Верховный Суд РФ

489 УСН

Компания подала уведомление о переходе на упрощенку 6% доходы. Только вот в уведомлении была допущена ошибка. На самом деле компания собиралась платить 15% с доходов, уменьшенных на величину расходов. Галочку не там поставили.

Во время камеральной проверки инспекция заметила несоответствие между заявленным налогом и уплаченным и начислила налог – 1,25 млн и пеню 250 тыс. руб.

Компания попросила взимать налоги 15% «доходы минус расходы», а не 6% доходы. В обоснование своей позиции она заявила, что фактически применяет УСН «доходы минус расходы». Это подтверждается:

– книгой учета доходов и расходов

– кассовыми чеками

– платежными поручениями на уплату авансовых платежей, в которых указан КБК 1821050102101000110. Этот КБК соответствует объекту налогообложения «доходы минус расходы».

Инспекция не согласилась. Она указала, что ошибка в уведомлении – не повод менять объект налогообложения. Объект налогообложения можно менять, но только с начала года и оповестив ФНС до 31 декабря предшествующего года. Форма оповещения в инспекцию не поступала. Суды, в том числе, Верховный, встали на сторону налоговиков.

Верховный суд признал незаконным включение налога на добавленную стоимость в оценку недвижимости, указав, что НДС вообще не должен упоминаться при определении стоимости.

Новое определение Верховного суда по вопросу включения НДС в кадастровую стоимость принято по делу собственника пяти помещений в московском бизнес-центре ООО «Арт формат». Казалось бы решение суда хорошее, однако путаницы станет еще большет пишет РБК.

Сейчас оценщики зачастую включают размер НДС в кадастровую стоимость, от которой зависит налог на недвижимость, что приводит к ее увеличению на 20%, и собственники — юридические лица переплачивают в бюджет налог на имущество, то есть платят «налог с налога».

Ранее уже несколько московских компаний доходили до Верховного суда с такими делами. В 2018 году в решениях по делам торгового дома «Зеленоград», а также ООО «Аксиома» Верховный суд указывал, что НДС нельзя включать в кадастровую стоимость, поскольку она используется не для продажи, а как база налога на имущество. Однако эти решения не стали поворотной точкой в делах об оценке недвижимости в целях налогообложения. В 2019 году суды стали снова массово увеличивать стоимость на НДС.

В определении по делу ООО «Арт формат» Верховный суд указал, что «установление судом кадастровой стоимости объектов недвижимости в размере, равном их рыночной стоимости с учетом НДС, противоречит законодательству об оценочной деятельности». В то же время ВС указал, что неправомерно определять рыночную стоимость с выделением НДС.

Часть решения — не упоминать НДС — несет риски, что путаница продолжится: на практике часть оценщиков все равно продолжит включать в стоимость НДС и просто не будет указывать это в заключениях, предупреждают юристы. Из-за этого собственникам недвижимости придется тщательнее изучать акты экспертизы, чтобы добраться до истины, и доказывать порочность такого расчета.

Учет НДС при определении стоимости недвижимости — одна из самых спорных тем в сообществе оценщиков, пояснил РБК председатель совета Национального объединения СРО оценщиков «Союз СОО» Алексей Каминский. И новое решение ВС, по его словам, не внесло ясности: «Определение может трактоваться каждым так, как он считает нужным».

По мнению Евгения Неймана из Российского общества оценщиков, определение Верховного суда «не упоминать НДС всуе» все оценщики должны воспринять как указание не включать НДС и выдавать очищенную от налога стоимость. Каминский считает иначе — НДС нужно учитывать, потому что кадастровая стоимость используется не только для расчета налога на имущество, но и для сдачи в аренду и выкупа, пояснил он.

Проблема с включением в кадастровую стоимость НДС характерна для Москвы, говорят эксперты. Во многих регионах ее нет, например в Санкт-Петербурге, Московской области, Татарстане, Краснодарском крае, Пензенской, Челябинской, Новосибирской и Свердловской областях и ряде других. За 2014–2019 годы Москва за счет включения НДС в стоимость недвижимости собрала лишних 50 млрд руб., оценил Consul Group по данным ФНС.

