ФАС Поволжского округа в Постановлении от 25 декабря 2008 г. по делу N А65-2265/08 указал, что заявителю неправомерно отказано в возмещении НДС, ввиду того, что, положительный финансовый результат в данном случае достигается только при условии возмещения НДС. 

Здесь ФАС отметил, что установление наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. При этом налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели.

Таким образом, ФАС постановил, что при расчете прибыли в стоимость приобретенного у российского поставщика товара не подлежит включению НДС, уплаченный поставщику, в связи с чем предпринимательская деятельность не может быть признана экономически не выгодной, не приносящей хозяйственного результата от заключенных сделок.

 

Совершая действия, направленные на снижение размера уплачиваемых налогов и обосновывая их нормами законодательства, налогоплательщик иногда «злоупотребляет правом». В этом случае государство обязано защитить свои интересы, не нарушая при этом конституционных гарантий частной собственности.12 октября 2006 г. Пленум ВАС РФ утвердил постановление № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее - Постановление № 53). Этот документ упразднил термин «недобросовестный налогоплательщик» и ввел в юридическую практику важные понятия: «налоговая выгода», «деловая цель», «должная осмотрительность».

Как следует из постановления, под налоговой выгодой следует понимать уменьшение размера налоговой обязанности, причиной которого явилось, например, уменьшение налоговой базы, получение налогового вычета или льготы, применение более низкой налоговой ставки или возмещение налога из бюджета. При этом обращается внимание на презумпцию добросовестности плательщика. Предполагается, что все его действия, направленные на получение такой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, – достоверны.

Арбитражный суд может решить, что полученная плательщиком налоговая выгода не обоснована, например, если хозяйственные операции учитывались не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или если они не были обусловлены разумными экономическими или иными причинами. При этом в постановлении специально отмечено, что получение налоговой выгоды в результате совершения таких действий является налоговым правонарушением и влечет за собой применение ответственности в порядке, предусмотренном Налоговым кодексом РФ. Также налоговая выгода может быть признана необоснованной, если она не связана с осуществлением реальной предпринимательской или экономической деятельности.

Отметим, что в рассматриваемом документе приведен ряд более конкретных обстоятельств, наличие которых также может свидетельствовать о том, что налоговая выгода не обоснована. К таковым относится, в частности, невозможность реального осуществления компанией определенных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема необходимых материальных ресурсов. Также во внимание будет приниматься отсутствие необходимых для деятельности условий: управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений и транспортных средств.

При рассмотрении вопроса, является ли налоговая выгода полученной необоснованно, судьи могут принимать во внимание также следующее. Во-первых, учитывались ли только те хозяйственные операции, которые непосредственно связаны с возникновением данной выгоды, при условии, что для ведения деятельности предполагаются и иные операции. Во-вторых, отражались ли в учете операции с товаром, который не производился или не мог быть произведен в указанном объеме.

Заметим, что при проверках налоговые инспекторы обнаруживают указанные факты даже при беглом изучении документов. Как правило, в них не соответствуют даты совершения проверяемых операций (например, продажа товаров предшествовала их приобретению). Кроме того, о незаконной оптимизации может свидетельствовать тот факт, что продукция изготовлена в одном регионе страны, в то время как необходимое для ее производства оборудование расположено в другом. Если выяснится, что компания не располагает необходимым штатом рабочих, ее также заподозрят в незаконном уменьшении налогов. Помимо этого контролеры могут определить экономические показатели деятельности плательщика (например, норму выработки или себестоимость единицы продукции) и сравнить их со средними значениями по отрасли. Существенные отклонения будут указывать на то, что деятельность организации фиктивна и ее единственной целью является минимизация налогообложения.

Анализируя представленные инспекторами доказательства, арбитражные суды не будут принимать во внимание формальные признаки, указывающие на необоснованность налоговой выгоды. К таковым, в частности, относятся создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции, взаимозависимость участников сделки, неритмичный характер операций, нарушение налогового законодательства в прошлых периодах, разовый характер операции, осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика, осуществление расчетов с использованием одного банка, осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций и использование посредников. Тем не менее, в постановлении № 53 предусмотрено, что данные обстоятельства в совокупности и взаимосвязи с иными признаками могут быть приняты в качестве доказательств необоснованности налоговой выгоды.

