кредитный договор

ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 13 мая 2010 г. по делу N А63-6767/2009 отклонил довод о том, что договор о предоставлении кредитной линии является притворной сделкой, поскольку прикрывает агентский договор, по которому общество поручило банку организовать финансирование общества.

ФАС отметил, что в соответствии с пунктом 2 статьи 170 Гражданского кодекса притворной является сделка, совершенная с целью прикрыть другую сделку. При совершении такой сделки у сторон отсутствует намерение по ее исполнению, действия сторон сделки направлены на создание правовых последствий прикрываемой сделки.

То обстоятельство, что договор предусматривает обязанность общества уплатить банку единовременную комиссию за организацию финансирования, само по себе не свидетельствует о притворности спорной сделки, так как договор может одновременно содержать признаки как агентского, так и кредитного договора.

ЮниКредит Банк выпустил контргарантию в пользу UniCredit SpA на сумму 84,375 млн. евро. Гарантия выпущена сроком на 3 года с возможной пролонгацией на последующие 3 года.

На основании контргарантии между UniCredit SpA и Европейским инвестиционным банком 11 мая 2010 года было подписано гарантийное соглашение с целью обеспечения выполнения обязательств ОАО "Энел ОГК-5" по кредитному договору между "Энел ОГК-5" и Европейским инвестиционным банком.

Долгосрочное кредитное соглашение между "Энел ОГК-5" и Европейским инвестиционным банком на сумму 250 млн. евро было подписано 26 марта 2010 года. Кредит будет использоваться для финансирования строительства ПГУ-410 на Невинномысской ГРЭС, а также для других работ, направленных на модернизацию электростанции, сообщает пресс-служба банка.

С 20 марта вступили в силу изменения в ст.29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности". Теперь банки лишены возможности в произвольном и одностороннем порядке менять кредитную ставку для физических лиц. Правда, в кредитный договор может быть внесено условие о том, что ставка может меняться в зависимости от состояния тех или иных индикаторов экономики. Сейчас Сбербанк разрабатывает типовую формулировку такого условия, рассказал журналистам руководитель правового департамента Сбербанка Константин Колпаков. Как именно банк намерен удивлять своих клиентов, пытался выяснить корреспондент ИА "Клерк.Ру" Сергей Васильев.

Статья 29 закона "О банках и банковской деятельности" в нынешней ее формулировке гласит: "Процентные ставки по кредитам и (или) порядок их определения, в том числе определение величины процентной ставки по кредиту в зависимости от изменения условий, предусмотренных в кредитном договоре, процентные ставки по вкладам (депозитам) и комиссионное вознаграждение по операциям устанавливаются кредитной организацией по соглашению с клиентами, если иное не предусмотрено федеральным законом".

По словам Константина Колпакова, в первой версии законопроекта запрет звучал гораздо категоричнее: банк ни при каких условиях не имеет права менять ставку в течение срока действия договора. "Сбербанк, собственно, на практике никогда и не пользовался этой мерой, – отметил глава правового департамента. – Но мы смогли скорректировать окончательную формулировку статьи, оставив за банками право в среднесрочной перспективе страховать себя от непредвиденных экономических последствий. В договоре можно будет установить границы плавающей кредитной ставки. Мы получили возможность объяснить клиенту, что если что-то серьезно меняется в экономической среде, то что-то меняется и в его отношениях с банком".

В настоящее время обсуждается, какие именно факторы будут служить основанием для изменения ставки. Сам Константин Колпаков выступает за расширение списка, не ограничиваясь только ставкой рефинансирования ЦБ. "Это может быть и, например, MIBOR", – уточнил он.

Переход на фиксацию плавающих ставок в новых кредитных договорах должен быть завершен до конца текущего года.

ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 12 марта 2010 г. по делу N А75-5399/2009 указал, что взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований залогодержателя может быть обращено только в случае ненадлежащего исполнения должником обеспеченного залогом обязательства по обстоятельствам, за которые он отвечает.

ФАС отметил, что при решении вопроса об обращении взыскания на заложенное имущество необходимо установление обстоятельств неисполнения либо ненадлежащего исполнения заемщиком кредитного обязательства.

В свою очередь это невозможно без предъявления требования к должнику и установления размера задолженности, либо привлечения его к участию в деле, поскольку обязательство залога является акцессорным (дополнительным) по отношению к основному (кредитному) обязательству.

ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 24 февраля 2010 г. по делу N А61-404/2008 пояснил, что восстановление законности кредитного договора, не облеченного в письменную форму, гражданским законодательством не предусмотрено.

ФАС отметил, что ввиду отсутствия письменного оформления кредитных отношений у банка не имелось законных оснований требовать возврата кредита, а также предусмотренных условиями ничтожного договора платы за пользование кредитом, неустойки и иных санкций.

Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее заключения.

Последующее одобрение недействительной сделки может повлечь возникновение по ней прав и обязанностей только в случаях, прямо предусмотренных законом. Такой случай предусмотрен статьей 183 ГК РФ, согласно которой при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах заключившего ее лица, если только другое лицо впоследствии прямо не одобрит данную сделку.

Президиум Высшего арбитражного суда РФ признал, что условия кредитования в Русском банке развития нарушали права потребителей. Рассматривая дело банка, ВАС признал незаконным повышение банками процентов по кредитам в одностороннем порядке.

Тем самым подтверждена законность постановления управления Роспотребнадзора по Москве о привлечении к административной ответственности Русского банка развития (ныне банк "Открытие"). В начале 2008 года Роспотребнадзор признал Русский банк развития виновным в совершении административного правонарушения и назначил штраф в размере 10 тыс. рублей. Ведомство признало, что в договоре кредитования банк установил условия, ущемляющие потребителя - одностороннее изменение условий и тарифов и условие о подсудности по месту нахождения банка.

15 февраля 2010 года президент РФ Дмитрий Медведев подписал закон, запрещающий банкам менять условия кредита в одностороннем порядке. Однако его действие распространяется только на новые кредиты. Специалисты полагают, что решение ВАС РФ по Русскому банку развития может спровоцировать волну судебных исков от граждан-кредиторов по компенсации поднятых ранее ставок, массово проводимых банками с начала кризиса пишет РБК daily.

15 февраля 2010 года президент РФ Дмитрий Медведев подписал Федеральный закон "О внесении изменений в статью 29 ФЗ "О банках и банковской деятельности". Данный закон был принят Госдумой 27 января 2010 года и одобрен Советом Федерации 3 февраля 2010 года.

Документ устанавливает запрет на включение в кредитный договор с заемщиком-гражданином положений, предоставляющих кредитной организации право изменять в одностороннем порядке процентные ставки по кредитам, комиссионное вознаграждение и сроки действия этих договоров за исключением случаев, предусмотренных Федеральным законом. Согласно поправкам, процентные ставки по кредитам (вкладам) и комиссионное вознаграждение по операциям устанавливаются кредитной организацией по соглашению с клиентами, если иное не предусмотрено Федеральным законом, сообщает пресс-служба президента РФ.

Накануне на встрече с главой ЦБ Сергеем Игнатьевым президент РФ Дмитрий Медведев поручил Центробанку контролировать реализацию данного закона. Как передает ИТАР-ТАСС, Дмитрий Медведев подчеркнул, что этот документ - "набор гарантий для наших граждан, которые в любом случае являются более слабой стороной по отношению к банкам".

Совет Федерации одобрил поправки в закон "О банках и банковской деятельности", согласно которым кредитным организациям запрещается в одностороннем порядке менять условия кредитного договора, заключенного с заемщиком-гражданином.

Напомним, 27 января 2010 года закон "О внесении изменений в статью 29 федерального закона "О банках и банковской деятельности" был принят во втором и третьем чтениях Госдумой РФ.

27 января 2010 года на пленарном заседании Госдума РФ приняла во втором и третьем чтениях закон "О внесении изменений в статью 29 федерального закона "О банках и банковской деятельности".

Закон запрещает кредитным организациям в одностороннем порядке менять условия кредитного договора, заключенного с заемщиком-гражданином. Устанавливается, что по кредитному договору, заключенному с заемщиком, банком не может быть односторонне сокращен срок действия этого договора, увеличен размер процентов, увеличено или установлено комиссионное вознаграждение по операциям, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом. Запрет будет касаться только тех кредитных договоров, которые будут заключены после его принятия.

