Структура немецкого автоконцерна в России избежала 48,5 млн рублей доначислений. Суды признали законность применения компанией инвестиционной налоговой льготы.

Арбитражный суд Московского округа подтвердил незаконность четырех решений ИФНС России по городу Чехову о доначислении ООО «Фольксваген Груп Рус» суммарно 48,5 млн рублей – недоимки по налогу на имущество. Ранее Арбитражный суд Московской области и Десятый арбитражный апелляционный суд также поддержали в споре налогоплательщика.

Как указано в материалах дела, после камеральной проверки уточненной декларации «Фольксваген Груп Рус» ИФНС России по городу Чехову сделала вывод, что компания незаконно воспользовалась установленной ст. 26.18 Закона Московской области «О льготном налогообложении в Московской области» инвестиционной льготой, примененной в отношении принадлежащего налогоплательщику с 29 декабря 2014 года на праве собственности складского корпуса логистического комплекса.

Согласно п. 1 ст. 26.18 Закона МО «О льготном налогообложении в Московской области», инвестором в целях настоящей статьи признается юридическое лицо, осуществившее капитальные вложения во вновь построенный и впервые введенный в эксплуатацию объект основных средств стоимостью не менее 50 млн рублей. Такой инвестор в соответствии с п. 5 ст. 26.18 Закона освобождается от уплаты налога на имущество организаций в отношении такого объекта основных средств (ООС) в течение 4 последовательных налоговых периодов с месяца, следующего за месяцем постановки на учет ООС.

В 2013 году «Фольксваген Груп Рус» заключил с ООО «Логопарк Юг» предварительный договор купли-продажи имущества. По условиям договора, «Фольксваген Груп Рус» обязался купить земельный участок и объекты недвижимости у «Логопарк Юг», а продавец взял на себя обязательство построить эти объекты недвижимости на участке.

После того, как здание склада было построено, «Логопарк Юг», не учитывая его как основное средство, а отразив его стоимость на счете «Товары», но зарегистрировав на себя право собственности, передал здание в составе других объектов «Фольксваген Груп Рус» в соответствии с договором предварительной купли-продажи. «Фольксваген Груп Рус» принял здание на учет в качестве объекта основных средств.

Налоговый орган указал, что спорные правоотношения не носят инвестиционный характер, а являются обычной реализацией недвижимого имущества от ООО «Логопарк Юг» к ООО «Фольксваген Груп Рус», которое не финансировало строительство объекта недвижимого имущества, в отношении которого заявлена льгота, и не может являться инвестором. Оплата стоимость здания произошла после подписания основного договора купли-продажи. Также в ИФНС решили, что объект не является вновь введенным в эксплуатацию, так как соответствующее разрешение было получено продавцом – ООО «Логопарк Юг».

Однако суды сделали вывод, что «Фольксваген Груп Рус» является инвестором как в соответствии с региональным законодательством, так и в соответствии с федеральным законодательством об инвестиционной деятельности. «Здание соответствует понятию впервые введенного в эксплуатацию объекта основных средств, фактически правоотношения носят инвестиционный характер, в связи с чем общество правомерно применило льготу, предусмотренную ст. 26.18 закона МО «О льготном налогообложении в Московской области», - говорится в постановлении апелляционного суда.

По слова юриста ЮФ «Арбитраж.ру» Сергея Филиппова, налог на имущество организаций является региональным налогом, то есть законодательные (представительные) органы субъектов РФ самостоятельно определяют налоговую ставку (в пределах НК РФ), порядок и сроки уплаты налога. Поэтому и вопрос налоговых льгот также находится в ведении региональных властей.

«В настоящем споре, налоговый орган ограничился формальным подходом к раскрытию понятия "инвестиционная деятельность" и отказал налогоплательщику в праве на применение инвестиционной налоговой льготы. Однако на недопустимость чрезмерного формализма указывал еще Верховный Суд РФ: "Условия применения налоговой льготы должны толковаться таким образом, чтобы дифференциация прав налогоплательщиков осуществлялась по объективным и разумным критериям, отвечающим цели соответствующих законоположений" (см. Определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 16.10.2018 № 310-КГ18-8658 по делу № А68-10573/2016). Проверив именно существо инвестиционных отношений ООО «ФОЛЬКСВАГЕН Груп Рус», все три инстанции пришли к выводу о правомерности применения налогоплательщиком инвестиционной льготы», - отметил юрист.

Дело №А41-64958/19.

Кассация подтвердила законность 64 млн рублей доначислений за оптимизацию налога на прибыль с помощью премирования топ-менеджеров.

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа подтвердил законность решения инспекции Федеральной налоговой службы (ИФНС) Тюмени № 3 о доначислении золотодобывающей ООО «Артех» (добывает золото на месторождении «Сурья Казанская») 64 млн рублей налогов, пеней и штрафа. Ранее аналогичные решения также вынесли Арбитражный суд Тюменской области и Восьмой арбитражный апелляционный суд.

Как указано в материалах дела, поводом для претензий налоговиков стала выплата «Артехом» премий директору Кристине Лукияновой и исполнительному директору Михаилу Лукиянову по итогам работы компании в 2016 году в размере 190 млн рублей. Выплаты были привязаны к количеству добытого компанией за год аффинированного золота. Суммы премий были учтены в расходах при исчислении налога на прибыль, что позволило «Артеху» его занизить, решили в ИФНС.

Налоговики решили, что столь существенные премии были экономически необоснованными и не соответствовали коммерческим результатам деятельности «Артеха». Так, размер премий составил 50% от всех поступивших налогоплательщику в 2016 году денег, более 80% от прибыли (без учета управленческих расходов) и в 44 раза превысил размер его чистой прибыли.

Кроме того, премии руководства «Артеха» составили 94,95% от фонда заработной платы компании (оставшиеся 5,05% были распределены между 47 сотрудниками). Также ИФНС указали, что в рамках рассмотрения судом корпоративного спора с директором и исполнительным директором «Артеха» суд ранее взыскал убытки, причиненные компании выплатой столь высоких премий, придя к выводу, что изъятие денег препятствовало развитию золотодобытчика. Суд кассационной инстанции поддержал позицию налоговиков, указав, что премии были выплачены не для того чтобы поощрить работников, а для перераспределения многомилионной суммы денег налогоплательщика определенным лицам, не связанным с ее производственной деятельностью.

По словам юриста ЮФ «Арбитраж.ру» Сергея Филиппова, в силу положений ст. 255 Налогового кодекса РФ в расходы налогоплательщика на оплату труда включаются любые начисления работникам в денежной и (или) натуральной формах, стимулирующие начисления и надбавки, компенсационные начисления, связанные с режимом работы или условиями труда, премии и единовременные поощрительные начисления, расходы, связанные с содержанием этих работников, предусмотренные нормами законодательства РФ, трудовыми договорами (контрактами) и (или) коллективными договорами.

«Вместе с тем, п. 1 ст. 252 Налогового кодекса РФ требует, чтобы и такие расходы были обоснованными. При этом в правоприменительной практике под обоснованностью расходов принято понимать затраты, обусловленные целями получения доходов, удовлетворяющие принципу рациональности и обусловленные обычаями делового оборота. Отказывая налогоплательщику в удовлетворении требований, суды трех инстанций указали, что премирование руководителей явно было связано не с достижением определенных показателей в хозяйственной жизни налогоплательщика (условия премирования как раз не были выполнены), „а для перераспределения значительной многомилионной суммы денежных средств Общества определенным липам, не связанным с производственной деятельностью“, то есть такие расходы не соответствуют требованию обоснованности», — пояснил юрист.

