Для прощения долга не имеют значения наступление срока или условия для исполнения обязательства. Из проекта Пленума о прекращении обязательств.

Прощение долга квалифицируется судом как дарение только в том случае, если будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара. При прощении долга должны быть указаны условия, позволяющие правильно понять обязанность, от исполнения которой освобождается должник.

Если иное не определено соглашением сторон и не вытекает из обстоятельств дела, считается, что кредитор освободил должника от обязанности в полном объеме.

Кстати, Пленум относит прощение долга к двусторонней сделке.

То есть, должник должен согласиться с прощением. То есть, когда при ликвидации компании кредитор не заявил требование в срок, определенный при публикации в «Вестнике», поскольку просто забыл, ему стоит напомнить об этом? Тогда он уже изъявит желание простить долг, а представитель ликвидируемой компании должен с этим согласиться. Как-то так. Если найдутся такие «прощальщики».

Разбор проекта постановления Пленума ВС «О некоторых вопросах применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о прекращении обязательств» читайте в статье.

Пленум Верховного суда рассмотрел проект постановления, разъясняющего правила прекращения обязательств.

«Прощение долга не свидетельствует о заключении договора дарения, если совершается кредитором в отсутствие намерения одарить должника», – говорится в одном из пунктов проекта.

То есть, если компании простили долги, теоретически, у нее не будет возникать обязанности уплатить налог на прибыль. Если это постановление примут. 

Правда, не забываем, что акты Верховного суда носят скорее рекомендательный характер, они не имеют силу закона.

«В отношениях между юридическими лицами позиция имеет прорывной характер, – говорит адвокат Вячеслав Голенев. – В банкротных процедурах снижается шанс на квалификацию прощения долга как дарения, а значит - ниже шанс на оспаривание и аннулирование сделки. С налоговой точки зрения, позиция может повлиять на пересмотр "повальной" практики налоговых органов рассматривать прощение долга как дарение и облагать сумму "уменьшения" долга (то есть ту сумму или часть суммы долга, которая прощена кредитором должнику) налогом на прибыль организаций как внереализационный доход должника».

Еще один интересный момент – о праве сторон договора отказываться от обязательств вследствие обстоятельств непреодолимой силы:

«Если возникшие после заключения договора чрезвычайные и непредотвратимые обстоятельства, риск наступления которых не несет ни одна из сторон (непреодолимая сила), в том числе, когда такие обстоятельства возникли в связи с принятием акта органа государственной власти и органа местного самоуправления, влекут объективную невозможность исполнения, но носят временный характер, то каждая из сторон обязательства в случае объективной утраты интереса вправе отказаться от договора, в частности в случаях, когда данные обстоятельства привели к существенной просрочке или с очевидностью приведут к ней в будущем», – говорится в проекте постановления.

Проект Постановления отправлен в редакционную комиссию.

По материалам «РГ».

Заседание Пленума Верховного Суда РФ 28 мая 2020 года:

Верховный суд выпустил первый в истории обзор, связанный с применением законодательства о противодействии коронавирусу. 

21 апреля Президиум ВС РФ утвердил Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 1. 

Обзор выполнен в форме FAQ (Frequently Asked Question(s) — часто задаваемые вопросы). 

Пройдемся тезисно по самому Обзору.

О применении процессуального законодательства

  • Меры по противодействию коронавирусом могут быть основанием для отложения судебного заседания, если дело не относится к категории безотлагательных. Но судья должен самостоятельно принимать решение о приостановлении судопроизводства, с учетом обстоятельств дела, мнений участников судопроизводства и условий режима, введенного в субъекте РФ.
  • Если последний день процессуального срока приходится на день, объявленный нерабочим (с 30 марта по 30 апреля), то, по идее, он должен был сдвинуться на первый рабочий день после нерабочих. Однако, ВС разъяснил, что нерабочие дни в период с 30 марта по 30 апреля 2020 г. включаются в процессуальные сроки и не являются основанием для переноса дня окончания процессуальных сроков на следующий за ними рабочий день. 
  • Если процессуальные сроки были нарушены из-за самоизоляции и других мер властей по борьбе с эпидемией, они подлежат восстановлению по уважительной причине.

