кредитный договор

Пункт кредитного договора, в котором устанавливается, что судебные разбирательства клиента с банком могут проходить только по месту нахождения самого банка, противоречит закону. Об этом в ходе конференции "Управление проблемными кредитами и залоговым имуществом: практика банков" напомнил представитель адвокатского бюро "Линия права" Олег Ушаков. С места события передает корреспондент Клерк.Ру Сергей Васильев. 

Очень часто в банковских кредитных договорах встречается следующая формулировка: «Разногласия, по которым стороны не смогут   достигнуть   договоренности, подлежат рассмотрению в судебном порядке по месту нахождения банка».

Между тем закон о защите прав потребителей гласит:

«Иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены повыбору истца в суд по месту: (I) нахождения организации, (II) жительства или пребывания истца, (III) заключения или исполнения договора».

Как Высший Арбитражный суд, так и Верховный Суд РФ сходятся в том, что условия кредитного договора, ограничивающие альтернативную подсудность разрешения спора, признаются нарушением Закона о защите прав потребителей.

Это подтверждается п.7 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 № 146, а также п.2 «Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств», утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 22.05.2013.

ФАС Северо-Западного округа в Постановлении № А13-3526/2012 от 03.09.2013 подтвердил, что условие кредитного договора о предоставлении справки о размерах остатка суммы кредита и размере начисленных, но не уплаченных процентов, не чаще одного раза в квартал нарушает права потребителя.

ФАС отметил, что право потребителя знать о размере своей задолженности перед банком, сумме уплаченных процентов, предстоящих платежах с раздельным указанием суммы процентов, подлежащих уплате, и оставшейся суммы кредита закреплено в законодательстве.

При этом потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работ (оказании услуг) в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору

В свою очередь условия договора, ущемляющие права потребителей по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Клерк.Ру провел опрос на тему: «Считаете ли вы справедливым намерение ТКС Банка посадить в тюрьму заемщика, заключившего кредитный договор на своих условиях?». Большинство участников опроса заявили, что в сложившейся ситуации виноват только банк. Так ответили 84,7% респондентов.

13,1% опрошенных отметили, что заемщик обхитрил банк незаконно, но его не следует сажать в тюрьму.

И лишь 2,2% участников опроса усмотрели в ситуации мошенничество со стороны клиента, и назвали намерение банка посадить заемщика в тюрьму справедливым.

Напомним, заемщику из Воронежа Дмитрию Агаркову удалось навязать ТКС Банку свои собственные условия кредитования. Сотрудники банка не заметили внесенных заемщиком изменений и подписали кредитный договор. Позже банк заявил о намерении инициировать уголовное дело по признакам мошенничества со стороны клиента. В середине августа ТКС Банк и Дмитрий Агарков договорились о прекращении конфликта. Стороны сочли конфликт неконструктивным и решили завершить его путем снятия взаимных претензий, заявила тогда пресс-служба кредитной организации.

Банк «Тинькофф Кредитные Системы» и житель Воронежа Дмитрий Агарков договорились о прекращении конфликта. Стороны сочли конфликт неконструктивным и решили завершить его путем снятия взаимных претензий.

«В 2008 году это была просто шутка, когда я составил свою форму анкеты и предоставил ее в банк вместо официального бланка. Но шутка зашла слишком далеко. Конечно, я не рекомендую подобным образом поступать другим людям. Перед получением кредита надо много раз подумать и изучить условия банка, но, если уж согласился, то следует выполнять условия», – цитирует пресс-служба банка Дмитрия Агаркова.

По словам президента банка «Тинькофф Кредитные Системы» Оливера Хьюза, для Дмитрия Агаркова выпущена дебетовая карта Tinkoff Black, по которой банк начисляет 10% годовых на остаток по карте и платит cash back до 30% по отдельным видам покупок, сообщает пресс-служба кредитной органзации.

Напомним, заемщику из Воронежа Дмитрию Агаркову удалось навязать ТКС Банку свои собственные условия кредитования. Сотрудники банка не заметили внесенных заемщиком изменений и подписали кредитный договор. Банк заявил о намерении инициировать уголовное дело по признакам мошенничества со стороны клиента. В настоящее время Клерк.Ру проводит опрос на тему: «Считаете ли вы справедливым намерение ТКС Банка посадить в тюрьму заемщика, заключившего кредитный договор на своих условиях?». По предварительным данным, большинство участников опроса считают, что в сложившейся ситуации виноват только банк.

Житель Воронежа Дмитрий Агарков, требующий с банка «Тинькофф Кредитные Системы» компенсацию в 24 млн. рублей, заявил о намерении покинуть Россию. Решение уехать из страны заемщик принял после угроз со стороны главы банка Олега Тинькова. О том, что воронежец получит «реальные 4 года за мошенничество» Олег Тиньков написал в своем Twitter-блоге.

