Сенатор Николай Журавлев прокомментировал законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)».

Как сообщает пресс-служба Совета Федерации, данный законопроект дает право Банку России на постоянной основе заключать с банками-кредиторами компенсационные соглашения, в соответствии с которыми будет осуществляться компенсация части расходов, возникших у банков-кредиторов из-за отзыва лицензии у банков-заемщиков.

«Принятие данного законопроекта станет дополнительной своевременной мерой по поддержке банковской системы. Возобновление действия компенсационных соглашений может способствовать снижению ставок на межбанковских рынках и сокращению их волатильности. Такая мера позволит предотвратить ситуации, угрожающие финансовой стабильности страны. Тем более что опыт с применением данного механизма уже продемонстрировал свою эффективность», - отметил Николай Журавлев.

Арбитражный суд Волго-Вятского округа в Постановлении № А43-21474/2014 от 20.04.2015 признал, что при одностороннем расторжении договора поставки покупатель вправе потребовать от поставщика возмещения убытков.

Суд указал, что односторонний отказ от исполнения договора поставки (полностью или частично) или одностороннее его изменение допускаются в случае существенного нарушения договора одной из сторон.

Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

Законом установлены правила исчисления убытков при расторжении договора поставки вследствие нарушения обязательства поставщиком или покупателем.

Так, если в разумный срок после расторжения договора вследствие нарушения обязательства продавцом покупатель купил у другого лица по более высокой, но разумной цене товар взамен предусмотренного договором, покупатель может предъявить продавцу требование о возмещении убытков в виде разницы между установленной в договоре ценой и ценой по совершенной взамен сделке.

Об этом 16 февраля в ходе пресс-конференции на тему «Законодатели предлагают изгнать из России иностранные аудиторские и консалтинговые фирмы в РФ» заявил член Комитета Совета Федерации по экономической политике Евгений Тарло. С места события передает корреспондент Клерк.Ру Сергей Васильев.

«Изгнать, - это сформулировано слишком радикально, - сразу уточнил сенатор Тарло (сам бывший адвокат – Клерк.Ру). - Я всего лишь выступил с публичной инициативой ограничить возможности для работы в России для иностранных юристов и аудиторов. И это лишь зеркальное отражение их собственной практики. В США, например, ни один российский юрист не сможет пойти в местный суд защищать права гражданина – ни американца, ни россиянина. Просто не пустят. И законодательство всех европейских стран запрещает участие в процессе адвоката-иностранца.

А почему мы сразу широко открыли рынок иностранцам? Почему у нас в суде может выступать кто угодно? Надо думать об интересах наших юристов, аудиторов, консультантов. Я уверен, что у нас вполне достаточно очень квалифицированных специалистов во всех отраслях права. Но гонорары иностранцев в сотни и тысячи раз превышают те, кторые получают наши юристы, консультанты и аудиторы.

Так что речь не идет о запрете деятельности иностранных фирм. Речь о том, чтобы отрегулировать их деятельность в соответствии с правилами «цивилизованных» стран».

«Кроме того, есть и еще один очень важный вопрос, - продолжил сенатор. - Рынок аудита – это десятки миллиардов рублей в год. Нефтяные, металлургические, оборонные предприятия, банки, органы госвласти - все, кто хочет выйти на рынок финансовых услуг – предоставляют аудиторам возможность полной проверки своей финансовой, управленческой, хозяйственной деятельности. Идет накопление данных. Кто и как их использует? После того, как у нас в декабре рубль рухнул без каких бы то ни было экономических и финансовых причин (это одна из самых обеспеченных в мире валют с гигантскими золотовалютными запасами, с нормально работающей экономикой - не без проблем, но без катаклизмов), задумаешься, почему это произошло. Ту информацию, которую получают крупнейшие транснациональные аудиторские компании, они используют не только для своих нужд. И не только для предоставления международным финансовым организациям и банкам, в которых наши заемщики пытаются занимать деньги. Еще и надо подумать, а есть ли смысл занимать какие-то деньги в иностранных банках, если в России имеются огромные золотовалютные резервы и огромные рублевые запасы? Российские предприятия должны, в первую очередь, кредитоваться в российских банках».

«Мы все знаем, что Россия по решению Третейского суда в Гааге должна выплатить 50 миллиардов долларов бывшим акционерам ЮКОСа, - напомнил Тарло. - Это дело со стороны России вела крупнейшая юридическая компания Cleary Gottlieb, которая с 1991 года, еще при Гайдаре, присосалась к Министерству финансов. Какой-то третейский суд в Гааге, в Голландии. Акционеры, конечно, могли и в третейский суд в Гваделупе обратиться, если им удобно. Но почему мы решили признать их юрисдикцию над собой? Минфином тогда руководил Кудрин. Почему не могли разобраться в деле российские юристы? Только президент и правительство могут сказать, где, в каком суде мы имеем право выступать. Это не частное право. Иск был на основании публичного права, Энергетической хартии ЕС, которую Россия не ратифицировала. Я уверен, что если бы дело вела российская компания, проблем бы не было с самого начала».     

По словам Тарло, Совет Федерации поручил двум своим комитетам рассмотреть его ограничительную инициативу. Кроме прямого запрета на представительство иностранцами интересов клиентов в российском суде, предполагается  запретить предоставление им в рамках аудита данных госкомпаний, оборонных и системообразующих предприятий России.

