Клерк.Ру

Материалы с тегом Конституционный суд

На минувшей неделе Конституционный суд опубликовал Постановление № 1-П/2018 от 11.01.2018, которое касается ареста имущества бизнесменов в качестве вещественных доказательств.

С жалобой в КС обратилась компания «Синклит», у которой следователи изъяли оборудование на 30 млн. рублей в рамках уголовного дела об изготовлении немаркированной табачной продукции.

Причем обвинение собственникам фирмы предъявлено не было.

Отменить арест имущества через суд не удалось, и компания обратилась в КС с просьбой признать несоответствующими основному закону положения ч. 1 ст. 81 и п. 3.1 ч. 2 ст. 82 УПК в той мере, в какой они не предполагают наложение на определенный срок ареста на имущество, признанное вещественным доказательством в качестве орудия преступления по уголовному делу в сфере экономической деятельности.

Компания считает, что сложившаяся практика ограничивает свободу предпринимательской деятельности и нарушает право на владение и распоряжение имуществом, так как позволяет следователю на неопределенный срок арестовывать имущество без решения суда.

КС дал разъяснение оспариваемым положениям. Изъятие и удержание в режиме хранения любого имущества, признанного вещественным доказательством, по существу, ограничивают права его собственника или владельца, причиняет им неудобство. В то же время арест оборудования затрагивает интересы не только собственника: косвенно от него могут пострадать контрагенты, работники самого предприятия.

Суд указал, что такие изъятие и удержание имущества должны быть «скорее исключением».

Это, впрочем, не означает, что имущество лиц, не являющихся подозреваемыми или обвиняемыми по уголовному делу, не может быть арестовано как вещественное доказательство - иначе объективно невозможно обеспечить сохранность и доказательственную ценность указанных предметов.

В то же время, при оценке законности и обоснованности изъятия имущества, суд должен прийти к выводу, что иным способом, например, фото- или видеосъемкой доказательств, невозможно обеспечить решение стоящих перед уголовным судопроизводством задач. Должны приниматься во внимание как тяжесть преступления, в связи с расследованием которого решается вопрос об изъятии имущества, так и особенности самого имущества, в том числе его стоимость, значимость для собственника и общества, возможные негативные последствия его изъятия, передает Право.ру.

Конституционный суд пришел к выводу, что оспариваемые нормы УПК соответствуют основному закону, однако их конституционно-правовой смысл, выявленный в настоящем постановлении, является общеобязательным, что исключает любое иное их толкование в правоприменительной практике.

А решения, вынесенные в отношении «Синклит», подлежат пересмотру.

Отметим, это Постановление КС вызвало бурную дискуссию среди посетителей Фейсбука, которые сетуют, что у российского бизнеса добавится еще больше неудобств в процессе деятельности.

Конституционный суд опубликовал свое постановление 3-П от 17.01.2017 г., в котором рассмотрел вопрос о том, как же должны штрафовать за несвоевременную сдачу отчетности по страховым взносам, исчисленным за периоды до 1 января 2017 года.

Проблема возникла из-за того, что Федеральный закон 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования» утратил свою силу с этой даты, а с ним и утратила силу статья 46 этого закона, в соответствии с которой страхователей штрафовали за несвоевременное представление РСВ-1.

В КС обратилось общество, которое было оштрафовано в январе 2017 года по статье 46 закона 212-ФЗ. Заявитель посчитал это нарушением Конституции, поскольку, по его мнению, штрафовать должны были по статье 119 Налогового кодекса. Разница между этими двумя статьями значительная - по ст атье 46 штраф считали от начисленных взносов за определенный период, а в статье 119 речь идет о не уплаченных в установленный срок взносах.

Так же в суд был направлен запрос от Арбитражного суда города Москвы, в производстве которого находится похожее дело о штрафе.

В результате Конституционный суд решил, что с 1 января 2017 года к деяниям, совершенным до этой даты, применение статьи 46 закона 212-ФЗ допустимо только в том случае, если исчисленный в соответствии с ним размер штрафа меньше или равен размеру штрафа, исчисленному в соответствии с п. 1 ст. 119 НК. В ином случае применению к соответствующим деяниям подлежит п. 1 ст. 119 НК.

