Конституционный суд

Опубликовано Постановление Конституционного суда №25-П/2020 от 19.05.2020, в котором рассмотрен вопрос соответствия нормы ТК о срочных трудовых договорах нормам Конституции.

Речь идет об абзаце восьмом части первой статьи 59 ТК.

В нем говорится, что можно заключать срочные ТД с лицами, принимаемыми для выполнения заведомо определенной работы в случаях, когда ее завершение не может быть определено конкретной датой.

В суд обратился охранник ЧОПа. С ним неоднократно заключали срочные договоры сроком с 1 января по 31 декабря. И так каждый год много лет. В итоге по окончании последнего договора 31 декабря 2018 он был уволен.

Мужчина с увольнением не согласился и просил признать договор бессрочным. Но суды были на стороне работодателя.

Дело в том, что у работодателя был заключен договор с заказчиком (нефтяной компанией) и сотрудники были ему нужны только на то время, пока этот договор действует.

Если заказчик от услуг отказывается, договор не продлевает, сотрудников увольняют, ведь у них срок трудового договора тоже заканчивается.

По мнению судов, поскольку прекращение договоров об оказании охранных услуг и незаключение их на новый срок исключало бы для работодателя возможность обеспечить работников (охранников) другой работой по определенной трудовым договором трудовой функции, трудовые отношения с такими работниками не могли быть установлены на неопределенный срок.

Факт же многократного заключения срочных трудовых договоров с заявителем отнюдь не свидетельствует о бессрочном характере имевших место трудовых отношений, поскольку выполняемая им работа была заведомо ограничена определенным сроком, который, в свою очередь, был обусловлен сроком действия гражданско-правового договора об оказании охранных услуг, заключенного работодателем с заказчиком такого рода услуг.

Однако Конституционный суд с такой трактовкой не согласился.

Причем тут договор с заказчиком?

Истечение срока действия отдельного договора возмездного оказания услуг, как правило, не свидетельствует ни о прекращении работодателем – исполнителем услуг своей уставной деятельности в целом, ни о завершении работы его работниками, обеспечивающими исполнение обязательств работодателя по такому гражданско-правовому договору, а потому и не освобождает работодателя от обязанности предоставить работникам работу в соответствии с трудовой функцией, предусмотренной заключенными с ними трудовыми договорами.

Если работы нет, надо объявлять простой.

Таким образом, ограниченный срок действия гражданско-правовых договоров возмездного оказания услуг, заключенных работодателем с заказчиками соответствующих услуг, при продолжении осуществления им уставной деятельности сам по себе не предопределяет срочного характера работы, подлежащей выполнению работниками.

Иное обессмысливало бы законодательное ограничение случаев заключения срочных трудовых договоров, говорится в решении КС.

Увязывание срока заключенного с работником трудового договора со сроком действия заключенного работодателем с третьим лицом договора возмездного оказания услуг фактически приводило бы к тому, что занятость работника ставилась бы в зависимость исключительно от результата согласованного волеизъявления работодателя и заказчика соответствующих услуг в отношении самого факта заключения между ними договора возмездного оказания услуг, срока его действия и пролонгации на новый срок.

Тем самым работник был бы вынужден разделить с работодателем риски, сопутствующие осуществляемой работодателем экономической деятельности в сфере соответствующих услуг (в том числе связанные с колебанием спроса на эти услуги), что приводило бы к искажению существа трудовых отношений и нарушению баланса конституционных прав и свобод работника и работодателя.

Организация не может заключать срочные договоры с работниками только на том основании, что у нее заключены договоры с заказчиками на определенный срок.

В общем, заказчики сами по себе, работники сами по себе. Как говорится, мухи отдельно, котлеты отдельно.

Кроме того, факт многократности заключения срочных трудовых договоров для выполнения работы по одной и той же должности (профессии, специальности), как правило, свидетельствует об отсутствии обстоятельств, объективно препятствующих установлению трудовых отношений на неопределенный срок.

В Постановлении КС говорится, что оспариваемая норма ТК не противоречит Конституции. Просто работодатели и суды ее неправильно применяют.

В итоге дело заявителя (охранника) должно быть пересмотрено.

Очевидно, теперь мужчина сможет получить от бывшего работодателя компенсацию за вынужденный прогул.

ИП приняла на работу иностранца в апреле 2017 года на должность водителя. Как положено, она вовремя уведомила об этом МВД.

В феврале 2019 к этой ИП нагрянула проверка (Прокуратура + ФСБ + ФНС + Росгвардия). Проверяющие установили, что с января 2019 этот же сотрудник-иностранец допущен к работе продавцом.

То есть он теперь выполняет другую работу, по другому адресу. При этом с ним не заключен новый трудовой договор и не отправлено сообщение о приеме на работу иностранца. Это неправильно, решили проверяющие, и оштрафовали ИП на 200 тыс. рублей.

