ФАС Поволжского округа

Арбитражный суд Поволжского округа в Постановлении № А72-5699/2013 от 23.10.2014 пояснил, что должник не может быть привлечен к ответственности кредитором за просрочку исполнения, обусловленную просрочкой самого кредитора.

Суд отметил, что кредитор считается просрочившим, если он отказался принять предложенное должником надлежащее исполнение или не совершил действий, предусмотренных законом, или договором, до совершения которых должник не мог исполнить своего обязательства.

Данные нормы сформулированы императивно, не могут быть изменены соглашением сторон и независимо от их заявлений подлежат применению судами.

Если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине обеих сторон, суд соответственно уменьшает размер ответственности должника. Суд также вправе уменьшить размер ответственности должника, если кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению.

Арбитражный суд Поволжского округа в Постановлении № А12-6391/2013 от 24.10.2014 пояснил, что при обращении взыскания на заложенное имущество суд обязан определить начальную цену заложенного имущества.

Суд указал, что начальная продажная цена заложенного имущества, с которой начинаются торги, определяется решением суда в случаях обращения взыскания на имущество в судебном порядке либо соглашением залогодержателя с залогодателем в остальных случаях.

Принимая решение об обращении взыскания на имущество, заложенное по договору об ипотеке, суд должен определить и указать в нем, в том числе начальную продажную цену заложенного имущества при его реализации.

Начальная продажная цена имущества на публичных торгах определяется на основе соглашения между залогодателем и залогодержателем, достигнутого в ходе рассмотрения дела в суде, а в случае спора - самим судом.

Если начальная продажная цена заложенного имущества определяется на основании отчета оценщика, она устанавливается равной восьмидесяти процентам рыночной стоимости такого имущества, определенной в отчете оценщика.

Арбитражный суд Поволжского округа в Постановлении № А65-15338/2013 от 24.10.2014 подтвердил, что фактически исполненная сторонами сделка не может признаваться мнимой.

Суд отметил, что сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

По договору аренды здания или сооружения арендодатель обязуется передать во временное владение и пользование или во временное пользование арендатору здание или сооружение. Обязательство арендодателя передать здание или сооружение арендатору считается исполненным после предоставления его арендатору во владение или пользование и подписания сторонами соответствующего документа о передаче.

Факт исполнения истцом обязательств по договору субаренды и принятие этого исполнения ответчиком подтверждается актом приема-передачи здания. При этом в связи с истечением срока действия договора объект аренды возвращен ответчиком истцу также на основании акта приема-передачи.

Следовательно, действия сторон договора направлены на достижение цели договора субаренды и не свидетельствуют о его мнимости. Поэтому довод кассационной жалобы о мнимости договора субаренды отклоняется судом кассационной инстанции.

Арбитражный суд Поволжского округа в Постановлении № А55-14424/2012 от 18.09.2014 подтвердил, что арбитражный суд в любом случае обязан проверять обоснованность требований кредиторов в деле о банкротстве.

Суд указал, что при установлении требований кредиторов в деле о банкротстве следует исходить из того, что установленными могут быть признаны только требования, в отношении которых представленные доказательства наличия и размера задолженности.

При рассмотрении обоснованности требования кредитора подлежат проверке доказательства возникновения задолженности в соответствии с материально-правовыми нормами, которые регулируют обязательства, не исполненные должником.

Арбитражный суд Поволжского округа в Постановлении № А12-33149/2013 от 19.09.2014 пояснил, что уступки права (требования) на уплату неустойки не противоречит закону.

ФАС указал, что право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

Если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.

На обязательство по уплате неустойки, как меры ответственности, распространяются положения ГК РФ о перемене лиц в обязательстве. Законодательство не содержит запрета в отношении уступки права (требования) на уплату неустойки, в силу чего данная уступка не противоречит закону.

Арбитражный суд Поволжского округа в Постановлении № А12-33149/2013 от 19.09.2014 пояснил, что уступка требования по сделке, требующей государственной регистрации, должна быть зарегистрирована в порядке, установленном для регистрации этой сделки.