Сотрудники Рокетбанка, оказавшиеся на улице, уже больше года воюют со своим работодателем. Летом в банке прошли серьёзные сокращения. Под замес попали рядовые сотрудники из Москвы, Волгограда, Самары, Казани.

Кончилась война с банкстерами в Казани обычно – сотрудникам отключили учётные записи и попросили покинуть банк. Но они устроили стачку, которую не смогла разогнать даже полиция. Позже сотрудников обвинили в пьянстве, якобы даже одному из них на работе начальник помог получить сотрясение мозга, а другой ушиб копчик.

Уволенные сотрудники Рокета наняли юристов и продолжают воевать с банкстерами. Им повезло, и их восстановили на работе. Тем не менее, дело дошло до Верховного суда. 

Комментарий банка.

Революционные преобразования могут произойти в судебной системе России, предупреждает «Коммерсант». Председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев в соответствии с поручениями президента Путина предложил распространить суд присяжных на большинство уголовных дел о тяжких преступлениях, ввести в составы судей судебных следователей, продолжить сокращение дел, рассматриваемых в особом порядке.

А вот еще одно предложение касается уже не узкого круга лиц, а всех: мелкие кражи переведут из уголовно наказуемых в административные деяния.

Так, кражи в размере до 2,5 тыс. руб. с банковских счетов или электронных средств на эту сумму (п. «г» ч. 3 ст. 158 УК), за которые сейчас предусмотрено до шести лет заключения, для лиц, впервые их совершивших, Лебедев предлагает перевести в разряд административных правонарушений. По ст. 7.27 КОАП РФ за «мелкое хищение» может быть назначен штраф в размере пятикратной стоимости похищенного, административный арест или исправработы.

На словах декриминализация уголовного законодательства. На практике – воров, которые обнулят вашу карту мелкими переводами, искать не будет никто.

С детей банкротов может быть взыскана стоимость подарков от родителей. К такому заключению пришел Верховный суд РФ в деле о банкротстве ООО «Альянс».

«Верховный суд предписал нижестоящим судам выяснить, действительно ли сыновья директора стали реальными (а не номинальными) собственниками подаренного им имущества или же его просто пытались скрыть от кредиторов», — пишет «Коммерсант».

Если будет доказано, что родители использовали сыновей, чтобы с помощью подарков спрятать имущество от кредиторов компании, то оно будет взыскано. По мнению юристов, такое решение Верховного суда очень важно для банкротной практики, поскольку ранее аналогичных прецедентов в России не было, а взыскивать с наследников умерших и семьи живых должников было нельзя.

Дело «Альянса» может изменить существующую судебную практику, лишив должников самого простого способа для вывода своих активов. Благодаря такому решению такое имущество не будет оставаться в семье должника, а пойдет на расчет с теми, кто пострадал от банкротства.

В деле обанкротившегося «Альянса» ФНС обратилась в суд, установив, что супруга владельца компании владела несколькими юрлицами, помогавшими минимизировать налогообложение. В ФНС потребовали взыскать с супругов 311,7 млн рублей. В свою очередь, к детям владельца «Альянса» претензии касаются подарков родителей, которые сыновья получили уже после банкротства компании. Речь идет о восьми объектах недвижимости и двух автомобилях, которые, по мнению налоговиков, были куплены с помощью выведенных активов.

Верховный Суд РФ признал неправомерным уменьшение организацией налоговой базы по НДС с оплаты, полученной в счет предстоящего выполнения работ. Об этом сообщает пресс-служба налогового ведомства.

Налогоплательщик и ООО заключили договор строительного подряда. После того, как общество перечислило ему денежные средства в счет выполнения работ, подрядчик исчислил НДС с этих сумм. Впоследствии между сторонами возник спор об объеме и стоимости выполненных работ. Налогоплательщик обратился в суд с иском о взыскании с ООО задолженности по договору. Общество же заявило встречный иск о взыскании неосновательного обогащения. Суд установил, что стоимость фактически выполненных работ по договору строительного подряда должна быть меньше. То есть неотработанный аванс является неосновательным обогащением. Поэтому суд взыскал с налогоплательщика в пользу ООО эту сумму.