ИП пыталась оспорить этот штраф через суд. Как же так, рассуждала женщина. Сотрудник все тот же. О его приеме в 2017 было подано уведомление. С тех пор он продолжает работать, только в другой должности.

Между тем по мнению проверяющих, с которым согласились суды, каждый факт привлечения к труду иностранного гражданина предполагает обязанность работодателя направить соответствующее уведомление в МВД, а неисполнение данной обязанности является основанием для привлечения работодателя к административной ответственности.

То есть каждый факт допуска иностранного работника к выполнению работ в какой-либо форме по адресу, отличному от указанного в уведомлении, обязывает работодателя заключать с ним новый трудовой договор и оповещать об этом МВД. Иначе – штраф.

При этом оснований для расторжения прежнего трудового договора в ТК не имеется.

Бизнес-леди попросила суд проверить конституционность норм ст. 67 ТК, примечаний к статье 18.15 КоАП и Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации».

КС вынес Постановление №7-П/2020.

Если коротко, то судьи решили, что никаких противоречий с Конституцией в этих нормативных актах нет. Но бизнес-леди оштрафовали зря. Оснований для штрафа не было.

Поручение иностранному гражданину работы у того же работодателя, не предусмотренной трудовым договором и отличной от указанной в направленном в соответствующий орган уведомлении о его заключении, или работы по адресу, отличающемуся от указанного в заключенном с этим работником трудовом договоре, предполагает лишь изменение условий трудового договора и осуществляется в порядке, предусмотренном трудовым законодательством.

Бездействие работодателя, который привлек иностранного гражданина для осуществления трудовой деятельности, однако впоследствии не уведомил о поручении ему другой работы по другому адресу, не может быть квалифицировано в качестве административного правонарушения.

Президент России Владимир Путин предложил сократить состав Конституционного суда РФ с 19 до 11 судей, включая председателя. Об этом говорится в законопроекте Путина о поправках в Конституцию.

Согласно действующей Конституции, в состав Конституционного суда должны входить 19 судей. При этом закон о Конституционном суде предусматривает, что он правомочен работать при наличии двух третей от общего числа судей.

Сейчас в состав Конституционного суда входят 15 судей, включая председателя.

  • Владимир Путин внес в Госдуму законопроект о поправках в Конституцию 20 января. Первое чтение законопроекта, как сообщается, пройдет 23 января, второе намечено на февраль.

Вывод Конституционного суда: ст. 370 ТК не позволяет произвольно включать в должностную инструкцию дополнительные обязанности, схожие с основными, равно как и не предоставляет возможности увольнения в случае отказа от их выполнения.

Гражданин устроился на работу в профсоюз правовым инспектором труда. Он контролировал соблюдение работодателями трудового права, общался с госорганами, писал обращения в органы власти и защищал интересы членов профсоюза.

Видя упорство и рвение сотрудника, профсоюз предложил ему за доплату стать техническим инспектором. Так что теперь работник стал еще и контролировать безопасность условий труда.

Через полгода гражданин понял, что не справляется с удвоенной нагрузкой, и отказался от совместительства. В ответ на этот шаг работодатель решил просто изменить должностную инструкцию правового инспектора труд, добавив в нее обязанности технического. Сотрудник с такими действиями не согласился и был уволен.

Не добившись в судах общей юрисдикции защиты своих прав, инспектор обратился в Конституционный суд. Тот признал обжалуемые нормы права соответствующими Конституции, но настоял на пересмотре дела (Постановление № 37-П). По мнению суда, можно требовать от работника выполнения только тех функций, которые были изначально прописаны в трудовом договоре. Изменить их можно только по соглашению сторон, но никак не в одностороннем порядке. Более того, работа правового и технического инспекторов не идентична. Так что никаких оснований для увольнения не было.

 

Конституционный суд отказался признать неконституционным один из пунктов Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы. Постановление № 34-П от 13.11.2019 опубликовано на сайте суда. Однако это не значит, что заявительница проиграла.

В суд обратилась женщина, уволенная 28 декабря 2018 года из АО «Интауголь» по основанию, предусмотренному пунктом 1 части первой статьи 81 ТК РФ, — в связи с ликвидацией организации. При расчете выходного пособия за месяц, следующий за её увольнением, не были включены в расчет нерабочие праздничные дни. Т.е. посчитали только рабочие (15 дней).

Посчитав такой расчет неверным, поскольку выплаченная ей сумма оказалась меньше фактически получаемого среднего месячного заработка, заявительница обратилась в суд. Но тот её не поддержал и признал правильным исчисление размера выходного пособия исходя из среднего дневного заработка, умноженного на количество рабочих дней по производственному календарю в месячном периоде, следующем за датой увольнения. Тогда женщина обратилась в Конституционный суд.

КС установил, что оспариваемое положение не вступает в противоречие с Конституцией РФ, поскольку не предполагает возможности определения размера выплачиваемого увольняемому работнику выходного пособия в размере меньшем, чем его средний месячный заработок. Просто считают это пособие неверно. Независимо от способа подсчета среднего месячного заработка и даты увольнения оно не должно быть меньше зарплаты.

