Сбербанка - лидера по этому показателю был приблизительно равен сумме капиталов следующих за ним в рейтинге 5 банков. Следующие по рангу группы, "уместившиеся" в капитал Сбербанка, насчитывают, соответственно, 47 и 500 банков. Те 350, что остались, в сумме не набирают и четверти от капитала лидера. Таким образом, понятно, что в теории возможно организовать не более двух СРО, но в реальности речь и вовсе пойдет лишь об одной организации. При этом законопроект наделяет СРО широкими полномочиями контроля, которые практически дублируют функции Центробанка. Деятельность существующих уже двадцать лет профессиональных банковских объединений - АРБ и "России" - и вовсе теряет смысл.

Председатель Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян призвал не мириться с законопроектом ни в одном его проявлении, даже смягченном "с учетом пожеланий трудящихся". А депутат Госдумы, финансовый омбудсмен Павел Медведев пояснил Клерк.Ру, что речь идет о настоящей попытке переворота в Центробанке, создания искусственного органа, который будет диктовать условия всем участникам рынка.

На состоявшейся вчера в Ассоциации российских банков конференции, были высказаны опасения по поводу поправок в закон «О национальной платежной системе».

Напомним, рассмотреть закон во втором чтении планировалось 3 июня 2011 года. Однако депутаты не имели возможности подробно ознакомиться с документом, и дата рассмотрения была перенесена на 14 июня.

По мнению президента АРБ Гарегина Тосуняна, ко второму чтению закон претерпел существенные изменения и это вызывает ряд вопросов. Исполнительный директор АРБ Андрей Емелин, со своей стороны, заявил, что новая версия закона об НПС формирует параллельную и никому не подконтрольную систему расчетов. По мнению депутата Павла Медведева, платежи между физлицами должны быть идентифицированы, пишет РБК daily.

Напомним, ранее Павел Медведев заявлял, что с помощью неидентифицированных безналичных переводов между физлицами могут происходить расчеты, в том числе, и за наркотики. Это, в свою очередь, лишает Госнаркоконтроль возможности проводить контрольные закупки и таким способом задерживать преступников.

Депутат считает, что закон с внесенными в него поправками требует проверки на коррупциогенность.

Второе чтение законопроекта о национальной платежной системе грозит обернуться настоящим подарком для всех нелегальных торговцев. Об этом на конференции "Финансовый механизм: от кредитного брокера до коллектора" заявил председатель подкомитета по банкам и банковскому законодательству комитета Госдумы по финансовому рынку Павел Медведев. С места события передает корреспондент Клерк.Ру Сергей Васильев.

Завтра, 3 июня, Госдума будет во втором чтении рассматривать законопроект о национальной платежной системе. "В предложенном виде он абсолютно неприличен, - не сдерживал эмоций Павел Медведев. - Несколько лет назад Дума приняла очень плохой закон о деятельности по приему платежей физлиц, который открыл возможность проводить расчеты через так называемые альтернативные платежные системы. При этом оператор сам платежи не собирает - он нанимает субагентов (сегодня это, как правило, терминальные сети). Оператор теоретически должен стать на учет в Росфинмониторинг на предмет контроля подозрительных операций, но дело в том, что все его операции проходят через субагентов, которые вставать на учет в Росфинмониторинге совершенно не обязаны".

"Альтернативные платежные системы очень востребованы у торговцев наркотиками, поскольку дают отличную возможность анонимно расплачиваться за нелегальный товар, - подчеркнул депутат. - Покупатель переводит средства (разрешено, как известно, до 15 000 рублей) на указанный счет мобильного телефона, а затем получает информацию, в каком тайнике он может забрать свою дозу. И никакой наркополицейский не сможет при получении товара схватить продавца с поличным.

FATF еще в 2008 году поставила перед нашей страной условие устранить систему альтернативных платежей, иначе пригрозила снова внести нас в "черный список". И в первом чтении закон о национальной платежной системе именно это и предусматривал: операторы должны были в пятилетний срок либо закрыться, либо получить лицензию в ЦБ. "Яндекс Деньги", кстати, выбрала законопослушный путь и намерена в ближайшее время получить такую лицензию.

Но во втором чтении все радикально изменилось: восстановлен отмененный было закон о приеме платежей, плюс сделан подарок. Платежи через альтернативные системы планируется связать с банковской системой - чтобы удобнее было обналичивать средства. Средства со счета на мобильнике можно будет перебросить на банковскую карточку, и уже с нее обналичить средства через банкомат.

Когда я объяснял эту схему английскому полицейскому чину, отвечающему за финмониторинг в своей стране, тот был в шоке. Мобильный платеж в цивилизованном понимании - это только средство послать сигнал в банк о переводе средств - с телефона, с зажигалки, неважно. Важно, контролируется расчет или нет. У нас все идет к тому, чтобы не контролировать его вообще".