О применении гражданского законодательства

  • Если срок исполнения обязательств или срок исковой давности приходится на «нерабочий апрель», то это не является основанием для их переноса.
  • В связи с введенными властями ограничениями, можно восстановить сроки исковой давности (или приостановить их), но судья должен принимать такое решение только исходя из обстоятельств конкретного дела.
  • Эпидемиологическая обстановка, меры властей, самоизоляция могут быть основаниями для расторжения договора. Но при удовлетворении иска об изменении условий договора судам необходимо указывать, каким общественным интересам противоречит расторжение договора либо обосновывать значительный ущерб сторон от расторжения договора.

Дела о банкротстве

  • Если должник в перечне, на который распространяется мораторий о банкротстве, этого достаточно для возврата заявления о банкротстве.
  • Исполнительное производство по имущественным взысканиям по требованиям, возникшим до введения моратория, приостанавливается (при этом не снимаются аресты на имущество должника и иные ограничения в части распоряжения имуществом должника, наложенные в ходе исполнительного производства).
  • Процессуальные сроки также восстанавливаются, исходя из конкретных обстоятельств.
Также при желании можно скачать даннный обзор и ознакомиться с ним самостоятельно. Мы присоединили его к этой публикации.

Пленум Верховного суда в окончательной редакции разъяснений о налоговых преступлениях отказался от формулировки, которая по сути делала «бесконечным» срок давности по налоговым преступлениям.

26 ноября состоялось заседание Пленума Верховного суда РФ. Вопрос о сроке давности стоял в повестке первым.

В первом варианте была заложена правовая позиция, фактически расширяющая срок давности по налоговым преступлениям. Предлагалось считать преступление оконченным только с момента уплаты налогов. Постановление дожно было быть принято в июне, но было отложено.

Против этого варианта резко выступили все бизнес-сообщества. Бесконечный срок давности давал бы основания возбуждать уголовные дела на основании каких-нибудь претензий, неожиданно возникших спустя десятки лет.

В начале осени появилась информация, что ВС не будет отменять срок давности. И вот сегодня был принят окончательный вариант.

«Исходя из того, что в соответствии с положениями законодательства о налогах и сборах срок представления налоговой декларации (расчета) и сроки уплаты налога, сбора, страхового взноса могут не совпадать, моментом окончания преступления, предусмотренного ст. 198 или ст. 199 УК, следует считать фактическую неуплату налогов, сборов, страховых взносов в срок, установленный законодательством о налогах и сборах», — написано в принятом постановлении Пленума ВС.

Что еще указано в новом документе, мы узнаем в ближайшее время.

Пленум Верховного суда исключил из рабочего проекта постановления о налоговых преступлениях формулировку, которая по сути отменила бы срок давности по налоговым преступлениям.

Это следует из версии проекта постановления, подготовленного для обсуждения на Научно-консультативном совете при ВС 24 октября, с которой ознакомился Forbes.

Речь идет о постановлении по налоговым преступлениям, которое ВС подготовил впервые за 13 лет. В нем ВС объяснит судам, как следует трактовать законодательство об ответственности за налоговые преступления. Первый вариант проекта, подготовленный летом этого года, вызвал острую критику со стороны юристов и бизнеса. Их возмутило положение проекта, согласно которому пленум предложил считать уклонение от уплаты налогов преступлением, которое продолжается, пока должник окончательно не рассчитается с государством. По мнению юристов и бизнеса эта формулировка де-факто отменила бы срок давности по налоговым преступлениям и позволила бы преследовать предпринимателей за налоговые нарушения 20 и 30-летней давности.

В сентябре бизнес-омбудсмен Борис Титов совместно с РСПП, Торгово-промышленной палатой (ТПП), Ассоциацией европейского бизнеса (АЕБ), «Опорой России» и «Деловой Россией» обратились в ВС с просьбой исключить спорную формулировку из проекта постановления.

Ранее председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев заявлял, что принять итоговый вариант постановления планируется до конца года.

Бизнес просит Верховный суд четко зафиксировать правила определения сроков давности по налоговым преступлениям, причем не считать их длящимися.

Бизнес-омбудсмен Борис Титов и российские деловые объединения — Торгово-промышленная палата (ТПП), Ассоциация европейского бизнеса (АЕБ), РСПП, «Опора России» и «Деловая Россия» направили в ВС письмо в котором пытаются убедить судей не считать уклонение от уплаты налогов длящимся преступлением, т. е. прекращающимся только тогда, когда должник гасит недоимку. По общему мнению, эта идея по сути отменяет срок давности по налоговым делам.

