Законопроекты о конфискации денежных средств, законность получения которых невозможно доказать, касаются чиновников, которые по должности обязаны декларировать свое имущество.

Об этом говорится в ответе Минюста на запрос РБК о проекте поправок в закон «О противодействии коррупции» и статью 235 Гражданского кодекса.

В министерстве пояснили, что законопроекты призваны создать механизм обращения в доход государства подозрительных денежных средств, поступивших на счета чиновников, обязанных подавать декларации. Конфискация станет возможной, «если сумма таких денежных средств превышает общий доход этих лиц за отчетный период и предшествующие ему два года и в отношении них не предоставлены достоверные сведения, подтверждающие законность их получения».

Под действие новых законопроектов подпадают госслужащие федерального и регионального уровней, муниципальные служащие и другие лица, которые по закону обязаны декларировать как свое имущество, так и доходы близких родственников — супругов и несовершеннолетних детей.

Конфискация средств станет возможна после проверки законности доходов и по решению суда. Кроме того, в Минюсте уточнили, что изменения потребуется вносить и в Бюджетный кодекс, чтобы определить, куда следует зачислить изъятые средства.

Сейчас конфискации по закону подлежат лишь некоторые виды активов: недвижимость, автомобили, яхты и ценные бумаги. Под действие закона не подпадают наличные и средства на счетах в банках, драгоценности и активы в иностранных трастах. В ноябре 2019 года Конституционный суд признал законной конфискацию имущества дальних родственников и знакомых коррупционеров.

В соответствии с нормами Бюджетного кодекса, средства, конфискованные в рамках коррупционных дел, зачисляются в бюджет Пенсионного фонда.

Ранее газета «Известия» сообщила, что Министерство финансов предложило поправки, по которым конфисковывать можно будет и денежные средства, законность получения которых невозможно доказать.

Госзаказчики нередко стремятся затягивать приемку выполненных работ и их оплату, добиваясь так называемых «откатов». Или же не платить вовсе, инициируя против исполнителей заказные уголовные дела. При этом товары, как правило, поставщику не возвращаются, а результаты работ и услуг используются.

Мер по пресечению подобного поведения заказчиков недостаточно, говорится в недавно представленном ежегодном докладе бизнес-омбудсмена Бориса Титова.

Общественный омбудсмен в сфере противодействия коррупции Дина Крылова отметила, что распространена практика оспаривания выполненных работ, несмотря на наличие акта госкомиссии и подтверждающих документов, а также фото- и видеоматериалов. Для обоснования используются недостоверные результаты судебных экспертиз, проводимых аффилированными организациями. Так, заказчик может под надуманным предлогом отстранить исполнителя (чаще всего в строительной сфере) от работ без оплаты того, что уже выполнено. Затем приглашается «свой» подрядчик, который, выполнив лишь завершающую часть, получает от заказчика полную оплату всего заказа.

Она заявила, что коррупционные проявления в госзакупках можно типизировать, а затем и ослабить принятием нескольких общих мер.

У 11 крупнейших контрольно-надзорных органов есть так называемые карты коррупционных рисков, в которых перечислены типичные коррупционные проявления. Карты публичны, они вывешиваются на сайте ведомства. Их наличие облегчает обжалование незаконных действий должностных лиц ввиду предусмотренных самим ведомством мер реагирования, а также снимает необходимость доказывания коррупционности действий, т.к. соответствующий перечень определен самим ведомством.

Еще в 2017 году карта коррупционных рисков должна была появиться у МВД, однако ведомство всячески уклоняется от ее имплементации. Между тем, если в ней в качестве коррупционных действий будет указано возбуждение уголовных дел против исполнителя госзаказа при наличии актов приемки результатов, это значительно облегчит их обжалование.

Также должны быть введены карты коррупционных рисков заказчиков госзакупок, считает общественный омбудсмен. Курирующими их ведомствами могут стать ФАС (на этапе торгов) и органы прокуратуры (на этапе приемки и оплаты исполненного госзаказа).

Минфин РФ с 2019 года направляет конфискованные в рамках коррупционных дел деньги, а также средства от продажи незаконно нажитого имущества на выплату страховых пенсий. Об этом говорится в проекте доклада об итогах деятельности министерства за прошлый год.

