главный бухгалтер

В малом бизнесе зачастую бухгалтерия состоит из одного-единственного сотрудника. Кроме того, главбух параллельно выполняет и обязанности кадровика. Но есть и другие дела, которые хоть и не бухгалтерские, но кроме главбуха заниматься ими просто некому.

Однако не все бухгалтеры готовы, как говорится, в лепешку расшибиться, выполняя небухгалтерскую работу.

Некоторые коллеги предпочитают игнорировать непрофильные обязанности. Считается ли это зазорным? Этот вопрос стал темой обсуждения на форуме «Клерка».

некоторые потенциально штафоопасные вещи сознательно игнорирую, поскольку считаю не своей обязанностью согласовывать, выбивать у директоров на них бюджет, искать исполнителей в офисе, мониторить исполнение (а директорам не в домёк, что оно штрафоопасно).
Например, я сознательно не занимаюсь соут, ибо время не резиновое, толку от этого нет, одни расходы; сознательно не занимаюсь военным учётом; экологией. Сейчас совсем не занимаюсь охраной труда

А как оно у вас?

— СНВ

Некоторые участники дискуссии считают такой подход к работе безответственным. Кто-то отмечает, что на выполнение всех бумажных дел у главбуха просто не хватит времени, да и меркантильная составляющая играет немаловажную роль. Скромный оклад явно не стимулирует на выполнение массы дополнительной работы.

А вам, уважаемые главбухи, часто приходится заниматься непрофильной работой без дополнительной оплаты?

Присоединиться к обсуждению можно в теме форума «Зоны внимания главбуха в небольшой конторе».

Бухгалтер приходит на новую работу, а в учете не все гладко. Стоит ли копаться с прошлых периодах, выискивая ошибки своей предшественницы? Этот вопрос стал темой обсуждения в группе «Красный уголок бухгалтера» на Фейсбуке.

Дилемма в следующем: не хочется очернять предыдущего главбуха, так как это неэтично, но и умолчать об ошибках, не озвучив их руководству — непрофессионально.

Большинство участников обсуждения в комментариях отмечают, что не надо лезть туда, куда тебя не просят. Если новому главбуху не дают поручение «прошерстить» прошлые периоды на предмет возможных ошибок, то и не надо проявлять подобную инициативу.

Кроме того, «раскопки» в прошлых периодах и восстановление учета стоят денег. Так зачем же делать это бесплатно?

Если относительно и не несёт налоговых рисков для клиента, то я бы не стала лезть.

— пишет Irina Filatova

Не надо ничего трогать. Придет требование-надо думать как отвечать. А вникать в чужой учет-жизни не хватит и здоровья!

— советует Александра

не надо так тревожиться! фиксируйте, под роспись уведомляйте собственника о последствиях, пожелания исправлений за отдельную плату, свой период ответственности — остальное тлен. Они сначала наберут по объявлению два рубля ведро, потом приходишь и волосы дыбом седеют

— пишет Наталья

Между тем, как отмечают коллеги, иногда просто невозможно работать, не сиправив предварительно чужие ошибки. Например, сальдо по 51 счету к приходу нового главбуха может не сходится с банковскими выписками.

Обсуждая работу предшественников, бухгалтеры «прошлись» и по аутсорсингу.

я стараюсь снисходительно к предшественникам относиться, больше аутсорсинг меня вымораживает: денег кучу сдирают, а ни учета, ни отчетности. Из-за этого сама уже не рассматриваю вакансии в аутсорсинге, там сейчас круче конвейера, а учёт Лёвой пяткой ведётся — так и квалификацию растеряешь

— пишет Elena

Также коллеги отмечают, что даже если ты работаешь старательно, и учет у тебя (с твоей точки зрения) в идеальном состоянии, это не означает, что после твоего ухода тебе не будут плевать в спину и обвинять в безграмотности.

Вот почему все ( по большей части) стараются предыдущих полить чем то грязненьким?..

— пишет Oksana

самоутвердиться за счет) норм практика аж зубы сводит

— пишет Наталья

А вам приходилось подчищать грехи вашего предшественника?

А ваши последователи не предъявляли вам претензий в некачественной работе?

Следствие отменило домашний арест бывшего главного бухгалтера «Седьмой студии» Нины Масляевой .

Об этом сообщил «Интерфаксу» во вторник ее адвокат Юрий Ефименко. Он отметил что Масляева уже вышла на прежнее место работы в театр «У Никитских ворот» Марка Розовского. В настоящее время следствие по делу Масляевой возобновлено.

В чем обвиняют бывшего главного бухгалтера «Седьмой студии»

Защита продолжает добиваться отмены решения суда о возвращении материалов в Генпрокуратуру для устранения нарушений, препятствующих его рассмотрению. «Мы считаем, что у суда не было оснований для возвращения материалов дела прокурору. В настоящее время мы обжаловали это решение в кассационную инстанцию», — сказал Ефименко.