Дело №А70-13527/2019.

Арбитражный суд Центрального округа подтвердил незаконность решения ИФНС по Смоленску о доначислении ООО «Артэль — Промышленное производство» налога на прибыль, пеней и штрафа. Ранее налогоплательщика также поддержали Арбитражный суд Смоленской области и Двадцатый арбитражный апелляционный суд. Основанием для доначислений стали сомнения налогового органа в реальности осуществленных налогоплательщиком работ.

Как указано в материалах дела, в 2017 году ИФНС по Смоленску после проведения выездной налоговой проверки уплаты ООО «Артэль — Промышленное производство» налогов в 2013 — 2015 годах доначислила компании налог на прибыль в 17,1 млн рублей, 4,8 млн рублей пеней и штраф в сумме 3,1 млн рублей. Налоговики решили, что компания неправомерно включила в состав затрат расходы на изготовление контейнеров для АО «Смоленский авиационный завод» (СмАЗ). По мнению ИФНС, «Артэль-ПП» не осуществляло реальной производственной деятельности, между сторонами был создан формальный документооборот для увеличения расходов и поступившие от СмАЗ деньги «следует считать безвозмездно полученными», то есть внереализационным доходом.

Компания с доначислениями не согласилась и обратилась в суд. По условиям заключенного в 2014 году контракта, заключенного на основании закона № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», «Артэль-ПП» занималась изготовлением и поставкой сборочных единиц «Контейнера» из деталей СмАЗ. При этом закупка у «Артэль-ПП» была произведена как у единственного поставщика, который представил полный и необходимый перечень документов. В суде было установлено, что «Артэль-ПП» с сентября 2013 года неоднократно была участником и победителем закупок в качестве единственного поставщика для предприятий Минобороны. В суде представители налогового органа привели доводы о невозможности исполнить спорные договоры, поскольку налогоплательщик в спорный период не осуществлял производственную деятельность.

Однако суды указали на противоречивость выводов из решения инспекции о наличии (отсутствии) мощностей и трудовых ресурсов для выполнения работ в полном объеме в отношении различных контрагентов. Так, ИФНС признала реальность договорных отношений «Артэль-ПП» с целым рядом контрагентов и не оспаривала, что для выполнения обязательств перед ними у налогоплательщика была необходимая материально-техническая база и трудовые ресурсы. Однако для выполнения заключенных со СмАЗ договоров такая база и ресурсы, по мнению инспекции, у компании отсутствовали. Вместе с тем, суды установили, что в решении ИФНС указала на представление «Артэль-ПП» за 2014 год сведений о доходах физических лиц на 26 человек, а за 2015 год — на 36 человек. При проведении проверочных мероприятий опрошенные лица подтвердили трудовые отношения с налогоплательщиком, а также наличие у организации материально-производственных ресурсов для исполнения спорных договоров, следует из материалов суда.

В итоге, суды пришли к выводу, что у ИФНС не было оснований для признания полученных налогоплательщиком от СмАЗ денег внереализационным доходом, а значит и для доначисления налога на прибыль. По словам юриста ЮФ «Арбитраж.ру» Кирилла Снегирёва, в данном деле суд напомнил налоговому органу о распределении бремени доказывания в административных спорах.

«В силу ч. 5 ст. 200 АПК РФ обязанность доказывания законности принятого административного акта возлагается на административный орган, принявший такой акт, на что и указал суд. Налоговый орган ссылался в кассационной жалобе, что суд должен был истребовать доказательства, опровергающие позицию налогоплательщика, в случае непредставления таких доказательств самой инспекцией. Однако кассационный суд правомерно отверг данный довод, сославшись на п. 78 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 57 и Определение Конституционного Суда РФ от 24.03.2015 № 614-О, и указав, что налоговый орган вправе представлять новые (дополнительные) доказательства, не собранные в ходе выездной проверки, в опровержение позиции налогоплательщика, обоснованной доказательствами, не раскрытыми в ходе осуществления мероприятий налогового контроля и досудебного разрешения налогового спора», — указал юрист.

По мнению Кирилла Снегирёва, изучив доказательства участия налогоплательщика в процедурах государственных закупок, исполнения договорных обязательств перед контрагентами, показания свидетелей, а также приняв во внимание противоречия в позиции инспекции, суд пришел к обоснованному выводу о реальном характере хозяйственных операций между налогоплательщиком и контрагентом, недоказанности обратного налоговым органом.

«Данный вывод соответствует презумпции добросовестности налогоплательщиков в сфере экономики, раскрытой в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 „Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды“, в частности в п. 1, согласно которой предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения отчетности достоверны. В силу чего бремя доказывания обратного возложена на налоговый орган, а не на суд и, тем более, самого налогоплательщика. При отсутствии соответствующих доказательств, представленных налоговым органом, все сомнения в обоснованности получения налоговой выгоды должны толковаться в пользу налогоплательщика, что соответствует сложившейся судебной практике. Так, аналогичные судебные казусы имеется и в других судебных округах. Комментируемый казус актуален для всех компаний, уплачивающих налог на прибыль организаций, в целях правомерного обоснования учтенных расходов, в случае спора с налоговым органом об обоснованности налоговой выгоды», — подчеркнул юрист.

Дело №А62-512/2018.

Все сомнения в пользу налогоплательщика: кассация освободила компанию от доначислений за услуги иностранной компании и вернула расходы на неотделимые улучшения. 

Арбитражный суд Уральского округа признал незаконным решение МИФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Челябинской области о доначислении АО «Промышленная группа «Метран» 17,4 млн рублей НДС, 1,4 млн рублей налога на прибыль, а также пеней и штрафов. Примечательно, что нижестоящие суды поддержали в споре налоговый орган.

Как указано в материалах дела, ПГ «Метран» оспаривала два эпизода доначислений. Первый был связан с доначислением 17,3 млн рублей НДС. Налоговики считали, что иностранная компания Emerson оказывала в 2015-2016 годах ПГ «Метран» услуги по обработке информации, которые также носили вспомогательный характер к иным оказанным Emerson российской компании услугам. Поэтому ПГ «Метран» как налоговый агент должна была перечислить за эти услуги в бюджет НДС.

Однако при рассмотрении дела в кассационном суде было установлено, что Emerson предоставляла ПГ «Метран» в рамках «услуги по цифровой обработке данных (EDP)» удаленную корпоративную почту, корпоративный мессенджер, сервис CRM, обслуживание глобальных компьютерных сетей и ряд других услуг. Тогда, как, согласно п. 1 ст. 148 НК, к услугам по обработке информации относятся услуги по осуществлению сбора и обобщению, систематизации информационных массивов и предоставлению в распоряжение пользователя результатов обработки этой информации.

Кассационный суд указал, что МИФНС должны была представить доказательства, что ГК «Метран» передавала Emerson какой - либо массив информации, а компания Emerson, в свою очередь, производила анализ, обобщение, систематизацию данного информационного массива, и передавала результаты обработки информации налогоплательщику для использования в деятельности последнего.