«С 2019 года денежные средства, конфискованные в рамках борьбы с коррупцией, а также средства от распоряжения и реализации конфискованного и иного имущества, полученного в результате совершения преступлений коррупционной направленности и обращенного в доход РФ, зачисляются в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации и направляются на выплату страховых пенсий», — цитирует документ ТАСС.

В начале марта глава Следственного комитета Александр Бастрыкин заявил, что в прошлом году его ведомство направило в суды более восьми тысяч дел о коррупции.

435 ФСБ

Президент Владимир Путин поручил активно очищать от криминала стратегически важные отрасли экономики. Об этом он заявил на коллегии ФСБ.

Кроме того, Путин потребовал соблюдать права граждан и хозяйствующих субъектов и «не формально, а по делу» реагировать на информацию о нарушении прав предпринимателей со стороны надзорных органов. Президент отметил, что одними из приоритетов в деятельности ФСБ должны оставаться обеспечение экономической безопасности и противодействие коррупции.

Он призвал использовать опыт по выявлению преступных схем в финансовой и налоговой сферах, в топливно-энергетическом и оборонно-промышленном комплексах.

Глава государства также поручил контролировать расходование средств на нацпроекты, но при этом не препятствовать работе соответствующих госорганов и коммерческих структур.

«Это должна быть работа, нацеленная на конечный результат. От вас тоже очень много здесь зависит. Нужно наладить жесткий контроль за прохождением этих огромных финансовых потоков, но при этом, хочу на это тоже обратить внимание, не мешать работе соответствующих государственных и коммерческих структур», — цитирует президента ТАСС.

Служба должна заниматься антикоррупционной защитой нацпроектов вместе с МВД, Генпрокуратурой, Счетной палатой и Росфинмониторингом, отметил он.

Минюст планирует смягчить законодательство о противодействии коррупции, предусмотрев случаи, когда несоблюдение установленных запретов, ограничений и требований «вследствие обстоятельств непреодолимой силы» не является правонарушением.

Уведомление о разработке поправок в закон ведомство разместило на портале проектов нормативно-правовых актов. В нем говорится, что поправки готовятся во исполнение одного из пунктов Национального плана противодействия коррупции на 2018–2020 гг., а в их разработке вместе с Минюстом участвуют Минтруд, МВД, Генпрокуратура и Следственный комитет. Доклад о необходимых изменениях в федеральный закон «О противодействии коррупции» уже внесен в правительство, пишут «Ведомости».

По действующему закону оценивать коррупционные правонарушения уполномочены комиссии по соблюдению требований к служебному поведению. В случае установления ими обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии вины, действие чиновника не может быть квалифицировано как коррупционное правонарушение. Но иногда соблюдение ограничений и запретов, требований о предотвращении или урегулировании конфликта интересов невозможно в силу объективных причин, при этом освобождение от ответственности законодательством не предусмотрено, говорится в уведомлении. Такое освобождение возможно, если несоблюдение требований вызвано объективными обстоятельствами, сделавшими невозможным соблюдение запретов, отмечает Минюст.

На запрос агентства ТАСС в министерстве ответили, что речь идет, например, о ситуациях, когда бывшие члены семьи госслужащего не соглашаются представлять для декларации сведения о доходах и расходах общих детей. Другой случай — отдаленные и малочисленные или закрытые населенные пункты, где родственники чиновников работают в сферах, которые эти чиновники курируют. Избежать конфликта интересов такого рода удается не всегда. Еще один пример, который привели в Минюсте, — длительное тяжелое заболевание, которое может стать препятствием на пути соблюдения антикоррупционных запретов, ограничений, требований и обязанностей. Устанавливать «объективность» форс-мажорных обстоятельств будет комиссия по конфликту интересов.

Эксперты отмечают, что в последние годы наметился тренд на смягчение антикоррупционного законодательства. Так, в 2018 г. были инициированы поправки, позволяющие не увольнять чиновника за коррупционное правонарушение, а выносить ему выговор.

Россия оказалась на 137-м месте из 180 в списке стран по уровню коррупции, который подготовила Transparency International, пишет «Forbes».

