ФАС МО

ФАС Московского округа в Постановлении № А41-18456/12 от 08.08.2014 подтвердил, что представление новых доказательств не может служить достаточным основанием для пересмотра судебного акта.

ФАС указал, что обстоятельства, которые являются основаниями для пересмотра судебного акта, должны быть существенными, то есть способными повлиять на выводы арбитражного суда при принятии судебного акта.

При этом суду следует проверить, не свидетельствуют ли факты, на которые ссылается заявитель, о представлении новых доказательств, имеющих отношение к уже исследовавшимся ранее арбитражным судом обстоятельствам.

Существенным для дела обстоятельством может быть признано вновь обнаруженное обстоятельство, которое не было и не могло быть известно заявителю, неоспоримо свидетельствующее о том, что если бы оно было известно, то это привело бы к принятию другого решения.

Представление новых доказательств не может служить основанием для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам. В этом случае заявление о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам удовлетворению не подлежит.

ФАС Московского округа в Постановлении № А41-23832/13 от 08.08.2014 подтвердил, что односторонне подписанная справка о стоимости работ не является доказательством, подтверждающим факт их выполнения.

ФАС отметил, что сдача результата работ подрядчиком и приемка его заказчиком оформляются актом, подписанным обеими сторонами. При отказе одной из сторон от подписания акта в нем делается отметка об этом и акт подписывается другой стороной. Односторонний акт сдачи или приемки результата работ может быть признан судом недействительным лишь в случае, если мотивы отказа от подписания акта признаны им обоснованными.

Согласно альбому унифицированных форм первичной учетной документации по учету работ в капитальном строительстве и ремонтно-строительных работ для приемки выполненных подрядных строительно-монтажных работ производственного, жилищного, гражданского и других назначений применяется акт о приемке выполненных работ формы КС-2. Акт составляется на основании данных Журнала учета выполненных работ (форма N КС-6а) в необходимом количестве экземпляров. Акт подписывается уполномоченными представителями сторон, имеющих право подписи (производителя работ и заказчика (генподрядчика)).

Справка о стоимости выполненных работ и затрат (форма N КС-3) заполняется на основании данных акта о приемке выполненных работ и применяется для расчетов с заказчиком за выполненные работы.

Таким образом, учитывая изложенное, справка по форме КС-3 не является доказательством, подтверждающим факт выполнения работ, и могла быть составлена только на основании акта.

Арбитражный суд Московского округа в Постановлении № А40-100131/11-23-826 от 11.08.2014 пояснил, что обязательство арендатора по внесению арендной платы возникает с момента исполнения обязательства арендодателя по фактической передаче объекта аренды арендатору во временное владение и пользование.

ФАС отметил, что по договору аренды имеет место встречное исполнение обязательств. В случае непредоставления обязанной стороной обусловленного договором исполнения обязательства либо наличия обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства либо отказаться от исполнения этого обязательства.

Если обусловленное договором исполнение обязательства произведено не в полном объеме, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства или отказаться от исполнения в части, соответствующей непредоставленному исполнению.

Арбитражный суд Московского округа в Постановлении № А41-54863/13 от 12.08.2014 пояснил, что обращение с иском о расторжении договора до истечения срока ответа на претензию не влечет оставление данного иска без рассмотрения, если ответчик получил претензию и имел срок, достаточный для ее удовлетворения, до принятия решения судом первой инстанции.

ФАС указал, что арбитражный суд оставляет исковое заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что истцом не соблюден претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора с ответчиком, если это предусмотрено федеральным законом или договором.

Требование о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом , а при его отсутствии в тридцатидневный срок.

Действующее законодательство не содержит требования о предоставлении истцом доказательств направления претензии ответчику заказным письмом с описью вложения. Кроме того, претензионный порядок разрешения споров служит целям добровольной реализации гражданско-правовых обязательств без участия суда. Совершение спорящими сторонами обозначенных действий после оспаривания субъективного права создает условия для урегулирования возникшей конфликтной ситуации еще на стадии возникновения спора, вследствие чего не возникает необходимость в судебном разрешении такого спора.