Подрядчик посчитал, что взысканное неосновательное обогащение не является объектом налогообложения по НДС, поэтому представил в налоговый орган уточненные налоговые декларации за соответствующие периоды. Инспекция отказала заявителю в возврате спорной суммы. Она установила, что налогоплательщик не вернул установленные судом суммы заказчику и при этом уменьшил НДС с неотработанного аванса.

Налогоплательщик не согласился с решением налогового органа и обратился в суд. Суды трех инстанций отказали заявителю. Они установили, что операцию по взысканию с подрядчика денежных средств на основании решения суда следует квалифицировать как возврат покупателю предварительной оплаты. При этом не имеет значения по какому основанию принято решение суда: взыскание аванса или взыскание неосновательного обогащения. Суды подтвердили, что взысканию подлежит именно предварительная оплата, то есть аванс должен быть возвращен. Вместе с тем подрядчик имеет право на вычет в размере налога, который он исчислил и уплатил в бюджет с предоплаты работ при расторжении договора, если он вернул соответствующие авансовые платежи. В рассматриваемом же случае расторжение договора подряда не является основанием для корректировки налоговой базы за тот период, когда с суммы полученного аванса был исчислен НДС.

Налогоплательщик обратился в Верховный Суд РФ, который отказал ему в передаче кассационной жалобы для дальнейшего рассмотрения.

Налоговым органам не удалось привлечь к субсидиарной ответственности детей контролирующих должника лиц. Такое решение вынесла сегодня Коллегия по экономическим спорам Верховного суда по делу №А40-131425/2016.

В чем суть спора

Компания «Альянс», принадлежавшая С. занималась госконтрактами. А чтобы уйти от налогов и выводить деньги, использовались аффилированные организации. В некоторых из них учредителем и директором была жена владельца компании К. Кроме того, она еще была и главбухом в одной из этих организаций.

В феврале 2017 года «Альянс» признали банкротом. После процедуры конкурсного производства непогашенными остались требования на сумму свыше 300 млн руб. Из них свыше 200 млн — налоговые долги. При этом в декабре 2017-го С. и К. подарили принадлежащее им дорогое имущество своим детям (1997-го года рождения и 2002). Всего было подарено восемь объектов недвижимости и два транспортных средства.

ФНС посчитала, что подарки были куплены за счет выведенных денег обанкротившейся компании и дети должны быть привлечены к субсидиарной ответственности. Само собой, к субсидиарной ответственности была привлечена и жена бизнесмена.

Что решили суды трех инстанций

Первая инстанция, Арбитражный суд г. Москвы, повесила всю субсидиарную ответственность на владельца «Альянса» С. Т.е. отказалась привлечь как детей, так и жену. Апелляция не согласилась с первой инстанцией в части жены, которую посчитала контролирующим должника лицом.

Однако кассационная инстанция отменила решение апелляционной, оставив в силе решение Арбитражного суда Москвы. ФНС не успокоилась и подала кассационную жалобу в Верховный суд РФ.

Что решил Верховный суд

В своей жалобе ФНС настаивала, что К. контролировала должника и извлекала выгоду из незаконных действий её мужа, а их дети должны выплатить компенсацию в размере стоимости подаренного им имущества. И жалоба была принята к рассмотрению.

Дело было рассмотрено Коллегией по экономическим делам ВС сегодня, 16 декабря, поэтому опубликованного решения пока нет. Есть только информация от присутствующих на заседании юристов, опубликованная на портале Право.ру.

В ходе заседания представитель ФНС подтвердил свою позицию насчет того, что К. была контролирующим лицом и что дети должны выплатить компенсацию. И даже выдвинул версию, что дети были просто ширмой, чтобы скрыть имущество от кредиторов.

Представители ответчиков указывали на то, что ФНС не оспаривала дарение, а также не исследовала работу контрагентов «Альянса», которые, по заявлению ФНС, участвовали в схеме по уходу от налогов. В ходе заседания много вопросов вызвали сделки, касающиеся детей — они были совершены в разное время и при разных обстоятельствах, уточнить которые в ходе заседания оказалось невозможно.