Взыскание причиненного недоимками вреда с физических лиц, обвиняемых в совершении налогового преступления, возможно только после ликвидации компании или признания ее судом фактически недействующей. Такой вывод содержится в постановлении Конституционного суда, которое обнародовано сегодня. Подробно о заседании, проводившемся месяц назад, мы писали в материале «КС РФ решит, могут ли налоговики взыскивать долги в обход закона».

Судьи рассматривали дело о проверке конституционности ряда положений Гражданского кодекса РФ, подпункта 14 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса РФ, статьи 199.2 УК РФ и части первой статьи 54 УПК РФ.

С заявлениями в суд обратились бывший бухгалтер и два бывших руководителя организаций. С них были взыскан ущерб, причиненный ими при совершении преступлений (уклонение от уплаты налогов и сокрытие денежных средств либо имущества организации). Заявители указали, что оспариваемые ими нормы позволяют суду по искам налоговых органов взыскивать с физических лиц, привлеченных к уголовной ответственности за совершение налоговых преступлений, вред, причиненный государству неуплатой налогов не ими, а организациями, должностными лицами которых они являлись. А также в силу неопределенности содержащегося в законодательстве понятия «вред», позволяют приравнивать сумму неуплаченных организацией налогов к вреду, причиненному физическим лицом.

Положения статей 15, 1064 ГК РФ и подпункта 14 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса РФ в их нормативном единстве не противоречат Конституции, указали судьи.

Они предполагают возможность взыскания с физических лиц по искам прокуроров и налоговых органов вреда, причиненного налоговыми преступлениями, в размере не поступивших в соответствующий бюджет от организации-налогоплательщика налоговых недоимок и пени. С указанных физических лиц нельзя взыскивать штрафы, наложенные на организацию-налогоплательщика.

Сам факт прекращения по нереабилитирующим обстоятельствам уголовного дела в отношении этих лиц, так же, как и обвинительный приговор за совершение налоговых преступлений, не может расцениваться судом как безусловно подтверждающий их виновность в причинении имущественного вреда.

Исключено взыскание причиненного недоимками вреда с физических лиц, обвиняемых в совершении налогового преступления, до внесения в ЕГРЮЛ сведений о прекращении организации-налогоплательщика либо до того, как судом будет установлено, что данная организация является фактически недействующей и взыскание с нее долгов невозможно. Кроме случаев, когда судом установлено, что юридическое лицо служит лишь «прикрытием» для действий контролирующего его физического лица.

При определении ответственности физического лица суд вправе учитывать его имущественное положение, факт обогащения в результате совершения налогового преступления, степень вины, назначенное ему уголовное наказание, а также иные существенные обстоятельства.

Конституционный суд отправил дела заявителей на пересмотр.

Конституционный суд в четверг огласил свое решение по жалобе жительниц Карелии, Иркутской области и Алтайского края. Они добивались признания неконституционными положений, которые устанавливают для работников, трудящихся в неблагоприятных условиях, те же социальные гарантии, что и для других.

Все суды отказали им в пересчёте зарплаты с учётом надбавок и они обратились в последнюю инстанцию — Конституционный суд. Заявительницы считали, что возможность включения «северных» добавок в МРОТ нарушает «принцип социального государства и конституционный принцип равенства», поскольку работникам, которые трудятся в неблагоприятных условиях, устанавливаются те же социальные гарантии, что и другим работникам. В связи с этим они просили признать соответствующие положения Трудового кодекса несоответствующими Конституции.

«Районный коэффициент и процентная надбавка не могут включаться в состав минимального размера заработной платы. В противном случае зарплата в местностях с особыми климатическими условиями могла бы не отличаться от оплаты труда в регионах с благоприятным климатом», — вынес свой вердикт Конституционный суд.

Таким образом, гарантия повышенной оплаты труда в неблагоприятных условиях утрачивала бы реальное содержание, превращаясь в фикцию, считает КС. Нарушались бы и конституционные принципы равенства и справедливости, из которых вытекает обязанность государства обеспечить справедливую, основанную на объективных критериях заработную плату и не допустить применения одинаковых правил к работникам, находящимся в разном положении.

Сами нормы Трудового кодекса Конституционный суд незаконными не признал, сославшись на то, что они не предполагают включение в состав МРОТ коэффициентов и надбавок, начисляемых в связи с работой в особых климатических условиях. Но дела заявительниц отправлены на пересмотр.