Оставляя иск без рассмотрения, суд исходит из реальной возможности исчерпания конфликта между сторонами при наличии воли сторон к совершению соответствующих действий, направленных на разрешение спора. При наличии доказательств, свидетельствующих о невозможности досудебного урегулирования, иск подлежит рассмотрению в суде.

При таких обстоятельствах оставление повторного иска без рассмотрения в связи с несоблюдением срока направления претензии носит формальный характер и не способствует достижению целей, которые имеет досудебное урегулирование спора, так как ответчик не мог не знать о намерении истца расторгнуть договор в судебном порядке.

Арбитражный суд Московского округа в Постановлении № А40-113769/13 от 13.08.2014 подтвердил, что принудительный снос самовольной постройки не может быть осуществлен в административном порядке.

ФАС отметил, что земельные участки могут предоставляться их собственниками другим лицам на условиях и в порядке, которые предусмотрены гражданским и земельным законодательством. Лицо, не являющееся собственником земельного участка, осуществляет принадлежащие ему права владения и пользования участком на условиях и в пределах, установленных законом или договором с собственником.

При прекращении договора аренды арендатор обязан вернуть арендодателю имущество в том состоянии, в котором он его получил, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором. Если арендатор не возвратил арендованное имущество либо возвратил его несвоевременно, арендодатель вправе потребовать внесения арендной платы за все время просрочки. В случае, когда указанная плата не покрывает причиненных арендодателю убытков, он может потребовать их возмещения.

Спор о возврате имущества, вытекающий из договорных отношений или отношений, связанных с применением последствий недействительности сделки, подлежит разрешению в соответствии с законодательством, регулирующим данные отношения.

В порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, не может разрешаться спор о праве на недвижимое имущество. При этом принудительный снос самовольной постройки может быть осуществлен только на основании решения суда.

Арбитражный суд Московского округа в Постановлении № А41-34546/13 от 13.08.2014 пояснил, что отсутствие заключенного между сторонами договора, не освобождает ответчика от оплаты фактически полученных коммунальных ресурсов.

ФАС указал, что фактическое пользование потребителем услугами обязанной стороны следует считать как акцепт абонентом оферты, предложенной стороной, оказывающей услуги. В данном случае между сторонами сложились фактические отношения, которые подлежат регулированию положениями §6 главы 30 Гражданского кодекса Российской Федерации и общими положениями гражданского законодательства об обязательствах.

По договору энергоснабжения энергоснабжающая организация обязуется подавать абоненту (потребителю) через присоединенную сеть энергию, а абонент обязуется оплачивать принятую энергию, а также соблюдать предусмотренный договором режим ее потребления, обеспечивать безопасность эксплуатации находящихся в его ведении энергетических сетей и исправность используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением энергии.

При этом оплата энергии производится за фактически принятое абонентом количество энергии в соответствии с данными учета энергии, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или соглашением сторон.

Арбитражный суд Московского округа в Постановлении № А40-57250/12 от 14.08.2014 подтвердил, что само по себе совершение невыгодной сделки не является основанием для привлечения директора организации к ответственности.

ФАС отметил, что лицо, входящее в состав органов юридического лица (единоличный исполнительный орган - директор, генеральный директор и т.д., временный единоличный исполнительный орган, управляющая организация или управляющий хозяйственного общества, руководитель унитарного предприятия, председатель кооператива и т.п.) обязано действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно.

В случае нарушения этой обязанности директор по требованию юридического лица и (или) его учредителей (участников), которым законом предоставлено право на предъявление соответствующего требования, должен возместить убытки, причиненные юридическому лицу таким нарушением.

Директор освобождается от ответственности, если докажет, что заключенная им сделка хотя и была сама по себе невыгодной, но являлась частью взаимосвязанных сделок, объединенных общей хозяйственной целью, в результате которых предполагалось получение выгоды юридическим лицом.

Арбитражный суд Московского округа в Постановлении № А41-47106/11 от 12.08.2014 пояснил, что заказчик вправе потребовать от подрядчика безвозмездного устранения недостатков работ в течение всего гарантийного срока.