Как сообщалось, Мещанский суд Москвы вернул дело Масляевой в Генпрокуратуру для устранения нарушений, препятствующих его рассмотрению. Суд сослался, в частности, на то, что в обвинительном заключении не конкретизирована ее роль в совершенном преступлении. Кроме того, суд первой инстанции указал, на то, что Масляева не сообщила о том, как распределялись якобы похищенные руководством «Седьмой студии» денежные средства.

Портал Superjob опубликовал обзор лучших вакансий мая в ряде крупных городов нашей страны.

Как показывает исследование портала, в Москве самую высокую зарплату (500 тыс. рублей) предлагают врачам гинекологам-репродуктологам. Следом идет вакансия бренд-директора (420-600 тысяч рублей). В тройке лидеров также руководитель сервисного центра (300-350 тысяч рублей).

На четвертом месте вакансия главного бухгалтера (250-400 тысяч рублей).

Программистам в Москве предлагают от 180 до 260 тыс. рублей.

Что касается вакансии главбуха в других городах, то в Челябинске за такую должность готовы платить 96 тыс. рублей, в Хабаровске — 87 тыс., в Казани и Владивостоке — 70 тыс. рублей.

Мещанский суд Москвы вернул в прокуратуру дело бывшего главного бухгалтера АНО «Седьмая студия» Нины Масляевой.

Обвинительное заключение содержит нарушения, которые невозможно устранить в суде, пишет РБК.

К примеру, роль Масляевой при совершении мошенничества не конкретизирована, заявила судья. По ее словам, следствие и гособвинение фактически оставляют суду необходимость устанавливать все обстоятельства преступлений, тогда как это исключительная прерогатива предварительного следствия. К тому же на заседании Масляева, которая заключила досудебное соглашение со следствием, заявила, что ей неизвестны все обстоятельства хищений, а именно — кто конкретно и в каком объеме их совершал.

Мера пресечения Масляевой оставлена прежняя — домашний арест до 19 июля. Остальные фигуранты, которые не признают вину, 8 апреля по решению суда были освобождены под подписку о невыезде.

Бывшим сотрудникам «Седьмой студии» вменяется мошенничество с ущербом в 133 млн руб. с госсубсидиями, выделенными в 2011–2014 годах на проект по популяризации современного искусства «Платформа». По делу проходят режиссер Кирилл Серебренников, бывший генеральный продюсер «Седьмой студии» Алексей Малобродский, бывший руководитель департамента господдержки искусства Минкультуры, директор РАМТ Софья Апфельбаум и объявленная в розыск бывший продюсер «Седьмой студии» Екатерина Воронова.

Дело Масляевой было выделено в отдельное производство и рассматривается в особом порядке, поскольку она единственная из всех обвиняемых заключила сделку со следствием. Оно рассматривается в особом порядке, без исследования доказательств, так как бухгалтер полностью признает вину.

Остальные фигуранты дела не согласны с обвинением. Они настаивают, что все обналиченные деньги расходовались строго на мероприятия в рамках «Платформы».

В Калужской области возбуждено уголовное дело в отношении главного бухгалтера унитарного муниципального предприятия. Женщина подозревается в присвоении денежных средств.

По версии следствия, осенью 2018 года главбухгалтер при отсутствии распорядительных документов на выдачу денежных средств внесла заведомо ложные сведения в программу 1С и присвоила денежные средства организации. В настоящее время выявлено четыре эпизода хищения на сумму 28 тысяч рублей. Мероприятия по установлению других фактов присвоения продолжаются.

В СК напомнили, что совершение присвоения лицом с использованием своих служебных полномочий наказывается штрафом в размере от 100 до 500 тысяч рублей, либо лишением права занимать определенные должности на срок до 5 лет, либо принудительными работами, либо лишением свободы на срок до 6 лет со штрафом.

В Саратове задержан генеральный директор энгельсского предприятия по производству троллейбусов ЗАО «Тролза» Иван Котвицкий. Его обвиняют в даче взятки налоговому инспектору несколько лет назад.

Как сообщает Следственный комитет, дело было так:

В 2015 году ИФНС проводила проверку и выявила факт неуплату налогов на 90 млн. рублей. За снижение этой суммы до 40 млн. рублей налоговый инспектор потребовала взятку в 2 млн. рублей.

Генеральный директор АО и начальник одного из подразделений компании передали эти деньги через посредников, получивших за свои услуги 1 миллион рублей.

Между тем директор перекладывает всю вину на главбуха, которая, с его слов «разлагала коллектив» и уклонялась от уплаты налогов компании. К тому же она якобы дружила с сотрудницей ФНС, в передаче взятки которой обвиняют директора.