Transparency International опубликовала ежегодный отчет об уровне коррупции в разных странах мира. Россия заняла в нем 137-е место из 180, набрав 28 баллов (чем больше – тем лучше). Для сравнения, у лидеров рейтинга Дании и Новой Зеландии по 87 баллов, у ставшей третьей Финляндии – 86 баллов. Россия поднялась на одну строчку в сравнении с рейтингом прошлого года.

Страна делит позицию с такими государствами, как Кения, Ливан, Либерия, Уганда, Мавритания, Парагвай, Доминиканская республика и Папуа – Новая Гвинея.

Выше России в рейтинге оказались, например, Украина, Киргизия, Азербайджан, Молдавия, Казахстан, Армения, Белоруссия и Грузия, а также Эстония, Латвия и Литва. Хуже рейтинг, чем у России, среди бывших республик СССР только у Таджикистана, Узбекистана и Туркменистана.

Самой коррумпированной страной мира признана Сомали, немногим лучше обстоят дела в Южном Судане, Сирии, Йемене и Венесуэле.

Количество баллов, присуждаемых России, практически не меняется из года в год: в 2015-2017 годах Россия получала по 29 баллов, с тех пор — 28 баллов. Позиция страны в рейтинге при этом менялась от 119-го в 2015 году до 138-го в 2018-м.

«Системное противодействие коррупции подменялось точечными уголовными делами, существующие антикоррупционные инструменты не развивались», — говорится в пресс-релизе российского отделения Transparency International.

Transparency International предложила России предпринять несколько шагов для повышения устойчивости системы перед коррупцией: гарантировать, чтобы решения касательно бюджета и действий властей не диктовались личными связями и интересами, урегулировать лобби, совершенствовать законы, касающиеся конфликта интересов, следить за честностью избирательного процесса и защищать активистов и журналистов.

Вскоре объявят о создании специального фонда, призванного полностью перехватить у несистемной оппозиции повестку борьбы с коррупцией. Фонд будет курироваться администрацией президента, при этом крупнейшие компании попросят оказать новой структуре необходимую поддержку.

Среди основных планируемых направлений деятельности создаваемого спецфонда –антикоррупционные расследования, выплата вознаграждений за сообщения о коррупционных преступлениях. На должность руководителя данной структуры рассматривается один из околокремлевских юристов-общественников.

Одной из ключевых задач в деятельности спецфонда будет вынесение антикоррупционной борьбы за рамки борьбы политической, придание ей универсального характера, что ещё ярче продемонстрирует «заказную» работу структур Навального и других платных расследователей.

Создаваемая структура обозначит концепцию 9 шагов движения к безкоррупционному обществу: 

  • наказание за коррупционные преступления вплоть до пожизненного;
  • отсутствие срока давности по коррупционным преступлениям;
  • неприменение УДО для отбывающих наказание за коррупционные преступления;
  • вознаграждения для граждан, сообщающих о фактах коррупции;
  • максимально жесткое наказание за дачу взятки;
  • премия для журналистов за лучшее расследование на данную тему;
  • создание базы данных по осужденным за коррупционные преступления;
  • пожизненный запрет уличенным в коррупции чиновникам занимать должности на госслужбе;
  • пожизненный финансовый контроль для отбывших наказание коррупционеров.
Вместе с тем, будет предложено рассматривать коррупционные дела с участием суда присяжных. Есть подозрения, что именно эта тема станет одной из ключевых в предстоящем послании Президента Федеральному собранию, наряду с темой повышения доходов населения и борьбы с бедностью.

Басманный районный суд Москвы во вторник арестовал на два месяца начальника управления таможенного дознания Федеральной таможенной службы (ФТС) генерал-лейтенанта Александра Кизлыка и его заместителя генерал-майора Алексея Серебро.

В их отношении, а также против еще трех сотрудников ФТС СКР возбудил уголовное дело по ст. 285 ч. 3 УК «злоупотребление полномочиями, повлекшее тяжкие последствия» (до 10 лет лишения свободы), пишут «Ведомости». По сообщению информагентств, следователь СКР заявил в суде, что уголовное дело в отношении арестованных, а также заместителей начальников Внуковской и Домодедовской таможен Константина Мишина и Юрия Черкашина и сотрудника ФТС по фамилии Шурыгин было возбуждено 22 декабря.

