ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении № А33-6828/2012 от 23.05.2013 пояснил, что передача несуществующего (прекращенного) права требования должно рассматриваться как нарушение первоначальным кредитором своих обязательств перед новым кредитором, вытекающих из договора по уступке прав.

ФАС отметил, что право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке об уступке права требования. Исходя из содержания и смысла данной нормы права, по договору цессии может быть уступлено только реально существующее требование кредитора к должнику. Уступка требования по несуществующему обязательству не порождает прав у нового кредитора.

Первоначальный кредитор, уступивший требование, отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного ему требования.

Недействительность требования, переданного на основании соглашения об уступке права (требования), не влечет недействительности этого соглашения. Недействительность данного требования является достаточным основанием для привлечения цессионарием к ответственности кредитора, уступившего требование.

ФАС Московского округа в Постановлении № А40-87364/12-62-814 от 23.05.2013 подтвердил, что директор предприятия несет ответственность за расходование средств в части необоснованной выплаты премий сотрудникам.

ФАС отметил, что общество или акционер, владеющий в совокупности не менее чем 1 процентом размещенных обыкновенных акций общества, вправе обратиться в суд с иском к генеральному директору, члену коллегиального исполнительного органа общества, а равно к управляющей организации или управляющему о возмещении убытков, причиненных обществу. Из материалов дела следовало, что деятельность общества носила убыточный характер, что не позволяет прийти к выводу о наличии каких-либо существенных оснований выплачивать спорные премии в указанном размере за эффективный труд.

Суды установили, что доказательства того, что в период осуществления ответчиком своих полномочий руководителя общества, последним и его сотрудниками осуществлялась какая-либо предусмотренная уставом эффективная хозяйственная деятельность, направленная на получение положительного экономического результата, в материалах дела отсутствуют.

Как правомерно указали суды, спорные выплаты премии произведены в отсутствие финансовых и экономических возможностей, вследствие чего обществу причинены убытки, выразившиеся в необоснованном расходовании его денежных средств, а также в увеличении убытков от его деятельности. Эти обстоятельства, не могут свидетельствовать о добросовестности ответчика и соблюдении им интересов общества.

Кассационная коллегия считает, что суды правомерно удовлетворили исковые требования о взыскании убытков, поскольку неправомерное расходование денежных средств подтверждено представленными в материалы дела доказательствами, включая указанные платежные документы, свидетельствующими о наличии совокупности условий, являющейся основанием для возложения на ответчика соответствующей ответственности.

ФАС Дальневосточного округа в Постановлении № Ф03-1927/2013 от 15.05.2013 признал, что возместив управляющему расходы, понесенные им по делу о банкротстве, налоговый орган исполнил обязанность, возложенную на него законом, следовательно, иск ФНС России о возмещении понесенных убытков удовлетворению не подлежит.

ФАС отметил, что расходы по делу о банкротстве должника не могут расцениваться как убытки, поскольку отсутствует какая-либо причинно-следственная связь между действиями (бездействием) ответчика, на которые ссылается истец, и расходами в указанной сумме (расходами, взысканными в пользу арбитражного управляющего с ФНС России).

Более того, из предусмотренных Налоговым кодексом Российской Федерации мер, направленных на взыскание с налогоплательщика обязательных платежей, уполномоченным органом выбран способ взыскания с должника обязательных посредством подачи в арбитражный суд заявления о признании ответчика банкротом.

В связи чем судами правильно указано, что отнесение на уполномоченный орган судебных расходов связано ни с какими-либо действиями учредителя и собственника имущества предприятия, а с тем, что ФНС России являлась заявителем по делу о банкротстве и взыскание произведено на основании закона о банкротстве.

ФАС Поволжского округа в Постановлении № А06-5860/2012 от 25.04.2013 подтвердил, что судебные расходы, в том числе госпошлина, не являются убытками, так как связаны лишь с реализацией процессуальных прав и обязанностей сторон в рамках судопроизводства.