«Напротив, такие доказательства ни актом проверки, ни оспариваемым решением не установлены. Выводы налогового органа, а также судов о том, что спорные услуги фактически имели своей целью сбор, обобщение и систематизацию корпоративной информации в области финансов, менеджмента, маркетинга, управления персоналом, внедрения бизнес систем, кредитного регулирования и логистики, не имеют какого-либо документального подтверждения», - отметил суд.

При этом, АС Уральского округа подчеркнул, что ни один свидетель (сотрудник ПГ «Метран»), допрошенный в ходе налоговой проверки, не дал показаний о том, какая информация передавалась компании Emerson для анализа и систематизации, а также какие результаты такой систематизации получались и использовались налогоплательщиком. По мнению суда, указанные в актах услуги по своей сути направлены на обеспечение передачи разного рода информации.

«Однако услуги по передаче информации не тождественны понятию «услуги по обработке информации» с учетом легального закрепления последнего понятия непосредственно в подп. 4 п. 1 ст. 148 НК РФ», - указал АС УО.

Второй эпизод доначислений был связан с включением ПГ «Метран» в состав внереализационных расходов остаточной стоимости неотделимых улучшений арендованной у ФГУП «Завод Прибор» недвижимости. МИФНС настаивала, что в соответствии с условиями договоров аренды ПГ «Метран» передала неотделимые улучшения арендованных помещений арендодателю по актам приема-передачи без возмещения стоимости. Суды первой и апелляционной инстанций согласились с позицией налогового органа, указав, что поскольку неотделимые улучшения были переданы арендодателю безвозмездно, то отнесение к расходам остаточной стоимости таких улучшений неправомерно в силу прямого указания п.16 ст.270 НК РФ, согласно которому при определении налоговой базы по налогу на прибыль организаций не учитываются расходы в виде стоимости безвозмездно переданного имущества. Однако кассационный суд признал вывод нижестоящих судов ошибочным. Он указал, что ст. 575 ГК РФ запрещает дарение в отношениях между коммерческими организациями. ПГ «Метран» не предъявила арендодателю требований об оплате произведенных неотделимых улучшений и не заявила также о соответствующем уменьшении арендной платы.

«Однако данные обстоятельства не свидетельствуют о безвозмездной передаче неотделимых улучшений арендодателю при прекращении договоров аренды с учетом положений ст. 575 ГК РФ, а также с учетом того, что данные затраты были понесены налогоплательщиком в рамках договоров аренды, а значит со стороны арендодателя имело место встречное представление в виде передачи права пользования соответствующими объектами недвижимости ПГ Метран»», - подчеркнул АС Уральского округа.

По мнению АС УО, по взаимному соглашению, хотя бы и не оформленному документально, арендатор, неся бремя уплаты как арендной платы, так и затрат на ремонт арендованного имущества, пользовался арендованным имуществом при получении встречного представления в виде права пользования соответствующим недвижимым имуществом. При этом кассационный суд подтвердил, что ст. 258 НК РФ не решена судьба расходов арендатора в виде капитальных вложений в арендованное имущество, которые в течение договора аренды не были отнесены на себестоимость (не доамортизированы по причине превышения срока полезного использования арендованного объекта над сроком договора аренды). Согласно подходу, предложенному налоговым органом и поддержанному судами первой и апелляционной инстанций, арендатор утрачивает право на признание части расходов на произведенные неотделимые улучшения по причине прекращения действия договора аренды, а арендодатель такого права также не приобретает, поскольку не является лицом, понесшим такие расходы.

«Однако такой подход противоречит экономическому смыслу налога на прибыль и положениям ст. 252 НК РФ, которыми устанавливается право налогоплательщика уменьшить налогооблагаемую прибыль на понесенные затраты», - отметил АС УО.

Истолковав «неустранимые сомнения, противоречия и неясности налогового законодательства в пользу налогоплательщика», кассационный суд признал обоснованным применение налогоплательщиком в спорной ситуации положений ст.265 НК РФ и принятии при исчислении налога на прибыль расходов в виде остаточной стоимости неотделимых улучшений арендованного имущества в порядке аналогичном порядку для основных средств при их списании (ликвидации, выбытии). Кроме того, АС Уральского округа признал необоснованным доначисление ПГ «Метран» НДС по второму эпизоду. Он сослался на п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.05.2014 №33 «О некоторых вопросах возникающих у арбитражных судов при рассмотрении дел, связанных с взиманием НДС», по которому в тех случаях, когда капитальные вложения в объект аренды осуществляются арендатором помимо уплаты арендной платы, арендатор вправе принять к вычету предъявленные ему суммы налога в общем порядке, поскольку в целях применения ст. 171 НК РФ он должен рассматриваться в качестве лица, приобретающего товары (работы, услуги) для нужд собственной деятельности.

По словам юриста ЮФ «Арбитраж.ру» Анны Лавришиной, согласно одному из принципов налогового права - добросовестности налогоплательщика – все неустранимые сомнения, противоречия, неясности налогового законодательства толкуются в пользу налогоплательщика.

«К расходам, не учитываемым для целей налогообложения, относится стоимость безвозмездно переданного имущества и расходов, связанных с такой передачей. Однако производство арендатором неотделимых улучшений на арендованном имуществе без предъявления арендодателю требований об оплате данных улучшений и уменьшении арендной платы не всегда предполагает безвозмездную передачу таких улучшений арендодателю при прекращении договоров аренды», - отметила юрист.

Так, в настоящем случае суд кассационной инстанции установил «дефект» позиции налоговой службы, которая привлекая общество к ответственности, усмотрела именно признаки безвозмездности возврата арендованного имущества.

«В то время, как между арендатором и арендодателем имело место наличие взаимного соглашения хотя и не оформленного документально, но предполагающего, что неся бремя уплаты как арендной платы, так и затрат на ремонт арендованного имущества, арендатор пользовался этим арендованным имуществом при получении встречного предоставления в виде права пользования соответствующим недвижимым имуществом. Следовательно, признак безвозмездности в этом случае отсутствует и привлечение к налоговой ответственности на этом основании необоснованно», - пояснила позицию суда Анна Лавришина.

Дело №А76-8895/2019.

Налогоплательщик продал акции дочерних обществ взаимозависимым лицами по заниженной стоимости. Суд подтвердил законность доначислений налога на прибыль, пеней и штрафа.

Арбитражный суд Самарской области признал законным решение МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам Самарской области, которая доначислила АО «Мотор-Супер» налог на прибыль в размере 26,6 млн рублей, а также пени и штраф на сумму в 13,1 млн рублей. Поводом для доначислений стала реализация акций дочерних компаний по заниженной стоимости взаимозависимым лицам. Как указано в материалах дела, по итогам выездной налоговой проверки по уплате АО «Мотор-Супер» налогов в 2012 — 2014 годах налоговая инспекция доначислила компании налог на прибыль, пени и штраф. МИФНС сделала вывод, что налогоплательщик продал по заниженной стоимости не обращающиеся на фондовом рынке акции ОАО «Завод Автосвет» и ОАО «ОСВАР» своим взаимозависимым лицам.

Доходы от реализации акций составили 121,8 млн рублей. Однако налоговый орган, который провел в рамках проверки экспертизу с привлечением независимого оценщика, сделал вывод, что рыночная стоимость проданных акций — 490,8 млн рублей. Налогоплательщик получил необоснованную налоговую выгоду за счет учета убытка по указанным сделкам. Налог на прибыль МИФНС насчитала исходя из рыночной стоимости реализованных акций.