Средства, которые, по версии следствия, были переданы сотруднице ФНС от имени руковоства предприятия, по словам Котвицкого, являлись «золотым парашютом» главбуха при увольнении, передает ИА «Свободные новости. FreeNews-Volga».

«Они решили просто украсть денег, чтобы не показывать, какие преступления там были совершены. Я признаю, что я выдавал так называемый «золотой парашют», но я не мог подумать, что она использует его на взятки, — заявил гендиректор.

5602 обыск

Если у компании возникли серьезные налоговые проблемы и возбуждено уголовное дело, то нагрянуть с обыском могут не только в офис по юрадресу фирмы, но и домой к главному бухгалтеру.

Эта тема стала предметом обсуждения в группе «Красный уголок бухгалтера» на Фейсбуке.

Из утреннего бухгалтерского. Ужасы нашего городка. Вхожу в лифт- там двое мужчин. Один проживает в нашем подъезде. Незнакомец интересуется — нет ли у меня свободных 30 минут — побыть свидетелем при обыске По какому случаю обыск? Невестка жильца работала Бухом в фирме, котлрая сейчас в «разработке» ....
Не храните доки и базы дома!

— Ирина Ку

Бухгалтеры отмечают нецелесообразность превращения своего жилища в импровизированный филиал компании и советуют разделять работу и дом, чтобы это были параллельные прямые, которые, как известно, не пересекаются.

Однако не всегда получается такое разделение, если, например, бухгалтер работает удаленно и программа установлена на его домашнем ноутбуке, а первичные документы всех обслуживаемых клиентов хранятся здесь же.

Коллеги предупреждают, что хранить дома документы компании небезопасно:

вот все гаджеты изымут и все компании в кучу возьмут в разработку, бизнес у всех с кем работал и чьи доки нашли 99,9% накрылся бордовой шляпой. а кто виноват или нет — время покажет.

ищут печати, уставные, бумаги, записи. изымают технику (комп и прочее, вплоть до принтеров), телефоны, могут доки на квартиру, если в собственности, карточки. ну и че еще посчитают нужным. весело буху будет. забирают на допросы сразу и могут закрыть до определения меры пресечения.

ничего дома и на компе. все в удаленку. пусть не удобно, зато безопасно относительно

— пишет Андрей

Как пишут участники обсуждения, обыски обычно происходят рано утром Этот неприятный процесс психологически сильно действует на главбуха, негативно влияя на эмоциональное состояние, и вводит в шок даже соседей, которые приглашаются в качестве понятых.

Чем же вызваны такие оперативные мероприятия? Участники обсуждения предположили, что имеет место «обычный распил и отжим бизнеса: кто-то на кого-то стукнул, взяли в разработку».

Напомним, недавно глава МВД Владимир Колокольцев посетовал, что правоохранители вынуждены заводить уголовные дела, потому что на этом настаивают бизнесмены, жалуясь друг на друга. Они отказываются решать вопрос в суде и требуют анализа многочисленных финансовых операций и бухгалтерских документов, а сделать это закон позволяет только в рамках уголовного дела.

Арбитражный суд Свердловской области взыскал с пенсионерки Галины Ахмадеевой 5,7 млн руб. в счет возмещения ущерба из-за «ненадлежащего ведения» бухучета.Об этой истории рассказали «Ведомости».

Решение принято по иску конкурсного управляющего ООО «Темп», которое находится в стадии банкротства. По мнению суда, неправомерные и умышленные действия бывшего директора предприятия Михаила Колпакова и бывшего главного бухгалтера Ахмадеевой в виде умышленного занижения налоговой базы по налогу на прибыль привели к доначислению организации налога и штрафам.

В декабре 2017 г. Ахмадеева фактически выиграла в Конституционном суде дело о взыскании с нее налоговой недоимки организации. Пенсионерка подрабатывала оформлением отчетности и в 2012 г. неверно определила, какой режим налогообложения должно было применять ООО «Темп». Предприятие занималось автоперевозками, и власти регулярно задерживали выплаты ему компенсаций за льготников. Это и привело к превышению лимита, установленного для пользования упрощенной системой налогообложения. В 2015 г. Ахмадеева оказалась фигурантом уголовного дела об уклонении от уплаты налогов. Дело закрыли, но через месяц межрайонная инспекция ФНС № 2 по Свердловской области обратилась в суд с гражданским иском о взыскании с пенсионерки ущерба, причиненного преступлением, и взыскала 2,78 млн руб.