ФАС отметил, что под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества, а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

В рассматриваемом случае истец предъявил судебные расходы в качестве убытков, которые являются затратами стороны, возникшими в связи с рассмотрением дела в порядке гражданского и арбитражного судопроизводства.

Государственная пошлина представляет собой сбор, взимаемый при обращении лиц в государственные органы, органы местного самоуправления, иные органы и (или) к должностным лицам, за совершением в отношении этих лиц юридически значимых действий, в том числе за рассмотрение судом исковых заявлений. Целью взимания государственной пошлины в сфере судопроизводства является частичное возмещение государству затрат, связанных с обеспечением деятельности судов.

В этой связи понесенные лицами, участвующими в деле, судебные расходы, не являются убытками в гражданско-правовом смысле, поскольку связаны с реализацией не гражданско-правовых, а процессуальных прав и обязанностей сторон в рамках судопроизводства.

ФАС Московского округа в Постановлении № А41-34105/12 от 17.04.2013 отклонил довод о том, что истец необоснованно определил размер упущенной выгоды на основании калькулятора прибыли, размещенного на сайте поставщика, который призван помочь потенциальным партнерам рассчитать приблизительную прибыль от использования продукции.

ФАС отметил, что исходя из принципа диспозитивности, определение порядка расчета упущенной выгоды принадлежит истцу в зависимости от наиболее выгодных для него условий, то есть закон не обязывает его представлять точный расчет упущенного дохода.

Таким образом, использование истцом при расчете упущенной выгоды той же методики расчета дохода, которая предлагалась самим ответчиком в целях продажи автоматов для газированной воды, само по себе не свидетельствует о том, что такой расчет противоречит положениям Гражданского кодекса Российской Федерации.

Судами не учтено, что возмещение убытков как мера ответственности носит компенсационный характер и направлена на восстановление правового и имущественного положения потерпевшего лица. Отказом же в правомерном возмещении убытков потерпевшего (кредитора), поддерживается (стимулируется) правонарушающее поведение лица (должника).

К тому же, одно лишь несогласие ответчика с методикой расчета упущенной выгоды без документального опровержения данного расчета, не является достаточным основанием для отказа в иске.

ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении № А53-14971/2012 от 17.04.2013 подтвердил, что поскольку поставщик не исполнил обязательство по поставке оборудования в срок, предусмотренный договором, заказчик правомерно потребовал возмещения разницы в ценах на товар, приобретенный у другого поставщика.

ФАС указал, что если поставщик не поставил предусмотренное договором поставки количество товаров в установленный срок, покупатель вправе приобрести непоставленные товары у других лиц с отнесением на поставщика всех необходимых и разумных расходов на их приобретение.

Исчисление расходов покупателя на приобретение товаров у других лиц производится по правилам, предусмотренным пунктом 1 статьи 524 Гражданского кодекса Российской Федерации. Так, если в разумный срок после расторжения договора вследствие нарушения обязательства продавцом покупатель купил у другого лица по более высокой, но разумной цене товар взамен предусмотренного договором, покупатель может предъявить продавцу требование о возмещении убытков в виде разницы между установленной в договоре ценой и ценой по совершенной взамен сделке.

ФАС Центрального округа в Постановлении № А35-7715/2011 от 12.03.2013 признал, что отказ налогового органа в возмещении налога на добавленную стоимость сам по себе не влечет возникновения у налогоплательщика убытков, которые могут быть взысканы с инспекции.

ФАС указал, что налоговые органы несут ответственность за убытки, причиненные налогоплательщикам вследствие своих неправомерных действий или бездействия, а равно неправомерных действий или бездействия должностных лиц и других работников указанных органов при исполнении ими служебных обязанностей.

Причиненные налогоплательщикам убытки подлежат возмещению в полном объеме, включая упущенную выгоду (неполученный доход), за счет федерального бюджета в порядке, предусмотренном НК РФ и иными федеральными законами.

Убытки, причиненные проверяемым лицам, их представителям правомерными действиями должностных лиц налоговых органов, возмещению не подлежат, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами.