Как отмечала ранее инициатор законопроекта, заместитель председателя комитета Лиана Пепеляева, в настоящее время широко распространена практика, когда банки в предлагаемых ими для подписания проектах кредитных договоров оговаривают свое право изменять процентную ставку или иные существенные условия договора. По ее словам, с ухудшением экономической ситуации многие банки воспользовались этим правом, и такая практика в отношении заемщиков-граждан должна быть пресечена.

Госдума приняла в первом чтении законопроект “О внесении изменений в статью 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности", исключающий возможность изменения в одностороннем порядке существенных условий кредитных договоров.

Сейчас кредитная организация не имеет права в одностороннем порядке изменять процентные ставки по кредитам и вкладам, комиссионное вознаграждение и сроки действия этих договоров с клиентами, за исключением случаев, предусмотренных договором с клиентом.

Согласно законопроекту, по кредитному договору, заключенному с заемщиком – гражданином, банком не может быть односторонне сокращен срок действия этого договора, увеличен размер процентов, увеличено или установлено комиссионное вознаграждение по операциям, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом.

Это приводит к тому, что кредитный договор с физическим лицом в большинстве случаев содержит условия, предусматривающие право кредитной организации на одностороннее изменение процентной ставки и иных существенных условий кредитного договора.

1 декабря 2009 на заседании комитета Госдумы по финансовому рынку был рассмотрен законопроект, запрещающий кредитным организациям в одностороннем порядке менять условия кредитного договора, заключенного с заемщиком-гражданином. Комитет рекомендовал Госдуме принять законопроект в первом чтении.

По словам одного из инициаторов законопроекта, заместителя председателя комитета Лианы Пепеляевой, в настоящее время широко распространена практика, когда банки в предлагаемых ими для подписания проектах кредитных договоров оговаривают свое право изменять процентную ставку или иные существенные условия договора. Лиана Пепеляева отмечает, что с ухудшением экономической ситуации многие банки воспользовались этим правом, и такая практика в отношении заемщиков-граждан должна быть пресечена.

Законопроект вносит изменения в статью 29 закона о банках и банковской деятельности. Предполагается что по кредитному договору, заключенному с заемщиком, банком не может быть односторонне сокращен срок действия этого договора, увеличен размер процентов, увеличено или установлено комиссионное вознаграждение по операциям, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом. Запрет будет касаться только тех кредитных договоров, которые будут заключены после его принятия.

Минфин РФ в своем письме № 03-03-06/2/163 от 31.08.2009 разъясняет для банка особенности учета неустойки за несвоевременно погашенный кредит по кредитному договору, если банк заключил кредитный договор с заемщиком, а также договор с поручителем.

При этом по решению суда с заемщика должна быть взыскана данная неустойка. Аналогичная неустойка должна быть взыскана и с поручителя.

В письме отмечается, что доход в виде неустойки, подлежащей взысканию по решению суда и с заемщика и с поручителя, признается доходом организации для целей налогообложения прибыли организаций независимо от того, с кого и в какой пропорции такая неустойка будет взыскана. При этом такой доход будет признаваться исходя из суммы неустойки, начисленной организацией.

Например, организацией была начислена неустойка в 50 ед. По решению суда с заемщика должна быть взыскана неустойка в 50 ед. Аналогичная неустойка должна быть взыскана и с поручителя. Следовательно, доход в виде неустойки будет признаваться в размере 50 ед., а не 100 ед.

ФАС Уральского округа в Постановлении от 20 августа 2009 г. N Ф09-5986/09-С1 пришел к выводу об отсутствии в действиях банка по включению условия об уступке права требования в условия предоставления и обслуживания кредита признаков объективной стороны административного правонарушения.

ФАС указал, что право, принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

При этом право требования исполнения обязательств по кредитному договору не относится к числу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, заключил ФАС.

ФАС Московского округа в Постановлении от 24 августа 2009 г. N КГ-А40/7859-09 отклонил довод о том, что личность кредитора по кредитному договору в любом случае имеет существенное значение для должника и уступка требования без согласия должника не соответствует требованиям законодательства.

ФАС отметил, что уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору. Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

Из материалов дела следовало, что в кредитном договоре не содержится согласованного сторонами положения о том, что личность кредитора имеет существенное значение для должника. При таких обстоятельства ФАС пришел к выводу, что в данном случае уступка требования без согласия должника допустима и не противоречит законодательству.