ФАС отметил, что договор уступки прав требований по указанному договору участия в долевом строительстве, зарегистрированному в установленном законом порядке, также подлежит государственной регистрации.

Положения о необходимости государственной регистрации договора цессии, если уступка требования имеет место по сделке, требующей государственной регистрации, носит императивный характер и не содержит каких-либо исключений в отношении уступки прав требований, непосредственно не связанных с возникновением, переходом, прекращением или ограничением вещных прав на объекты недвижимости.

Арбитражный суд Поволжского округа в Постановлении № А65-15518/2012 от 18.09.2014 пояснил, что сам по себе факт аффилированности должника и кредитора не свидетельствует о ничтожности сделок, которые были реально исполнены кредитором.

ФАС указал, что сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом. Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом, либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника, либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Для признания сделки недействительной необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств: сделка совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов; в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов; другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки.

Исследовав имеющиеся доказательства, суды установили реальное исполнение кредитором обязательств по перечислению денежных средств должнику в соответствии с условиями договоров. При этом признаками неплатежеспособности на момент заключения спорных договоров должник не обладал, доказательств причинения убытков либо возможности их причинения как самому должнику, так и его кредиторам, не имеется, и эти обстоятельства также были судами установлены.

При этом судами не установлено, что данные договоры были заключены между должником и кредитором при злоупотреблении правом со стороны каждого из них. Оснований для признания сделок ничтожными не имеется.

Арбитражный суд Поволжского округа в Постановлении № А55-26369/2012 от 18.09.2014 пояснил, что до ввода в эксплуатацию жилого дома квартиры и нежилые помещения не могут быть выделены в натуре.

Суд отметил, что для удовлетворения требования участника долевого строительства о признании права на объект недвижимого имущества к застройщику-должнику, необходимо соблюдение следующих условий: сдача дома в эксплуатацию в соответствии с градостроительными нормами; наличие первичных документов у дольщика и (или) застройщика; передачи в фактическое владение дольщика недвижимого имущества.

Доказательств того, что объект не завершенного строительством соответствует проектной документации, техническим регламентам, возведен с соблюдением строительных норм и правил, и сдан в эксплуатацию, в материалах дела отсутствуют. Кроме этого, невозможно определить, на какой стадии не завершенного строительством находится дом и имеется ли возможность для его использования.

В материалах дела также отсутствуют доказательства о наличии (или отсутствии) возможности окончания строительства и ввода в эксплуатацию жилого дома. Таким образом, суд кассационной инстанции приходит к выводу, что без выяснения указанных обстоятельств выводы суда об удовлетворении заявления о признании права собственности на нежилые помещения, как объекты не завершенного строительством, являются преждевременными.

Арбитражный суд Поволжского округа в Постановлении № А12-26500/2012 от 18.09.2014 пояснил, что ввиду возврата предмета лизинга сублизингодателю суд пришел к верному выводу об отсутствии у общества права на удержание полученных денежных средств, представляющих собой стоимость переданного в рамках договора имущества.

Суд указал, что расторжение договора выкупного лизинга, в том числе по причине допущенной лизингополучателем просрочки уплаты лизинговых платежей, не должно влечь за собой получение лизингодателем таких благ, которые поставили бы его в лучшее имущественное положение, чем то, в котором он находился бы при выполнении договора в соответствии с его условиями.

Расторжение договора выкупного лизинга по причине допущенной лизингополучателем просрочки в оплате не должно приводить к освобождению лизингополучателя от обязанности по возврату финансирования, полученного от лизингодателя, внесения платы за финансирование и возмещения причиненных лизингодателю убытков.

В связи с этим расторжение договора выкупного лизинга порождает необходимость соотнести взаимные предоставления сторон по договору, совершенные до момента его расторжения (сальдо встречных обязательств), и определить завершающую обязанность одной стороны в отношении другой.

Арбитражный суд Поволжского округа в Постановлении № А06-2185/2010 от 18.09.2014 пояснил, что если исковая давность по требованию о признании сделки недействительной пропущена по вине арбитражного управляющего, то с него могут быть взысканы убытки, причиненные таким пропуском, в размере, определяемом судом с учетом всех обстоятельств дела.