Сейчас срок давности отсчитывается от даты неуплаты налога. Верховный суд в проекте своего постановления предлагает считать уклонение от уплаты налогов преступлением, которое продолжается, пока должник окончательно не рассчитается с государством.

По информации, полученной «Ведомостями», в новой редакции постановленияуже нет указания на длящийся характер налоговых преступлений. Однако деловые объединения настаивают, что в постановлении должно быть однозначно сказано: срок давности по налоговым преступлениям исчисляется с даты неуплаты налога.

Кроме того, представители бизнеса просят суд дать в постановлении четкие разъяснения где граница между налоговым преступлением и правонарушением, неуплатой налогов и хищением, когда действия контрагентов приводят к уголовной ответственности руководителей и должностных лиц предприятий. Необходимо исключить случаи, когда ошибки при возмещении НДС квалифицируются как мошенничество.

Статья 159 Уголовного кодекса (мошенничество), не предполагает освобождения от ответственности в связи с возмещением ущерба — в отличие от статьи 199 (уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере).

От Верховного суда также ждут решения проблемы уголовного преследования руководителя предприятия или других служащих за действия контрагентов при отсутствии сговора или признаков подконтрольности им контрагента.

Каков будет окончательный текст постановления, осветит ли он все необходимые моменты, пока не ясно, беспокоится РСПП, но бизнес-сообщество внимательно следит за ситуацией и будет принимать все возможные меры, чтобы не допустить бессрочного уголовного преследования по одному из видов экономических преступлений.

Верховный суд перенес на осень рассмотрение нового постановления Пленума ВС, которое должно было отменить срок давности по налоговым преступлениям.

Сообщение о переносе получил бизнес-омбудсмен Борис Титов, пишет «Интерфакс». Он обращался в ВС с критикой документа, так же, как и объединения бизнесменов.

Титов направил председателю ВС Вячеславу Лебедеву письмо с просьбой отложить на несколько месяцев принятие нового постановления Пленума суда об ответственности за налоговые преступления по статьям 198 УК (уклонение физического лица от уплаты налогов, сборов и (или) физического лица — плательщика страховых взносов от уплаты страховых взносов) и 199.2 УК (уклонение от уплаты налогов, сборов, подлежащих уплате организацией, и (или) страховых взносов, подлежащих уплате организацией — плательщиком страховых взносов). Из проекта постановления следует, что уклонение от уплаты налогов является длящимся преступлением, которое прекращается, только когда должник окончательно рассчитается с государством.

«Все предпринимательское сообщество выражает серьезную обеспокоенность некоторыми разъяснениями, содержащимися в проекте, поскольку они могут резко повысить уровень уголовно-правовой репрессии в налоговой сфере», — указал Титов в письме.

Это разъяснение будет означать фактическую отмену срока давности для многих дел, отметил бизнес-омбудсмен. Сейчас срок исчисляется с даты неуплаты в установленный законом срок. Фактическая его отмена «затронет интересы руководителей, которые хотя и допустили налоговые правонарушения, но давно уволились из организаций и уже не могут влиять на принятие решений об уплате налоговой задолженности», предупредил Титов.

Если постановление будет принято в предложенном ВС варианте, оно позволит привлекать людей к уголовное ответственности на протяжении всей жизни, отмечалось в письме РСПП, направленном в Верховый суд.

Проект постановления пленума Верховного суда, позволяющий в любой момент привлечь к уголовной ответственности за налоговые преступления, напугал бизнес.

Письма с критикой документа в Верховный суд направили крупнейшие объединения российских и зарубежных компаний – Торгово-промышленная палата (ТПП), Ассоциация европейского бизнеса (АЕБ), Российско-германская внешнеторговая палата, а также уполномоченный по защите прав предпринимателей Борис Титов. Подготовил обращение и РСПП. С этими письмами ознакомились «Ведомости».

Верховный суд в проекте своего постановления предлагает считать уклонение от уплаты налогов преступлением, которое продолжается, пока должник окончательно не рассчитается с государством. Т.е. преступление будет длящимся. Сейчас срок давности составляет от двух до 10 лет в зависимости от тяжести налогового преступления.

Решение пленума Верховного суда будет иметь обратную силу, беспокоится РСПП, это позволит привлекать людей к уголовной ответственности на протяжении всей их жизни. Принятие проекта может затруднить поставленную президентом задачу по декриминализации предпринимательской сферы, предупреждает Титов. Он предлагает отложить принятие постановления – для «существенного дополнения и доработки».