В итоге Верховный суд, выслушав аргументы сторон, принял решение отменить определение кассации, оставить в силе судебный акт апелляции в части привлечения к субсидиарной ответственности жены бизнесмена К., а вопрос о детях — передать на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Что говорят юристы

Есть мнение, что налоговая просто «зашла не с той стороны». Оспаривать надо было сделки дарения имущества как таковые, а не пытаться привлечь к субсидиарной ответственности детей. Чем же мотивировал своё решение Верховный суд, отправляя дело на пересмотр в первую инстанцию, пока неизвестно.

Верховный суд опубликовал третий в этом году обзор судебной практики (утвержден 27 ноября 2019 года).

Предлагаем вашему вниманию выводы суда в делах о несостоятельности, налоговым и антимонопольным спорам.

1. Споры о банкротстве (пункты 20-24 обзора)

• Рассчитывая сумму требований дольщика к застройщику, нужно закладывать в нее не только размер оплаты по инвестконтракту, но и другой реальный ущерб (№305-ЭС18-2130 (5)).

• Если в рамках исполнительного производства приставы не сообщили взыскателю о начале банкротства в отношении должника, то срок закрытия реестра для него не пропущен (№305-ЭС18-23717).

• Дольщик, которому застройщик должен нежилое помещение, становится залоговым кредитором. Если нежилого помещения нет в натуре, то он будет созалогодержателем недостроенного объекта (№302-ЭС18-24434).

• Работники должника могут обратиться в суд за защитой своих прав, если их ущемляют в пользу других работников (№306-ЭС17-13670 (10)).

• Если банк выдал должнику кредит при наличии достоверной информации о состоянии его дел, он не вправе ссылаться на неразумность должника, который не рассчитал своих возможностей в погашении кредита (№305-ЭС18-26429).

2. Налогообложение (пункты 42-44 обзора)

• Если налогоплательщик потерял право на упрощенку при выполнении госконтракта, в котором не был предусмотрен НДС, то такой налог рассчитывается как 18/118 от твердой цены контракта (№302-КГ18-22744).

• Расходы на рекламные материалы, размещенные на автотранспорте, не ограничиваются и учитываются в расходах по налогу на прибыль (№305-ЭС19-4394).

• Норма ст. 2751 НК РФ не касается обособленных подразделений налогоплательщика, которые созданы для работы самого налогоплательщика (№301-ЭС19-756).

3. Защита конкуренции (пункт 41 обзора)

Отсутствие в государственном контракте условия об уменьшении суммы контракта на размер НДС для участника закупки, применяющего УСН, не является нарушением Федерального закона от 5 апреля 2013 г. No44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных нужд».

Верховный суд рассмотрит вопрос наказания компаний, не знавших о злоупотреблениях своих поставщиков. Практика перекладывания ответственности за уход от налогов распространена сплошь и рядом, пишет РБК

Коллегия по экономическим спорам Верховного суда 25 декабря рассмотрит вопрос о законности взысканий, если компания не была организатором схемы ухода от налогов, а выгоду получили ее контрагенты. Нередко налоги доначисляют, не устанавливая реальных бенефициаров злоупотреблений.

Поводом для рассмотрения проблемы в Верховном суде стало дело Красноярского завода цветных металлов «Красцветмет». Сотрудничество с сомнительными поставщиками обошлось компании в 2,5 млрд руб. Как сочла налоговая инспекция, завод получил необоснованную налоговую выгоду, незаконно возмещая НДС.

«Красцветмет» покупал золото у Санкт-Петербургского ювелирного завода «Ювелиры Северной столицы», следует из решения суда. Тот, в свою очередь, организовал формальный документооборот, отображавший покупку слитков у банков «Стратегия» и «Монолит» через цепочку подконтрольных фирм, которые не платили НДС, но выставляли счета-фактуры. Сам завод «Ювелиры Северной столицы» выставлял НДС «Красцветмету» и уплачивал налог в бюджет.