ФАС отметил, что качество выполненной подрядчиком работы должно соответствовать условиям договора подряда, а при отсутствии или неполноте условий договора требованиям, обычно предъявляемым к работам соответствующего рода.

Результат выполненной работы должен в момент передачи заказчику обладать свойствами, указанными в договоре или определенными обычно предъявляемыми требованиями, и в пределах разумного срока быть пригодным для установленного договором использования, а если такое использование договором не предусмотрено, для обычного использования результата работы такого рода.

Когда работа выполнена подрядчиком с отступлениями от договора подряда, заказчик вправе по своему выбору потребовать от подрядчика: безвозмездного устранения недостатков в разумный срок; соразмерного уменьшения установленной за работу цены; возмещения своих расходов на устранение недостатков, когда право заказчика устранять их предусмотрено в договоре подряда.

Заказчик вправе предъявить требования в отношении недостатков результата работы, обнаруженных в течение гарантийного срока.

Арбитражный суд Московского округа в Постановлении № А41-1592/14 от 12.08.2014 подтвердил, что наличие действующего договора исключает возможность взыскания с подрядчика суммы неосновательного обогащения.

ФАС указал, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).

Поскольку заказчик не представил доказательств расторжения договора в установленном законом порядке, суд с учетом наличия между сторонами заключенного договора пришел к правильному выводу относительно отсутствия на стороне подрядчика неосновательного обогащения в виде неосвоенного аванса.

При наличии действующего договора на стороне подрядчика сохраняется обязанность выполнить работы, предусмотренные договором, а на стороне заказчика - принять их результат и оплатить. Оснований к отмене или изменению обжалуемых судебных актов не имеется.

Арбитражный суд Московского округа в Постановлении № А40-87750/13 от 12.08.2014 подтвердил, что исполненный в оговоренный срок контракт исключает возможность взыскания с подрядчика неустойки.

Как установлено судом, работы по строительству объекта фактически завершены ответчиком в срок, установленный государственным контрактом, что подтверждается соответствующими справками о стоимости выполненных работ и затрат по форме КС-3.

Указанные работы приняты истцом без замечаний и возражений.

Принимая во внимание, что истцом не представлено доказательств того, что выполненные ответчиком работы не соответствуют целям и предмету контракта, суд пришел к обоснованному выводу о том, что работы выполнены ответчиком в полном объеме и в установленные контрактом сроки, в связи с чем основания для взыскания неустойки отсутствуют.

Арбитражный суд Московского округа в Постановлении № А40-37970/13 от 12.08.2014 подтвердил, что причинитель вреда несет гражданско-правовую ответственность только при наличии виновного поведения с его стороны.

Суд указал, что за неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих обязательств по договору стороны несут ответственность в соответствии с действующим законодательством РФ.

Должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества, а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота.

В предмет доказывания по спорам о возмещении убытков входят следующие материально-правовые факты: факт противоправного поведения (факт нарушения обязательства); факт наличия убытков (их размер); факт наличия причинно-следственной связи между противоправным поведением и возникшими убытками; факт вины причинителя вреда (убытков).

Арбитражный суд Московского округа в Постановлении № А40-124907/13 от 12.08.2014 подтвердил, что отсутствие в договоре условия о сроках окончания работ и графика производства работ само по себе не свидетельствует о незаключенности договора подряда.

Суд отметил, что в процессе исполнения договора, у сторон не возникло сомнений в его заключенности. В рамках указанного договора выполненные подрядные работы были приняты генподрядчиком и оплачены.

При таких обстоятельствах при отсутствии заявления сторон о том, что договор является незаключенным, у суда отсутствовали основания для рассмотрения вопроса о заключении сторонами договора подряда, признании его незаключенным и отказе в иске.

ФАС Московского округа в Постановлении № А41-54860/13 от 28.07.2014 пояснил, что расторжение договора выкупного лизинга порождает необходимость соотнести взаимные предоставления сторон по договору, совершенные до момента его расторжения (сальдо встречных обязательств), и определить завершающую обязанность одной стороны в отношении другой.