Работодателям регионов, где применяются северные коэффициенты и надбавки, следует проверить условия оплаты труда на своих предприятиях.

Конституционный суд (КС) постановил, что Минфин и ФНС должны давать четкие разъяснения по применению налогового законодательства даже в тех случаях, когда толкование узкоспециальных вопросов не входит в компетенцию налоговых и финансовых органов.

Минфин должен самостоятельно обращаться за разъяснениями к другим ведомствам, а не перекладывать эту обязанность на налогоплательщика, следует из постановления суда.

Такое решение КС вынес, рассматривая жалобу АО «Флот Новороссийского морского торгового порта» по спору с налоговой о доначислении НДС, пишет РБК. Спор возник из-за неясности формулировок в законодательстве, которые определяют, какие именно услуги портов облагаются НДС по льготной ставке 0%.

Такая ставка применяется к агентским, снабженческим и обследовательским услугам портов по обслуживанию судов. «Флот НМТП» предоставлял услуги по бонированию — установке бонов (специальные ограждения, которые препятствуют разливу нефтепродуктов во время их загрузки на судно). ФНС, арбитражные суды и Верховный суд пришли к выводу, что услуга бонирования не относится к обслуживанию судов, а потому не подпадает под льготу. Компания же настаивала, что ранее, на протяжении восьми лет, налоговые органы соглашались с применением льготы по НДС в отношении этой услуги. Также «Флот НМТП» указывал, что такой подход соответствует письменным разъяснениям Минтранса, куда компания обратилась по рекомендации Минфина. Суды отказались учитывать разъяснения Минтранса, так как «данное ведомство не уполномочено разъяснять законодательство» о налогах и сборах.

КС встал на сторону «Флота НМТП» и постановил, что бонирование судов подпадает под действие нулевой ставки НДС. Отдельно в решении суда указывается, что положения НК не предполагают уклонение от дачи по запросам налогоплательщиков письменных разъяснений по вопросам применения законодательства. И госорганы, уполномоченные разъяснять налоговое законодательство (эта функция закреплена за Минфином), должны самостоятельно обращаться в иные госорганы за разъяснениями и дополнительными сведениями, если эти сведения могут повлиять на размер уплачиваемых налогов.

Повлияет ли постановление КС № 34-П от 28.11.2017 года на дальнейшую работу Минфина? Эксперты в этом сомневаются, а само министерство на запрос РБК ответило, что решения судов они не комментируют.

Можно ли взыскать недоимку по налогам компании с ее директора или бухгалтера как гражданско-правовой ущерб, если нет приговора, который устанавливает их вину?  Об этом станет известно примерно через месяц - тогда, когда Конституционный суд огласит свой вердикт.

Конституционный суд 7 ноября. рассмотрел жалобы бывшего бухгалтера и двух директоров компаний, с которых взыскали налоги в гражданско-правовом порядке. Они пожаловались, что это обход закона: он предусматривает другую процедуру взыскания недоимок через уголовное судопроизводство. Именно его задача – уличить конкретного сотрудника в таком преступлении, как неуплата налогов.

В частности, с двух заявителей, являющихся пенсионерами, было взыскано 2,7 и 8,2 млн руб. недоимок их организаций-банкротов, при том что личная вина экс-бухгалтера и директора судом не установлена – их уголовные дела прекращены по амнистии.

О том, что происходило на заседании рассказал портал "Право.Ru".  Партнер адвокатской фирмы «Юстина» Дмитрий Шубин, который представлял интересы экс-бухгалтера ООО "Темп" Ахмадеевой, заявил, что ФНС придумала новый незаконный способ взыскания налоговых долгов для упрощения своей работы, а суды его легализовали.

Ведомство называет такой порядок «универсальным», но фактически оно заменяет налоговые нормы гражданскими без разрешения законодателя, жаловался Шубин. По его словам, при таком подходе налоговое право вообще не нужно, а гражданский суд, по сути, устанавливает вину в уголовном преступлении. Шубин также выразил опасение, что при подходе ФНС возможно двойное взыскание налогов. Закон не предусматривает механизма, который мог бы помочь Ахмадеевой компенсировать суммы, которые она заплатит в счет погашения налоговых долгов «Темпа».