В то же время, жалуется председателю Верхового суда Вячеславу Лебедеву АЕБ, постановление пленума не решает действительно актуальные проблемы – не проводит четкой границы между налоговыми правонарушениями и преступлениями. Правоохранители нередко считают преступлением сам факт неуплаты налога, несмотря на то, что в свое время Конституционный суд разъяснил, что уклонением от налогов следует считать создание существенных препятствий для налогового контроля. И позиция КС не отражена в проекте постановления пленума ВС. При этом в проекте подробно пересказывается часть I Налогового кодекса, которая действует уже 20 лет.

Представитель Верховного суда Павел Одинцов не исключает, что проект постановления еще претерпит серьезные изменения с учетом позиции экспертов. Но юристы опасаются, что, даже если разъяснение о длящемся преступлении будет исключено из постановления, эта позиция может быть закреплена в судебной практике.

Если задним числом просить предпринимателей подтверждать правильность уплаты налогов, то появятся «колоссальные риски привлечения к уголовной ответственности абсолютно любого бизнесмена», говорят эксперты: за последние пять лет правоприменительная практика сильно изменилась – те требования, которые сейчас предъявляются компаниям, раньше были не известны даже самим налоговикам. О стабильности налогов и защищенности бизнеса от произвола властей в такой ситуации вообще не может быть речи.

Верховный суд предлагает считать уклонение от уплаты налогов преступлением, которое продолжается, пока должник окончательно не рассчитается с государством.

Такое разъяснение содержится в проекте постановления пленума Верховного суда, который планируется обсудить в четверг. С его копией удалось ознакомиться «Ведомостям».

В предыдущем постановлении по налоговым преступлениям было разъяснено, что под уклонением от уплаты налогов следует понимать умышленные деяния, направленные на их неуплату и повлекшие полное или частичное непоступление налогов в бюджет. Теперь к этому добавится следующее: преступление следует считать оконченным с момента неуплаты налогов в установленный срок. Но такие преступления являются длящимися, поэтому срок давности уголовного преследования по ним исчисляется с момента фактического прекращения преступной деятельности, т. е. со дня добровольного погашения либо взыскания недоимки.

Фактически это означает отмену срока давности — да еще с обратной силой, хотя закон не менялся, говорят эксперты. Представитель «Пепеляев групп» объясняет, что последует за новым постановлением: по ст. 198 и ч. 1 ст. 199 срок давности — 2 года, он тоже восстанавливается по всем делам, где налог еще не уплачен. Чтобы освободиться от уголовного преследования, надо будет самому заплатить налог, пеню в размере налога и штраф, на который налоговая и не рассчитывала по истечении давности по Налоговому кодексу, а также потому, что выездную проверку за тот период не проводила.

Дмитрий Костальгин из Taxadvisor уверен, что новая трактовка Верховного суда порождает массу противоречий: если считать преступление оконченным в момент погашения недоимки, то что делать с примечанием к ст. 199, она трактует такие действия, как деятельное раскаяние и основание для прекращения дела.

По данным уполномоченного по правам предпринимателей Бориса Титова, 3,7% обратившихся к нему в 2018 г. привлекались к уголовной ответственности за налоговые преступления. И хотя формально диспозиция соответствующей статьи требует доказывать наличие умысла на уклонение, в реальности уголовные дела возбуждаются просто по факту неуплаты сумм, указанных в решении налоговой проверки, к ответственности могут привлекаться лица, полагавшие свои действия соответствующими действующему налоговому законодательству, говорится в докладе уполномоченного.

В четверг, 6 июня, будет только первое рассмотрение проекта в Верховном суде, поэтому при обсуждении в него еще могут быть внесены изменения.

Верховный суд РФ предлагает включить покупку криптовалюты на преступные доходы в легализацию и отмывание средств, сообщает РАПСИ.

«Предметом преступлений, предусмотренных статьями 174 и 174.1 УК РФ, могут выступать в том числе и денежные средства, преобразованные из виртуальных активов (криптовалюты), приобретенных в результате совершения преступления», — говорится в предлагаемой новой редакции постановления пленума ВС РФ.

Высшая инстанция уточняет, что эта поправка связана с положениями статьи 1 Конвенции Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности и о финансировании терроризма от 16 мая 2005 года и с учетом Рекомендации 15 Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ).