ФАС указал, что если внесенные лизингополучателем лизингодателю платежи (за исключением авансового) в совокупности со стоимостью возвращенного предмета лизинга превышают доказанную лизингодателем сумму предоставленного лизингополучателю финансирования, платы за названное финансирование за время до фактического возврата этого финансирования, а также убытков и иных санкций, лизингополучатель вправе взыскать с лизингодателя соответствующую разницу.

При указанных обстоятельствах судебная коллегия полагает выводы судов об отказе в удовлетворении первоначальных исковых требований о выплате выкупной стоимости предметов лизинга сделанными при неполно исследованных и установленных обстоятельствах, имеющих существенное значение для правильного разрешения настоящего спора, судебные акты - подлежащими отмене.

ФАС Московского округа в Постановлении № А40-74561/13-60-709 от 28.07.2014 подтвердил, что поскольку основанием для издания оспариваемого поручения являлось постановление пристава, которое признано незаконным, суд пришел к правильному выводу, что указанное поручение не может быть признано законным, а заявленные требования о признании его недействительным подлежат удовлетворению.

Податель жалобы ссылался на то, что Росимущество не обладает полномочиями по проверке законности или незаконности действий судебного пристава-исполнителя, поскольку на Росимущество возложена лишь обязанность по надлежащему проведению торгов, следовательно, издавая оспариваемое поручение, Росимущество действовало в соответствии с законом.

Признание оспариваемого поручения незаконным не может нарушать права истца и не восстановит нарушенного права в силу его отсутствия, поскольку данный документ адресован поверенному Росимущества, действующего на основании заключенного государственного контракта.

Между тем, признание недействительными постановлений судебного пристава-исполнителя означает утрату ими юридической силы. Незаконный акт не порождает правовых последствий, поэтому, вынесенное на основании недействительного акта поручение не имеет правовых оснований и является недействительным.

ФАС Московского округа в Постановлении № А40-72789/13-26-233 от 28.07.2014 пояснил, что поскольку предприниматель принял работы по спорному договору без возражений по объему и качеству, выполненные работы подлежат оплате в полном объеме.

ФАС указал, что заказчик, принявший работу без проверки, лишается права ссылаться на недостатки работы, которые могли быть установлены при обычном способе ее приемки (явные недостатки).

Суды обеих инстанций правильно приняли во внимание то, что дефекты и недостатки, на которые ссылается истец, при достаточной степени заботливости и осмотрительности могли (и должны) быть установлены при обычном способе приемки выполненной работы.

Заказчик, обнаруживший после приемки работы отступления в ней от договора подряда или иные недостатки, которые не могли быть установлены при обычном способе приемки (скрытые недостатки), в том числе такие, которые были умышленно скрыты подрядчиком, обязан известить об этом подрядчика в разумный срок по их обнаружении.

ФАС Московского округа в Постановлении № А41-4339/13 от 28.07.2014 подтвердил, что население, проживающее в сельских населенных пунктах, оплачивает электроэнергию по пониженному тарифу.

ФАС указал, что по договору энергоснабжения энергоснабжающая организация обязуется подавать абоненту (потребителю) через присоединенную сеть энергию, а абонент обязуется оплачивать принятую энергию, а также соблюдать предусмотренный договором режим ее потребления, обеспечивать безопасность эксплуатации находящихся в его ведении энергетических сетей и исправность используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением энергии.

Тарифы на электрическую энергию подлежат государственному регулированию в соответствии с Основами ценообразования в отношении электрической и тепловой энергии в Российской Федерации, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 26.02.2004 N 109.

При этом установлен понижающий коэффициент 0,7 при ценообразовании в отношении электрической энергии, потребляемой населением, проживающим в сельских населенных пунктах, а также городских населенных пунктах в домах, оборудованных в установленном порядке стационарными электроплитами и электроотопительными установками. При утверждении тарифов на электрическую энергию, потребляемую населением, в зависимости от уровней электропотребления дифференциация тарифа производится в рамках их предельных уровней.

ФАС Московского округа в Постановлении № А41-37350/13 от 28.07.2014 подтвердил, что недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей.

ФАС отметил, что сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом.

Заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном законом.

При этом недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части.