По мнению начальника управления обеспечения процедур банкротств ФНС Константина Чекмышева, механизм законный. Все заявители вышли за пределы налоговых правоотношений. С них можно взыскать ущерб, потому что в результате именно их действий бюджет недосчитался налогов. По мнению чиновника, нельзя говорить и о двойном взыскании. Ведь решение суда – одно, а его исполнение – это совсем другое. Эту точку зрения поддержали представители обеих палат Парламента. Они также обратили внимание, что амнистия – это нереабилитирующее основание прекращения уголовного дела и применяется по согласию обвиняемого, который больше не желает доказывать свою невиновность. Нарушений закона не нашел и представитель Президента Михаил Кротов. Он подчеркнул, что с работников взыскивается ущерб, который причинили они сами, а недоимку требуют с организации.

Но не все представители госорганов разделили эту точку зрения. Полномочный представитель Правительства Михаил Барщевский поддержал заявителей. По его мнению, преступные действия сотрудника может установить только приговор суда. Если его нет, то любые претензии по недоимке можно предъявлять лишь к организации, заявил Барщевский.

Конституционный суд, выслушав стороны, объявил, что примет решение в закрытом совещании. Обычно на это уходит около месяца.

Конституционный суд напомнил, что никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Даже если речь идет о недвижимости, изъятой в соответствии с законом «Об особенностях регулирования имущественных и земельных отношений на территории Республики Крым».

Этот закон устанавливает, что право собственности на недвижимое имущество прекращается у любого правообладателя и возникает у Республики Крым со дня включения такого имущества в особый «перечень имущества, учитываемого как собственность Республики Крым». При этом те или иные объекты недвижимости включаются в этот перечень по решению республиканских властей.

В Конституционный суд обратились крымские компании «Дайвинг-Центр «Соляриус», «ФОРМАТ-ИТ» и «Промхолдинг», которые лишились имущества, поскольку оно было в перечне, составленном властями Крыма. Оспорить изъятие не удалось, поскольку суды просто отказывались рассматривать дела, ссылаясь на имеющийся закон.

КС указал на то, что крымский закон был принят для того, чтобы защитить частную собственность, а не отбирать её. В перечень подлежало включению имущество, в отношении которого существовали обоснованные предположения о его принадлежности Украине, в частности, в связи с отсутствием надлежаще оформленных документов, подтверждающих право собственности иных лиц на такое имущество, бесхозяйности имущества или же отсутствием  правовых оснований выбытия  этого имущества из государственной собственности.

Сам по себе факт включения имущества в перечень не может лишить её собственника на судебную защиту своих прав. Суды должны рассматривать дела о правомерности включения имущества в этот перечень, причем делать это надо неформально, а с учетом всех обстоятельств.

Сам закон «Об особенностях регулирования имущественных и земельных отношений на территории Республики Крым» признан соответствующим Конституции РФ, а вот дела, которые отказались рассматривать суды, должны быть пересмотрены. Постановление КС опубликовано сегодня на сайте суда.

Конституционный суд подтвердил, что дробление бизнеса - это уход от налогов. Налоговики доначислили компании налоги, указав на необоснованную налоговую выгоду, полученную в результате дробления бизнеса. Новые компании и ИП применяли спецрежимы, в том числе ЕНВД.

ИФНС пересчитала организации налоги так, как если бы аффилированные с ней налогоплательщики не принимали участия в предпринимательской деятельности, включив в налоговую базу стоимость товаров (работ, услуг), реализованных контрагентами данной компании.

Суды встали на сторону налоговиков, а на руководителя компании завели уголовное дело по ст. 199 УК РФ.

Между тем генеральный директор не смирился с решением налоговиков и обратился в Конституционный суд, с намерением оспорить конституционность некоторых норм НК РФ. Речь идет о статьях 146, 153, 154, 247–249 и 274 НК, определяющих объект налогообложения и налоговую базу по НДС и налогу на прибыль.

По мнению заявителя, оспариваемые им положения НК позволяют правоприменительным органам включать в налоговую базу по НДС и по налогу на прибыль организаций денежные средства, полученные не организацией-налогоплательщиком, а ее контрагентами, формально обосновывая это разделением (дроблением) бизнеса – без установления взаимосвязи указанных лиц, без оспаривания совершенных ими сделок и фактически при отсутствии объекта налогообложения.