АО «Мотор-Супер» оспорил решение налоговой инспекции в вышестоящем налоговом управлении, а затем пошел в суд, но и арбитраж встал на сторону налогового органа.

В ходе процесса было установлено, что в течение 2010-2013 года акции ОАО «Завод Автосвет» и ОАО «ОСВАР» перепродавались между взаимозависимыми компаниями несколько раз, причем всегда с убытком. Каждый раз для определения рыночной стоимости акций привлекалась одна и та же оценочная компания — «Центр Передовых Оценочных Технологий». При этом сами сотрудники оценочной компании на допросах указали, что проводили оценку «формально».

Стоит отметить, что в ходе рассмотрения дела была проведена также судебная экспертиза рыночной стоимости акций ОАО «Завод Автосвет» и ОАО «ОСВАР» в 2013 году, которая также показала, что стоимость акций в сделках с зависимыми лицами была занижена в несколько раз. Интересно, что МИФНС также допросила акционеров АО «Мотор-Супер» и установила, что незаинтересованные в сделках акционеры-физические лица не участвовали в общих собрания, на которых было принято решение об одобрении сделок. Это также стало доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

«АО „Мотор-Супер“ создало ситуацию формального наличия права на получение налоговой выгоды, путем цепочки контрагентов, с целью уменьшения доходов при исчисления налога на прибыль при отсутствия экономического смысла системы расчетов между участниками данных отношений, данная позиция отражена в Определении ВАС РФ от 29.10.2007 № 12206/07 по делу № А65-15864/2006-СА2-9», — следует из решения суда.

По словам юриста ЮФ «Арбитраж.ру» Анны Лавришиной, налоговая выгода может быть признана необоснованной, если операции не обусловлены разумным экономическим смыслом, и такая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели.

«Так, торговля акциями эмитентов, происходящая исключительно в рамках взаимоотношений аффилированных лиц, а, следовательно, и возможность налогоплательщика манипулировать ценами акций в сторону существенного занижения их стоимости относительно рыночной, создали ситуацию формального наличия права на получение налогоплательщиком налоговой выгоды путем уменьшения доходов при исчислении налога на прибыль. Согласно разъяснениям высшего суда сама по себе взаимозависимость участников сделок не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной и привлечения налогоплательщика к ответственности. Однако в рассматриваемом деле именно критерий взаимозависимости участников сделки, эмитентов и их подконтрольность управляющей организации позволил выявить иные обстоятельства, которые в своей совокупности свидетельствуют именно о цели налоговой экономии», — отметила юрист.

По мнению Анны Лавришиной, несмотря на то, что хозяйствующие субъекты свободны в выборе способа построения хозяйственных операций, и вмешательство налоговых органов в предпринимательскую деятельность ограничено законодателем, искусственное создание налогоплательщиком убыточных предприятий в условиях продажи акций по заниженной стоимости в любом случае не может быть экономически оправдано и влечет привлечение к налоговой ответственности.

Дело № А55-12307/2017.

При импорте товаров использовались посреднические фирмы-однодневки. Суды поддержали законность решения о доначислении более 1,1 млрд рублей налогов.

Судья Верховного суда Татьяна Завьялова отказалась передавать кассационную жалобу ООО «Оффо-Трейд» на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ. Ранее суды трех инстанций признал решение налоговой инспекции о доначислении компании 1,1 млрд рублей налогов обоснованным.

Как указано в материалах дела, в 2018 году Межрайонная инспекция ФНС № 18 по Санкт-Петербургу провела проверку уплаты налогов ООО «Оффо-Трейд», ввозившего товары в Россию. По итогам проверки налоговики пришли к выводу, что налогоплательщик создал искусственную схему оптимизации НДС с помощью привлечения пятнадцати компаний-посредников. Через них «Оффо-Трейд» закупал импортный товар, но МИФНС усомнилась в реальности поставщиков.

Доводы налогового органа:

  • налогоплательщик являлся единственным или основным покупателем у всех поставщиков;
  • у поставщиков были руководители-номиналы;
  • поставщики создавались перед сделками и ликвидировались сразу после проведения операций;
  • у поставщиков не было своей материально-технической базы и сотрудников;
  • у поставщиков не было соответствующих деятельности расходов и была низкая налоговая нагрузка;
  • был обнаружен транзит денег по счетам. Кроме того, налогоплательщик являлся официальным дистрибьютором иностранной компании, у которой якобы через поставщиков закупались товары.
МИФНС установила, что со складов продукция доставлялась напрямую налогоплательщику и его клиентам, минуя цепочку поставщиков. Налогоплательщик не представил доказательства «реальной доставки (транспортировки) товара от поставщиков в адрес налогоплательщика либо при участии (содействии) контрагентов».

Суды с позицией налоговиков согласились.

«По результатам анализа представленных в материалы дела доказательств суды установили наличие организованной схемы использования организаций-посредников с целью увеличения торговой наценки. Совокупность установленных обстоятельств свидетельствует о наличии у налогоплательщика в проверяемом периоде прямых взаимоотношений с импортерами спорного товара, при которых движение товара по указанию общества со складов временного хранения осуществлялось напрямую организациям-покупателям, минуя цепочку посреднических фирм», — указала в отказном определении судья Верховного суда.

По словам юриста ЮФ «Арбитраж.ру» Анны Лавришиной, реальность хозяйственных операций и достоверность сведений, содержащихся в первичных документах — условия, необходимые для получения налогоплательщиком налоговой выгоды.

«В рассматриваемом деле суды не усмотрели соблюдение названных условий в действиях налогоплательщика и поддержали позицию налогового органа. Так, заключение истцом-налогоплательщиком договоров с „фирмами-однодневками“ при наличии прямых взаимоотношений с импортерами спорных товаров (в том числе дружеских отношений между руководителями) для целей увеличения торговой наценки противопоставляется доктрине деловой цели и презумпции добросовестности налогоплательщика, и может свидетельствовать лишь об умышленных действиях, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды», — отметила юрист.

Несмотря на то, что положения НК РФ не ограничивают право налогоплательщиков проводить свои хозяйственные операции так, чтобы налоговые последствия были минимальными, а способ получения товаров через посредников прямо не запрещен налоговым законодательством — осуществление налогоплательщиком сделок через искусственно созданную цепочку фирм-поставщиков, обладающих признаками номинальных структур, недопустимо, и опосредует привлечение к налоговой ответственности, указала Анна Лавришина.

Дело № А56-5476/2019.

Транспортные или транспортно-экспедиционные услуги: налогоплательщик лишился права на ЕНВД из-за неверно составленных договоров.

Восьмой арбитражный апелляционный суд вслед за арбитражным судом Тюменской области признал законным решение налоговиков о доначислении предпринимателю 1,9 млн руб. в связи с переквалификацией транспортных услуг на транспортно-экспедиционные услуги. Решение суда вступило в силу.

Как указано в материалах дела, в 2018 году МИФНС № 7 по Тюменской области провела выездную проверку в отношении индивидуального предпринимателя Александра Шипицина за 2015-2017 годы. Налоговики пришли к выводу, что бизнесмен необоснованно применял единый налог на вмененный доход (ЕНВД), поскольку в проверяемом периоде оказывал транспортно-экспедиционные услуги по перевозке грузов. А значит, полученные им доходы должны облагаться по общей системе налогообложения, поскольку на экспедиционно-транспортные услуги не распространяется ЕНВД.

