банкротство организации

Бухгалтер, с которой требовали все деньги, полученные по чековой книжке и внесенные в кассу организации, наконец закончила судебную эпопею.

Об этой истории мы начали писать почти год назад. При банкротстве организации конкурсный управляющий опротестовал в суде все сделки за последние три года перед началом банкротства, вплоть до снятия денег по чекам в кассу. Под удар попали не только бухгалтеры, но и кассиры, причем они все давно из фирмы уволились. Об этом рассказала коллегам в Фейсбуке бухгалтер Елена, которая и попала под каток нашей судебной системы.

Первая инстанция и апелляция были бухгалтером проиграны и только кассация отменила решения и отправила дело обратно в первую, на пересмотр.

Вчера в Красном уголке бухгалтера Елена написала, что первая инстанция пересмотрела дело и отказала конкурсному управляющему в иске. Все судебная нервотрепка (по словам Елены), заняла у неё 1,5 года.

«Клерк» поздравляет её с благополучным окончанием истории.

Крупная австрийская сеть супермаркетов Billa может лишиться объектов, которые достались ей от обанкротившейся сети «Я любимый». Сделки стоимостью более 1 млрд руб. оспаривает управление Федеральной налоговой службы (ФНС) по Москве.

Заявление о признании сделок недействительными подано в столичный арбитражный суд, узнал «Коммерсантъ». Судя по всему налоговики посчитали, что сделки совершены по ценам ниже рыночных.

Речь идет об одобрении передачи прав долгосрочной аренды девяти объектов в Москве и Подмосковье ООО «Билла» — российской «дочке» австрийской сети супермаркетов Billa (входит в Rewe Group). Стоимость сделок — более 1,3 млрд руб. с учетом НДС.

В 2017 году у сети «Я любимый» начались проблемы с операционной деятельностью и покупательским трафиком, а следующей весной стало известно, что все магазины сети может получить Billa. В 2018 году «Аматус» был признан банкротом, а часть объектов осталась в собственности компании.

Billa получила одобрение 91% кредиторов «Аматуса» и выплатила 80% средств, но, если суд примет сторону УФНС, соглашения могут быть расторгнуты, а права аренды — вернуться в конкурсную массу, говорят юристы.

При этом цена сделок с Billa была согласована сторонами с учетом независимой оценки аудиторской компании из «большой четверки» Ernst & Young (EY) и она превышала рыночную. За счет вырученных средств планируется покрыть порядка 30% от всех требований, включенных в реестр кредиторов «Аматуса». На июнь 2019 года долговые обязательства компании составляли 5,19 млрд руб. Крупнейший долг в 2,3 млрд руб.— перед структурой Сбербанка ООО «СБК Плюс». В число кредиторов также входят банк «Дом.РФ» (767 млн руб.), «Кредит Европа банк» (367,3 млн руб.) и др. Долг перед ФНС — 4,5 млн руб.

Интересантом на объекты «Я любимый» источники «Ъ» также называли X5 Retail Group («Пятерочка», «Перекресток», «Карусель»). В компании комментарий не предоставили. Но, как следует из протокола собрания кредиторов, если сделки будут оспорены, «Аматус» потеряет права аренды помещений, поскольку те не предусматривают возможность отчуждения аренды без согласия владельцев. А так как владельцы одобрили передачу аренды только Billa, реализовать права аренды и оборудования иным лицам на аналогичных условиях не удастся, отмечается в документе.

Подпункт 15 пункта 2 статьи 146 НК не соответствует Конституции РФ. Такой вывод сделал Конституционный суд.

Напомним, данный пункт гласит, что операции по реализации имущества должников, признанных в соответствии с законодательством РФ несостоятельными (банкротами), не признаются объектом налогообложения по НДС.

Суть спора заключалась в следующем: ООО приобрело у фирмы-банкрота свиней и получило счета-фактуры с выделенной суммой НДС и на основании этих счетов-фактур завило вычет по НДС.

Однако налоговики потребовали убрать вычеты и доплатить налог. Суды двух инстанций пришли к выводу, что в соответствии с подпунктом 15 пункта 2 статьи 146 НК операции по реализации имущества банкрота не подлежат обложению НДС. У продавца не было оснований выделять в счетах-фактурах сумму НДС, и покупатель был не вправе претендовать на налоговые вычеты.