Материалы об аресте этих трех таможенников в Басманный суд во вторник не поступали, по словам источника в правоохранительных органах, после допроса им была избрана мера пресечения, не связанная с арестом. Аресту таможенников предшествовали проведенные в понедельник обыски по местам их работы и жительства, в ходе которых были изъяты документы и электронные носители информации, а у Кизлыка, по словам следователя, — $600 000, 600 000 евро, дорогие часы и 1 кг золота. Сам Кизлык заявил в Басманном суде о своей невиновности.

По словам источника в правоохранительных органах, уголовное дело в отношении таможенников возбуждено по информации, полученной в ходе расследования уголовных дел о взятках низовых руководителей отделов Домодедовской и Внуковской таможен. Эти взятки брались с граждан, провозивших незадекларированную валюту и ценности, как раз за переквалификацию уголовных дел в административные.

Около 48 тысяч предпринимателей приняли участие в очередном независимом опросе в рамках проекта Торгово-промышленной палаты РФ «Бизнес-барометр коррупции» (есть в распоряжении «РГ»).

Впервые за четыре года этой программы предпринимателей спросили, что должно сделать государство, чтобы достичь максимального эффекта в борьбе с коррупцией. 50 процентов предприниматели считают, что необходимо ужесточить ответственность для коррупционеров. С конкретным предложением выступил каждый третий: активнее применять конфискацию имущества у недобросовестных госслужащих.

Также впервые был предложен вопрос: при каких условиях бизнесмены готовы внедрять антикоррупционные меры в свою деятельность? Каждый третий согласился бы, если за это получит снижение налоговой нагрузки или преференции при участии в государственных и коммерческих закупках. А каждый четвертый готов ввести антикоррупционные меры, если государство компенсируют затраты на них.

Впрочем, бороться с коррупцией становится все труднее. Вместо взяток и подарков чиновники теперь навязывают бизнесу платные услуги. Например, при получении справок, лицензий, разрешений, при госзакупках. Почти в два раза участились такие случаи в природоохранной сфере, делают выводы исследователи. Также весьма распространено сегодня использование личных связей предпринимателей и участие чиновников в частном бизнесе. Эти варианты набрали по 43 процента.

Голосовали коммерческие организации индивидуальные предприниматели некоммерческие организации. Впервые в опросе приняли участия самозанятые. По сравнению с опросом первого полугодия 2019 года, выросло число предпринимателей, которые постоянно сталкиваются с проявлениями коррупции в своей деятельности. А тех, кто с ней никогда не сталкивался, стало меньше.

Глава «Национального антикоррупционного комитета», член СПЧ Кирилл Кабанов предлагает приравнивать хищение бюджетных средств к государственной измене и сажать за это на срок до 25 лет.

Об этом Кабанов рассказал РИА Новости 9 декабря, в Международный день борьбы с коррупцией.

По его мнению, вопрос о досрочном освобождении и амнистии коррупционеров можно ставить, только если они возместили ущерб.

На сегодняшний день коррупция, по оценке Кабанова, угрожает не только экономике, но и национальной безопасности России. Кроме того, коррупция «является раздражающим внутриполитическим фактором».

«У людей возникают претензии, когда они не понимают, куда тратятся деньги, когда не понимают, как проходят процессы управления, а деньги тратятся большие, как в Москве, например, — естественно, рейтинг доверия падает. Для этого должна быть более прозрачная система и люди должны видеть реальные результаты», — полагает эксперт.

Продолжает раскручиваться дело бывшего полковника МВД Дмитрия Захарченко. На этот раз под домашний арест отправили его знакомую – некую Людмилу Тучкову.

Женщине предъявлены обвинения в незаконной банковской деятельности и участии в преступном сообществе.

По версии следствия Захарченко принимал участие в обнальной схеме, в которой был задействован банк «Новое Время». Дело в отношении бывших руководителей банка «Новое Время» было возбуждено в августе 2019 года. Согласно материалам дела, на базе банка работала обнальная площадка, в которую, кроме кредитного учреждения, входили еще 200 компаний в России и шесть за границей. Через них были выведены более 5,4 млрд рублей. Все трансакции обнальной площадки отображались в закрытой банковской системе в Интернете. По версии следствия, Тучкова работала одним из «операторов» этого «портала» — обрабатывала заявки от клиентов. 