«Это человек со своими связями, деньгами напрямую говорит, что я буду сидеть четыре года. И у меня вопрос: а почему четыре года, а не один, не два и не три? То есть человек уже с кем-то переговорил, кому-то что-то дал и ему пообещали посадить меня на 4 года?... Я, извиняюсь, но с сегодняшнего дня меня в Российской Федерации больше не будет», - заявил Агарков в интервью изданию «Slon».

Напомним, в 2008 году ТКС Банк предложил воронежцу Дмитрию Агаркову получить кредитную карту. Прежде чем подписать документы, Агарков отсканировал их, изменив условия предоставления кредита. Сотрудники банка не заметили изменений и подписали договор. Суд постановил, что договор, подписанный в 2008 году, законен, поскольку клиент имел право предложить свои условия. Агарков подал иск на 900 тыс. рублей за расторжение банком договора и нарушение его условий, оценив общую сумму претензий в 24 млн. рублей. Юристы ТКС Банка рассматривают вопрос об инициации уголовного дела по признакам мошенничества со стороны клиента.

Юристы ТКС Банка рассматривают вопрос об инициации уголовного дела по признакам мошенничества со стороны клиента из Воронежа. В настоящее время банк ведет с клиентом судебное разбирательство.

В 2008 году ТКС Банк предложил воронежцу Дмитрию Агаркову получить кредитную карту. Прежде чем подписать документы, Агарков отсканировал их, изменив условия предоставления кредита. Сотрудники банка не заметили изменений и подписали договор. В собственной версии договора Дмитрий Агарков указал нулевую ставку и прописал штрафы за изменение банком в одностороннем порядке условий договора. В частности, клиент указал, что за каждое дополнение банк должен выплатить компенсацию в 3 млн. рублей, а в случае расторжения договора – компенсацию в 6 млн. рублей.

В 2010 году ТКС Банк расторг договор из-за просрочек, а через два года обратился в суд для взыскания штрафа за неуплату процентов по кредиту. Суд постановил, что договор, подписанный в 2008 году, законен, поскольку клиент имел право предложить свои условия. Агарков подал иск на 900 тыс. рублей за расторжение банком договора и нарушение его условий, оценив общую сумму претензий в 24 млн. рублей. Следующее судебное разбирательство намечено на сентябрь.

В пресс-службе кредитной организации отмечают, что случай выдачи кредитки по поддельному бланку является единичным. В банке это связывают с тем, что в 2008 году процесс не был до конца отлажен, поскольку ТКС Банк только начинал свою деятельность. Теперь банк усматривает в этом случае признаки мошенничества со стороны клиента и готовится инициировать уголовное дело, сообщает «Прайм».

ФАС Московского округа в Постановлении № А40-67296/12-58-629 от 12.07.2013 подтвердил, что условия кредитного договора, предусматривающие плату комиссии за расчетное обслуживание, не соответствуют требованиям закона.

ФАС указал, что банк неоднократно привлекался к административной ответственности органами Роспотребнадзора за включение в договор о предоставлении и обслуживании кредита на неотложные нужды условий, ущемляющих установленные законом права потребителя в виде комиссии за расчетное обслуживание.

Из текста заявления о предоставлении кредита на неотложные нужды не представляется возможным установить, что представляет собой комиссия за расчетное обслуживание, какие расходы и потери несет банк в связи с расчетным обслуживанием клиента.

Установив, что действия банка по обслуживанию кредита являются стандартными для данного вида сделок, без совершения которых банк не смог бы исполнить кредитный договор, суд пришел к правильному выводу о том, что условия кредитного договора, предусматривающие плату комиссии за расчетное обслуживание, не соответствуют требованиям закона, являются ничтожными, а средства, уплаченные во исполнение этих условий, являются неосновательным обогащением.

ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении № А63-15075/2012 от 06.06.2013 подтвердил, что взимание с заемщика единовременной комиссии за предоставление кредита является неправомерным, поскольку не создает для общества какого-либо дополнительного блага или иного полезного эффекта.

ФАС указал, что банк имеет право на получение отдельного вознаграждения (комиссии) наряду с процентами за пользование кредитом в том случае, если оно установлено за оказание самостоятельной услуги клиенту. В остальных случаях суд оценивает, могут ли указанные комиссии быть отнесены к плате за пользование кредитом.

Комиссии, которые по условиям договора уплачиваются единовременно при выдаче кредита из денежных средств, подлежащих зачислению на счет заемщика, подлежат оценке судом на предмет того, взимаются ли они за совершение банком действий, которые являются самостоятельной услугой, создающей для заемщика какое-либо дополнительное благо или иной полезный эффект, либо они предусмотрены за стандартные действия, без совершения которых банк не смог бы заключить и исполнить кредитный договор. В последнем случае такие условия договора являются ничтожными.

Таким образом, установив, что плата, предусмотренная пунктом кредитного договора, взимается за стандартные действия, без совершения которых банк не смог бы исполнить названный договор, суды пришли к правильному выводу о недействительности (ничтожности) названного пункта. Взимание подобной комиссии представляет собой плату общества за совершение банком стандартного действия в рамках исполнения обязательств по кредитному договору.

