Материалы с тегом Постановление ФАС

ФАС Дальневосточного округа в Постановлении от 16 января 2009 г. N Ф03-6090/2008 признал обоснованность требований истца о возмещении ущерба в виде оплаты хранения ввезенного товара на складе, причиненного действиями таможенного органа, выразившимися в задержке выпуска товара. 

ФАС отметил, что доказательств того, что истец при декларировании ввезенного товара нарушил законодательство в материалы дела не представлено. При таких обстоятельствах, действия таможенного органа по продлению трехдневного срока таможенного оформления и выпуска товара истца следует признать незаконными.

Поскольку в результате необоснованной задержки таможенным органом выпуска товара истца истец вынужден был оплачивать услуги по хранению этого товара, ФАС сделал вывод о причинении истцу по вине таможенного органа убытков.

Таким образом, ФАС, установив факт причинения убытков необоснованными и виновными действиями таможенного органа, послуживших причиной задержки выпуска товара истца, наличие причинной связи между причиненными истцу убытками в виде расходов по хранению товара и данными действиями таможенного органа, установил, что удовлетворение требований истца соответствует нормам материального и процессуального права.

ФАС Центрального округа в Постановлении от 16 января 2009 г. по делу N А62-3170/2008 отклонил довод о необоснованном возмещении обществом налога на добавленную стоимость в связи с необоснованным применением налоговых вычетов по операциям поставки товаров от общества, которое является недобросовестным налогоплательщиком.

Здесь ФАС отметил, что отсутствие поставщика товара по юридическому адресу, непредставление им бухгалтерской и налоговой [advert=80]отчетности[/advert] сами по себе не могут являться достаточным основанием для отказа в применении налогового вычета налогоплательщиком, в отношении которого налоговым органом не доказана недобросовестность, а также согласованные действия с поставщиком, направленные на незаконное возмещение налога.                    

Кроме того, налоговое законодательство не возлагает на налогоплательщика обязанность по проверке деятельности его контрагентов, которые являются самостоятельными налогоплательщиками и несут в случае недобросовестного исполнения налоговых обязательств налоговую ответственность.

 

ФАС Дальневосточного округа в Постановлении от 29 декабря 2008 г. N Ф03-5849/2008 указал на то, что сам факт отсутствия тепловой изоляции трубопроводов свидетельствует о ненадлежащем исполнении обязательств по договору теплоснабжения и наличии ущерба, причиненного потребителю. 

ФАС отметил, что согласно Правилам технической эксплуатации тепловых энергоустановок, утвержденных Приказом Минэнерго России от 24.03.2003 N 115, ответчик обязан был восстановить разрушенную тепловую изоляцию и обеспечить надлежащее состояние тепловых сетей. Вместе с тем, указанные обязательства общество не исполнило.

Поскольку доказательств, свидетельствующих об отсутствии вины в исполнении своих обязательств по обеспечению тепловой изоляции на принадлежащих участках трубопровода, ответчиком не представлено, то имеются все основания для привлечения компании к гражданско-правовой ответственности, заключил ФАС.

ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 5 декабря 2008 г. по делу N А29-3095/2008 отверг довод антимонопольного органа о том, что российское законодательство содержит абсолютный запрет указывать товарные знаки в конкурсной документации и не допускает исключений из данного правила. 

ФАС отметил, что конкурсная документация не должна содержать указание на товарные знаки, знаки обслуживания, фирменные наименования, патенты, полезные модели, промышленные образцы, если такие требования влекут за собой ограничение количества участников размещения заказа. 

Отсюда, заметил ФАС, следует, что запрет на размещение в конкурсной документации указания на товарные знаки не является абсолютным. Товарные знаки не могут быть указаны в конкурсной документации только в том случае, если это влечет за собой ограничение количества участников размещения заказа или иным образом ограничивает конкуренцию, при этом обязанность по доказыванию указанных обстоятельств лежит на антимонопольном органе.

Поскольку, заключил ФАС, в данном случае указание в конкурсной документации на товарные знаки не повлекло ограничения количества участников размещения заказа, довод заявителя следует считать несостоятельным.

ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 12 января 2009 г. N Ф08-8080/2008 отметил, что необеспечение лицу, в отношении которого проводится налоговая проверка, возможности участвовать в процессе рассмотрения ее материалов лично и через своего представителя, является основанием для признания решения незаконным. 

В обоснование своей позиции ФАС указал на то, что нарушение существенных условий процедуры рассмотрения акта и иных материалов мероприятий налогового контроля является основанием для отмены решения налогового органа вышестоящим налоговым органом или судом. К таким существенным условиям, напомнил ФАС, относится обеспечение возможности лица, в отношении которого был составлен акт, участвовать в процессе рассмотрения материалов лично и через своего представителя и обеспечение возможности этого лица представить объяснения.

В связи с этим ФАС пришел к выводу о существенном нарушении налоговым органом  прав [advert=96]предпринимателя[/advert] и признал оспариваемые решения налоговой инспекции недействительными.

ФАС Поволжского округа в Постановлении № А65-6992/2008 от 24.12.2008 обратил внимание на то, что  право привлекать к налоговой ответственности крупнейших налогоплательщиков и взыскивать с них налоговые санкции является исключительной прерогативой Межрегиональных инспекций ФНС РФ по крупнейшим налогоплательщикам.

В подтверждение своей позиции ФАС указал на следующие обстоятельства. Межрегиональные инспекции ФНС РФ по крупнейшим налогоплательщикам создаются на основании субъективного отраслевого принципа, никак не связанного с территориальным устройством РФ и, следовательно, полномочия этих инспекций реализуются на всей территории РФ. То есть, во взаимоотношениях между крупнейшими налогоплательщиками и налоговыми органами установлена четко выраженная подведомственность, в том числе и в, части привлечения к налоговой ответственности.

При этом в законодательстве отсутствуют нормы, делегирующие территориальным ИФНС право привлечения крупнейших налогоплательщиков к налоговой ответственности. Между тем, подчеркнул ФАС, есть несколько действий, которые территориальные налоговые органы вправе предпринять при не поступлении к ним [advert=72]налоговых деклараций[/advert] от налогоплательщиков в установленный срок. Это, прежде всего, уведомление МРИ ФНС РФ по крупнейшим налогоплательщикам об указанном факте в целях уточнения даты представления [advert=76]налоговой декларации[/advert] налогоплательщиками, отнесенными к категории крупнейших.

Исходя из вышеизложенного, ФАС пришел к выводу, что привлечение Межрегиональной Инспекцией Федеральной налоговой службы России по крупнейшим налогоплательщикам других налоговых инспекций к участию в налоговых проверках и делегирование им полномочий по проверке налоговых деклараций не означает передачу прав на привлечение налогоплательщика к ответственности.

ФАС Поволжского округа в Постановление № А65-6929/2008 от 24.12.2008 указал, что несвоевременное исполнение судебного решения о взыскании суммы долга является правовым основанием для подачи искового заявления о взыскании процентов за пользование чужим денежными средствами.

Признав исковые требования истца в полном объеме, ФАС отметил, что в подобных случаях никаких других условий, кроме факта просрочки уплаты, для применения ответственности не требуется. 

Кроме того, ФАС указал на то, что правовых оснований для непризнания взыскиваемых процентов не имеется, ввиду соразмерности взыскиваемых процентов по отношению ко взысканной сумме, учитывая длительность неисполнения судебного акта, а также его исполнение в принудительном порядке и по частям. Таким образом, заключил ФАС, с ответчика в пользу истца подлежат взысканию проценты за пользование чужими денежными средствами по статье 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 20 января 2009 г. N Ф04-8170/2008(18828-А70-46) признал законным решение о привлечении общества к ответственности за использование рентгеновского аппарата без соответствующей лицензии.

Здесь ФАС указал, что все научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы в области обращения с источниками ионизирующего излучения, в том числе и рентгеновскими приборами, осуществляются только на основании специальных разрешений - лицензий, выданных органами, уполномоченными на ведение лицензирования.

Игнорирование данного правила, установленного законом “О радиационной безопасности населения” содержит признаки административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 2 статьи 14.1 КоАП РФ, отметил в заключение ФАС.

ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 15 января 2009 г. N Ф04-8128/2008(18714-А45-28) отверг довод заявителя о том, что поданный им иск касается оспаривания решений и  действий судебных приставов-исполнителей, которые повлекли за собой вред, и вследствие этого госпошлиной не облагается.

