арбитражный суд

Суд снял арест со счетов налогоплательщика несмотря на большую сумму доначислений и отсутствие у налогоплательщика имущества.

Арбитражный суд Волго-Вятского округа поддержал нижестоящие суды о снятии обеспечительных мер в виде приостановления операций по счетам ООО «Шуя КоопПродукт».

Как указано в материалах дела, в 2018 году Межрайонная ИФНС № 3 по Ивановской области предложила ООО «Шуя КоопПродукт» по итогам выездной налоговой проверки (ВНП) доплатить в бюджет 40,4 млн руб. налогов, 11,5 млн руб. пеней и штраф в размере 12,4 млн руб.

Также налоговый орган принял решение о принятии обеспечительных мер в виде приостановления операций по счетам налогоплательщика в двух банках. Налогоплательщик обратился с жалобой в Управление ФНС по Ивановской области, но получил отказ. После чего пошел в суд.

Суд первой инстанции пришел к выводу о недоказанности налоговым органом наличия оснований для принятия обеспечительных мер в отношении налогоплательщика и отменил обеспечительные меры. Суд апелляционной инстанции оставил это решение без изменения. Представили налоговой инспекции не согласились и подали кассационную жалобу.

Доводы инспекции в пользу принятия обеспечительных мер в виде ареста счета:

  • обстоятельства привлечения налогоплательщика к налоговой ответственности, выявленные по результатам проведения выездной проверки (создание схемы дробления бизнеса для уклонения от уплаты налогов);
  • принятие налогоплательщиком мер, ограничивающих права Инспекции в части проведения мероприятий налогового контроля (воспрепятствование доступу должностных лиц налоговых органов на территорию или в помещение проверяемого лица; неисполнение требования Инспекции о предоставлении документов);
  • неоднократное изменение юридического адреса;
  • отсутствие по месту регистрации;
  • значительные суммы доначисленных налогов, пеней, штрафов по результатам налоговой проверки;
  • отсутствие у налогоплательщика имущества.
Тем не менее, суд кассационной инстанции поддержал вывод нижестоящих судов о недоказанности Инспекцией того, что непринятие обеспечительной меры в виде приостановления операций по счетам затруднит или сделает невозможным исполнение решения налогового органа.

Суд учел отсутствие доказательств совершения налогоплательщиком действий, направленных:

  • на сокрытие и (или) отчуждение имущества, в том числе денежных средств;
  • на намеренное увеличение кредиторской задолженности (в том числе несуществующей);
  • на какое-либо иное ухудшение своего финансового состояния с целью неисполнения решения, принятого по результатам ВНП;
  • на уменьшение стоимости имущества и денежных расчетов.
Также суд указал, что поведение налогоплательщика в ходе выездной налоговой проверки не свидетельствует о том, что оно может затруднить или сделать невозможным исполнение решения о привлечении к налоговой ответственности. 

При этом, Арбитражный суд Волго-Вятского округа указал, что значительность доначисленных сумм налогов, пеней и штрафов, отсутствие у налогоплательщика имущества (кроме денежных средств), «в данной конкретной ситуации сами по себе не свидетельствуют о затруднительности или невозможности в дальнейшем исполнения решения Инспекции».

«Материалами дела не подтверждается, что принятие данной обеспечительной меры позволит сохранить существующее состояние и служит именно целям и основаниям принятия налоговым органом обеспечительных мер», – отметил в постановлении АС ВВО.

Суд отклонил довод налогового органа о том, что в п. 10 ст. 101 Налогового кодекса РФ не установлен перечень оснований для принятия обеспечительных мер, поскольку данная норма не предоставляет налоговому органу право произвольно применять обеспечительные меры.

По словам юриста ЮФ Арбитраж.ру Кирилла Снегирева, представляет интерес квалификация судом действий налогоплательщика о том, что применение им различных схем уклонения от налогообложения, воспрепятствование доступа должностных лиц Инспекции, проводящих проверку, на территорию проверяемого лица, изменение налогоплательщиком адреса регистрации, а также значительность доначисленных по результатам ВНП Инспекцией сумм налогов, пеней и штрафов не могут быть признаны основаниями для применения обеспечительных мер в виде приостановления операций по счетам налогоплательщика в банке, а также переводов электронных денежных средств, в силу того, что перечисленные обстоятельства не свидетельствуют о невозможности или затруднительности исполнения в будущем решения о доначислении налогов, пеней и штрафов.

«Принимая во внимание, что п. 10 ст. 101 Налогового кодекса РФ не содержит указаний на перечень конкретных случаев оснований применения комментируемой обеспечительной меры, судебная практика по формированию оснований ее применения носит прецедентный характер для применения обеспечительных мер в виде приостановления операций по счетам налогоплательщика в банке, а также переводов электронных денежных средств», – пояснил юрист важность позиции АС ВВО для формирования судебной практики.

Дело: А17-6430/2018.