Суд указал, что при проведении процедур, применяемых в деле о банкротстве, арбитражный управляющий обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества.

Арбитражный управляющий обязан возместить должнику, кредиторам и иным лицам убытки, которые причинены в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве и факт причинения которых установлен вступившим в законную силу решением суда.

Под убытками, причиненными должнику, а также его кредиторам, понимается любое уменьшение или утрата возможности увеличения конкурсной массы, которые произошли вследствие неправомерных действий (бездействия) конкурсного управляющего, при этом права должника и конкурсных кредиторов считаются нарушенными всякий раз при причинении убытков.

Кредиторы и иные лица вправе обратиться с иском к арбитражному управляющему, если его неправомерными действиями им причинены убытки.

Арбитражный суд Поволжского округа в Постановлении № А06-8878/2013 от 17.09.2014 пояснил, что несвоевременная оплата контрагентами услуг не является обстоятельством, исключающим вину ответчика за несвоевременную оплату по рассматриваемому договору.

ФАС отметил, что стороны освобождаются от ответственности за частичное или полное неисполнение обязательств, если это неисполнение явилось следствием обстоятельств непреодолимой силы, возникших после заключения договора в результате событий чрезвычайного характера, которые сторона не могла ни предвидеть, ни предотвратить.

К таким событиям чрезвычайного характера относятся: стихийные бедствия (землетрясение, наводнение, пожар, ливневые дожди в регионе погрузки товара), война или военные действия, забастовка в отрасли или регионе, теракты, акты органов государственной власти Российской Федерации, вызывающие невозможность исполнения обязательств по настоящему договору и другие чрезвычайные обстоятельства.

Под непреодолимой силой понимаются чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях обстоятельства. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.

Арбитражный суд Поволжского округа в Постановлении № А55-21694/2013 от 19.09.2014 пояснил, что непредставление подрядчиком исполнительной документации не освобождает заказчика от оплаты работ.

ФАС указал, что подписание заказчиком актов о приемке выполненных работ свидетельствует о том, что выполненные подрядчиком работы приняты без каких-либо замечаний. Представленные заказчиком акты освидетельствования скрытых работ правомерно не приняты в качестве доказательств по делу, как составленные в одностороннем порядке, без привлечения к осмотрам представителей подрядчика, либо их вызова для составления актов.

При этом заказчиком не представлено достаточных доказательств того, что отсутствие исполнительной документации исключает возможность использования принятых работ по прямому назначению.

Положения Гражданского кодекса РФ, регулирующие отношения договора подряда, не связывают факт оплаты выполненных работ с необходимостью представления исполнительной документации. Вопрос о передаче исполнительной документации может быть предметом самостоятельного требования.

Арбитражный суд Поволжского округа в Постановлении № А65-27959/2013 от 19.09.2014 пояснил, что признание обязанным лицом основного долга не прерывает течение срока исковой давности по дополнительным обязательствам.

ФАС отметил, что течение срока исковой давности прерывается совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

К действиям, свидетельствующим о признании долга в целях перерыва течения срока исковой давности, исходя из конкретных обстоятельств, в частности, могут относиться: признание претензии; частичная уплата должником или с его согласия другим лицом основного долга и/или сумм санкций.

При этом в тех случаях, когда обязательство предусматривало исполнение по частям или в виде периодических платежей и должник совершил действия, свидетельствующие о признании лишь какой-то части (периодического платежа), такие действия не могут являться основанием для перерыва течения срока исковой давности по другим частям (платежам).

Признание обязанным лицом основного долга само по себе не может служить доказательством, свидетельствующим о признании дополнительных требований кредитора, а также требований по возмещению убытков, и не может расцениваться как перерыв течения срока исковой давности по дополнительным требованиям и требованию о возмещении убытков.

Арбитражный суд Поволжского округа в Постановлении № А55-22106/2013 от 19.09.2014 пояснил, что отсутствие заключения органа государственного строительного надзора не может являться безусловным основанием для отказа в выдаче заявителю разрешения на ввод построенного им объекта капитального строительства в эксплуатацию.