Доказательства МИФНС:

  • наименования договоров налогоплательщика с контрагентами: договоры об оказании транспортно-экспедиционных услуг;
  • обязанности исполнителя (налогоплательщика) по договорам: контроль правильности оформления товарных накладных, товарно-транспортных накладных, обязанность по принятию груза по количеству и ассортименту товара;
  • водитель перевозчика обязан лично присутствовать при погрузке и разгрузке груза, считать количество принятых мест и отражать в транспортной накладной количество паллет и транспортных мест, контролировать вес, целостность упаковки и размещение груза, проверять расхождение по местам в транспортных накладных и товарных накладных с фактическим загруженным количеством;
  • в одном из договоров было указано, что исполнитель (налогоплательщик) обязан обеспечить наличие всех необходимых для выполнения перевозки документов.
В суде предприниматель пытался доказать, что фактически он оказывал именно транспортные, а не транспортно-экспедиционные услуги. Но в итоге суд сделал вывод, что предприниматель вел деятельность по транспортно-экспедиционному обслуживанию, а не собственно автотранспортные услуги по перевозке грузов, что в смысле подпункта 5 пункта 2 статьи 346.26 НК РФ не подпадает под режим ЕНВД.

«Заявитель осуществлял не только перемещение вверенного ему груза, но и оказывал дополнительные услуги, сопровождающие перевозку груза: обеспечение сохранности груза заказчика, сопровождение в пути, проверка качества погрузки, количества и качества груза, проверка пломб, контроль перевозки груза и иные услуги», — говорится в постановлении апелляционного суда.

По словам юриста ЮФ «Арбитраж.ру» Сергея Филиппова, статьей 431 Гражданского кодекса РФ предусмотрено три способа толкования договора: буквальное толкование, системное толкование договора и теологическое толкование договора (установление истинной воли сторон договора и самой цели такого договора).

«Данные способы толкования применяются последовательно, то есть в случае, если суд не может устранить неясности условий договора путем буквального восприятия слов и выражений, использующихся в таком договоре, суд переходит к сопоставлению всех частей договора между собой (системное толкование). Если же и этот способ не позволят достоверно определить содержание договора, суд выяснят общую волю сторон с учетом цели договора. Как правило, на практике суду достаточно буквального толкования», — отметил юрист.

В этом деле суд, применяя правила буквального толкования, при проверке договоров налогоплательщика с его контрагентами установил, что в действительности налогоплательщик оказывал транспортно-экспедиционные услуги, указал Сергей Филиппов.

«Этот довод и послужил основанием доначисления налогов, поскольку ЕНВД не распространяется на данный вид экономической деятельности», — отметил он.

Дело: А70-13813/2019.

Перекинул часть бизнеса на директора – получи обвинения в дроблении и налоговые доначисления! Позиция судов по свежему кейсу. 

Пятый арбитражный апелляционный суд (5 ААС) подтвердил решение межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы (МИФНС) № 3 по Камчатскому краю об искусственном дроблении бизнеса ООО «Вилючинская верфь» для оптимизации налогов. Ранее аналогичное решение вынес арбитражный суд Камчатского края, оно вступило в законную силу.

Как указано в материалах дела, в 2018 году МИФНС провела в отношении ООО «Вилючинская верфь» выездную проверку (ВНП) уплаты налогов в 2015 – 2016 годах. По итогам проверки налоговики пришли к выводу, что компания вместе со своим директором (владеющим долей в 45%) Евгением Никитиным искусственно разделили единый бизнес. Для этого Евгений Никитин зарегистрировался в качестве индивидуального предпринимателя с применением упрощенной системы налогообложения (УСН) с объектом «Доходы».

По итогам ВНП налоговый орган доначислил ООО «Вилючинская верфь» налог на добавленную стоимость (НДС), налог на прибыль, а также пени и штрафы. Частично налогоплательщик размер НДС и налога на прибыль сумел оспорить в управлении ФНС по Камчатскому краю, после чего обратился в суд с требованием признать незаконным решение МИФНС.

Суд пришел к выводу, что налогоплательщик с целью получения необоснованной налоговой выгоды (ННВ) в виде снижения налоговых обязательств по налогу на прибыль организаций и НДС занизил в бухгалтерском и налоговом учете суммы полученного дохода в результате разделения выручки, полученной от осуществления собственной деятельности и подконтрольного и взаимозависимого ему ИП Евгения Никитина, применяющего специальный налоговый режим (УСН).

Как налоговый орган доказал схему искусственного дробления бизнеса

Суд указал, что деятельность ИП Евгения Никитина имитирована с целью выведения налогоплательщиком из-под налогообложения НДС и налогом на прибыль организаций большей части выручки, полученной от реализации работ (услуг) по ремонту морских судов, которая указана в первичных документах, составленных от имени ИП.

Взаимозависимость между ООО «Вилючинская верфь» и ИП Евгением Никитиным подтвердили следующие доказательства:

  • Никитин Е.В. является генеральным директором ООО «Вилючинская верфь» и одновременно зарегистрирован как ИП;0
  • с момента регистрации и до настоящего времени Евгений Никитин является учредителем ООО «Вилючинская верфь» с долей уставного капитала 45%;
  • виды деятельности ООО «Вилючинская верфь» и ИП Никитина Е.В. согласно данным ЕГРЮЛ, ЕГРИП, анализам выписок банка, совпадают;
  • общий IP-адрес компьютера, с которого осуществлялось подключение к системе «Банк-Клиент»; компьютер находится по юридическому адресу ООО «Вилючинская верфь»;
  • бухгалтерский и налоговый учет ООО «Вилючинская верфь» и ИП Никитина Е.В. ведутся на одном компьютере (базы 1-С «Бухгалтерия» ООО «Вилючинская верфь» и предпринимателя находятся на одном компьютере, что подтверждается выемкой сотрудниками УВД баз бухгалтерского учета, налоговых, бухгалтерских и иных отчетных документов ха 2015 – 2016 годы);
  • в проверяемый период расчетные счета ООО «Вилючинская верфь» и предпринимателя открыты в одном банке;
  • доверенное лицо предпринимателя с 01.04.2019, являясь главным бухгалтером ООО «Вилючинская верфь», осуществляла сдачу налоговых деклараций ИП Никитина Е.В. по УСН за 2015–2016 годы;
  • общие заказчики – ООО «Рыбхолкам», АО «Озерновский РКЗ № 55», ОАО «Колхоз Октябрь», ОАО «Колхоз им. Бекерева», ООО «Укинский лиман», ООО «Ивашка Сервис», которые показали, что ремонт маломерных судов осуществлялся на территории верфи в г. Вилючинск;
  • отсутствие у ИП Никитина Е.В. принадлежащих ему основных средств, кадровых ресурсов. Налоговый орган установил, что ИП Никитин Е.В. привлекал к ремонтным работам, формально отнесенным на него, сотрудников ООО «Вилючинская верфь», при этом контроль за осуществлением работ производил самостоятельно;
  • судоремонтная база, расположенная по юридическому адресу ООО «Вилючинская верфь», директором и предпринимателем воспринимается как единое целое одного производственного комплекса, на котором ремонт судов производится сотрудниками ООО «Вилючинская верфь»;
  • работы по договорам подряда, заключенным с заказчиками, выполнены сотрудниками ООО «Вилючинская верфь», что подтверждается их допросами;
  • отсутствие у ИП Никитина Е.В. расходов по договорам, заключенным с заказчиками на осуществление ремонта судов, в то время как выполнение условий договоров предполагает несение расходов (в том числе зарплаты, отчислений во внебюджетные фонды, расходов по управлению, покупки материалов и др.). При этом данные расходы несет ООО «Вилючинская верфь»;
  • обналичивание денег: анализ банковской выписки по расчетному счету ИП Никитина Е.В. показал, что им а 2015–2016 годах производилось систематическое списание денег со счета, открытого для осуществления предпринимательской деятельности, на свои личные счета;
  • отчуждение имущества ООО «Вилючинская верфь» в пользу Никитина Е.В., а затем пользу Минко О.И. (заместитель генерального директора). При этом на счета ООО «Вилючинская верфь» деньги за реализацию имущества от Никитина Е.В. не поступали, тогда как деньги от Минко О.И. поступили на счет Никитина Е.В.
Суд указал, что все установленные факты в совокупности с доказательствами, полученными в ходе проведения контрольных мероприятий, свидетельствуют о том, что руководителем ООО «Вилючинская верфь» Евгением Никитиным совершены действия по умышленному вовлечению в процесс выполнения ремонтных работ фиктивное звено - ИП Никитин Е.В. - с целью снижения налоговых обязательств и создания искусственной ситуации, при которой видимость действий двух налогоплательщиков (общества и ИП) прикрывала деятельность одного налогоплательщика - ООО «Вилючинская верфь».