Заметим, что в российском законодательстве нет понятия «криптовалюта».

21 декабря Пленум Верховного суда принял постановление о субсидиарной ответственности контролирующих лиц при банкротстве.

Постановление устанавливает аналог «сделки со следствием» и позволяет номинальному директору избежать ответственности, если он поможет вывести на свет «теневых бенефициаров», пишет портал «Право.Ru».

В нем объясняется, какое лицо можно признать контролирующим, а также раскрываются презумпции, которые облегчают задачу доказывания статуса контролирующего лица и позволяют добраться до него через «корпоративную вуаль» фиктивных юридических лиц.

В постановлении подчеркивается,  при определении контролирующих лиц судам должно быть недостаточно лишь формальных признаков, например, участия в органах управления должника. В то же время руководитель не утрачивает статус контролирующего лица, если он руководил бизнесом по указанию «теневого» владельца. Сюда же входят случаи, когда таких указаний не было, но было «явно выраженное согласие» с управленческими решениями – внести такое уточнение предложила ФНС.

Если руководитель не подал заявление о банкротстве собственной фирмы, хотя такие признаки были, – его можно привлечь к субсидиарной ответственности. Пленум ВС не ставит эту обязанность в зависимость от того, были ли у компании деньги на процедуры несостоятельности.

«Если имущества не хватает, по смыслу закона обязанность нести расходы можно возложить на учредителей». Именно эта формулировка ВС еще на стадии проекта постановления, вызвала недовольство Минфина. По мнению министерства, это нарушит принцип ограниченной ответственности. Однако Пленум ВС не стал менять формулировку.

Пленум Верховного суда одобрил внесение в Госдуму РФ законопроектов, предусматривающих внесение изменений в Гражданский процессуальный (ГПК), Арбитражный процессуальный (АПК) и Уголовно-процессуальный кодексы (УПК), а также Кодекс административного судопроизводства (КАС).

Предложенные масштабные изменения процесса рассмотрения дел в судах общей юрисдикции и арбитражных судах, коснутся как судей, так и участников споров, пишет газета "Коммерсант".

Одно из самых важных изменений - отказ от составления мотивировочной части судебного решения по большинству дел. Суду достаточно будет указать на удовлетворение или отказ в иске, не объясняя причин такого решения.

Исключения сделаны лишь для нескольких категорий дел, по которым мотивировка должна будет отписываться и которые ВС, по-видимому, считает наиболее важными. Для арбитражных судов — это дела о взыскании средств с бюджетов и споры из публичных правоотношений, дела о банкротстве, споры по интеллектуальным правам и корпоративные споры, коллективные иски и дела с участием иностранных лиц и государств. Для судов общей юрисдикции — это, помимо указанных, споры о детях, о возмещении вреда жизни или здоровью, о восстановлении на работе, о правах на жилье, о защите пенсионных прав или интересов неопределенного круга лиц.

Составлять мотивировку по остальным делам суд должен будет только по просьбе стороны. Если в иске было отказано из-за пропуска срока давности или ответчик признал долг и иск был удовлетворен, в мотивировочной части решения суд может указать только на это и не разбирать доводы сторон. Апелляционный суд также сможет не отписывать мотивы решения, если он оставляет судебный акт без изменений и сторонами не были заявлены новые доводы и доказательства. Более того, по умолчанию апелляция будет рассматривать арбитражные дела судьей единолично, а не в коллегиальном составе, как сейчас.

Предполагается изменить и правила извещения граждан судами общей юрисдикции. Помимо личного вручения повестки надлежащим извещением будет считаться его передача любому совершеннолетнему лицу, которое проживает с участником процесса, а также если гражданин не явился за получением повестки либо почта уведомила об отсутствии адресата по указанному адресу. Более того, за судьбой своего спора и обжалования решений в вышестоящих инстанциях физлица должны будут следить самостоятельно.

Особое внимание пленум уделил практике применения судами уголовного законодательства в сфере предпринимательской деятельности. В этой связи было принято два документа: рекомендательное постановление ВС и проект закона о внесении изменений в ст. 108 и ст. 109 УПК РФ. В первом судьям в очередной раз было рекомендовано при рассмотрении жалоб на постановления о возбуждении уголовных дел в сфере предпринимательской деятельности «проверять законность и обоснованность процессуальных действий и оперативно-разыскных мероприятий». И прекращать уголовное преследование, если следствие использовало недопустимые доказательства (ст. 75 УПК РФ), а также «строго соблюдать» положения ч. 1 ст. 108 УПК, устанавливающей запрет на арест предпринимателей.