Зарплата окладников не зависит от того, сколько праздничных дней в календарном месяцев. А работникам, для которых установлена система оплаты труда, не предполагающая установление оклада (должностного оклада), за нерабочие праздничные дни, в которые они не привлекались к работе, выплачивается дополнительное вознаграждение. Следовательно, и увольняемых граждан нельзя ставить в худшее положение, по сравнению с теми, кто продолжает работать.

Дело заявительницы должно быть пересмотрено в суде. А кадровикам и бухгалтерам стоит учитывать решение Конституционного суда в своей работе.

Конституционный суд не нашёл противоречий с Основным законом в нормах, которые позволяют изымать в пользу государства имущество, если его приобрели на доходы, законность которых не подтверждена любыми лицами, а не только чиновниками и членами их семей, указанными в законе о контроле за расходами госслужащих.

Об этом говорится в отказных определениях Конституционного суда по жалобам экс-полковника МВД Дмитрия Захарченко, его родных и знакомых, пишут «Ведомости».

2017 г. Никулинский суд Москвы изъял у заявителей имущество на сумму более 9 млрд руб., придя к выводу, что официальные заработки Захарченко и членов его семьи явно не позволяли приобретать автомобили и недвижимость в таком количестве.

Заявители, в числе которых родители Захарченко, его сестра и бывшие подруги, усомнились в правомерности применения к ним норм о контроле за расходами чиновников, ведь они не обязаны подтверждать законность происхождения средств, на которые приобреталось имущество. А прямых доказательств того, что источником этих средств были незаконные доходы Захарченко, Генпрокуратура представить не смогла.

КС напомнил, что подобная конфискация «относится к особым правовым мерам» и направлена на эффективное противодействие коррупции и защиту конституционно значимых ценностей. Спорные нормы не противоречат Конституции, поскольку не предполагают принятия произвольных решений об обращении имущества в доход государства. Проверка же законности и обоснованности вынесенных в отношении заявителей решений в полномочия КС не входит.

Фактически Конституционный суд поставил точку в этом споре и теперь в доход государства может быть обращено имущество любого человека, если он не докажет законность его происхождения, констатирует адвокат Захарченко Александр Горбатенко. Причем доказывать это следует при помощи справки из налоговой по форме 2-НДФЛ, потому что, как показала практика, другим доказательствам суды не верят. Адвокат напоминает, что после решения по делу Захарченко число подобных дел резко выросло. Пока законодатели только обсуждают возможность распространения действия закона о контроле за расходами чиновников на более широкий круг лиц, не ограниченный членами их семьи, суды де-факто уже это сделали.

Конституционный Суд РФ признал статью 1 Закона Мурманской области «О патентной системе налогообложения на территории Мурманской области» и положения таблицы N 5 приложения к нему (в действующей редакции — статья 1 данного Закона и таблица N 4 приложения N 1 к нему) не соответствующими Конституции РФ.

Судьи сделали вывод, что из регионального закона о ПСН неясно, как определить обособленный объект (площадь) при установлении потенциально возможного годового дохода для ИП, сдающих в аренду (наем) помещения. Соответственно, не обеспечивается экономическая обоснованность взимания налога при применении индивидуальными предпринимателями данной системы налогообложения

Размер потенциально возможного к получению индивидуальным предпринимателем годового дохода по виду предпринимательской деятельности «Сдача в аренду (наем) жилых и нежилых помещений, дач, земельных участков, принадлежащих индивидуальному предпринимателю на праве собственности» установлен в зависимости от количества обособленных объектов (площадей):

  • при количестве обособленных объектов (площадей) до 1 включительно1 размер потенциально возможного к получению индивидуальным предпринимателем годового дохода составляет 600 000 рублей;
  • при количестве обособленных объектов (площадей) от 2 и более — 600 000 рублей в расчете на каждый обособленный объект (площадь), но не более 10 000 000 рублей.
1Законом Мурманской области от 8 октября 2015 года N 1902-01-ЗМО условие «при количестве обособленных объектов (площадей) до 1 включительно» изменено на условие «при 1 обособленном объекте (площади)».

Такая нормативная дифференциация размера потенциально годового дохода от сдачи в аренду помещений не позволяет однозначно установить, что рассматривается в качестве обособленного объекта.

До внесения изменений в региональный закон количество обособленных объектов (площадей) в указанных целях следует считать равным количеству объектов недвижимости, указанному в заявлении на патент.

Оспоренные же заявительницей нормы Налогового кодекса РФ (подпункт 3 пункта 8 статьи 346.43, статья 346.47 и пункт 1 статьи 346.48) не противоречат Конституции РФ. Они не подразумевают, что количество обособленных объектов (площадей) определяется исходя из количества договоров аренды (найма), заключенных ИП, без учета площади сдаваемых помещений.

Постановление № 22-П от 06.06.2019 опубликовано на сайте Конституционного суда.