Между тем буквальное содержание нормы не позволяют с определенностью установить, какие операции налогоплательщика — банкрота исключены из объекта налогообложения: все операции по реализации имущества банкрота, либо только составляющего конкурсную массу.

Это не исключает двойного налогообложения, когда НДС платит и покупатель, и продавец.

Поскольку на практике должники-банкроты выделяют НДС в счетах-фактуры, покупатель рассматривается в этом случае налоговым органом как не имеющий права на получение вычета. И это происходит несмотря на то, что у покупателя есть счет-фактура, по общему правилу дающая право на такой вычет.

Конституционный суд отметил, что Покупатели продукции контрагентов-банкротов ставятся в неясные условия налогообложения. Покупатель фактически платит НДС не только при покупке необходимой ему продукции, но и при реализации своей. При этом он не может ни истребовать НДС как необоснованно выставленный у продавца, ни вернуть его из бюджета.

Таким образом в НК должны быть внесены поправки.

В решении суда говорится:

Впредь до изменения НК указанная норма не подлежит применению в истолковании, исключающем предоставление вычета по НДС налогоплательщикам, которым предъявлена сумма НДС в цене продукции, произведенной организацией — банкротом в процессе ее текущей хозяйственной деятельности.

Покупатели продукции организации-банкрота имеют право на вычет по этому налогу, если не будет установлено, что конкурсный управляющий и покупатель продукции знали, что сумма НДС, учтенная в цене продукции, при имеющемся объеме и структуре долгов организации не могла быть уплачена в бюджет;

Налоговые органы не вправе доначислять покупателю НДС и отказывать ему в предоставлении вычета по НДС, если в ходе производства по делу о банкротстве ими не приняты были меры к прекращению организацией-банкротом текущей хозяйственной деятельности, в процессе которой произведена соответствующая продукция.

Этим летом «Клерк» следил за историей главного бухгалтера и кассира, с которых конкурсный управляющий банкротящейся фирмы пытался взыскать деньги, снятые ими по чековой книжке и внесенные в кассу организации. Им удалось отбиться в суде, правда не без помощи хороших юристов.

Но, оказывается, пострадать могут не только финансовые работники компаний. Конкурсные управляющие выставляют подобные претензии и к обычным работникам. Скриншотом угрозы простому инженеру поделились в Фейсбуке в одной из юридических групп.

Открыть оригинал изображения (720x960, 0.49 Мб)

Комментарии к письму от автора весьма саркастичны. Ведь конкурсный управляющий по сути шантажирует бывшего работника фирмы, грозясь признать его контролирующим лицом банкротящейся организации. Что повлечет попытку взыскания с него миллионов рублей.

Однако не все согласны с фактически оскорбительными выпадами в адрес КУ. Коллеги-юристы напоминают, что управляющий обязан оспаривать такие сделки. И если он не оспорит такое повышение зарплаты и не подаст иск (даже заведомо отказной) с него самого потом кредиторы взыщут неоспоренную сумму.

А что же делать простым работникам организаций, которые могут спустя несколько лет после увольнения попасть под каток банкротства бывшего работодателя? Ведь, получается, отобрать могут даже честно заработанную зарплату, просто потому, что конкурсному управляющему показалось подозрительным её повышение.

Больше всего в претензии КУ удивляет утверждение о том, что инженер знал о неплатежеспособности организации. При том что, судя по всему, зарплату ему платили исправно. И если подобные претензии в адрес директоров, топ-менеджмента и даже бухгалтерии объяснимы, то заявления о том, что технический персонал разбирается в финансовых вопросах и в курсе неплатежеспособности фирмы, никакой критики не выдерживают.

Конкурсный управляющий обанкротившейся «Русской Фильм Группы» (ООО «РФГ») — производителя фильма «Вий 3D» потребовал привлечь к субсидиарной ответственности китайскую China Film Group, а также актеров Джеки Чана и Арнольда Шварценеггера.

Они участвовали в съемках нового фильма продюсеров «Вия» — «Тайна печати дракона».