В указанном постановлении ВАС РФ не обошел вниманием и две самые распространенные причины возникновения споров между плательщиками и налоговыми органами. Речь идет об уплате НДС за счет заемных средств и о неперечислении этого налога в бюджет недобросовестными поставщиками организации, претендующей на вычет. Так, указано, что обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от способов привлечения капитала - использования собственных, заемных средств или выпуска ценных бумаг. Что касается недобросовестных поставщиков, то факт нарушения контрагентом плательщика своих налоговых обязательств сам по себе еще не свидетельствует о необоснованности налоговой выгоды. Однако она может быть признана необоснованной, если налоговые органы докажут, что компания действовала без должной осмотрительности и осторожности и ей (например, в силу отношений взаимозависимости) было известно о нарушениях, допущенных контрагентом.

Отдел налогообложения
Управления ФНС России по Тамбовской области

Компания на общем режиме налогообложения может законно снизить налоги, всего лишь увеличив зарплату работникам, утверждает в своем сообщении в редакцию ИА "Клерк.Ру" главный редактор журнала «Налоговый схемотехник» Андрей Яковенко.

Так, с 2009 года месячный оклад выше уровня 115 тысяч рублей (точнее, уже с 114 568 рублей) дает такую экономию по налогу на прибыль, которая покрывает расходы не только на ЕСН, но и на НДФЛ.

Подтвердим сказанное на цифрах. При ежемесячном окладе 114 567 рублей (что в год составит 1 374 804 рубля) ЕСН с учетом регрессии составит 120 296 рублей ((1 374 804-600 000)*2% + 104 800), НДФЛ 178 725 рубля (1 374 804 * 13%). В сумме налоги с зарплаты равны 299 021 рубль.

Одновременно зарплата вместе с ЕСН, включаемые в расходы, экономят компании налог на прибыль на сумму 299 020 рублей ((1 374 804 +120 296)*20%). Получается, что начисленные налоги с зарплаты немного выше сэкономленного налога на прибыль.

Однако при увеличении зарплаты на 1 рубль, до 114 568 рублей, сэкономленный налог на прибыль превысит начисленный ЕСН (расчеты опустим). Экономия невелика, меньше рубля, но нам важно установить границу перехода. То есть ежемесячный оклад выше 114 567 рублей действительно снижает суммарное налогообложение.

"Надеемся, что при составлении штатного расписания на 2009 год наши расчеты окажутся полезными вашей компании.", пишет в своем сообщении Андрей Яковенко

1188 банки

В Мосгордуме сегодня обсуждали вопросы добросовестности и недобросовестности налогоплательщиков на заседании Экспертного совета, передает корреспондент ИА "Клерк.Ру". Наибольшее число вопросов касалось схем, связанных с аутсорсингом и аутстафингом. Председатель совета Павел Гагарин пояснил, что сейчас нет чёткого понимания является ли такая схема незаконной. По его словам, иногда использование аутсорсинга является необходимым условием для победы в конкурентной борьбе. "К примеру, в холдингах вывод в отдельную компанию консалтингового отдела позволяет создать гибкую систему мотивации сотрудников и оптимизировать работу этого подразделения", - пояснил Гагарин. Однако налоговики почти всегда видят в этом необоснованную налоговую выгоду. "А в одном из решений налоговой инспекции, которое касалась этого вопроса была следующая формулировка: "Хищение бюджетных средств путём недоплаты налогов", - рассказал Гагарин.