Однако КС РФ в своем Определении № 1440-О от 04.07.2017 отказал заявителю, отметив, что возможность выбора налогоплательщиком того или иного метода учетной политики (применения налоговых льгот, спецрежимов и т.д. ) не должна использоваться для неправомерного сокращения налоговых поступлений в бюджет в результате злоупотребления налогоплательщиками своими правомочиями.

Госдума приняла во втором чтении законопроект, вносящий изменения в статью 24.18 Федерального закона "Об оценочной деятельности в Российской Федерации".

Поправки наделяют органы местного самоуправления, органы власти Москвы, Петербурга и Севастополя правом на оспаривание в судебном порядке кадастровой стоимости земельного участка, существенно сниженной по инициативе собственника. На данный момент право на оспариваение кадастровой стоимости есть только у собственников.

Конституционный суд в 2016 году рассмотрел конституционность таких норм закона. Мэрия города Братск пыталась через суд оспорить снижение в 15 раз цены земли лесопромышелнного комбината, но не смогла этого сделать, потому что участок находится в частной собственности. Суд счел, что это ограничивает конституционные гарантии защиты прав и законных интересов муниципальных образований, чьи бюджеты в значительной мере зависят от поступлений земельного налога.

Судебный пристав из Новороссийска Дарья Романенко не указала в декларации о доходах сведения о том, на какие средства ее супруг купил дом с участком.  УФССП, на основании представления прокуратуры Новороссийска, провело проверку и выявило несоответствие расходов семьи Романенко на приобретение в 2012 году дома с землей их общему доходу за предыдущие три года.

Прокуратура обратилась в суд с требованием взыскать в пользу РФ дом и участок семьи Романенко, а также стоимость ранее располагавшегося на этом земельном участке и впоследствии снесенного жилого дома. Суд первой инстанции в иске отказал, он посчитал достаточными доказательства, которые подтвердили, что деньги на дом с участком супруги заняли у родителей и знакомых. Кроме того, суд указал, что нормы, позволяющие обратить в доход РФ объекты недвижимости, в отношении которых госслужащим не представлено сведений, подтверждающих их приобретение на законные доходы, вступили в силу лишь в 2013 году, а потому не могут быть применены к имуществу, приобретенному по сделкам, совершенным в 2012 году. Апелляционная инстанция это решение отменила, удовлетворив требования прокуратуры. Супруги обратились в Верховный суд РФ, однако ВС в передаче кассационной жалобы отказал.

Тогда судебный пристав обратилась в Конституционный суд с требованием признать подп. 8 п. 2 ст. 235 ГК, а также ч. 1 ст. 4, ч. 3 ст. 16,17 и ч. 2 ст. 18 ФЗ "О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам" не соответствующими Конституции, так как эти нормы по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, допускают осуществление контроля за расходами лица, замещающего одну из должностей, прописанных в этом законе, а также его супруга и несовершеннолетних детей за период, предшествующий вступлению данного законодательного акта в силу. Таким образом, закон позволяет обращать в доход РФ по решению суда имущество, приобретенное по сделкам, заключенным до вступления в силу оспариваемых законоположений.

Конституционный суд отказал заявительнице, указав в определении № 1163-О, что как обращение по решению суда в доход РФ имущества, принадлежащего госслужащему и перечисленным в законе членам его семьи, в случае, если оно приобретено на доходы, законность которых не подтверждена, направлено на защиту конституционно значимых ценностей и не нарушает требования основного закона. КС отметил, что суды, при рассмотрении этих споров, могут принимать любые допустимые ГК доказательства законности доходов. Оспариваемые нормы, указал КС, будучи элементами правового механизма осуществления антикоррупционного контроля, в равной мере распространяются на всех госслужащих. Они не предполагают их произвольного применения и в силу этого также не могут рассматриваться как не согласующиеся с конституционными предписаниями.

Сегодня Конституционный суд РФ провозгласил постановление по делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса РФ, в котором запретил отбирать жилье у добросовестных покупателей.

Поводом к рассмотрению дела послужила жалоба гражданина Дубовца, которого по решению суда собирались выселить из приобретенной им в 2008 году квартиры и передать ее в собственность города Москвы, поскольку суд не признал его добросовестным приобретателем. Дубовец стал последним покупателем в цепочке договоров купли-продажи квартиры москвича, умершего в 1994 году и не имевшего наследников. По этой причине квартира перешла в собственность города как выморочное имущество. Однако позже квартира выбыла из владения собственника (города) в результате противоправных действий третьих лиц.