Суд указал, что орган, выдавший разрешение на строительство объекта капитального строительства, в течение десяти дней со дня поступления заявления о выдаче разрешения на ввод объекта в эксплуатацию, обязан не только проверить наличие и правильность оформления документов, но и произвести осмотр вводимого в эксплуатацию объекта.

В ходе осмотра объекта капитального строительства осуществляется проверка соответствия данного объекта требованиям, установленным в разрешении на строительство, градостроительном плане земельного участка, а также требованиям проектной документации, в том числе требованиям энергетической эффективности и требованиям оснащенности объектов капитального строительства приборами учета используемых энергетических ресурсов.

Таким образом, отсутствие заключения органа государственного строительного надзора не препятствует осуществить осмотр названного объекта на предмет соответствия его требованиям, установленным в разрешении на строительство, градостроительном плане земельного участка, и требованиям проектной документации.

Если застройщик не представил в составе документов, приложенных к заявлению о выдаче разрешения на ввод объекта в эксплуатацию, заключение органа государственного строительного надзора, уполномоченный на выдачу указанного разрешения орган местного самоуправления обязан запросить данное заключение у соответствующего органа.

ФАС Поволжского округа в Постановлении № А72-13160/2013 от 20.08.2014 подтвердил, что поскольку у налогоплательщика с контрагентом отсутствовали реальные финансово-хозяйственные отношения, полученная налоговая выгода не может быть признана обоснованной.

ФАС отметил, что налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

О необоснованности налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа, в частности, о невозможности реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг.

ФАС Поволжского округа в Постановлении № А72-4636/2013 от 22.08.2014 уточнил возможность оспаривания сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения.

ФАС отметил, что сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Если сделка признана недействительной по одному из оснований, указанных в пункте 1 настоящей статьи, то потерпевшему возвращается другой стороной все полученное ею по сделке, а при невозможности возвратить полученное в натуре возмещается его стоимость в деньгах. Имущество, полученное по сделке потерпевшим от другой стороны, а также причитавшееся ему в возмещение переданного другой стороне, обращается в доход Российской Федерации. При невозможности передать имущество в доход государства в натуре взыскивается его стоимость в деньгах. Кроме того, потерпевшему возмещается другой стороной причиненный ему реальный ущерб.

При этом под обманом подразумевается умышленное введение стороны в заблуждение с целью склонить другую сторону к совершению сделки. Заинтересованная в совершении сделки сторона преднамеренно создает у потерпевшего не соответствующее действительности представление о характере сделки, ее условиях, личности участников, предмете, других обстоятельствах, влияющих на его решение.

В предмет доказывания по спору о признании сделки недействительной, как совершенной под влиянием обмана, входит, в том числе, факт умышленного введения недобросовестной стороной другой стороны в заблуждение относительно обстоятельств, имеющих значение для заключения сделки.

ФАС Поволжского округа в Постановлении № А65-30305/2013 от 21.08.2014 подтвердил, что поскольку истец направил ответчику уведомление о расторжении договора, в котором сообщил о необходимости освобождения арендованных помещений, суд пришел к выводу, что договор аренды прекратил свое действие.

ФАС указал, что договор аренды заключается на срок, определенный договором. Если срок аренды в договоре не определен, договор аренды считается заключенным на неопределенный срок. В этом случае каждая из сторон договора аренды, заключенного на неопределенный срок, вправе в любое время отказаться от договора, предупредив об этом другую сторону за один месяц, а при аренде недвижимого имущества за три месяца.

Законом или договором может быть установлен иной срок для предупреждения о прекращении договора аренды, заключенного на неопределенный срок. При прекращении договора аренды арендатор обязан вернуть арендодателю имущество в том состоянии, в котором он его получил, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором. Передача здания или сооружения арендодателем и принятие его арендатором осуществляются по передаточному акту или иному документу о передаче, подписываемому сторонами.