Ответственный секретарь Экспертного совета, директор аудиторской компании "Градиент-Альфа" Светлана Тищенко напомнила, что налогоплательщики имеют право на законную оптимизацию, в том числе, на использование аутсорсинговых схем. "Однако бессистемное использование налоговыми органами норм налогового и гражданского законодательства не даёт налогоплательщикам возможности реализовывать своё законное право на выбор наиболее выгодной формы предпринимательской деятельности", - пояснила Тищенко. По её словам, сейчас в законодательстве есть чёткие формальные критерии, какие компании могут применять "упрощёнку". Поэтому, если фирма соответствует этим требованиям, то не нужно выдумывать дополнительных норм. "Я не понимаю, почему у нас возникает ситуация, когда одним можно, а другим нельзя?!", - возмущается Тищенко.

По словам Павла Гагарина такая неразбериха приводит к тому, что налогоплательщики "вынуждены извращаться, чтобы найти эффективную форму хозяйствования".

Представитель ВАС РФ Дмитрий Дедов с сожалением констатировал, что пока в судебной практике от рассмотрения аутсорсинговых схем уйти не удастся. "Иногда действительно, единственная цель подобных операций - уход от налогов, и пока только суды могут установить факт возникновения необоснованной налоговой выгоды", - сказал Дедов.

Научно-практическое мероприятие «Экономия или налоговое преступление. Где грань?»5 октября 2007 г. состоялось научно-практическое мероприятие – «Круглый стол» - «Экономия или налоговое преступление. Где грань?», посвященное проблемам обоснованности получения налогоплательщиками налоговой выгоды, организованное при участии Некоммерческого партнерства «Российская коллегия аудиторов» на Юге России - Аудиторско-консалтинговая группа ООО «Аудит-Вела» и ООО «ЭРКОН».

В конференции приняли участие 246 специалистов: руководители и сотрудники бухгалтерских, финансовых и юридических служб крупнейших предприятий Юга России, ведущих аудиторских компаний, адвокаты, сотрудники Управления ФНС России по Ростовской области, преподаватели Южного Федерального Университета, представители средств массовой информации. Одну из ключевых тем по проблеме оценки судами обоснованности получения налоговой выгоды осветил судья Высшего Арбитражного суда Российской Федерации Наумов Олег Александрович.

Участники конференции обменивались опытом ведения налоговых споров, пытались оценить перспективы разрешения арбитражных дел с учетом таких обстоятельств как выбор контрагентов, формы расчетов по сделкам, установление разумной деловой цели операций. Живейший интерес всех присутствующих вызвало выступление кандидата юридических наук доцента кафедры уголовного права и криминологии Южного Федерального Университета – Шимбаревой Нины Георгиевны, посвященное правовым аспектам налогового преступления и практике применения судами уголовного законодательства.

Слушатели смогли узнать о том, какие действия и бездействия в налоговой сфере могут повлечь привлечение к уголовной ответственности руководителей, налоговых консультантов, бухгалтеров, а так же служащих организации, оформляющих первичные документы бухгалтерского учета, какие доказательства исследуются судами при решении вопросов привлечении к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов – в том числе акты налоговых поверок, заключения экспертов, бухгалтерские документы, какие обстоятельства, принимаются во внимание при установлении умысла на совершение налогового преступления. Ярким, информативным и запоминающимся стало выступление начальника отдела косвенных налогов Управления ФНС России по Ростовской области Черекаевой Валентины Григорьевны.

Налоговые органы в целях борьбы с нарушениями налогового законодательства активно формируют доказательную базу и правовую позицию при проведении мероприятий налогового контроля и участии в судебных разбирательствах. В.Г. Черекаева разъяснила присутствующим какие действия налогоплательщиков, в том числе связанные с оформлением и исправлением учетных документов, расцениваются налоговыми органами как незаконные; какие обстоятельства следует иметь в виду при осуществлении типичной для предприятий Ростовской области деятельности - с учетом налоговых последствий хозяйственных операций.

Участники конференции с благодарностью отметили позитивный эффект от информационного взаимодействия сотрудников Высшего судебного органа, Управления ФНС Росси по Ростовской области, аудиторских компаний, руководителей предприятий, работников финансовых, бухгалтерских и юридических служб хозяйствующих субъектов, теоретиков и практиков в сфере предпринимательского и налогового права.