Кирилл Серебренников

Президиум Верховного суда признал незаконным решение Мещанского суда Москвы о возврате в прокуратуру уголовного дела бывшего главного бухгалтера «Седьмой студии» Нины Масляевой.

Дело будет направлено на новое рассмотрение в Московский городской суд, передает ИА ТАСС.

Напомним, дело Масляевой было выделено в отдельное производство, так как она признала вину и заключила сделку со следствием. Она заявляла, что «выполняла указания Кирилла Серебренникова, принимала участие в хищении денег вместе с ним, продюсерами Юрием Итиным и Алексеем Малобродским, а бывший сотрудник Министерства культуры Софья Апфельбаум была в курсе хищения».

В чем обвиняют бывшего главного бухгалтера «Седьмой студии»

Суд над ней должен был проходить в особом порядке, то есть без исследования доказательств. Но 11 апреля Мещанский суд вернул дело в Генпрокуратуру, которая в свою очередь вернула Следственному комитету дело Масляевой.

Добавим, что бывшим сотрудникам «Седьмой студии» вменяется мошенничество с ущербом в 133 млн руб. с госсубсидиями, выделенными в 2011–2014 годах на проект по популяризации современного искусства «Платформа».

При этом фигуранты дела не согласны с обвинением. Они настаивают, что все обналиченные деньги расходовались строго на мероприятия в рамках «Платформы».

Как быть бухгалтеру компании, которая замешана в истории с мошенничеством, рассказываем в курсе «Налоговые проверки. Тактика защиты».

Мещанский суд Москвы огласил результат экспертизы по делу о хищении 133 млн руб. АНО «Седьмая студия» Кирилла Серебренникова. Документ зачитала судья Ирина Аккуратова, передает корреспондент РБК.

Ранее экспертиза по делу была проведена в рамках предварительного расследования; ее выводами СКР подтверждал доводы о хищении сотрудниками «Седьмой студии» 133 млн руб. из бюджетной субсидии. Результат этой экспертизы критиковала защита фигурантов дела, указывая, что она содержит множество ошибок. Кроме того, сомнения в выводах экспертизы высказывала представитель Минкультуры, признанного потерпевшим по делу.

Новое исследование проводил Центр судебной экспертизы при Минюсте, в качестве специалиста были привлечены замдиректора МХТ им. Чехова Марина Андрейкина и доктор искусствоведения из Государственного института искусствознания Видмантас Силюнас.

Финансовые специалисты пришли к выводу, что установить, расходовала ли «Седьмая студия» бюджетные средства нецелевым образом, не представляется возможным. Эксперты подсчитали, что на счета фирм, участвовавших, по версии следствия, в схеме обналичивания, поступило от «Седьмой студии» около 136 млн руб.

При этом искусствоведы указали, что проект «Платформа», выполнением которого занималась «Седьмая студия», стал «важным социально-культурным явлением» для российского искусства и отвечал целям Минкультуры, которые оно преследует, финансируя те или иные программы.

Объем финансирования, необходимого проекту, сопоставимому с «Платформой», намного превышает средства, полученные и потраченные «Седьмой студией», отметили специалисты. По их мнению, на такой проект требуется не меньше 260 млн руб. помимо налогов и не менее 300 млн руб. с налогами.

Эксперты установили, что в 2011–2014 годах на счет «Седьмой студии» поступило 216 млн руб. субсидий из Минкультуры и еще порядка 40 млн руб. из сторонних источников, среди которых были кредиты Альфа-банка и ББР-банка. Установить точную сумму расходов «Седьмой студии» эксперты сочли невозможным, в том числе из-за «внесения в ее отчетность недостоверных сведений»

АНО «Седьмая студия» была основана режиссером Кириллом Серебренниковым. По версии следствия, Серебренников и другие сотрудники организации (генпродюсер «Седьмой студии» Алексей Малобродский, продюсер Екатерина Воронова, гендиректор Юрий Итин, главбух Нина Масляева), а также начальник департамента Минкультуры Софья Апфельбаум в 2011–2014 годах похитили 133 млн из 214 млн руб., которые Минкультуры выделило организации на развитие проекта по популяризации современного искусства «Платформа».

Следствие отменило домашний арест бывшего главного бухгалтера «Седьмой студии» Нины Масляевой .

Об этом сообщил «Интерфаксу» во вторник ее адвокат Юрий Ефименко. Он отметил что Масляева уже вышла на прежнее место работы в театр «У Никитских ворот» Марка Розовского. В настоящее время следствие по делу Масляевой возобновлено.

В чем обвиняют бывшего главного бухгалтера «Седьмой студии»

Защита продолжает добиваться отмены решения суда о возвращении материалов в Генпрокуратуру для устранения нарушений, препятствующих его рассмотрению. «Мы считаем, что у суда не было оснований для возвращения материалов дела прокурору. В настоящее время мы обжаловали это решение в кассационную инстанцию», — сказал Ефименко.

