блокировка банковских операций

Сбербанк проиграл дело в суде, касающееся ограничения распоряжения денежными средствами, находящимися на расчетном счете организации. АС Московского округа в постановлении № Ф05-8788/2019 от 24.06.2019 по делу № А40-137121/18 признал действия банка незаконными.

В суд обратилась компания, являющаяся клиентом банка. Ею было получено требование о предоставлении в банк документов в срок до 7 рабочих дней с даты получения запроса в соответствии с п. 14 ст. 7 федерального закона № 115-ФЗ от 07.08.2011 г. «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Список был весьма внушительный: договоры с определенными контрагентами; счета-фактуры; накладные; авансовые отчеты; информация о количестве сотрудников организации и подтверждение выплат им заработной платы и многое другое. Документы были в банк предоставлены в полном объеме и в срок.

Однако, Сбербанк заблокировал организации «Сбербанк Бизнес Онлайн» и предложил добровольно закрыть счет. Компания посчитала, что её деятельность частично парализована и она лишена возможности полноценно вести предпринимательскую деятельность, поэтому подала в суд.

Суды всех трех инстанций признали действия банка незаконными. Они указали, что законом 115-ФЗ не закреплены неограниченные правомочия банков, в том числе по блокировке доступа к дистанционной системе по расчетному счету клиента. При этом они обратили внимание на то, что организация предоставила Сбербанку всю запрашиваемую информацию, подтверждающую, что её сделки носят реальный характер, расходование денежных средств производилось в соответствии с целями осуществления предпринимательской деятельности.

Банком не были представлены доказательства, что её клиент является экстремистской организацией, фигурирует в списках террористов, с учетом возможной аффилированности, а также того, что банковские операции клиента за спорный период были запутанными, неочевидными, не имели реальной цели, а наоборот, преследовали цели по легализации денежных средств, полученных преступным путем, а равно преследовали иную противоправную цель.

При этом, суд первой инстанции указал, что сами по себе обстоятельства — размер уставного капитала, выписка по счету не заверена, к договорам перевозки не представлены заявки, транспортные накладные, выписка из банка не информативная — не могут являться основанием для вывода, что организация осуществляет сомнительные операции, о чем указывал в своем отзыве Сбербанк.

Суды, учли, что положениями пункта 11 статьи 7 115-ФЗ, предусмотрено право кредитной организации на отказ от операции, если операция (конкретная) признана подозрительной, тогда как банк в одностороннем порядке заблокировал доступ к системе дистанционного банковского обслуживания по расчетному счету в целом, а не конкретной операции.

Девятый арбитражный апелляционный суд в своем постановлении  по этому делу также указал на то, что банки не имеют права полностью приостанавливать операции по счету. Они могут только заблокировать подозрительную операцию. Право выносить решение о блокировке всех операций принадлежит Росфинмониторингу, если у него будут для этого достаточные основания.

2028 ЦБ РФ

Растущее число клиентов банков, пострадавших из-за отказа в проведении операций, смутило даже Центробанк, который сам требовал от банкиров ужесточать контроль, пишут «Ведомости».

Очевидно, что необходимо менять действия ЦБ — чтобы не возникало чрезмерного давления на добросовестных клиентов, признала председатель ЦБ Эльвира Набиуллина на встрече с банками, организованной ассоциацией «Россия». По ее словам, ЦБ и Росфинмониторинг планируют пересмотреть признаки сомнительных операций и сократить перечень оснований для отказа в их проведении. Черный список компаний и людей, которым банки уже отказали в обслуживании из-за подозрений в легализации доходов, будет пересмотрен.

Сами банки должны внимательно относиться к клиентам, а не слепо применять формальные критерии, призвала Набиуллина. В ноябре 2017 г. ЦБ даже выпустил методические рекомендации, призывая банки комплексно анализировать действия клиента, прежде чем отказать в операции. Сейчас ЦБ думает о создании сервиса проверки компаний на соблюдение антиотмывочного законодательства, рассказала Набиуллина, подобный опыт есть в Сингапуре.

Бизнес столкнулся с огромной проблемой – власти требуют от банков, чтобы они наравне с ними осуществляли контроль над всеми операциями клиентов, негодует владелец сети кофеен Алексей Петропольский: «В результате банк вынужден закручивать гайки всем без исключения».

Информацию обо всех отказах банки направляют в Росфинмониторинг, откуда она поступает в ЦБ. Регулятор формирует списки отказников и рассылает их во все банки, об обновлении списков становится известно в течение недели. Первый раз такие списки российские банки получили в июне 2017 г., в них вошла информация с января 2016 г.

Клиент может обжаловать решение о включении его в черный список сначала в банке, затем в созданной весной 2018 г. межведомственной комиссии и в суде. Но клиент не всегда знает, в какой банк обращаться за реабилитацией, кто и за что включил его в список, признает топ-менеджер крупного банка. К середине сентября 2018 г. банки реабилитировали более 6400 клиентов. Сколько всего клиентов в черном списке, Росфинмониторинг не раскрывает.

На реабилитацию бизнеса уходит много времени – случается, что компании по полгода не могут добиться разблокировки средств и получить возможность открывать новые счета.

С сентября обязаны блокировать нетипичные для их клиента и просто подозрительные операции. Дорогая покупка, вход в личный кабинет с нового гаджета и даже нехарактерная для данного человека манера нажатия клавиш могут стать поводом для звонка из банка. О новых правилах написала «Российская газета».

Есть много параметров, которые позволяют банку определить, что платежное поведение клиента стало не типичным для него, рассказал «РГ» представитель Банка России. Признаком подозрительной транзакции, например, может являться случай, когда по одной и той же карте расплачиваются в отдаленных друг от друга местах через краткий промежуток времени. Это может говорить о том, что злоумышленник сделал копию карты жертвы и пытается через нее обналичить деньги.

Другими критериями могут быть нетипичный объем транзакции (у каждого клиента он свой) или множество переводов с одной карты на другие карты, причем одновременно и на большие суммы. Еще один пример — со счета юридического лица идут одновременные переводы на счета физлиц в разные регионы с невнятным или подозрительным обоснованием платежа.

Есть много других параметров, учитываемых банками в поведенческом анализе. Например, репутация устройства, используемого для платежа. «Подключение к системе нового устройства — это уже подозрительный признак, — говорит Александр Ермакович, руководитель Kaspersky Fraud Prevention. — Также существуют заведомо подозрительные устройства и конфигурации программного обеспечения, которые с высокой вероятностью используются мошенниками».

Так что клиентам лучше вести себя предсказуемо, «действовать по шаблону». В ЦБ РФ вообще советует предупреждать свой банк об оплате картой крупной покупки (крупной именно для вас), а также о покупках за границей перед отъездом из России.

С 27 сентября, после вступления в силу закона о блокировке и возврате мошеннических платежей, постоянный мониторинг переводов будут вести все банки. Закон регламентирует их действия в случае срабатывания антифрод-системы (система, предназначенная для оценки финансовых транзакций в Интернете на предмет подозрительности— прим.редакции): банк интересуется у клиента, сделан ли платеж именно им, и либо немедленно возобновляет исполнение операции, либо аннулирует ее и сообщает подробные сведения об инциденте в Банк России, а тот эту информацию анализирует, обобщает и регулярно оповещает все банки о методах атак и о счетах дропперов, через которые хакеры обналичивают деньги. Если за два дня связаться с клиентом не удается, банк обязан автоматически разблокировать транзакцию.