770 суд

Суды с 12 мая возвращаются к обычной работе. С учетом соблюдения санитарно-эпидемиологических норм.

Об этом сообщается в письме, которое разослал Судебный департамент Верховного суда (из материалов ТАСС).

«Предлагается, начиная с 12 мая 2020 года, осуществлять деятельность судов и органов Судебного департамента в полном объеме и в составе работников, определенных штатным расписанием, за исключением тех, у которых выявлено заражение новой коронавирусной инфекцией, и работников, имевших контакт с лицами, заразившимися указаной инфекцией», – говорится в письме.

На сайте Арбитражного суда Уральского округа выложена целая инструкция о мерах предосторожности и поведения в судах. Приведем некоторые выдержки.

«При входе в суд все проходят «входной фильтр», включающий в себя обработку рук антисептическим средством (находится в фойе суда), измерение температуры и обязательное ношение маски. Участники процессов обеспечивают себя масками самостоятельно. При наличии температуры 37.0 и выше допуск в суд запрещен».

Кстати говоря:

«Участников судебных заседаний, прибывших из г. Москвы, Московской области, г. Санкт-Петербурга, просьба при регистрации представлять подтверждение пройденного двухнедельного карантина».

И, конечно же, социальная дистанция:

«При нахождении в здании суда обязательно ношение масок и соблюдение социальной дистанции в 1,5 – 2 метра друг от друга».

Вспоминаются некоторые залы заседаний в АСМО. Там комнатушки три на три метра. Сложновато там будет дистанцию соблюдать. Проще вообще не приходить.

Кстати говоря, на сайте АС города Москвы подобных сообщений пока нет.

Налогоплательщик доказал деловую цель в передаче недвижимости в аренду взаимозависимому лицу.

Номер дела: А12-39362/2019.

Двенадцатый арбитражный апелляционный суд подтвердил незаконность решения налоговой инспекции о доначислении волгоградскому ООО «Смена» НДС и налога на прибыль от сделок, заключенных с взаимозависимыми лицами. Ранее аналогичное решение принял арбитражный суд Волгоградской области, теперь оно вступило в законную силу. Как указано в материалах дела, в 2019 году налоговый орган провел выездную налоговую правильности исчисления и уплаты компанией налогов в 2016 – 2017 годах.

По ее итогам, налоговики предложили ООО «Смена» уплатить 11,8 млн рублей – налог на добавленную стоимость, пени и штраф, а также уменьшить убытки по налогу на прибыль на 18,2 млн рублей. налоговый орган пришел к выводу о занижении налогоплательщиком доходов от сдачи в аренду недвижимости взаимозависимому лицу ООО «Оникс» с дальнейшей передачей имущества по агентским договорам ООО «Рассвет» в 2016 году и ООО «ТК Рассвет» в 2017 году, а также о занижении доходов от реализации недвижимости взаимозависимому лицу Николаю Макееву.

Налогоплательщик не согласился с вынесенным Межрайонным ИФНС России № 9 по Волгоградской области решением и обжаловал его в УФНС России по Волгоградской области, а после отказа обратился в суд. Суды первой и апелляционной инстанций признали решение налоговиков незаконным. Как установил налоговый орган, ООО «Смена» передало в аренду ООО «Оникс» два торговых павильона на Тракторозаводском рынке в Волгограде.

В свою очередь, ООО «Оникс» заключило агентские договоры с ООО «Рассвет» и ООО «ТК Рассвет», по которым в 2016 году ООО «Рассвет», а в 2017 году ООО «ТК Рассвет» «приняли на себя обязательства» по предоставлению павильнов в субаренду, а также по их обслуживанию. Окончательными арендаторами недвижимости являлись владельцы торговых площадей рынка, указано в материалах дела. В 2016 году доход ООО «Оникс» (арендатора) от сдачи в аренду имущества составил 43,9 млн рублей. При этом компания возместила агенту (в 2016 году ООО «Рассвет») затраты в 14,6 млн рублей, а агентское вознаграждение составило 360 тыс. рублей.

При этом доход ООО «Смена» (собственника павильонов), применявшего общую систему налогообложения, от сдачи недвижимости в аренду был «существенно ниже», чем доход ООО «Оникс», которое находилось на упрощенной системе налогообложения. ООО «Рассвет» и ООО «ТК Рассвет» также применяли упрощенную систему налогообложения. Установив взаимозависимость между ООО «Смена», ООО «Оникс», ООО «Рассвет» и ООО «ТК Рассвет», инспекция сделала вывод о необоснованном занижении ООО «Смена» дохода от передачи в аренду имущества ООО «Оникс» при определении налоговой базы по НДС и налогу на прибыль организаций.

Налоговый орган произвел консолидацию доходов указанных лиц, доначислил ООО «Смена» налоги исходя из общего размера доходов его взаимозависимого лица ООО «Оникс» от сдачи объектов недвижимости в субаренду. 