«Коллегия апелляционной инстанции считает верным вывод, что в рассматриваемом случае дробление бизнеса состоит в том, что обществом в лице его руководителя Никитина Е.В. в проверяемом периоде совершены действия по умышленному вовлечению в процесс выполнения работ на маломерных судах взаимозависимого предпринимателя, применяющего УСН, с целью снижения своих налоговых обязательств путем формального соблюдения действующего законодательства и создания искусственной ситуации, при которой видимость действий нескольких налогоплательщиков прикрывала деятельность одного налогоплательщика», - указал в постановлении 5 ААС.

Также апелляция указала, что налогоплательщик не привел «конкретных обоснований наличия разумных экономических или иных причин в части распределения части выручки, полученной ООО «Вилючинская верфь» и предпринимателем»: в чем конкретно заключалось повышение управляемостью бизнесом, увеличения его эффективности и получение положительного экономического эффекта.

О применении расчетного метода для исчисления подлежащих уплате налогов

В первой и апелляционной инстанциях юристы ООО «Вилючинская верфь» настаивали на том, что налоговый орган неправильно применил расчетный метод при определении суммы доначислений в связи с простым объединением доходов двух хозяйствующих субъектов. «ИП Никитин Е.А. применял УСН и у него отсутствовала обязанность ведения учета расходов. Таким образом, при проведении проверки в рамках объединения полученных двумя хозяйствующими субъектами доходов, при исчислении сумм действительных налоговых обязательств налоговым органом не применена соответствующая методика, позволяющая определить не только сумму полученных доходов, но и сумму расходов, понесенных в связи с извлечением дохода. Указанное привело к завышению действительных налоговых обязательств», - приводится в постановлении 5 ААС позиция налогоплательщика.

Апелляционный суд указал, что «расчетный путь определения сумм налогов в конкретной ситуации является средством защиты интересов бюджета от недобросовестных действий налогоплательщиков и направлен на соблюдение баланса частных и публичных интересов». По словам юриста ЮФ «Арбитраж.ру» Сергея Филиппова, самым острым для правоприменительной практики остается вопрос «налоговой реконструкции» по делам о необоснованной налоговой выгоде.

«Налоговые органы последовательно занимают позицию об отсутствии у них обязанности проводить «налоговую реконструкцию» по данным категориям дел (см. ФНС России в своем письме от 16 августа 2017 года № СА-4-7/16152@). В данном споре суды посчитали обоснованным вывод налогового органа о применении расчетного метода для исчисления подлежащих к уплате в бюджет налогов (пп. 7 п.1 ст. 31 НК РФ). «Отсутствие учета доходов и расходов и объектов налогообложения по НДС и налогу на прибыль организаций» у взаимозависимого индивидуального предпринимателя – доводы, которые помогли инспекции убедить судебные инстанции в своей правоте», - отмечает Сергей Филиппов.

Дело: А24-9177/2019.

13252 ФНС РФ

Суд снял арест со счетов налогоплательщика несмотря на большую сумму доначислений и отсутствие у налогоплательщика имущества.

Арбитражный суд Волго-Вятского округа поддержал нижестоящие суды о снятии обеспечительных мер в виде приостановления операций по счетам ООО «Шуя КоопПродукт».

Как указано в материалах дела, в 2018 году Межрайонная ИФНС № 3 по Ивановской области предложила ООО «Шуя КоопПродукт» по итогам выездной налоговой проверки (ВНП) доплатить в бюджет 40,4 млн руб. налогов, 11,5 млн руб. пеней и штраф в размере 12,4 млн руб.

Также налоговый орган принял решение о принятии обеспечительных мер в виде приостановления операций по счетам налогоплательщика в двух банках. Налогоплательщик обратился с жалобой в Управление ФНС по Ивановской области, но получил отказ. После чего пошел в суд.

Суд первой инстанции пришел к выводу о недоказанности налоговым органом наличия оснований для принятия обеспечительных мер в отношении налогоплательщика и отменил обеспечительные меры. Суд апелляционной инстанции оставил это решение без изменения. Представили налоговой инспекции не согласились и подали кассационную жалобу.

Доводы инспекции в пользу принятия обеспечительных мер в виде ареста счета:

  • обстоятельства привлечения налогоплательщика к налоговой ответственности, выявленные по результатам проведения выездной проверки (создание схемы дробления бизнеса для уклонения от уплаты налогов);
  • принятие налогоплательщиком мер, ограничивающих права Инспекции в части проведения мероприятий налогового контроля (воспрепятствование доступу должностных лиц налоговых органов на территорию или в помещение проверяемого лица; неисполнение требования Инспекции о предоставлении документов);
  • неоднократное изменение юридического адреса;
  • отсутствие по месту регистрации;
  • значительные суммы доначисленных налогов, пеней, штрафов по результатам налоговой проверки;
  • отсутствие у налогоплательщика имущества.
Тем не менее, суд кассационной инстанции поддержал вывод нижестоящих судов о недоказанности Инспекцией того, что непринятие обеспечительной меры в виде приостановления операций по счетам затруднит или сделает невозможным исполнение решения налогового органа.

Суд учел отсутствие доказательств совершения налогоплательщиком действий, направленных:

  • на сокрытие и (или) отчуждение имущества, в том числе денежных средств;
  • на намеренное увеличение кредиторской задолженности (в том числе несуществующей);
  • на какое-либо иное ухудшение своего финансового состояния с целью неисполнения решения, принятого по результатам ВНП;
  • на уменьшение стоимости имущества и денежных расчетов.
Также суд указал, что поведение налогоплательщика в ходе выездной налоговой проверки не свидетельствует о том, что оно может затруднить или сделать невозможным исполнение решения о привлечении к налоговой ответственности. 