Соответствующее заявление уже направлено в Арбитражный суд, пишет «Коммерсантъ».

ООО РФГ было признано банкротом в декабре 2017 года по иску компании «Автокомплект», которая предоставила целевой заем на 30,5 млн руб. на производство фильма «Вий 3D». Заем не вернули, хотя картина стала одной из самых кассовых в российской истории, собрав в России и СНГ 1,2 млрд руб. Конкурсный управляющий полагает, что деньги были выведены из компании.

Продюсеры «Вия 3D» затем сняли сиквел — «Тайна печати дракона», в котором снялись, в том числе, Джеки Чан и Арнольд Шварценеггер. Его производством с российской стороны занималось ООО «Корпорация РФГ», которая, по мнению конкурсного управляющего фактическим является клоном обанкротившейся компании. С китайской стороны производством фильма занималась China Film Group.

Впрочем, по мнению юристов, шансов у таких требований относительно субсидиарной ответственности мало, но они могут усилить давление на должников.

В конце марта «Клерк» писал про историю, которую в Фейсбуке рассказала бывший бухгалтер акционерного общества, попавшего под банкротство. С неё взыскивают деньги, полученные ею по чековой книжке и внесенные в кассу организации.

Дело в том, что конкурсный управляющий опротестовал в суде все сделки за последние три года перед началом банкротства, вплоть до снятия денег по чекам в кассу организации.

В мае было рассмотрение этого дела в апелляционной инстанции и бухгалтер вновь проиграла суд.

Однако сегодня в Красном уголке бухгалтера появилось сообщение о том, что женщина пострадавшая от произвола конкурсного управляющего выиграла дело в кассационной инстанции.

Все предыдущие решения судов были отменены и дело отправлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Отметим что в этот раз бухгалтер предъявила суду квитанции к приходным ордерам.

«Клерк» продолжает следить за историей бухгалтера и кассиров банкротящейся организации, с которых требуют деньги, снятые по чековой книжке и внесенные в кассу фирмы.

Что суд потребовал от кассира

И сегодня в Фейсбуке появилась хорошая новость - конкурсный управляющий проиграл иск по взысканию с кассира 1 млн. 700 тыс. рублей. Главную роль сыграло то, что удалось найти корешки к приходным ордерам, по которым деньги вносились в кассу организации. Будет конкурсный оспаривать решение суда или нет, пока неизвестно.

А вот бухгалтер первую инстанцию проиграл. 15 августа будет рассмотрения дела в кассации. Пожелаем ей удачи.

В соответствии с подпунктом 15 пункта 2 статьи 146 НК операции по реализации имущества и (или) имущественных прав должников, признанных несостоятельными (банкротами), не признаются объектом налогообложения НДС. При этом указанным подпунктом 15 пункта 2 статьи 146 НК освобождение от НДС в отношении операций по выполнению работ и оказанию услуг не предусмотрено.

В связи с этим услуги по предоставлению имущества в лизинг, оказываемые налогоплательщиком нДС, признанным несостоятельным (банкротом), подлежат налогообложению НДС.

Об этом сообщает Минфин в письме № 03-07-14/51427 от 11.07.2019.

Что касается принятия к вычету конкурсным управляющим НДС по лизинговому платежу, полученному налогоплательщиком, признанным несостоятельным (банкротом), и подлежащему перечислению залоговому кредитору, следует отметить, то такие вычеты НДС нормами главы 21 НК не предусмотрены.

Нехорошая тенденция наметилась в делах о банкротстве. Арбитражные управляющие активно выискивают возможных должников компании-банкрота и подают на них в суд.

Ранее мы писали о бывшем бухгалтере акционерного общества, попавшего под банкротство. С женщины взыскивают деньги, полученные ею по чековой книжке и внесенные в кассу организации. Апелляция была, увы, проиграна, сейчас дело находится в кассационной инстанции.

Аналогичное обвинение предъявлено кассиру организации тоже из-за того, что она получала деньги по чековой книжке. Женщину не спасло даже предъявление корешков к приходно-кассовым ордерам, свидетельствующих о внесении денег в кассу. Суд потребовал от бывшего кассира документы, подтверждающие дальнейшую судьбу внесенных в кассу денег. В противном случае с нее взыщут 1,7 млн. рублей, которые эта женщина не присваивала.