Банки обяжут уведомлять заемщиков об изменении условий кредитного договора за 45 дней до вступления их в силу. Поправки в закон «О банках и банковской деятельности» внесены депутатом и президентом Ассоциации региональных банков России Анатолием Аксаковым. Соответствующий законопроект уже принят депутатами Госдумы в первом чтении. В настоящее время банки информируют граждан об изменениях в тарифах за 15 дней до их введения.

Участники рынка считают, что 45 дней - слишком большой срок для уведомления. Сокращение срока до 30 дней, по их мнению, позволит банкам быстрее реагировать на изменения на финансовых рынках. Эксперты прогнозируют, что нововведение повысит стоимость услуг для клиентов, пишут «Известия».
 

ФАС Московского округа в Постановлении № А40-159699/09-133-609 от 18.04.2013 отклонил довод о том, что договор об открытии кредитной линии не является самостоятельным кредитным договором, а представляет собой лишь документ, в котором стороны согласовали общие условия, определяющие порядок выдачи заемных средств.

Здесь суды сделали вывод о том, что только отдельный транш, выдача которого была оформлена между банком и заемщиком протоколом, является кредитным договором, определяющим правоотношения сторон.

В свою очередь ФАС указал, что кредитный договор является консенсуальным, его заключение влечет для кредитора обязанность предоставить кредит в установленные договором сроки и в обусловленном размере.

Условия кредитного договора, определяющие размер предоставляемых кредитных средств, позволяют выделить такую форму кредитного договора как договор об открытии кредитной линии. Он предусматривает выдачу кредитов несколькими частями в пределах общей суммы договора и общего срока договора, то есть сумма всех выданных кредитов за установленный договором срок в рамках открытой кредитной линии должна быть не больше предусмотренной договором общей суммы кредитной линии.

Таким образом, договор об открытии кредитной линии является кредитным договором, предусматривающим особый порядок предоставления кредита в пределах лимита кредитования.

При этом то обстоятельство, что каждый отдельный предоставляемый в соответствии с общими условиями договора об открытии кредитной линии транш может иметь свои отдельные условия предоставления и возврата, не умаляет правовую природу договора об открытии кредитной линии как консенсуального договора, с момента подписания которого у сторон возникают соответствующие права и обязанности.

ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении № А74-2438/2012 от 06.02.2013 отклонил довод о притворности сделки, по которой все выданные банком денежные средства пошли на погашение кредита, выданного по ранее заключенному с банком договору.

ФАС указал, что притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть иную сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

Притворные сделки совершаются для того, чтобы произвести ложное представление у третьих лиц об истинных намерениях участников сделки относительно ее существа. Данная сделка характерна несоответствием волеизъявления подлинной воле сторон, так как в момент ее совершения воля участников не направлена на достижение правовых последствий в виде возникновения гражданских прав и обязанностей. Квалифицирующим признаком притворной сделки является цель ее совершения.

Намерения одного участника на совершение притворной сделки для применения указанной нормы недостаточно, поскольку по основанию притворности недействительной может быть признана лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки.

Предприниматель по своему усмотрению распорядился полученными денежными средствами путем их направления на исполнение ранее возникшего перед банком обязательства и предотвращения возникновения последствий за просрочку исполнения обязательства.

Поскольку обе стороны сделки своими последующими действиями подтвердили возникновение правовых последствий в виде создания для себя новых гражданских прав и обязанностей, характерных для кредитного договора, оснований для признания сделки ничтожной не имеется.

ФАС Поволжского округа в Постановлении № А55-13391/2012 от 25.01.2013 пояснил, что предложение поручителя о передаче банку в счет исполнения имущества, в том числе заложенного, не может расцениваться как надлежащее исполнение по кредитным договорам.

ФАС отметил, что поручительство прекращается, если кредитор отказался принять надлежащее исполнение, предложенное должником или поручителем. Таким образом, для признания поручительства прекратившимся необходимо наличие двух условий: предложение должника или поручителя кредитору о принятии исполнения и совокупность обстоятельств, характеризующих такое предложение как надлежащее исполнение.

Надлежащим исполнение обязательств может быть признано лишь в случае, если такое исполнение происходит в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

С учетом вышеизложенных норм права, предложение о передаче кредитору (банку) в счет исполнения имущества, в том числе заложенного, не может расцениваться как надлежащее исполнение по кредитным договорам. Такое предложение может быть оценено как предложение о прекращении обязательства посредством предоставления отступного, которое допускается лишь по соглашению сторон.

Жительница Пензы не погасила долг по кредитному договору перед одним из пензенских банков в добровольный срок. Поэтому судебные приставы приняли решение наложить арест на двух взрослых собак и шесть щенков породы японский хин, принадлежащих должнице.

Чтобы не расставаться со своими питомцами и спасти их от ареста, жительница Пензы выплатила всю сумму задолженности по кредитному договору в размере 124 тыс. рублей. Также был выплачен и исполнительский сбор за несвоевременное исполнение требований исполнительного документа, отмечается в сообщении пресс-службы УФССП России по Пензенской области.