Одним из самых слабых мест в российской системе противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, является закон о деятельности по приему платежей. Об этом на конференции "Мировые тенденции развития системы ПОД/ФТ и их реализация в России" заявил член комитета Госдумы по финансовому рынку, финансовый омбудсмен Павел Медведев. С места события передает корреспондент Клерк.Ру Сергей Васильев.

Надо заметить, что Павел Медведев выступает против бесконтрольной, с его точки зрения, деятельности платежных операторов не в первый раз. И главным тезисом в его критике неизменно служит то, что эта деятельность, в отличие от работы банков, неподконтрольна Росфинмониторингу. На конференции депутат в очередной раз напомнил о стремительном росте оборота так называемых "легальных наркотиков" - лекарственных средств, стимуляторов, растительных смесей, которые можно в открытую приобрести в одном из многочисленных интернет-магазинов. "Оплата здесь идет преимущественно через системы мгновенных платежей, - напомнил Медведев. - Эта система расчетов, конечно же, не подвергается контролю со стороны Росфинмониторинга. В законе есть такая хитрость - тот, кто принимает деньги, субагент, по закону не должен стоять на таком учете".

Разочаровала Павла Медведева и работа над законом о национальной платежной системе: первоначальные надежды, что он отменит действие закона о деятельности по приему платежей, явно не оправдываются. "Во всех правилах FATF (международная организация по борьбе с отмыванием доходов - Клерк.Ру) нечленораздельно написано, можно ли бесконтрольно переводить небольшие платежи от одного физического лица другому, - заметил Медведев. - Мое мнение, что если можно, то это очень неправильно, и такое впечатление родилось от анализа того же бизнеса на легальных наркотиках. Если человек небольшую сумму (не больше 500 долларов) переводит в свой ЖЭК - понятно за что, то не надо узнавать фамилию этого человека. Но если Иванов переводит 500 долларов Петрову, и мы даже не пытаемся это проконтролировать, то Иванов переведет Петрову по 500 долларов много-много раз".

Банки, которые приняли "иррациональное" решение поддерживать институт омбудсмена, могут рассчитывать на повышенное доверие к себе со стороны клиентов. Об этом на пресс-конференции заявил депутат Госдумы Павел Медведев, недавно назначенный на должность первого в России финансового омбудсмена. С места события передает корреспондент ИА "Клерк.Ру" Сергей Васильев.

Омбудсмен – это своего рода мировой судья, но в банковской сфере, объясняли ранее инициаторы учреждения этой должности из Ассоциации российских банков. Сейчас заемщик, недовольный взаимоотношениями с банком (неправильное начисление процентов, одностороннее увеличение ставки), имеет лишь одну возможность изменить их в свою пользу – через суд. А это означает гонорар адвокату, оплату государственной пошлины – то есть значительные расходы. Судебное разбирательство ведет к расходам и для самого банка, что особенно проявляется в случаях, когда речь идет о незначительных суммах просроченного кредита.

Посредник-омбудсмен способен избавить от подобных расходов обе стороны, выработав варианты реструктуризации кредита на досудебной стадии. Для заемщиков обращение к омбудсмену будет бесплатным.

Сейчас к услугам омбудсмена могут прибегнуть клиенты шести банков, входящих в АРБ. Это Райффайзенбанк, Хоум кредит энд финанс банк, ОТП-банк, GE Money Bank, Национальный банк "Траст" и Юниаструмбанк.

Омбудсмен будет рассматривать претензии по проблемным кредитам на сумму, не превышающую 300 тыс. рублей. "Для обычных просителей это бесконечность", - заметил Павел Медведев. Тем более что сейчас, по словам Медведева, поток жалоб в несколько раз меньше, чем был до мая 2009 года.

Пока офис финансового омбудсмена будет принимать жалобы только в Москве. Когда к соглашению присоединится большее количество банков, можно будет говорить об открытии филиалов в других федеральных округах, сообщил Павел Медведев.

Накануне Ассоциация российских банков представила институт финансового омбудсмена. Первым финансовым омбудсменом в России стал депутат Госдумы Павел Медведев.

Положение и регламент общественного примирителя на финансовом рынке (финансового омбудсмена) были утверждены 30 августа 2010 года на заседании правления АРБ. В качестве концептуальной основы деятельности российского финансового омбудсмена была избрана германская модель, в соответствии с которой офис омбудсмена не является госструктурой.

Прием жалоб офисом финансового омбудсмена начнется уже с октября 2010 года, сообщает департамент общественных связей АРБ.

Как заявлял ранее в интервью РБК-ТВ президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян, пока в России нет законодательства, которое обязывает банки подчиняться институту финансового омбудсмена, и кредитные учреждения пытаются решить этот вопрос на добровольной основе.