корпоративные конфликты

Обвинения сотрудников НПФ "Норильский никель" в краже у пенсионеров 137 миллионов рублей юридически некорректны и являются следствием корпоративного конфликта.

Об этом 29 февраля в ходе круглого стола "Пенсионная реформа и регулирование деятельности негосударственных пенсионных фондов" заявил президент Национальной ассоциации негосударственных пенсионных фондов (НАПФ) Константин Угрюмов. С места события передает корреспондент Клерк.Ру Сергей Васильев.

На днях в СМИ появилась новость о том, что правоохранительные органы задержали в Москве высокопоставленных сотрудников негосударственного пенсионного фонда «Норильский никель», которые подозреваются в мошенничестве. По сообщениям прессы, им вменяется в вину хищение пенсионных накоплений граждан на сумму в 137 млн рублей.

"Никто 137 миллионов рублей у пенсионеров не украл, - заявил по этому поводу президент НАПФ. - Действительно, были факты незаконного, без ведома застрахованных, перевода средств из ПФР в "Норильский никель". Но пенсионеры ничего не потеряли, при желании они всегда могут вернуться назад".

"Если что и украдено, то лишь комиссионное вознаграждение, которое платит клиенту НПФ. На этот счет есть юридическое заключение, так что тему можно закрыть", - заявил Константин Угрюмов.

"Вокруг НПФ "Норильский никель" продолжается корпоративный конфликт, - пояснил Угрюмов. - Два месяца назад руководство фонда заявило, что нынешний кандидат в президенты Михаил Прохоров в свое время плохо управлял их средствами. Вот они и получили достойный ответ, но органы переборщили с формулировками".

Как бороться в подобными махинациями и не допустить их повторения? По мнению президента НАПФ, есть простой способ. Достаточно дать возможность гражданам оформлять заявления о переводе своих пенсионных накоплений через сайт госуслуг - естественно, с применением электронной цифровой подписи.

VI Ежегодный Форум корпоративных юристов, который пройдет 31 октября – 1 ноября 2011 года в Москве, соберет в этом году на своей площадке лучших практиков юридической отрасли.

В практической сессии «Реформирование судебной системы и разрешение хозяйственных споров» выступит Григорий Чернышов, партнер, глава практики разрешения споров компании «Уайт энд Кейс». Тема его доклада – «Способы преодоления злоупотребления миноритарными акционерами своими правами: законодательство и судебная практика». Сейчас Чернышов возглавляет московскую практику разрешения споров, специализируется на коммерческих спорах и на вопросах антимонопольного права.

Докладчик известен тем, что представлял интересы ведущих российских и иностранных компаний в корпоративных конфликтах, включая случаи сопротивления насильственному поглощению компаний. Также он участвовал в подготовке закона о защите конкуренции, изменений и дополнений к нему, являлся членом различных экспертных советов ФАС России.

При этом в публикации Best Lawyers Григорий Чернышов отмечен в числе ведущих юристов по антимонопольным вопросам и судебным спорам.

ФАС Московского округа в Постановлении от 7 мая 2010 г. N КГ-А40/4389-10-Б признал, что в условиях существующего неразрешенного конфликта, препятствующего нормальному функционированию единоличного исполнительного органа юридического лица, отказ от иска нельзя рассматривать как волеизъявление самого общества.

ФАС отметил, что обычай судебной практики провозглашает недопустимость принятия отказа от иска, иных процессуальных действий, направленных на отказ от судебной защиты в условиях неразрешенного конфликта единоличного исполнительного органа юридического лица, участвующего в деле, в т.ч. принятие отказа от апелляционной жалобы.

Такая позиция соответствует судебно-арбитражной практике и была отражена в Постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 26 февраля 2010 г. по делу N А53-18507/2009 подтвердил, что при наличии корпоративного конфликта, препятствующего нормальному функционированию единоличного исполнительного органа общества, заключение мирового соглашения нельзя рассматривать как волеизъявление самого общества.

ФАС указал, что мировое соглашение подписывается сторонами или их представителями при наличии у них полномочий на заключение мирового соглашения, специально предусмотренных в доверенности или ином документе, подтверждающих полномочия представителя.

Следовательно, при рассмотрении вопроса об утверждении мирового соглашения суд обязан проверить приведенные обстоятельства, в том числе полномочия лиц, подписавших мировое соглашение.

Таким образом, суд, утвердив мировое соглашение при неразрешенном в обществе корпоративном конфликте, нарушил нормы процессуального права, что привело или могло привести к принятию неправильного судебного акта.

Согласно позиции ВАС РФ, признание в судебном порядке недействительным решения общего собрания акционеров общества об избрании гендиректора, само по себе не является основанием для признания недействительными всех сделок и действий, совершенных этим генеральным директоров до вынесения решения суда.

В этой связи, при рассмотрении подобных дел ВАС РФ делает акцент на суть спора, на обстоятельства, которые предшествовали совершению спорных сделок. В то же время однозначного подхода к рассмотрению подобных дел пока нет – убежден наш колумнист Дмитрий Дмитриев, управляющий партнер юридической компании «Правовой Департамент».

В своей статье «Корпоративные конфликты: позиция ВАС РФ» автор приводит неоднозначность судебной практики ВАС РФ по спорам о признании недействительными сделок, совершенных в рамках корпоративных конфликтов.

Госдума во втором чтении приняла законопроект “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации”, направленный на совершенствование механизмов разрешения корпоративных конфликтов.

Законопроект уточняет перечень категорий корпоративных споров, относящихся к специальной подведомственности арбитражного суда. 

Предусматривается дополнение данного перечня указанием на споры, связанные с назначением, прекращением, приостановлением полномочий и ответственностью лиц, входящих в состав органов управления и контроля юридического лица, в том числе ревизионных комиссий, а также лиц, входящих в коллегиальные исполнительные органы или осуществляющих функции единоличного исполнительного органа юридического лица.

Документом также вводится понятие "корпоративные споры", содержащее уточненный и дополненный перечень категорий подобных споров.

Помимо этого поправками предусматривается, что введение мер по обеспечению исков и заявлений по указанным требованиям допускается лишь арбитражным судом по месту нахождения юридического лица, а в случае, если таким судом рассматривается корпоративный спор с участием хозяйственного общества - в рамках дела по рассмотрению такого спора.