Однако, как выясняется, под такой каток правосудия попадают не только бывшие сотрудники банкротящихся компаний, но их клиенты.

Купили автомобиль в автосалоне, который через несколько лет оказался на грани банкротства? Докажите, что расплатились с продавцом сполна!

Посетитель нашего форума рассказал, что с него Арбитражный суд в рамках дела о банкротстве автосалона требует предоставить квитанцию к ПКО на сумму, уплаченную им за автомобиль 4 года назад.

Существуют ли нормы закона, по которым физ.лицо, совершившее покупку автомобиля у юр.лица, обязывается хранить квитанции ПКО. Ведь при такой сделке оформляется приемо-сдаточный акт?

обанкротили продавца...Теперь дополнительно к договору и акту приема-передачи интересуются приходным.

В акте указано,что деньги получены в полном объеме...

— Аноним

Обсуждение этой темы происходит в теме форума «Арбитраж затребовал у физлица(покупатель) квитанции ПКО по сделке 4хлетней давности».

В конце марта «Клерк» писал про историю, которую в Фейсбуке рассказала бывший бухгалтер акционерного общества, попавшего под банкротство. С неё взыскивают деньги, полученные ею по чековой книжке и внесенные в кассу организации  Апелляция была, увы, проиграна, сейчас дело находится в кассационной инстанции.

Но главный бухгалтер не единственный бывший работник АО, попавший под каток нашей судебной системы.  С кассира организации, которая уволилась еще в 2015 году, требуют 1 млн. 700 тыс.рублей! И тоже из-за того, что она получала деньги по чековой книжке.

При этом кассиру удалось найти корешки к ПКО (скорее всего не без помощи руководства банкротящейся организации), однако суд посчитал, что этого мало. Судья потребовал от кассира документы о том, куда организация потратила деньги, снятые с расчетного счета и внесенные в кассу. Каким образом такие документы могли оказаться у уволившегося работника и почему они у него вообще должны быть, суд не посчитал нужным объяснить.

Рассмотрение дела отложено до 8 августа.

Инициировать банкротство организации могут:

  • руководитель;
  • кредиторы;
  • уполномоченные органы (налоговые службы, муниципальные образования).
У всех, кто имеет право обратиться в суд о признании банкротом — это право, а у самого должника такая процедура является и правом и обязанностью.

Об этом напоминает УФНС по Ульяновской области.

Обязанностью руководителя является обращение в арбитражный суд в следующих случаях:

— удовлетворение требований одного/нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения должником денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей и/или иных платежей в полном объеме перед другими кредиторами;

— уполномоченным учредительными документами органом юрлица принято решение об обращении в суд с заявлением должника;

— органом, уполномоченным собственником имущества должника — унитарного предприятия, принято решение об обращении в суд с заявлением должника;

— обращение взыскания на имущество юрлица существенно осложнит/сделает невозможной его хозяйственную деятельность;

— юрлицо отвечает признакам неплатежеспособности (недостаточности имущества).

Кредиторы вправе подать заявление на должника в суд в любое время, а для должника срок подачи заявления не должен превышать 1 месяц с момента, когда выяснились обстоятельства, приведшие к банкротству.

Также сроки установлены для ликвидационной комиссии (ликвидатору). Председатель ликвидационной комиссии (ликвидатор) обязан подать соответствующее заявление в арбитражный суд не позднее 10 дней с момента появления соответствующих признаков. Иначе ликвидационной комиссии (ликвидатору) придется нести субсидиарную ответственность перед кредиторами.

За неподачу заявления в суд и за нарушение срока подачи ы. 5 ст. 14.13 КоАП предусмотрен штраф:

  • в отношении граждан — в размере от 1 000 до 3 000 рублей;
  • в отношении должностных лиц — от 5 000 до 10 000 рублей.
За повторное такое нарушение в течение одного года (ч. 5.1 ст. 14.13 КоАП РФ) арбитражный суд может применить следующее наказание:

  • на граждан — административный штраф в размере от 3 000 рублей до 5 000 рублей;
  • на должностных лиц — дисквалификацию на срок от 6 месяцев до 3 лет.