Напомним, что Дмитрий Захарченко – бывший сотрудник органов внутренних дел, полковник полиции, кандидат экономических наук. Получил известность в результате скандала в сентябре 2016 года. Ему, занимавшему тогда должность временно исполняющего обязанности начальника одного из управлений Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России, были предъявлены обвинения в коррупции и злоупотреблении полномочиями, а сам он был арестован и уволен из органов внутренних дел.

Конституционный суд не нашёл противоречий с Основным законом в нормах, которые позволяют изымать в пользу государства имущество, если его приобрели на доходы, законность которых не подтверждена любыми лицами, а не только чиновниками и членами их семей, указанными в законе о контроле за расходами госслужащих.

Об этом говорится в отказных определениях Конституционного суда по жалобам экс-полковника МВД Дмитрия Захарченко, его родных и знакомых, пишут «Ведомости».

2017 г. Никулинский суд Москвы изъял у заявителей имущество на сумму более 9 млрд руб., придя к выводу, что официальные заработки Захарченко и членов его семьи явно не позволяли приобретать автомобили и недвижимость в таком количестве.

Заявители, в числе которых родители Захарченко, его сестра и бывшие подруги, усомнились в правомерности применения к ним норм о контроле за расходами чиновников, ведь они не обязаны подтверждать законность происхождения средств, на которые приобреталось имущество. А прямых доказательств того, что источником этих средств были незаконные доходы Захарченко, Генпрокуратура представить не смогла.

КС напомнил, что подобная конфискация «относится к особым правовым мерам» и направлена на эффективное противодействие коррупции и защиту конституционно значимых ценностей. Спорные нормы не противоречат Конституции, поскольку не предполагают принятия произвольных решений об обращении имущества в доход государства. Проверка же законности и обоснованности вынесенных в отношении заявителей решений в полномочия КС не входит.

Фактически Конституционный суд поставил точку в этом споре и теперь в доход государства может быть обращено имущество любого человека, если он не докажет законность его происхождения, констатирует адвокат Захарченко Александр Горбатенко. Причем доказывать это следует при помощи справки из налоговой по форме 2-НДФЛ, потому что, как показала практика, другим доказательствам суды не верят. Адвокат напоминает, что после решения по делу Захарченко число подобных дел резко выросло. Пока законодатели только обсуждают возможность распространения действия закона о контроле за расходами чиновников на более широкий круг лиц, не ограниченный членами их семьи, суды де-факто уже это сделали.

На сайте Госдумы размещен материал, дающий некоторые разъяснения по антикоррупционному законодательству. Их дал Председатель Комитета по безопасности и противодействию коррупции Василий Пискарев.

Среди вопросов, на которые он ответил, был и вопрос о том, что же такое взятка? Всегда ли это деньги? Может ли считаться взяткой коробка конфет или бутылка шампанского? И вот что ответил борец с коррупцией.

По российскому уголовному законодательству взятка — это не только деньги, но и любые ценности, ценные бумаги, имущество, например машина или квартира и даже борзые щенки, а также имущественные права и незаконное оказание услуг имущественного характера.

Т.е. если должностное лицо оказало какую-то протекцию главному врачу платной, коммерческой клиники, а тот отблагодарил его бесплатным лечением — это и есть нарушение антикоррупционного законодательства.

Государственным и муниципальным служащим в связи с выполнением своих служебных обязанностей законом запрещено получать подарки и вознаграждения — как деньги, так и, например, оплату поездок или развлечений, или того же лечения. Все подарки, полученные на протокольных, официальных мероприятиях или в служебных командировках должны передаваться в соответствующие государственные и муниципальные органы. Они признаются государственной или муниципальной собственностью.

Даже за незначительные подарки должностное лицо не имеет право принимать. Были случаи, когда за бутылку коньяка, которую сотрудник ФСИН получал за право свидания родственника с заключенным, он привлекался к ответственности за получение взятки.

Помните, что за дачу взятки карают не только получателя, но и того, кто её дает.