КС РФ постановил, что норма не допускает истребование выморочного имущества у гражданина, который полагался на данные ЕГРН и прошел регистрацию права собственности на имущество, если только в деле не выявлено, что он знал, либо должен был знать об отсутствии у продавца права распоряжаться спорным жилым помещением.

Как мы уже писали ранее, 12 апреля Верховный суд отправил на пересмотр в нижестоящие суды дело № А27-5253/2016, в котором индивидуальный предприниматель, применяющий УСН с объектом "доходы, уменьшенные на величину расходов", оспаривал начисление страховых взносов со всей суммы дохода, без учета произведенных расходов. Однако сначала опубликована была только резолютивная часть определения, мотивировочная появилась позже.

Верховный суд считает, что принцип определения объекта налогообложения плательщиками НДФЛ аналогичен принципу определения объекта налогообложения для плательщиков, применяющих УСН с объектом налогообложения доходы, уменьшенные на величину расходов. Поэтому Судебная коллегия полагает, что изложенная Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении
от 30.11.2016 № 27-П правовая позиция подлежит применению и в рассматриваевом деле.

Своего решения ВС не вынес потому, что нижестоящие суды не исследовали доказательства ИП по расходам, на которые он уменьшал доходы для расчета взносов. Поэтому дело и было "спущено" в первую инстанцию на новое рассмотрение.

Таким образом, предприниматели, применяющие УСН с объектом "доходы, уменьшенные на величину расходов", могут попытаться пересчитать свои взносы в виде 1% с дохода, свыше 300 тыс.рублей. Однако следует иметь ввиду, что это приведет к судебным разбирательствам, поскольку вряд ли Пенсионный фонд и налоговые органы сдадутся без боя. Но теперь у ИП на УСН есть реальный шанс выигрывать суды по этому вопросу.

ФНС письмом от 04.04.2017 N СА-4-7/6265@ направило по нижестоящим инспекциям подробные разъяснения по взысканию сумм ошибочно предоставленных налоговых вычетов по НДФЛ.

Конституционный суд 24 марта 2017 года рассмотрел вопрос связанный с наличием у налоговых органов права, в случае ошибочного предоставления имущественных налоговых вычетов по НДФЛ, обратиться в суд общей юрисдикции с требованием о взыскании задолженности по НДФЛ в качестве неосновательного обогащения минуя порядок, установленный в Налоговом кодексе. Вердикт судей оказался в пользу представителей налоговой службы.

Таким образом, налоговые органы получили возможность взыскивать ошибочно полученные налоговые вычеты черед суд, обращаясь с исками о взыскании неосновательного обогащения.

Руководство ФНС в разосланном письме обращает внимание налоговиков на то, что обращение в суды с такими исками не должно носить произвольный характер и возможно только в том случае, когда данная мера оказывается единственно возможным способом защиты интересов бюджета.

Среди рекомендаций следует отметить недопустимость применения в отношении таких налогоплательщиков иных правовых последствий, то есть взыскание с них сумм, превышающих размер денежных средств, полученных физлицом неправомерно. Исключение составляют ситуации, когда в распоряжении налогового органа имеются исчерпывающие доказательства того, что неосновательное обогащение явилось следствием противоправных действий самого налогоплательщика (например, подлог документов).

Конституционный суд 24 марта 2017 года рассмотрел вопрос о взыскании с налогоплательщика  необоснованно полученного имущественного вычета по НДФЛ. В суд обратились три гражданина по одной и той же причине - с них взыскали имущественный вычет как неосновательное обогащение (согласно нормам Гражданского кодекса).

Конституционный суд признал, что в законодательстве нет спецрегулирования порядка возврата подобного вычета. Однако  в системе действующего налогового регулирования не исключается использование институтов и норм гражданского законодательства в целях обеспечения реализации имущественных интересов стороны налоговых отношений, нарушенных неправомерными или ошибочными действиями (бездействием) другой стороны.