Как сообщалось, Мещанский суд Москвы вернул дело Масляевой в Генпрокуратуру для устранения нарушений, препятствующих его рассмотрению. Суд сослался, в частности, на то, что в обвинительном заключении не конкретизирована ее роль в совершенном преступлении. Кроме того, суд первой инстанции указал, на то, что Масляева не сообщила о том, как распределялись якобы похищенные руководством «Седьмой студии» денежные средства.

Мещанский суд Москвы вернул в прокуратуру дело бывшего главного бухгалтера АНО «Седьмая студия» Нины Масляевой.

Обвинительное заключение содержит нарушения, которые невозможно устранить в суде, пишет РБК.

К примеру, роль Масляевой при совершении мошенничества не конкретизирована, заявила судья. По ее словам, следствие и гособвинение фактически оставляют суду необходимость устанавливать все обстоятельства преступлений, тогда как это исключительная прерогатива предварительного следствия. К тому же на заседании Масляева, которая заключила досудебное соглашение со следствием, заявила, что ей неизвестны все обстоятельства хищений, а именно — кто конкретно и в каком объеме их совершал.

Мера пресечения Масляевой оставлена прежняя — домашний арест до 19 июля. Остальные фигуранты, которые не признают вину, 8 апреля по решению суда были освобождены под подписку о невыезде.

Бывшим сотрудникам «Седьмой студии» вменяется мошенничество с ущербом в 133 млн руб. с госсубсидиями, выделенными в 2011–2014 годах на проект по популяризации современного искусства «Платформа». По делу проходят режиссер Кирилл Серебренников, бывший генеральный продюсер «Седьмой студии» Алексей Малобродский, бывший руководитель департамента господдержки искусства Минкультуры, директор РАМТ Софья Апфельбаум и объявленная в розыск бывший продюсер «Седьмой студии» Екатерина Воронова.

Дело Масляевой было выделено в отдельное производство и рассматривается в особом порядке, поскольку она единственная из всех обвиняемых заключила сделку со следствием. Оно рассматривается в особом порядке, без исследования доказательств, так как бухгалтер полностью признает вину.

Остальные фигуранты дела не согласны с обвинением. Они настаивают, что все обналиченные деньги расходовались строго на мероприятия в рамках «Платформы».

В Мещанском суде Москвы на заседании по делу «Седьмой студии» 15 марта допросили организатора мероприятий на «Платформе» Дарью Артемову. Стенограмму допроса публикует «Коммерсантъ».

На прошлых заседаниях гособвинение упоминало ИП Артемову в числе фирм, через которые «Седьмая студия» обналичивала государственные средства. Во время допроса свидетель Артемова подтвердила, что деньги действительно обналичивались, но все они тратились «только на проекты «Платформы». .

Дарья Артемова работала на всех крупных мероприятиях «Платформы». Роль Кирилла Серебренникова на проекте она объяснила так: «Придумывал и руководил художественной частью».

Артемова сообщила, что через ее ИП на «Платформе» обналичивались деньги — про другие схемы обналичивания она ничего не знает. Она также не смогла пояснить суду, на что оформлялись договоры через ее ИП, она просто подписывала те документы, которые ей давали.. На вопрос, зачем нужна была наличность, Дарья Артемова ответила:

«Нужно на что-то реквизит покупать… Понимаете, соленые огурцы по безналу не пойдешь покупать <...> на это нужны были наличные средства»

По словам Артемовой, она ничего от обналиченных средств себе не оставляла. Но она точно не помнит, куда после обналичивания поступали деньги, возможно их складывали в сейф.

Свидетельница заявила, что мероприятий на «Платформе» проводилось много. В обвинительном заключении сказано, что в Минкульт сдавались фиктивные отчеты о мероприятиях, а полученные средства расхищались. Читая по просьбе защиты письмо из дела, свидетель Артемова удивилась, почему нет сведений по спектаклю «Сон в летнюю ночь» — на стадии расследования следствие утверждало, что этот спектакль не проводился вовсе. Она пообещала принести в суд документы по спектаклю и «очень много фото» с «Платформы».

Бывший главный бухгалтер АНО «Седьмая студия» Нина Масляева в пятницу впервые выступила в суде по делу режиссера Кирилла Серебренникова. Масляева — единственная фигурантка «дела «Седьмой студии», признавшая вину, пишет РБК.

На ее показаниях следствие строит обвинение. Бухгалтер утверждает, что руководство «Седьмой студии» сразу поставило перед ней задачу обналичить субсидию от Минкультуры при помощи подставных юрлиц и ИП.

До приема на работу в «Седьмую студию» Масляева была осуждена к полутора годам условно за хищение 30 тыс. руб. в Брянском драматическом театре, где она раньше работала. Как утверждает Масляева, она эти средства не расхищала, а уголовное дело стало результатом ее конфликта с коллегами.

В суде бывший главбух заявила о том, что её специально взяли на работу, чтобы потом свалить всю вину на неё и упомянула зицпредседателя Фукса из «Золотого теленка».