756 ГОСТ

Минтруд совместно с бизнес-структурами разработает ГОСТ по антикоррупционным мерам. С таким предложением выступил директор Департамента государственной политики в сфере государственной и муниципальной службы, противодействия коррупции Минтруда Дмитрий Баснак на конференции, которую проводит Генпрокуратура и Минтруд.

«Прежде всего, наверное, стоит подумать о создании нашего российского ГОСТа по антикоррупционным мерам в организации. Опять же рекомендательного характера», – сказал Дмитрий Баснак.

Он напомнил, что в настоящее время действуют методические рекомендации Минтруда, которые были выпущены в 2013 году.

«Естественно, время идет вперед. И мы понимаем, что определенная стандартизация, систематизация тех положений, которые методически изложены, конечно, назрела. Это может быть решено как ГОСТ или другой документ, который систематизировал бы эти требования и учел бы в определенной степени уровень организации, ее размер, специфику деятельности. Через ГОСТ можно было бы сделать систематизацию для малого бизнеса – там минимальные требования, для средних, для крупных организаций. Но опять же, он должен быть рекомендательный, потому что все эти меры организации должны принимать исходя из собственных возможностей и ресурсов», – подчеркнул Дмитрий Баснак.

605 КоАП

Правительством РФ в Минюстом направлен для проработки пакет предложений по устранению в КоАП выявленных правозащитником Александром Хаминским коррупциогенных факторов.

Межведомственная рабочая группа под руководством вице-премьера и руководителя Аппарата Правительства РФ Константина Чуйченко занята разработкой нового КоАП РФ. Помимо прочих мероприятий была также проведена независимая антикоррупционная экспертиза его действующих норм.

Юристом и правозащитником Александром Хаминским была установлена и доказана на конкретных примерах коррупциогенность норм, содержащихся в целом ряде статей КоАП: ч. 3 ст. 14.16, ст. 14.26, ст. 18.15, ч. 1 ст. 16.2 и ст. 16.3.

В частности, он указал на необоснованно широкие пределы усмотрения при выборе должностными лицами органов государственной власти санкций при рассмотрении дел об административных правонарушениях. По мнению Хаминского, в части соблюдения законных прав и интересов граждан и юридических лиц, привлекаемых к административной ответственности, имеются существенные риски, связанные с субъективной оценкой административных материалов правоприменителем. Имеющаяся возможность необоснованного применения исключений из общих правил не только создаёт условия для проявления коррупции, но и провоцирует её.

В настоящее время дела об административных правонарушениях рассматривает широкий круг уполномоченных лиц, в который, помимо судей, федеральных и территориальных органов исполнительной власти и их структурных подразделений, входят также отдельные должностные лица: например, сотрудники полиции и налоговых служб. При этом предприниматели жалуются на непроведение по их делам объективной оценки для определения соразмерности выявленных правонарушений назначаемым штрафным и иным санкциям, включая конфискацию принадлежащего хозяйствующим субъектам имущества.

Действительно, общие нормы КоАП РФ, в отличие от уголовного законодательства, в настоящее время не содержат таких понятий как «законность», «обоснованность выносимых постановлений» или «соразмерность наказания». Кроме того, качество подготовки материалов и рассмотрения дел об административных правонарушениях, в отличие от судебного рассмотрения, не требует от уполномоченных органов соблюдения всех формальностей, сбора доказательств в полном объёме, процессуальной дисциплины и не подпадает под понятие «правосудие», определяемое ст. 5 Федерального конституционного закона от 07.02.2011 г. № 1-ФКЗ.

Таким образом, как указал в материалах антикоррупционной экспертизы Александр Хаминский, в силу несовершенства действующего законодательства административные наказания зачастую назначаются совершенно произвольно и без фактической возможности их оспаривания в суде.

В целях устранения данных коррупциогенных факторов в новом КоАП, правозащитником был подготовлен и направлен в Правительство РФ ряд предложений. В частности, речь идёт об установлении исключительной подведомственности судам тех составов административных правонарушений, которые содержат в себе такие виды наказаний как конфискация предметов правонарушения и дисквалификация исполнительных органов юридических лиц. Он также указал на необходимость формирования критериев выбора и назначения наказания в диапазоне санкций, имеющих не более чем двукратную разницу границ в части размера штрафов.