То обстоятельство, что налогоплательщик мог добросовестно заблуждаться относительно законности основания получения имущественного налогового вычета, а налоговый орган по тем или иным причинам не опроверг правомерность заявленных им требований, не может служить основанием для невозврата задолженности перед бюджетной системой, образовавшейся в результате неправомерного предоставления налогоплательщику имущественного налогового вычета.

Поэтому с налогоплательщика может быть взыскана сумма, полученная им вследствие неправомерно (ошибочно) предоставленного по решению налогового органа вычета, в порядке возврата неосновательного обогащения, если эта мера - единственно возможный способ защиты фискальных интересов государства.

Соответствующее требование может быть заявлено налоговым органом - в случае, если предоставление имущественного налогового вычета было обусловлено ошибкой самого налогового органа, - в течение трех лет с момента принятия ошибочного решения о предоставлении имущественного налогового вычета; если же предоставление  вычета было обусловлено противоправными действиями налогоплательщика, то налоговый орган вправе обратиться в суд с соответствующим требованием в течение трех лет с момента, когда он узнал или должен был узнать об отсутствии оснований для предоставления налогоплательщику имущественного налогового вычета.

В случае, если неправомерный имущественный вычет был предоставлен не по умышленным действиям налогоплательщика, к получателю не могут быть применены какие-либо иные меры, кроме взыскания самого неосновательного обогащения.

Постановление № 9-П от 24.03.2017 г. опубликовано на сайте Конституционного суда.

Конституционный Суд Российской Федерации поддержал позицию налоговиков, взыскавших в судебном порядке ущерб с фактического руководителя, который довел предприятие до банкротства, уклоняясь от уплаты налогов. Об этом сообщается на сайте Федеральной налоговой службы.

Гражданин обратился в Конституционный Суд, посчитав, что нарушаются его конституционные права, поскольку он не получил экономической выгоды от уклонения уплаты от налогов с юридического лица.

Ранее в ходе судебных разбирательств было доказано, что именно фактический руководитель, а не номинальный директор предприятия умышленно уклонился от уплаты налогов в особо крупном размере, тем самым причинив ущерб государству. Суд установил, что собственник фактически контролировал деятельность предприятия, несмотря на то, что не являлся его директором. Контролирующее предприятие лицо привлекло фирму-однодневку, которая использовалась для уменьшения суммы уплачиваемых налогов от предприятия.

Предприятие не смогло заплатить доначисленные налоги, в результате налоговые органы подали заявление о его банкротстве. По итогам процедуры банкротства предприятия задолженность также не была погашена.

Суд установил как вину контролирующего предприятие лица, так и причинно-следственную связь между его действиями и ущербом, причиненным государству. В результате именно фактический руководитель признан виновным в уклонении предприятием от уплаты налогов.

 Конституционный Суд отказал в рассмотрении жалобы гражданина, указав, что Конституция одинаково защищает государственную, муниципальную и иные формы собственности, в том числе имущественные права государства как потерпевшего от преступления.

Принятое решение позволит налоговикам продолжить взыскивать ущерб в пользу государства с недобросовестных руководителей и бенефициаров организаций, уклоняющихся от уплаты налогов с предприятий.

Предприниматель уплатил страховые взносы в ПФР в фиксированной размере (в сумме 17 328,48 руб.), тогда как, по мнению проверяющих, он обязан был уплатить максимально установленную на 2014 году сумму страховых взносов, то есть 138 327, 84 руб. Не согласившись с данной позицией, предприниматель и обратился в суд.

Федеральная палата адвокатов РФ ответила на обращения региональных адвокатских палат по поводу расчета взносов на обязательное пенсионное страхование.

В письме от 13 февраля 2017 г., подписанном Президентом ФПА РФ Юрием Пилипенко, предлагается следовать правовой позиции Конституционного суда, изложенной в Постановлении от 30 ноября 2016 г. № 27-П. И если адвокаты рассчитывали взносы без учета профессиональноо вычета, то они имеют право пересчитать взносы за периоды до 2017 года

Это право имеют все адвокаты независимо от избранной ими формы адвокатского образования, так как, исходя из системы действующего правового регулирования, обязанность уплачивать страховой взнос возложена на всех адвокатов, независимо от избранной ими организационно-правовой формы деятельности.

Напомним, что на данный момент Пенсионный фонд стоит на позиции, что уменьшить взносы за прошлые периоды нельзя, несмотря на решение Конституционного суда.