В эту статью ВС предлагает внести уточнение, в соответствии с которым арест не может быть применен в отношении подозреваемого или обвиняемого, если преступления «совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях такой деятельности». К предпринимателям ВС также относит «членов органов управления коммерческой организации в связи с осуществлением ими полномочий по управлению ею». Это, по мнению судей, должно навсегда исключить кривотолки при определении участниками процесса этих понятий.

Кроме того, ВС рассчитывает обязать следователей, ходатайствующих о продлении арестов, надлежаще обосновывать свои требования. В частности, указывать, какие конкретные следственные действия были ими проведены, а какие лишь намечены. Если следователь в ходатайстве ссылается на «старые» основания либо не может объяснить, по каким причинам не провел намеченные ранее следственные действия, суд вправе не только изменить заключение под стражу на домашний арест или залог, но и вообще освободить подследственного. «Если надо арестовать или продлить стражу, следствие все что угодно придумает, лишь бы оставить человека за решеткой и получить от него нужные показания. Правосознание следователей и судей имеет обвинительный уклон, и я не уверен, что эти поправки что-то изменят»,— полагает адвокат Владимир Жеребенков.

Следует отметить, что предыдущий масштабный проект ВС о декриминализации законодательства вначале получил немало отрицательных отзывов от министерств и ведомств, однако был принят Госдумой после того, как инициативу публично поддержал Владимир Путин.

Пленум Верховного Суда РФ в связи со значительными изменениями в законодательстве о банкротстве признал не подлежащими применению:

  • постановление Пленума ВАС РФ от 22 июня 2006 года N 25 "О некоторых вопросах, связанных с квалификацией и установлением требований по обязательным платежам, а также санкциям за публичные правонарушения в деле о банкротстве";
  • абзац третий пункта 41.1 постановления ВАС РФ от 23 июля 2009 года N 60 "О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30.12.2008 N 296-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)".
Кроме того,  признано не подлежащим применению постановление Пленума ВАС РФ от 8 ноября 2013 года N 80 "Об утверждении Порядка подачи документов в арбитражные суды Российской Федерации в электронном виде".

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.2016 N 59 "О признании не подлежащими применению отдельных постановлений Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации" опубликовано на сайте ВС РФ.

Пленум Верховного суда прошел вчера, 25 мая. Пленумом, в частности, рассмотрены некоторые вопросы уголовного права и утверждено три постановления по этому поводу:

  • Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 мая 2016 года № 23  "О внесении изменений в отдельные постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам";
  • Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 мая 2016 года № 22  "О внесении изменений в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 декабря 2008 г. № 25 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения";
  •  Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 мая 2016 года № 21  "О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьей 314.1 Уголовного кодекса Российской Федерации".

Пленум Верховного суда дал разъяснения некоторых вопросов таможенного законодательства. Разъяснения изложены в постановлении  от 12.05.2016 г. N 18 "О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства".

В частности, в постановлении указывается, что в случае возникновения коллизии между регулирующими таможенные отношения нормами права ЕАЭС и нормами законодательства Российской Федерации о таможенном деле в соответствии с частью 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации применению подлежит право ЕАЭС.

Согласно пункту 21 постановления пени за просрочку не взимаются, если она произошла из-за бездействия самой таможни. Также пени не могут взиматься, если декларант добросовестно следовал письменным разъяснениям таможни, которые были даны ему или неопределенному кругу лиц.

Для физических лиц может представлять интерес пункт 36, в котором разъясняется порядок отнесения ввозимых товаров к товарам для личного использования. Верховный суд считает, что сам факт последующей продажи товаров лицом, переместившим его через таможенную границу не свидетельствует об использования такого товара не в личных целях. Однако систематическая (более двух раз) продажа лицом товара, ввезённого для личного пользования, может являться основанием для отказа в освобождении от уплаты таможенных пошлин, налогов либо для отказа в применении порядка уплаты таможенных пошлин, налогов, предусмотренного статьей 360 ТК ТС.

Новые разъяснения заменяют прежние, принятые в 2006 и 2013 году Высшим Арбитражным Судом.