При этом, Арбитражный суд Волго-Вятского округа указал, что значительность доначисленных сумм налогов, пеней и штрафов, отсутствие у налогоплательщика имущества (кроме денежных средств), «в данной конкретной ситуации сами по себе не свидетельствуют о затруднительности или невозможности в дальнейшем исполнения решения Инспекции».

«Материалами дела не подтверждается, что принятие данной обеспечительной меры позволит сохранить существующее состояние и служит именно целям и основаниям принятия налоговым органом обеспечительных мер», – отметил в постановлении АС ВВО.

Суд отклонил довод налогового органа о том, что в п. 10 ст. 101 Налогового кодекса РФ не установлен перечень оснований для принятия обеспечительных мер, поскольку данная норма не предоставляет налоговому органу право произвольно применять обеспечительные меры.

По словам юриста ЮФ Арбитраж.ру Кирилла Снегирева, представляет интерес квалификация судом действий налогоплательщика о том, что применение им различных схем уклонения от налогообложения, воспрепятствование доступа должностных лиц Инспекции, проводящих проверку, на территорию проверяемого лица, изменение налогоплательщиком адреса регистрации, а также значительность доначисленных по результатам ВНП Инспекцией сумм налогов, пеней и штрафов не могут быть признаны основаниями для применения обеспечительных мер в виде приостановления операций по счетам налогоплательщика в банке, а также переводов электронных денежных средств, в силу того, что перечисленные обстоятельства не свидетельствуют о невозможности или затруднительности исполнения в будущем решения о доначислении налогов, пеней и штрафов.

«Принимая во внимание, что п. 10 ст. 101 Налогового кодекса РФ не содержит указаний на перечень конкретных случаев оснований применения комментируемой обеспечительной меры, судебная практика по формированию оснований ее применения носит прецедентный характер для применения обеспечительных мер в виде приостановления операций по счетам налогоплательщика в банке, а также переводов электронных денежных средств», – пояснил юрист важность позиции АС ВВО для формирования судебной практики.

Дело: А17-6430/2018.

Верховный суд РФ подтвердил возможность учета расходов на приобретение основных средств при их продаже, если налогоплательщик перешел на другой режим налогообложения.

Верховный суд РФ поправил нижестоящие суды и поддержал индивидуального предпринимателя Сергея Медведева из Тюменской области в споре с налоговой инспекцией. Позиция инспекции состояла лишь в отсутствии правовых оснований для учета спорных расходов при определении налоговой базы по УСН, указал Верховный суд РФ и отправил дело на новое рассмотрение.

Как указано в материалах дела, в 2018 году Межрайонная инспекция федеральной налоговой службы № 12 по Тюменской области провела камеральную проверку в отношении индивидуального предпринимателя Сергея Медведева по уплате им налогов в 2017 году. По итогам проверки МИФНС доначислила бизнесмену недоимку по УСН в размере 161,9 тыс. руб., а также пени и штраф. Управление Федеральной налоговой службы по Тюменской области на 1,5 тыс. руб. снизила размер доначислений, после чего Сергей Медведев пошел в суд.

С 1997 года Медведев был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя, занимался розничной торговле строительными материалами. До 2017 года использовал налоговый режим ЕНВД, после чего перешел на УСН с объектом налогообложения «Доходы, уменьшенные на величину расходов». В 2017 году Сергей Медведев продал несколько принадлежавших ему в городе Ишиме объектов недвижимости за 3,8 млн руб. При этом в уточненной декларации он указал, что приобрел в свое время эту недвижимость за 4 млн руб., в результате убыток от продажи составил 190 тыс. руб. По этой причине предприниматель заплатил в 2017 году в бюджет минимальный налог – 38 100 рублей.

Налоговая инспекция с расходами ИП для исчисления налога на УСН за 2017 год не согласилась. Налоговики пришли к выводу, что в силу положений главы 26.2 Налогового кодекса предприниматель не имел права учитывать расходы на приобретение объектов недвижимости, которые приобретались им как физическим лицом до начала применения УСН и использовались для ведения предпринимательской деятельности, облагаемой в рамках иного режима налогообложения (ЕНВД).

Налоговую базу в МИФНС определили исходя из выручки от продажи объектов недвижимости в размере 3,8 млн руб., уменьшенной на понесенные предпринимателем в данном налоговом периоде расходы на уплату страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, банковских комиссий, а также сумм начисленной амортизации в общем размере 31,6 тыс. рублей.

При рассмотрении дела суды первой, апелляционной и кассационной инстанций поддержали в споре МИФНС.

Они указали, что «спорные объекты недвижимости в качестве товара для последующей реализации предпринимателем не приобретались и подлежат отнесению к основным средствам».

А доход, полученный от продажи нежилых помещений, необходимо квалифицировать как связанный с предпринимательской деятельностью налогоплательщика и подлежащий налогообложению в рамках УСН. Но затраты на приобретение объектов недвижимого имущества нельзя учесть в составе расходов предпринимателя, так как данное имущество не использовалось им в предпринимательской деятельности, облагаемой по УСН.

Но Верховный суд РФ отправил дела на новое рассмотрение. Он указал, что если лицо на УСН («Доходы минус расходы») реализовало объект основных средств, то по общему правилу налоговая база должна определяться как финансовый результат (прибыль или убыток), полученный от произведенных налогоплательщиком вложений в приобретение основных средств.

«Вопреки выводам судов, само по себе то обстоятельство, что в период эксплуатации основных средств доходы предпринимателя облагались в рамках иного специального налогового режима (ЕНВД), не могло выступать препятствием для учета расходов, понесенных при приобретении этих объектов, в случае их продажи, поскольку данный факт влечет иные юридические последствия», – пояснил Верховный суд РФ.

При этом расходы на приобретение такого объекта учитываются при определении налоговой базы по УСН не полностью, а в размере остаточной стоимости. По мнению Верховного суда РФ, воля законодателя направлена не на лишение субъектов предпринимательства на УСН права учитывать расходы по приобретению основных средств, доходы от использования которых облагались в рамках иного режима налогообложения, а «на установление экономически обоснованного налогообложения», для чего эти расходы распределяются между налоговыми базами, формируемыми в связи с эксплуатацией и отчуждением основных средств, облагаемыми в рамках разных налоговых режимов соответственно.

«То обстоятельство, что расходы на приобретение основных средств были отражены им в декларации в полном объеме, а не за вычетом подлежащей начислению амортизации, не могло служить основанием для определения инспекцией недоимки в размере, превышающем сумму налога, подлежащую уплате в бюджет на законном основании», – указал Верховный суд РФ.

Дело отправлено на новое рассмотрение. По словам юриста ЮФ Арбитраж.ру Сергея Филиппова, отправляя дело на новое рассмотрение, Верховный Суд Российской Федерации указал: «Воля законодателя направлена … на установление экономически обоснованного налогообложения».

«Поэтому логика нижестоящих инстанций о возможности нести и учитывать расходы исключительно в рамках одного налогового режима не соответствует не только букве, но и духу налогового законодательства. Настоящее дело примечательно и тем, что Верховный суд также напомнил о распределении бремени и стандартов доказывания при проверке законности доначисления налогов по результатам налоговой проверки», – указал Сергей Филиппов.

Дело: № 304-ЭС20-1243, А70-829/2019.