Если иное не предусмотрено законом или договором аренды здания или сооружения, обязательство арендодателя передать здание или сооружение арендатору считается исполненным после предоставления его арендатору во владение или пользование и подписания сторонами соответствующего документа о передаче. При прекращении договора аренды здания или сооружения арендованное здание или сооружение должно быть возвращено арендодателю.

ФАС Поволжского округа в Постановлении № А65-22406/2012 от 21.08.2014 пояснил, что закон не предусматривает перечень случаев, когда обеспечительные меры могут быть отменены.

ФАС указал, что в случае удовлетворения иска обеспечительные меры сохраняют свое действие до фактического исполнения судебного акта, которым закончено рассмотрение дела по существу. Обеспечение иска по ходатайству лица, участвующего в деле, может быть отменено арбитражным судом, рассматривающим дело.

Указанная норма права не предусматривает перечень случаев, когда эти обеспечительные меры могут быть отменены; данный вопрос разрешается судом в каждом конкретном случае с учетом обстоятельств дела. Однако из буквального толкования статьи следует, что в качестве основания для отмены обеспечения иска лицо, участвующее в деле, должно представить доказательства, обосновывающие необходимость отмены обеспечительных мер, а также фактическое исполнение судебного акта, которым закончено рассмотрение дела по существу - в случае удовлетворения иска.

Судебная коллегия соглашается с выводами судов об отказе в отмене обеспечительных мер, поскольку в рассматриваемом случае ответчик не представил доказательства исполнения вступившего в законную силу решения суда, а также документы, подтверждающие произведенное им встречное обеспечение.

ФАС Поволжского округа в Постановлении № А55-21064/2013 от 21.08.2014 подтвердил, что просрочка в оплате стоимости поставленного по договору товара грозит начислением процентов.

ФАС отметил, что проценты подлежат уплате за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица на сумму этих средств.

Данная норма предусматривает последствия неисполнения или просрочки исполнения денежного обязательства, в силу которого на должника возлагается обязанность уплатить деньги. ГК РФ предусмотрено право продавца потребовать уплаты процентов в случае просрочки покупателя в исполнении денежного обязательства по оплате стоимости товара.

При этом заявитель обязан доказать допустимыми доказательствами правомерность своих требований, вытекающих из неисполнения другой стороной ее обязательств.

ФАС Поволжского округа в Постановлении № А72-9659/2012 от 15.07.2014 пояснил, что страховщик не вправе оспаривать страховую стоимость имущества, если он не производил осмотр и оценку застрахованного имущества.

ФАС указал, что при страховании имущества, если договором страхования не предусмотрено иное, страховая сумма не должна превышать их действительную стоимость (страховую стоимость). Такой стоимостью для имущества считается его действительная стоимость в месте его нахождения в день заключения договора страхования.

Если страховая сумма, указанная в договоре страхования имущества или предпринимательского риска, превышает страховую стоимость, договор является ничтожным в той части страховой суммы, которая превышает страховую стоимость. При заключении договора страхования имущества страховщик вправе провести осмотр имущества, а при необходимости назначить экспертизу в целях установления его действительной стоимости. Если страховщик не воспользовался этим правом, он не может впоследствии оспорить указанную в договоре страхования страховую стоимость имущества, за исключением случая, когда страховщик был умышленно введен в заблуждение относительно этой стоимости.

Если завышение страховой суммы в договоре страхования явилось следствием обмана со стороны страхователя, страховщик вправе требовать признания договора недействительным. Являясь профессиональным участником рынка страховых услуг общество при заключении договора страхования имело возможность осмотреть страхуемое имущество, назначить экспертизу в целях установления его действительной стоимости.

В данном случае общество действовало на свой риск и должно было осознавать последствия, связанные с несовершением им действий по оценке страхуемого имущества. Заключив договор имущественного страхования, страховая компания получила от страхователя страховой взнос из расчета указанной в договоре страховой суммы. Сомнения относительно достоверности представленных страхователем сведений о действительной стоимости застрахованного имущества возникли только после возникновения страхового случая и обязанности страховщика выплатить страховое возмещение.

Оснований для признания сделки ничтожной, заключил ФАС, не имеется.