ФАС Московского округа в Постановлении № А40-99974/13-121-69 от 28.07.2014 отклонил довод о том, что выпуск товара уже сам по себе свидетельствует о надлежащем и своевременном исполнении обществом обязанности по уплате таможенных пошлин.

ФАС отметил, что суды первой и апелляционной инстанции, рассмотрев доводы заявителя, пришли к выводу об отсутствии оснований для направления обществу требований об уплате таможенных платежей. При этом суды исходили из того обстоятельства, что факт распоряжения обществом авансовыми платежами таможней не оспаривается.

Уплата таможенных платежей является комплексом мер по исполнению установленной таможенным законодательством Российской Федерации обязанности участника внешнеэкономической деятельности, включающим в себя в рассматриваемом случае как перечисление денежных средств в бюджетную систему с одной стороны, так и списание соответствующих денежных средств с остатка по ВТД лица, внесшего авансовые платежи, с другой стороны.

При этом судами первой и апелляционной инстанции не дана оценка доводам заинтересованного лица, что вследствие ошибки в программном комплексе денежные средства с остатка по ВТД вместо зачисления в бюджет были возвращены заявителю. Таким образом, таможенным органом установлен факт неуплаты обществом таможенных платежей.

Судами не проверено и не установлено наличие или отсутствие списания таможенных пошлин из сумм авансовых платежей, что является существенным при рассмотрении настоящего спора. При этом сам по себе факт распоряжения заявителем авансовыми платежами в отсутствие сведений о взаимных расчетах и иных доказательств, подтверждающих движение денежных средств, не свидетельствует однозначно об исполнении таможенным органом своих обязанностей по списанию денежных средств и об исполнении обязанности общества по уплате таможенных пошлин.

ФАС Московского округа оставил без удовлетворения кассационную жалобу ЗАО «Роста» об отмене постановления ФАС России о привлечении его к административной ответственности в виде штрафа в размере более 201 млн рублей.

Как сообщает пресс-служба ФАС России, ведомство признало ЗАО «Роста» нарушившим нормы Закона «О защите конкуренции» путем участия в картеле на торгах по закупке лекарственного средства «Пульмозим» для нужд Минздравсоцразвития России.

Общество не согласилось с решением антимонопольного органа и попыталось обжаловать его в суде. После того как суды всех инстанций отказали в удовлетворении требований, ЗАО «Роста» отдельно обжаловало принятое антимонопольным органом Постановление по делу об административном правонарушении. Таким образом, ФАС МО поставил точку в этом деле.

ФАС Московского округа в Постановлении № А40-142526/13 от 29.05.2014 подтвердил, что налоговая инспекция не несет ответственности за непредставление в ПФР расчета по страховым взносам в связи с произошедшим у оператора связи техническим сбоем.

ФАС отметил, что непредставление плательщиком страховых взносов в установленный законом срок расчета по начисленным и уплаченным страховым взносам влечет взыскание штрафа в размере 5 процентов суммы страховых взносов, начисленной к уплате за последние три месяца отчетного (расчетного) периода, за каждый полный или неполный месяц со дня, установленного для его представления, но не более 30% указанной суммы и не менее 1000 рублей.

Как установлено судами, отчетность была направлена налоговой инспекцией посредством электронной связи в пределах установленного срока. Между тем, в связи с техническим сбоем отчетность в пенсионный фонд не поступила, ввиду чего инспекция повторно направила расчет.

Инспекцией осуществлен комплекс действий по отправке документов в территориальный орган ПФР, однако на завершающей стадии, а именно проверке документов согласно форматно-логическому контролю проводимой оператором связи, по независящим от инспекции обстоятельствам возник технический сбой.

С учетом установленных при рассмотрении дела обстоятельств, судами сделан обоснованный вывод о соблюдении заявителем срока представления расчета и об отсутствии у органа Пенсионного фонда оснований для привлечения инспекции к ответственности за нарушение срока представления отчетности.

Поскольку расчет направлялся налоговой инспекцией в последний день срока и с учетом возросшей нагрузки сервера мог быть не доставлен в срок, указанные обстоятельства обоснованно оценены судами как не свидетельствующие о вине инспекции по непредставлению расчета в срок.