Из материалов дела следовало, что исковое заявление к службе судебных приставов о возмещении вреда оставлено без движения в связи с тем, что к нему не приложен документ, подтверждающий уплату государственной пошлины в установленном порядке и размере.

ФАС подтвердил законность предыдущего решения, указав на следующие обстоятельства. Основания и порядок уплаты государственной пошлины, а также порядок предоставления отсрочки или рассрочки уплаты государственной пошлины устанавливаются в соответствии с законодательством о налогах и сборах. Согласно статье 333.18 НК РФ государственная пошлина уплачивается при обращении в арбитражный суд с исковым заявлением.

В данном случае, отметил ФАС, требование истца по существу направлено на взыскание денежной суммы, поэтому вывод об имущественном характере требования и необходимости оплаты государственной пошлины в размере, установленном для подачи исковых заявлений имущественного характера является верным.

ФАС Уральского округа в Постановлении от 11 декабря 2008 г. N Ф09-9211/08-С2 отклонил довод инспекции о том, что затраты, связанные с благоустройством стояночных площадок, не учитываются в составе расходов, так как не связаны с деятельностью, направленной на получением дохода.

Здесь ФАС отметил, что индивидуальные [advert=99]предприниматели[/advert] при исчислении налоговой базы по [advert=18]налогу на доходы физических лиц[/advert] и [advert=30]единому социальному налогу[/advert] по доходам от предпринимательской деятельности вправе применить вычеты на сумму расходов, связанных с извлечением этих доходов.

Рассмотрев материалы дела, ФАС сделал вывод, что расходы на асфальтирование и обустройство стояночных площадок являются оправданными, поскольку способствуют повышению уровня обслуживания в сфере торговли, и производятся для удобства покупателей, посещающих данные магазины.

ФАС Уральского округа в Постановлении от 18 декабря 2008 г. N Ф09-9602/08-С3 признал необоснованным вывод инспекции о неправомерном исчислении налога на игорный бизнес в результате необоснованного применения налогоплательщиком ставки,  действующей на момент его государственной регистрации.

Здесь ФАС указал инспекции на следующие обстоятельства. Если изменение налогового законодательства создает менее благоприятные условия для субъектов малого предпринимательства по сравнению с ранее действовавшими условиями, то в течение первых 4 лет своей деятельности указанные субъекты подлежат налогообложению в том же порядке, который действовал на момент их государственной регистрации.

Ухудшение условий для субъектов малого предпринимательства может заключаться как в возложении дополнительного налогового бремени, так и в необходимости исполнять иные, ранее не предусмотренные законодательством обязанности по исчислению и уплате налога, за неисполнение которых применяются меры налоговой ответственности. Поэтому, пояснил в заключении ФАС, новая норма налогового законодательства, ухудшающая положение налогоплательщика, не должна применяться к длящимся правоотношениям, возникшим до дня официального введения нового налогового регулирования.

ФАС Поволжского округа в Постановлении от 16 декабря 2008 г. по делу N А65-7549/2008 отверг довод инспекции о неправомерном невключении в налоговую базу по [advert=27]ЕСН[/advert] стоимости бесплатного питания, которым общество обеспечивало своих работников.

Из материалов дела следовало, что общество в соответствии с заключенными с каждым работником трудовыми договорами в течение года на время выполнения ими своих трудовых обязанностей предоставляло работникам бесплатное питание в виде продуктового набора.

Здесь ФАС отметил, что объектом налогообложения ЕСН для лиц, производящих выплаты физическим лицам, признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиком в их пользу по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ и оказание услуг. Указанные выплаты не признаются объектом налогообложения, если такие выплаты не отнесены к расходам, уменьшающим налоговую базу по [advert=56]налогу на прибыль[/advert] организаций в текущем отчетном периоде.

В свою очередь, заключил ФАС, при определении базы по налогу на прибыль не учитываются расходы в виде сумм начисленных дивидендов и других сумм прибыли после налогообложения, а также в виде предоставления питания по льготным ценам или бесплатно за исключением случаев, когда бесплатное или льготное питание предусмотрено трудовыми договорами.

ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении № А19-5369/08-30-Ф02-5939/08 от 02.12.2008 обратил внимание налогового органа на обязательность досудебного урегулирования спора относительно уплаты недоимок и пеней.

Здесь ФАС указал, что требование об уплате недоимок и пеней может быть признано недействительным, если оно не соответствует фактической обязанности налогоплательщика по их уплате или если нарушения требований, предъявляемых к его содержанию, являются существенными, нарушающими права и законные интересы налогоплательщика.

Между тем досудебное урегулирование спора по вопросу взыскания пеней состоит в указании налоговым органом в направленном налогоплательщику требовании об уплате пеней, размера недоимки, даты, с которой начисляются пени, и ставки пеней, то есть данных, позволяющих убедиться в обоснованности их начисления.

Данное обстоятельство создает для налогоплательщика условия, когда он, исходя из содержания требования об уплате налога и пеней, в состоянии четко определить, в каком порядке, за какой налоговый период и в каком объеме он должен внести обязательные платежи. Несоблюдение же данного порядка, постановил ФАС, не позволяет определить правильность начисления пени в тех размерах, в которых они указаны в оспариваемых требованиях и противоречит требованиям налогового законодательства.

ФАС Дальневосточного округа в Постановлении от 10 декабря 2008 г. N Ф03-4904/2008 признал незаконным решение налоговой инспекции о привлечении общества к налоговой ответственности за непредставление первичных документов, подтверждающих размер расходов.

Вынося данное решение, ФАС указал на то, что вменяемое обществу нарушение в силу статьи 120 Налогового кодекса РФ не может быть квалифицировано как грубое нарушение правил учета доходов и расходов, поскольку под грубым нарушением правил учета доходов и расходов и объектов налогообложения для целей статьи 120 НК РФ понимается отсутствие первичных документов, отсутствие счетов-фактур и отсутствие регистров бухгалтерского учета.

Кроме того, грубым нарушением может быть признано систематическое несвоевременное или неправильное отражение на счетах бухгалтерского учета и в [advert=80]отчетности[/advert] хозяйственных операций, денежных средств, материальных ценностей, нематериальных активов и финансовых вложений налогоплательщика.

Непредсталение же первичных документов, заключил ФАС, грубым нарушением считаться не может ввиду отсутствия на то указания в самом законе.  

ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 21 ноября 2008 г. по делу N А82-1548/2007-27 не признал довод о том, что, поскольку войсковая часть является воинским формированием Минобороны, оказываемые ею услуги относятся к услугам, возложенным на государственные органы, и не облагаются НДС.

Из материалов дела следовало, что войсковая часть, являющаяся поставщиком горюче-смазочных материалов, выставляла счета-фактуры с выделением в них налога на добавленную стоимость, однако налог не исчисляла и в бюджет не уплачивала, декларации по налогу на добавленную стоимость в налоговый орган не представляла.

Здесь ФАС отметил, что осуществление функций по хранению и снабжению войсковых частей и соединений горюче-смазочными материалами не относится к исключительным полномочиям и может быть осуществлено любым юридическим лицом. Применительно к данному случаю наблюдаются факты реализации войсковой частью горюче-смазочных материалов и оказание платных услуг.

Поэтому, заключил ФАС, у войсковой части возникает обязанность по исчислению и уплате в бюджет налога на добавленную стоимость.

ФАС Центрального округа в Постановлении от 10 декабря 2008 г. N Ф10-5569/08 признал необоснованным довод заявителя том, что оплата сверхлимитного водопотребления и водоотведения должна производиться абонентом дополнительно к оплате за оказанные услуги

Здесь ФАС указал, что существенными условиями договора на водоснабжение  являются порядок, сроки, тарифы и условия оплаты, включая платежи за сверхлимитное водопотребление.

По своей правовой природе повышенная плата за сверхлимитное водопотребление представляет собой дифференцированный подход к определению тарифа за указанные услуги, а также меру экономического воздействия на предприятия и организации, потребляющие питьевую воду сверх установленных лимитов.

При этом, уточнил ФАС, действующее законодательство не содержит положений о том, что оплата сверхлимитного водопотребления и водоотведения должна взыскиваться помимо оплаты за фактическое водопользование, в том числе сверхлимитное.