Страховые взносы в размере 0,02% за каждого работника на случай банкротства и невыплат зарплат могут обязать платить работодателей. Автором инициативы является глава Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников.

Пакет законопроектов уже направлен в Правительство для получения заключения, пишет «Парламентская газета». В него входят проект федерального закона «Об обязательном социальном страховании на случай утраты причитающейся работнику заработной платы вследствие несостоятельности (банкротства) работодателя и о внесении изменений в отдельные законодательные акты», изменения в Трудовой, Бюджетный и Налоговый кодексы РФ.

Как поясняет автор проекта, сейчас право на оплату труда работников предприятий-банкротов призван защитить Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)». Согласно закону, требования об оплате труда лиц, работающих по трудовым договорам, удовлетворяются во вторую очередь после удовлетворения требований по текущим платежам, связанным с судебными расходами по делу о банкротстве и выплатой вознаграждения арбитражному управляющему и специалистам, которых он обязан привлекать.

«Однако на практике существует удручающая ситуация с миллионными задолженностями по зарплатам у предприятий, проходящих процедуру банкротства, которая с каждым годом усугубляется», — отмечает Крашенинников.

По его словам, общее число банкротств растёт. За первый квартал 2019 года количество предприятий-банкротов увеличилось по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года на 2,4%, а по сравнению с таким же периодом 2014 года — на 9,9%.

По информации, представленной Минтрудом, в 2018 году было зарегистрировано 839 организаций с задолженностью 5 545 726,39 рублей, а по состоянию на 1 апреля 2019 года — 861 организация с задолженностью 5 568 823,07 рублей. Крашенинников утверждает, что к нему поступало очень много обращений граждан и должностных лиц с просьбой урегулировать эту проблему на законодательном уровне

Финансирование расходов на выплату страхового обеспечения, по замыслу автора, будет осуществляться за счёт средств Фонда социального страхования, формируемых от уплаты новых страховых взносов. При этом тариф страховых взносов предлагается установить путём перераспределения действующих тарифов страховых взносов, подлежащих уплате работодателем, то есть увеличения общей суммы социальных отчислений не произойдёт.

Если документы будут приняты, то страховым случаем будет являться наличие задолженности работодателя по заработной плате перед работником по состоянию на день принятия судом любого решений по делу о банкротстве.

Страховые выплаты будут осуществляться в размере задолженности по заработной плате, образовавшейся у страхователя перед застрахованным лицом за три последних календарных месяца, предшествующих дате возбуждения производства по делу о банкротстве страхователя. Если же увольнение произошло до даты возбуждения производства по делу о банкротстве страхователя — то за три месяца, предшествующих месяцу увольнения, но в пределах года до даты возбуждения производства по делу о банкротстве.

Тарифы страховых взносов будут распределяться так: на обязательное пенсионное страхование — 26%, на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством — 2,9%, на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством в отношении выплат и иных вознаграждений в пользу иностранных граждан и лиц без гражданства, временно пребывающих в РФ, — 1,78%. На обязательное медицинское страхование — 5,1%, на обязательное социальное страхование на случай утраты причитающейся работнику заработной платы вследствие несостоятельности (банкротства) работодателя — 0,02 процента1.

1 Прим.редакции — тарифы приведены в соответствии с публикацией на сайте «Парламентской газеты», на самом деле на обязательное пенсионное страхование работодатели уплачивают 22%.

В конце марта «Клерк» писал про историю, которую в Фейсбуке рассказала бывший бухгалтер акционерного общества, попавшего под банкротство. С неё взыскивают деньги, полученные ею по чековой книжке и внесенные в кассу организации.

Дело в том, что конкурсный управляющий опротестовал в суде все сделки за последние три года перед началом банкротства, вплоть до снятия денег по чекам в кассу организации. Главный кредитор, заявивший требования, как обычно, ФНС.