430 Roshen

Верховный суд России зарегистрировал кассационную жалобу липецкой кондитерской фабрики корпорации Roshen экс-президента Украины Петра Порошенко на решения судов, признавших законность доначисления фабрике 361,5 миллиона рублей налогов и штрафов за 2012 год.

В общей сложности налоговики взыскивают с кондитерской фабрики заплатить 361,5 млн. рублей, включая недоимку по НДС, пени и штраф. Компания уже попыталось оспорить это решение в суде, но все три инстанции встали на сторону налоговой (дело № А36-7720/2015).

Как следует из информации в картотеке арбитражных дел, жалоба поступила в ВС РФ 14 февраля, процессуальных решений по ней пока не принято, пишет РИА Новости.

Арбитражный суд Липецкой области, рассматривавший дело почти три с половиной года и назначавший по нему комплексную строительно-техническую и оценочную экспертизу, в марте 2019 года полностью отклонил претензии кондитерской фабрики к ФНС. Суд согласился с доводами налоговиков, выявивших нарушения во взаимоотношениях фабрики как заказчика с подрядчиком ООО НПФ «Металлимпресс» в ходе строительства объекта «Кондитерская фабрика и распределительный центр АО ЛКФ «Рошен».

По мнению ФНС, Roshen получил необоснованную налоговую выгоду, завысив налоговые вычеты по НДС за счет приобретения у «Металлимпресса» услуг по завышенной цене. Кроме того, инспекция установила наличие в цепочке контрагентов фабрики лиц, не ведущих реальной хозяйственной деятельности, то есть фирм-однодневок. Решение первой инстанции подтвердили апелляционный суд в Воронеже и окружной суд в Калуге.

Украинская корпорация Roshen решила остановить Липецкую кондитерскую фабрику c апреля 2017 года по политико-экономическим причинам. Производство законсервировано. Активы, оставшиеся в Липецке, корпорация оценивала в 200 миллионов долларов. Российский суд в рамках уголовного дела о хищении из бюджета 180 миллионов рублей за счет незаконного возмещения НДС в декабре 2016 года наложил арест на 14 объектов недвижимости фабрики. Стоимость арестованной недвижимости — почти 1,5 миллиарда рублей. Roshen — один из крупнейших в мире производителей кондитерских изделий, выпускающий 450 тысяч тонн продукции в год.

У налогоплательщика было 3 спорных контрагента. Он покупал у них оси, рамы, шасси, прицепы и т.д. Но инспекция заявила, что ничего налогоплательщик не покупал и доначислила НДС с пеней. Всего на 18 млн руб.

Контрагенты и правда очень сомнительные. Вычеты по НДС – 99,9%, документы подписываются директором и бухгалтером, хотя бухгалтера в штате нет и т.д. Но в этом деле надо обратить внимание на другой момент.

У налогоплательщика очень строгая система пропуска на территорию:

– дежурят два сторожа. Один – на проходной, другой – на территории;

– когда приходит посетитель, сторож переписывает его данные в журнал посетителей;

– если приезжает транспорт, сторож уведомляет отдел закупок или коммерческий отдел;

– водителя пропускают в соответствующий отдел, где он оформляет документы, чтобы транспорт мог проехать на территорию;

– с документами для въезда водитель возвращается к сторожу, который выписывает пропуск на въезд и вносит запись в журнал въезда-выезда;

– когда транспорт выезжает, водитель предъявляет все документы, пропуск, на транспортных накладных фиксируется время въезда и отъезда;

– все документы передаются в бухгалтерию.

И что же? Налогоплательщик не представил в инспекцию никаких документов, которые доказывали бы, что транспорт спорных контрагентов въезжал на территорию. При том, что въезд-выезд оставляют документальный след, как описано выше, и эти документы должны храниться в бухгалтерии.

Ах да. Ещё компания ведёт видеонаблюдение. И записей с камер она тоже никому не показала. Суд согласился с инспекцией и оставил доначисления в силе.

Так что, уважаемые бизнесмены, рисованием бумажек инспекцию давно не проведёшь, не надо и пытаться. Прежде, чем что-то делать, надо подумать на десять шагов вперёд и уж точно не полагаться на методы, которые работали несколько лет назад.

Ранее мы рассказывали о беспрецедентном доначислении налогов на сумму 1 млрд. рублей индивидуальному предпринимателю из Башкирии.

Напомним, ИП Ибатуллин из Уфы, применяющий ОСНО, закупал товар у ИП Грузинцева из Калужской области, и по этим покупками применял профессиональный налоговый вычет по НДФЛ и вычет по НДС. Всего товара куплено на 2,6 млрд. рублей.

При этом ИП Грузинцев утверждает, что знать не знает никакого Ибатуллина, и ничего ему не продавал. Грузинцев применяет УСН и якобы с НДС дела не имеет вообще.

Кто из них врет, а кто говорит правду, разбирался суд (дело № А07-22894/2018).

Арбитражный суд Республики Башкирия (первая инстанция) встал на сторону ИП Ибатуллина и отменил доначисления.

Однако в остальных инстанциях удача от Ибатуллина отвернулась. Все суды в удовлетворении его требований отказали.

На днях свое слово сказал Верховный суд. В Определении Верховного суда от 05.11.2019 говорится, что Ибатуллину Марату Мунавировичу отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Таким образом дело о крупнейшем в истории российского малого бизнеса доначисление налогов завершилась победой налоговиков.

Напомним, хронику этого дела мы описывали в следующих материалах:

ИФНС доначислила ИП 1 миллиард рублей. Почти детектив, в котором кто-то врет

Продолжение истории про ИП и 1 млрд доначислений

История о налоговых доначислениях ИП на 1 млрд. руб: продолжение

ИП, которому ИФНС доначислила налогов на 1 миллиард, снова проиграл

За ненадлежащее ведение бухгалтерской и налоговой документации, приведшее к доначислению налогов, бухгалтерские компании должны нести ответственность перед своими клиентами. Такой вывод сделал ФАС Восточно-Сибирского округа в постановлении от 02.09.2019 № Ф02-3825/2019 по делу № А19-6954/2018.

На компанию, оказывающую услуги по ведению бухучета подал в суд недовольный клиент (ООО). Ему при выездной проверке начислили пени и штрафы за неверный расчет налога на прибыль. ООО потребовало у бухфирмы возмещения ущерба в размере 456 тыс.рублей, однако добровольно ущерб погашен не был. Тогда ООО обратилось с иском в суд.

Суды посчитали, что ущерб должен быть возмещен. ООО было привлечено к ответственности за то, что была занижена база по налогу на прибыль. Произошло это потому, что в расходы неправомерно включили авансовые платежи по лизингу и продукты питания. То, что ООО подписало акты оказанных услуг и не предъявило при этом претензий, не может быть основанием для отказа оплаты ущерба. Клиент, исходя из специфики оказанных ответчиком услуг, на момент подписания актов мог и не должен был знать, что его право нарушено.

Нарушения налогового законодательства, послужившие основанием для начисления ООО штрафа и пени не могли быть выявлены при обычном способе приемки услуг, то есть для клиента носили скрытый характер. Соответственно, отсутствие в актах оказанных услуг замечаний ООО к работе бухфирмы не означает в данном случае, что у него отсутствует право заявлять о наличии недостатков в работе после ее принятия.

Все три судебные инстанции встали на сторону ООО, так что бухгалтерской фирме придется расплатиться за неверное ведение учета клиента.