арбитражный суд

Министерство иностранных дел России оспаривает в арбитраже Москвы решение налоговой службы на более чем 8 млн рублей. Суд начнёт рассматривать иск 2 марта 2020 года, передаёт корреспондент ИА REGNUM.

Исковое заявление поступило 15 января 2020 года, к производству его приняли 20 января. На 3 марта назначено предварительное заседание. Ответчиком в споре выступает инспекция ФНС №4 по Москве, третьим лицом — Главное управления Пенсионного фонда РФ №10 по Москве и Московской области. Сумма иска – 8 012 194 рубля. Подробности спора неизвестны, кроме того, что МИД РФ подал заявление о признании решений и действий (бездействий) незаконными.

Напомним, 21 января 2020 года было сформировано новое правительство России. Глава МИД РФ Сергей Лавров, занимающий пост с марта 2004 года, сохранил его. В марте Лаврову исполнится 70 лет.

Предприятию «Воркутауголь» придется выплатить 26,5 млн рублей налогов за то, что компания обозначила оборудование теплоэлектростанции (ТЭС) как движимое имущество, которое по закону с 1 января 2019 года освобождено от налога.

Предприятие «Воркутауголь» за свой счет отремонтировало заброшенное здание школы в Воркуте и переделало его в профилакторий для сотрудников предприятия, пишет «РБК». При этом компания указала оборудование специально построенной ТЭС как движимое имущество, но налоговая инспекция определила его как недвижимость.

Налоговая сочла искусственным учет оборудования как движимого имущества отдельно от единого объекта недвижимости и доначислила компании 26,5 млн рублей налогов.

Предприятие пыталось через суд доказать, что оборудование ТЭС является движимым имуществом (может быть демонтировано и перемещено), предоставив соответствующую документацию, однако арбитражный суд Коми встал на сторону налоговиков.

В случае выявления признаков преступления во время рассмотрения дела арбитражный суд обязан будет сообщить об этом в органы дознания или предварительного следствия. Такой закон был принят Госдумой сегодня в третьем чтении.

Автором документа выступило Законодательное собрание Ленинградской области, пишет Право.ru. Закон дополняет Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации следующим положением: «В случае, если при рассмотрении дела арбитражный суд обнаружит в действиях лиц, участвующих в деле, иных участников арбитражного процесса, должностных лиц или иных лиц признаки преступления, арбитражный суд сообщает об этом в органы дознания или предварительного следствия».

Председатель комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников объяснил: право судов сообщать правоохранителям о признаках преступления прописано в Гражданском процессуальном кодексе и Кодексе административного судопроизводства. Согласно АПК РФ, суд может лишь исключить оспариваемое доказательство из числа доказательств по делу, но только с согласия представившего его лица. Такая ситуация может способствовать различным злоупотреблениям со стороны недобросовестных участников арбитражного процесса. Например, фальсификации судебных доказательств, что является уголовно-наказуемым деянием.

Однако о полезности принятых поправок мнения юристов расходятся. Подозрения на недостоверность доказательств возникают регулярно, но подтверждаются они довольно редко. Обычно это просто манипулирование фактами и обстоятельствами, состава преступления в таких действиях нет.

Эксперты считают, что суды не будут проявлять большого рвения: в сложных арбитражных спорах по вопросам фальсификации всё неоднозначно. Правовая природа фальсификации толком не изучена, единого мнения на этот счёт нет. Например, бывает, что подпись директора принадлежит не ему, а печать организации подлинная. На практике такая ситуация решается по-разному.