Сегодня в Красном уголке бухгалтера появилось сообщение о том, что дело проиграно в апелляционной инстанции. Суд не принял во внимание аудиторское заключение, согласно которому организация не имела признаков неплатежеспособности. Он встал на сторону конкурсного управляющего, который в своем отзыве сделал вывод о недостоверности бухгалтерской отчетности просто потому, что ему не были переданы указанные там мат.запасы и документы, подтверждающие дебеторскую задолженность. Таким образом, суду было заявлено о том, что при наличии признаков неплатежеспособности, организация выводила средства, в том числе и через снятие денег по чековой книжке.

Доказать внесение денег в кассу бухгалтеру сложно, ввиду отсутствия у него документов, это подтверждающих. Впрочем, судя по сложившейся ситуации, даже если бы они у неё были, в суде могли бы и заявить, что они поддельные.

Пострадавшая (а трудно подобрать другое слово в сложившейся ситуации) от произвола конкурсного управляющего уже мало надеется на справедливость, но все-таки будет судиться дальше. Пожелаем ей удачи.

При банкротстве взносы на ОПС погашаются во вторую очередь вместе с долгами по зарплате.

Сбербанк оспаривал конституционность норм Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», устанавливающих, что применительно к требованиям кредиторов по текущим платежам во вторую очередь удовлетворяются требования об оплате труда лиц, работающих по трудовому договору, требования о выплате выходных пособий.

Как указал КС, требования кредиторов по текущим платежам удовлетворяются в следующей очередности:

  • в первую очередь — платежи, связанные с судебными расходами по делу о банкротстве (вознаграждение арбитражному управляющему и т.д.);
  • во вторую очередь — требования об оплате труда лиц работников;
  • в третью очередь — требования об оплате деятельности лиц, привлеченных арбитражным управляющим для обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей;
  • в четвертую очередь — требования по эксплуатационным платежам (коммунальным платежам, и т.д.);
  • в пятую очередь — требования по иным текущим платежам.
Камнем преткновения стали страховые взносы на ОПС. По мнению Сбербанка, они не должны быть включены во вторую очередь наравне с требованиями об оплате труда и их следует включать в пятую очередь.

Добавим, речь идет о процедуре конкурсного производства в отношении должника ОАО «Амурметалл», которая была введена 3 октября 2013 года.

Заявитель полагает, что подобная правоприменительная практика создает необоснованное преимущество требований об уплате взносов на обязательное пенсионное страхование перед частноправовыми требованиями, в частности, требованиями, обеспеченными залогом имущества должника.

Между тем КС вынес Определение № 856-О от 11.04.2019, в котором в принятии к рассмотрению жалобы Сбербанка было отказано.

Суд указал, что взносы должны платиться во вторую очередь, а не в пятую.

Как пишет «Коммерсантъ», данное решение КС заставит банки пересмотреть риски при залоговом кредитовании низкорентабельных компаний, близких к банкротству,— оно мотивирует банки тщательнее оценивать перспективы кредитуемых, не воспринимая залог как безусловную защиту кредита. Потенциальная экономия на соцплатежах без нарушения закона для таких заемщиков больше не может быть аргументом при кредитном решении.

Совет Федерации готовит законопроект о создании государственного Центра санации бизнеса.

Речь идет о создании фонда, чтобы защитить работников предприятий, в том числе застройщиков, которые обанкротились, передает РБК.

Автор инициативы — сенатор Максим Кавджарадзе.

Пока проект находится только на стадии идеи, однако в дальнейшем может стать законопроектом.

В России растет число банкротств среди юрлиц, говорится в проекте пояснительной записки. Реабилитационные процедуры — финансовое оздоровление и внешнее управление — не распространены.

В связи с этим в целях предупреждения банкротств юридических лиц и восстановления их платежеспособности предлагается создать Центр санации бизнеса в форме акционерного общества, единственным участником которого является РФ.

С помощью новой структуры бизнес, находящийся в сложной ситуации, получит возможность информационной, аналитической и юридической помощи, реструктуризации долговых обязательств, привлечения санатора и инвестора для предупреждения банкротства и восстановления своей платежеспособности.

Предполагается, что Центр санации будет являться площадкой, на которой бизнесмены смогут взаимодействовать с банками, инвестиционными фондами, экспертными организациями и кредиторами.