Уже после оформления Масляевой рассказали, что у директора АНО Итина есть хорошая знакомая в Министерстве культуры, имея в виду Софью Апфельбаум. Благодаря ей «Седьмая студия», по утверждению Масляевой, и получила госфинансирование (первоначально речь шла о сумме 10 млн руб., выделенной по итогам тендера). «Скорее всего, Апфельбаум была материально заинтересована», — заявила Масляева.

В самом начале работы генпродюсер заявил Масляевой, что «Седьмой студии» необходимы наличные в большом количестве. Он предложил обналичивать субсидию, создав сеть однодневок и заключая с ними фиктивные договоры, — для этого он якобы предлагал привлечь актеров и студентов Серебренникова, которые регистрировали бы ИП. В итоге Малобродский привлек к обналичиванию одного из продюсеров «Седьмой студии» — Дарью Артемову, у которой уже была регистрация ИП, утверждает обвиняемая.

«У нас в стране почти каждый продюсер занимается обналичиванием, это в порядке вещей», — отметила она.

Обналиченные деньги складывались в сейф, доступ к которому имели продюсеры, наличные расходовались по их усмотрению, рассказала Масляева. Также, с ее слов, из обналиченных средств сотрудники «Седьмой студии» получали зарплаты в конвертах.

Всего за время работы «Седьмой студии» 90 млн бюджетных рублей были израсходованы законно и еще около 120 млн — обналичены по подложным договорам, подсчитала Масляева. Из обналиченных денег существенная часть пошла на зарплаты и другие платежи, признала она. О судьбе остальных денег бывшему главбуху, по ее словам, ничего не известно, но Масляева догадывается, что они «уходили в никуда».

Масляева покинула «Седьмую студию» после того, как ее уличили в хищении, напоминает РБК.

«В мае 2014 года у нас возникли разногласия с Вороновой. Она решила, что я похищаю деньги из неофициальной кассы, и пригласила аудит. Это был неофициальный аудит, никакого приказа из Минкультуры на этот счет не было», — рассказала экс-главбух. По ее словам, сначала речь шла о хищении 15 млн руб., потом — 10 млн и, наконец, 5 млн. «Я сказала: поищите у себя», — заявила Масляева.

Со стенограммой судебного заседания, на котором происходил допрос Масляковой, можно ознакомиться на сайте «Медиазоны».

Субсидия из бюджета, выделенная АНО «Седьмая студия» Кирилла Серебренникова, обналичивалась, чтобы минимизировать налоги, и тратилась на реквизит, гонорары и зарплату сотрудникам. Об этом режиссер заявил  выступая в Басманном суде Москвы, который в среду, 18 июля, продлил ему до 22 августа срок домашнего ареста.

Фигурантов дела АНО «Седьмая студия», которой руководил Серебренников, обвиняют в мошенничестве с субсидиями от Минкультуры на сумму 133 млн руб., напоминает РБК.

Деньги были выделены на проект «Платформа» в 2011–2014 годах. По версии следствия, руководство «Седьмой студии» обналичило и расхитило средства. «Для осуществления проекта в «Седьмой студии» постоянно работали от 40 до 60 человек. И этим людям так же, как и мне, выплачивалась заработная плата. Мы получали ее наличными в кассе и расписывались за эти деньги, — сказал Серебренников. — Я не хочу никого убедить, что обналичивание денежных средств — это хорошо. Но для меня нет сомнений, что все обналиченные деньги строго учитывались в кассе «Седьмой студии» и выдавались строго на проекты».

Помимо постоянных сотрудников компании над проектом часто работали приглашенные специалисты, которым платились гонорары, заявил режиссер. Однако следствие, по его словам, отказалось подсчитывать эти расходы. За месяцы следствия защита заявила более 30 ходатайств о различных экспертизах и допросах, которые могли бы установить, как тратилась обналиченная субсидия, считает режиссер. «Но следствие это просто не интересовало, — добавил Серебренников. — Например, мы просили допросить всех сотрудников «Седьмой студии» и выяснить, как им платилась зарплата. Нам в этом отказали».

Серебренников зачитал фрагмент протокола допроса экс-бухгалтера «Седьмой студии» Нины Масляевой, которая единственная из обвиняемых признала вину и дала показания на бывших коллег: «Перед открытием самого проекта «Платформа» ко мне подошли [директор «Седьмой студии» Юрий] Итин и [генпродюсер «Седьмой студии» Алексей] Малобродский и спросили меня о том, есть ли у меня знакомое юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, которые могли бы оказать так называемую помощь в обналичивании денежных средств. На мой вопрос, зачем это нужно, они сказали, что средств из федерального бюджета может не хватить на реализацию всех запланированных проектов и что если проводить все платежные операции через безналичный расчет, официально, то слишком много налогов придется заплатить».

«То есть Масляева не говорит, что деньги должны были похищаться. Она говорит, что надо было как-то минимизировать налоги, что их надо меньше платить, и поэтому надо обналичивать средства», — прокомментировал Серебренников.

​Он добавил, что не занимался в «Седьмой студии» административно-хозяйственными делами и что проект «Платформа» был выполнен в полной мере: в его рамках прошли 340 представлений с участием 600 артистов, которые посетило более 8 тыс. зрителей.