Ахмадеева пожаловалась в Конституционный суд на попытку двойного налогообложения, ведь недоимку пытались взыскать и с нее, и с предприятия. Конституционный суд согласился с заявительницей только частично. Физлица не освобождаются от обязанности возместить причиненный ими ущерб, однако с них нельзя взыскивать штрафы, наложенные на организацию, объяснил он. Кроме того, исключено взыскание причиненного недоимками вреда с лиц, обвиняемых в совершении налогового преступления до прекращения деятельности организации-налогоплательщика, указал суд.

В апреле 2018 г. красноуфимский суд исполнил решение Конституционного суда и отклонил требования налоговиков о взыскании с пенсионерки вреда. Но теперь арбитражный суд области решил, что она возместить должна организации-банкроту, так как ее положение существенно ухудшено действиями Ахмадеевой.

АдвокатДмитрий Шубин, представляющий интересы Ахмадеевой, говорит, что его клиентка не согласна с этим решением и обязательно его обжалует. Он отмечает, что в данном случае суд применил не нормы Налогового кодекса, ставшие предметом проверки Конституционным судом, а положения закона о банкротстве. Однако при этом суд не стал, как положено, устанавливать обстоятельства, а просто сослался на ранее вынесенное им решение, подтвердившее правильность начисленной недоимки. Кроме того, Конституционный суд прямо запретил взыскивать с физлиц штрафы, наложенные на организацию, напоминает адвокат.

Арбитражный суд Свердловской области расширительно толкует статью Гражданского кодекса, которая предусматривает ответственность руководителя организации и до сих пор применялась только в отношении гендиректора, считает эксперт. И непонятно почему к убытку организации суд отнес сумму недоимки, хотя организация с этими деньгами не расставалась. 

Бывший главный бухгалтер АНО «Седьмая студия» Нина Масляева в пятницу впервые выступила в суде по делу режиссера Кирилла Серебренникова. Масляева — единственная фигурантка «дела «Седьмой студии», признавшая вину, пишет РБК.

На ее показаниях следствие строит обвинение. Бухгалтер утверждает, что руководство «Седьмой студии» сразу поставило перед ней задачу обналичить субсидию от Минкультуры при помощи подставных юрлиц и ИП.

До приема на работу в «Седьмую студию» Масляева была осуждена к полутора годам условно за хищение 30 тыс. руб. в Брянском драматическом театре, где она раньше работала. Как утверждает Масляева, она эти средства не расхищала, а уголовное дело стало результатом ее конфликта с коллегами.

В суде бывший главбух заявила о том, что её специально взяли на работу, чтобы потом свалить всю вину на неё и упомянула зицпредседателя Фукса из «Золотого теленка».

Уже после оформления Масляевой рассказали, что у директора АНО Итина есть хорошая знакомая в Министерстве культуры, имея в виду Софью Апфельбаум. Благодаря ей «Седьмая студия», по утверждению Масляевой, и получила госфинансирование (первоначально речь шла о сумме 10 млн руб., выделенной по итогам тендера). «Скорее всего, Апфельбаум была материально заинтересована», — заявила Масляева.

В самом начале работы генпродюсер заявил Масляевой, что «Седьмой студии» необходимы наличные в большом количестве. Он предложил обналичивать субсидию, создав сеть однодневок и заключая с ними фиктивные договоры, — для этого он якобы предлагал привлечь актеров и студентов Серебренникова, которые регистрировали бы ИП. В итоге Малобродский привлек к обналичиванию одного из продюсеров «Седьмой студии» — Дарью Артемову, у которой уже была регистрация ИП, утверждает обвиняемая.

«У нас в стране почти каждый продюсер занимается обналичиванием, это в порядке вещей», — отметила она.

Обналиченные деньги складывались в сейф, доступ к которому имели продюсеры, наличные расходовались по их усмотрению, рассказала Масляева. Также, с ее слов, из обналиченных средств сотрудники «Седьмой студии» получали зарплаты в конвертах.

Всего за время работы «Седьмой студии» 90 млн бюджетных рублей были израсходованы законно и еще около 120 млн — обналичены по подложным договорам, подсчитала Масляева. Из обналиченных денег существенная часть пошла на зарплаты и другие платежи, признала она. О судьбе остальных денег бывшему главбуху, по ее словам, ничего не известно, но Масляева догадывается, что они «уходили в никуда».

Масляева покинула «Седьмую студию» после того, как ее уличили в хищении, напоминает РБК.

«В мае 2014 года у нас возникли разногласия с Вороновой. Она решила, что я похищаю деньги из неофициальной кассы, и пригласила аудит. Это был неофициальный аудит, никакого приказа из Минкультуры на этот счет не было», — рассказала экс-главбух. По ее словам, сначала речь шла о хищении 15 млн руб., потом — 10 млн и, наконец, 5 млн. «Я сказала: поищите у себя», — заявила Масляева.

Со стенограммой судебного заседания, на котором происходил допрос Масляковой, можно ознакомиться на сайте «Медиазоны».