По смыслу названных правовых норм при предъявлении требования о взыскании убытков подлежит доказыванию совокупность следующих обстоятельств: факт наличия и размер убытков у истца, факт противоправного поведения ответчика и причинно-следственная связь между этими обстоятельствами.

В свою очередь, судами установлено и материалами дела подтверждено, что при проведении спорных проверок, по результатам которых плательщику было отказано в вычете, налоговый орган действовал в рамках предоставленных ему полномочий и в соответствии с НК РФ. При таких обстоятельствах оснований для взыскания причиненных убытков не имеется.

ФАС Центрального округа в Постановлении № А14-5071/12 от 14.02.2013 пояснил, что оплата вознаграждения арбитражного управляющего, а также услуг привлеченных в ходе процедур банкротства лиц  не могут трактоваться в качестве убытков.

ФАС отметил, что кредиторы и иные лица вправе обратиться с иском к арбитражному управляющему, если его неправомерными действиями им причинены убытки.

По смыслу указанных правовых норм истец должен представить доказательства, свидетельствующие о наличии совокупности нескольких условий (основания возмещения убытков): противоправность действий (бездействия) причинителя убытков, причинную связь между противоправными действиями (бездействием) и убытками, наличие и размер понесенных убытков.

Между тем, материалы дела не содержат доказательств, позволяющих установить наличие вышеперечисленных условий для возложения на ответчика гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков. Вышеуказанные расходы являются обычными расходами по делу о банкротстве и не могут рассматриваться в качестве убытков.

 При таких обстоятельствах исковое заявление не подлежит удовлетворению.

ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении № А27-7735/2012 от 06.03.2013 подтвердил, что сами по себе действия судебного пристава-исполнителя по окончанию исполнительных производств, признанные незаконными в судебном порядке, не подтверждают факт причинения убытков взыскателю.

ФАС отметил, что вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов подлежит возмещению.

Удовлетворяя требование о возмещении вреда, суд в соответствии с обстоятельствами дела обязывает лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.) или возместить причиненные убытки.

В свою очередь лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества.

Возмещение убытков - это мера гражданско-правовой ответственности, поэтому ее применение возможно лишь при наличии совокупности условий, предусмотренных законом. Лицо, требующее возмещения убытков,должно доказать факт противоправности действий (бездействия) ответчика, наличие и размер понесенных истцом убытков, причинную связь между правонарушением и убытками.

Поскольку истец не доказал наличие убытков, причиненных незаконными действиями судебного пристава-исполнителя, оснований для удовлетворения иска не имеется.

Минфин РФ в своем письме № 03-04-05/4-141 от 26.02.2013 разъясняет, подлежат ли обложению НДФЛ выплаты, произведенные налогоплательщику компанией-регистратором по решению суда, а именно: возмещенные убытки и расходы по оплате государственной пошлины и экспертизы.

Ведомство отмечает, что пункт 3 статьи 217 НК РФ содержит перечень компенсационных выплат, установленных действующим законодательством РФ, законодательными актами субъектов РФ, решениями представительных органов местного самоуправления, не подлежащих обложению налогом на доходы физических лиц.

Суммы возмещения организацией понесенных физическим лицом судебных расходов в вышеуказанный перечень не включены, и, следовательно, такие выплаты подлежат обложению налогом на доходы физических лиц в общеустановленном порядке.

ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении № А33-9664/2012 от 30.01.2013 подтвердил, что поскольку предпринимателем не было представлено доказательств, подтверждающих наличие причинной связи между понесенными убытками и действиями ответчика, иск о взыскании убытков не подлежит удовлетворению.

ФАС отметил, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества, а также неполученные доходы.

Таким образом, основанием для удовлетворения требования о взыскании убытков является совокупность условий: факт причинения убытков, противоправность действий (бездействия) ответчика, наличие причинной связи между понесенными убытками и действиями ответчика, вина ответчика, документально подтвержденный размер убытков.

Указанные обстоятельства (кроме вины ответчика) подлежат доказыванию истцом, отсутствие вины в причинении вреда - ответчиком.