Арбитражный суд Московского округа в Постановлении № А40-26635/14 от 25.11.2014 пояснил, что само по себе бездействие судебных приставов-исполнителей не является основанием для взыскания с службы приставов причиненных убытков.

Суд отметил, что само по себе признание незаконным бездействия судебных приставов-исполнителей не может являться доказательством того, что в результате этого взыскатель понес убытки. Постановление об окончании исполнительного производства истцом не обжаловалось. Истец не лишен возможности повторного предъявления исполнительного листа к исполнению.

Отказывая в удовлетворении иска, суд обоснованно исходил из того, что нарушенное право истца восстановлено, и взыскание убытков по рассматриваемому спору может привести к его двойному обогащению.

При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции приходит к выводу о том, что обжалуемые решение, и постановление вынесены при правильном применении норм материального и процессуального права, в связи с чем оснований для отмены обжалуемых судебных актов по доводам кассационной жалобы не имеется.

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в Постановлении № А78-2073/2013 от 04.09.2014 пояснил, что убытки возмещаются только при доказанности их размера, а также причинной связи между поведением ответчика и наступившими последствиями в виде убытков.

ФАС указал, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Для взыскания убытков лицо, требующее их возмещения, должно доказать факт причинения вреда, наличие причинной связи между допущенным нарушением и возникшими убытками, размер требуемых убытков. Истец обязан документально подтвердить факт причинения убытков, причинную связь между поведением ответчика и наступившими последствиями в виде убытков, размер убытков.

Требование о взыскании убытков может быть удовлетворено только при установлении совокупности всех указанных элементов ответственности. Недоказанность хотя бы одного из необходимых элементов исключает возможность удовлетворения исковых требований.

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в Постановлении № А03-14888/2013 от 03.09.2014 подтвердил, что убытки, связанные с оплатой времени простоя предприятия вследствие неправомерного отключения энергии подлежат возмещению.

ФАС указал, что простой - это временная приостановка работы по причинам экономического, технологического, технического или организационного характера.

Время простоя по вине работодателя оплачивается в размере не менее двух третей средней заработной платы работника. Время простоя по причинам, не зависящим от работодателя и работника, в размере не менее двух третей тарифной ставки, оклада (должностного оклада), рассчитанных пропорционально времени простоя. Время простоя по вине работника не оплачивается.

Таким образом, государством гарантирована оплата работнику времени простоя в определенном размере, и организация не вправе уклониться от оплаты времени простоя либо уменьшать его размер, за исключением одного случая - наличия вины работника организации.

Поэтому убытки (потери), связанные с оплатой времени простоя, не зависят от воли организации и не могут рассматриваться как экономически неоправданные.

Осенью Госдума продолжит рассматривать поправки в Гражданский кодекс РФ, проект которых был внесен в парламент от имени президента еще в 2012 году. В числе прочего ожидаются значительные изменения в порядке заключения договоров. Об этом в ходе конференции "Минимизация корпоративных рисков в свете последних законодательных изменений и судебной практики" сообщил научный эксперт юридической компании "Пепеляев Групп" Игорь Цветков. С места события передает корреспондент Клерк.Ру Сергей Васильев.

В частности, ст. 431.2 ГК РФ вводит в законодательство институт «Заверения об обстоятельствах» и устанавливает специальные правила его применения.

Устанавливается ответственность сторон за недостоверные заверения об обстоятельствах, имеющих значение для заключения или для исполнения договора. Мерой ответственности становится возмещение убытков стороне, разумно полагавшейся на соответствующие заверения.
При этом устанавливается, что признание договора незаключенным или недействительным само по себе не препятствует наступлению ответственности.

"Пострадавшая" сторона имеет право выбора:

  • либо отказаться от договора, если иное не предусмотрено соглашением сторон,
  • либо требовать признать договор недействительным по ст. 178 ГК РФ.
При заключении предпринимательских договоров ответственность наступает независимо от того, было ли стороне, давшей заверения, известно об их недостоверности. На практике рекомендуется оформлять информацию о существенных обстоятельствах в виде отдельных документов, либо фиксировать ее в протоколах переговоров, либо включать в договор в виде договорных условий, отметил представитель "Пепеляев Групп".

ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении № А32-9368/2013 от 07.03.2014 признал, что поскольку взысканная за нарушение срока выполнения работ по спорному договору с института в пользу общества неустойка покрывает убытки, основания для взыскания с института в пользу общества данных убытков отсутствуют.

ФАС указал, что обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов.

Неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

Если за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена неустойка, то убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой.

ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении № А82-16060/2012 от 12.12.2013 пояснил, что возмещение убытков - это мера гражданско-правовой ответственности, поэтому ее применение возможно лишь при наличии условий ответственности, предусмотренных законом.

ФАС указал, что под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать факт нарушения обязательства контрагентом, наличие и размер убытков, причинную связь между допущенным правонарушением и возникшими убытками. Недоказанность хотя бы одного из указанных условий является достаточным основанием для отказа в удовлетворении иска о взыскании убытков.

ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении № А11-10519/2012 от 29.11.2013 подтвердил, что в целях взыскания убытков истец должен подтвердить противоправность действий ответчика.

ФАС отметил, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Предъявив иск о взыскании убытков, истец должен доказать следующие обстоятельства: противоправность поведения ответчика; наличие у истца убытков; причинно-следственную связь между противоправным поведением ответчика и убытками истца.