ФАС Центрального округа в Постановлении от 12 декабря 2008 г. по делу N А08-3210/2008-17 признал ошибочным довод о том, что составление двух протоколов об одном административном правонарушении не предусмотрено действующим законодательством и является существенным нарушением.

Из материалов дела следовало, что ранее суд указал, что КоАП не предусмотрено повторное составление протокола об административном правонарушении с целью устранения допущенных в нем неточностей, и признал повторное составление протокола по одному и тому же правонарушению существенным нарушением.

ФАС указал на ошибочность доводов суда, отметив следующие обстоятельства. Протокол об административном правонарушении должен отвечать требованиям ст. 28.2 КоАП РФ. Выполнение указанных требований к форме и содержанию протокола направлено на соблюдение гарантий защиты прав лица, привлекаемого к ответственности. Неправильное составление протокола служит основанием для его возвращения в орган, должностному лицу, которые составили протокол, о чем выносится определение.

Устранение выявленных недостатков в протоколе возможно только путем составления нового документа от новой даты с соблюдением установленных гарантий лица привлекаемого к административной ответственности. Поэтому, заключил ФАС, повторное составление протокола нарушением не является.

ФАС Центрального округа в Постановлении от 12 декабря 2008 г. N Ф10-5694/08 указал, что данные проведенной инвентаризации доказательствами не являются, поскольку подтверждают лишь факт хищения и не позволяют установить перечень и стоимость похищенного товара.

При этом ФАС отметил следующие обстоятельства. Инвентаризация товара, находившегося в данном автомобиле, была произведена только спустя три дня после кражи, и истцом не представлено доказательств принятия мер по охране открытого автомобиля с товаром в этот период. Кроме того, при постановке автомобилей на автостоянку охрана проверяет только наличие и целостность замков на находящихся под охраной автомобилях, но не наличие в этих автомобилях товара.

Поэтому, заключил ФАС, истец не доказал, что в результате совершенного преступления было похищено имущество общества именно на заявленную сумму.

ФАС Центрального округа в Постановлении от 16 декабря 2008 г. N Ф10-5403/08(1,2) отверг довод заявителя о том, что для подтверждения размера хищения достаточно одного только аудиторского заключения без проведения инвентаризации имущества.

Здесь ФАС указал, что истец  должен представить доказательства, свидетельствующие о наличии факта причинения убытков, причинной связи между понесенными убытками и противоправным поведением лица, причинившего вред, надлежащим образом документально подтвержденный размер убытков.

При этом в материалы дела не было представлено сведений о проведении инвентаризации товарно-материальных ценностей после совершения кражи. Кроме того, аудиторское заключение оформлено с нарушением требований законодательства об аудите. Заключение не датировано числом, когда был завершен аудит, аудиторское заключение и указанная [advert=79]отчетность[/advert] не сброшюрованы в единый пакет, не пронумерованы, не прошнурованы, не опечатаны печатью аудитора с указанием общего количества листов в пакете.

При таких обстоятельства ФАС пришел к выводу о недоказанности факта и размера ущерба.

 

ФАС Центрального округа в Постановлении от 17 декабря 2008 г. по делу N А35-2109/08-С15 отклонил довод налоговой о том, что выручка от реализации товаров на экспорт не может быть ниже стоимости приобретения этих же товаров у российских поставщиков.

Из материалов дела следовало, что в обоснование отказа в подтверждении права налогоплательщика на заявленный вычет инспекция указывает на то, что налогоплательщик осуществляет внешнеэкономическую деятельность на заведомо убыточных условиях. Так  реализация товара на экспорт производится по цене ниже цены приобретения товара на внутреннем рынке, что, по мнению налогового органа, позволяет сделать вывод о недобросовестности [advert=96]предпринимателя[/advert] и направленности его деятельности на получение необоснованной налоговой выгоды.

ФАС отклонил данные соображения инспекции как необоснованные. При этом ФАС отметил, что факт реализации товара на экспорт по цене ниже цены приобретения товара у российского поставщика, сам по себе, вне связи с другими обстоятельствами конкретного дела, не может рассматриваться в качестве объективного признака необоснованности налоговой выгоды.