Второй эпизод претензий налогового органа к ООО «Смена» был связан с передачей по стоимости ниже кадастровой восьми павильонов своему учредителю Николаю Макееву на основании зачета встречных требований сторон. Инспекция пришла к выводу о согласованности действий налогоплательщика и его взаимозависимого лица, направленных на получение налоговой выгоды в результате установления цены отступного в пределах размера задолженности по займам. Ранее в рамках другого налогового спора (А12-46707/2017) была подтверждена самостоятельность ведения хозяйственной деятельности взаимозависимыми ООО «Смена» и ООО «Оникс».

Доводы налогового органа о том, что данные организации являются единым комплексом, были признаны необоснованными. «Признавая доход ООО «Оникс», полученный от деятельности по сдаче в аренду торговых мест, доходом заявителя, налоговый орган не доказал фиктивность арендных отношений между ООО «Смена» и ООО «Оникс» и не доказал, что фактически ООО «Смена» извлекало прибыль от сдачи в аренду торговых мест конечным арендаторам», – указал в решении суд.

В частности, суд указал, что ни один из работников ООО «Смена» не занимался деятельностью по передаче предпринимателям в аренду торговых мест на рынке, общество не несло расходы по содержанию и оборудованию торговых мест, не участвовало в ежемесячных осмотрах и текущей деятельности по эксплуатации объектов недвижимости. Кроме того, суд учел, что ранее, на основании решения налоговой инспекции, вступившего в законную силу, сумма в 43,9 млн рублей была признана доходом ООО «Рассвет». Налоговый орган дал оценку деятельности ООО «Рассвет» и ООО «Оникс», связанной с извлечением прибыли в 2016 году от арендуемых у ООО «Смена» объектов, и финансовый результат данной деятельности признан доходом ООО «Рассвет».

Доводы налогового органа о заключении договоров аренды не по рыночным ценам суд также признал опровергнутыми. По второму эпизоду о продаже павильонов по заниженной стоимости, суд пришел к выводу, что сделка по отчуждению спорных объектов заключалась на реализацию всего комплекса объектов недвижимости в рамках одного договора, а рыночная цена всего комплекса объектов недвижимости, исходя из условий рынка, может существенно отличаться от отдельно установленной кадастровой стоимости каждого объекта.

При этом, отклонение цены сделки составляет значительно менее 50% от сравниваемой с ними общей кадастровой стоимостью, данное расхождение не свидетельствует о многократном занижении цены сделки и не позволяет признать образовавшуюся разницу необоснованной налоговой выгодой, указал суд.

По словам партнера, руководителя налоговой практики юридической фирмы «Арбитраж.ру Дениса Черкасова, в соответствии с судебной доктриной «деловой цели», сделка, прежде всего, должна иметь определенную деловую цель, а не цель сокращения налогового бремени. «Для доначисления налога необходимо доказать, что главной целью сделок является получение дохода преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствии намерения осуществлять реальную экономическую деятельность», – отмечает юрист.

Вместе с тем, базовым подходом является самостоятельность хозяйствующих субъектов при выборе способа достижения результата предпринимательской деятельности, недопустимость вмешательства налоговой службы в экономическую целесообразность решений, принимаемых бизнесом в рамках своей широкой дискреции по принятию деловых решений, продолжает Денис Черкасов.

«Налоговый орган не вправе доначислять налог исходя из собственного видения способов достижения налогоплательщиками экономического результата с меньшими затратами. Однако, для прохождения теста деловой цели сделки, налогоплательщик должен не только раскрыть обстоятельства экономического плана, но и подтвердить направленность действий на его исполнение в рамках управленческих решений, принимаемых самостоятельными субъектами экономической деятельности», – отмечает партнер ЮФ «Арбитраж.ру».

В российских судах продлен режим ограничений до 30 апреля, сообщили в Верховном суде.

Суды вправе самостоятельно принять решение о рассмотрении дел с учетом условий из-за коронавируса в каждом из субъектов РФ (источник ТАСС).

Ранее на «Клерке» писали, что ограничения в судах были введены сроком до 10 апреля.

По возможности судебные заседания было предписано проводить удаленно.

Министерство иностранных дел России оспаривает в арбитраже Москвы решение налоговой службы на более чем 8 млн рублей. Суд начнёт рассматривать иск 2 марта 2020 года, передаёт корреспондент ИА REGNUM.

Исковое заявление поступило 15 января 2020 года, к производству его приняли 20 января. На 3 марта назначено предварительное заседание. Ответчиком в споре выступает инспекция ФНС №4 по Москве, третьим лицом — Главное управления Пенсионного фонда РФ №10 по Москве и Московской области. Сумма иска – 8 012 194 рубля. Подробности спора неизвестны, кроме того, что МИД РФ подал заявление о признании решений и действий (бездействий) незаконными.

Напомним, 21 января 2020 года было сформировано новое правительство России. Глава МИД РФ Сергей Лавров, занимающий пост с марта 2004 года, сохранил его. В марте Лаврову исполнится 70 лет.